Реформирование естественных российских монополий



 

3.1 Планы реформирования РАО "ЕЭС России"

В "Основных положениях структурной реформы в сферах естественных монополий", одобренных Указом Президента РФ от 28 апреля 1997 г. № 426, намечено:

· развитие конкуренции в производстве электроэнергии;

· создание оптового рынка электроэнергии в тех регионах страны, где это технически возможно и экономически целесообразно;

· совершенствование государственного регулирования и контроля в сферах, в которых нецелесообразна конкуренция (передача и распределение электроэнергии).

Предполагается на базе тепловых электростанций РАО "ЕЭС России" создать несколько генерирующих компаний, которые не должны занимать монопольное положение ни в одной из зон оптового рынка. ГЭС, выполняющие общесистемные функции, останутся в РАО "ЕЭС России", не будут переданы этим компаниям. Планируется создать независимого оператора оптового рынка, который должен проводить платежи и расчеты, не извлекая прибыли. Будет введена дифференциация для различных групп потребителей и регионов, а также поэтапно прекращено перекрестное субсидирование.

Для сохранения единства технологического и оперативно-диспетчерского управления оптовым рынком необходимо принять закон "О федеральных энергетических системах", который предусмотрел бы разграничение предметов ведения и полномочий федеральных органов исполнительной власти и субъектов Федерации и разработку типовых коммерческих лицензий на осуществление деятельности субъектов оптового рынка - электросетевой, генерирующих, энергоснабжающих и распределительных компаний.

Намечается увеличить с 30 до 51 число компаний, имеющих прямой выход на потребителей, что, по замыслу идеологов реформирования отрасли, должно способствовать конкуренции и тем самым снижению тарифов для промышленности. Освобождения цен в рамках ФОРЭМ не произойдет, тарифы на электроэнергию, поставляемую на оптовый рынок, по-прежнему будет регулировать Федеральная энергетическая комиссия. Но тарифная система будет базироваться на ежесуточном распределении нагрузки между станциями.

Контрольный пакет РАО "ЕЭС" останется в руках государства, при этом контроль за деятельностью монополии предполагается значительно усилить. До недавнего времени государство не имело большинства в совете директоров компании. Энергетики фактически приватизировали управление этой естественной монополией. Из пятнадцати членов совета восемь были руководителями дочерних предприятий РАО "ЕЭС", потому не могли считаться представителями государства в "чистом виде". Более того, продажа в 1996 г. Национальному резервному банку 8,5% принадлежавших государству акций РАО "ЕЭС России", по мнению Счетной палаты, значительно ослабила влияние государства на управление электроэнергетическим комплексом России, довела до критической черты зависимость от иностранного капитала, которому принадлежит свыше 30% акций.

Согласно "Основным положениям структурной реформы в сферах естественных монополий" предусмотрена диверсификация собственности электроэнергетического комплекса. Возможны такие формы участия частного сектора, как инвестирование в акционерный капитал, управленческие контракты, концессии и лизинг.

Руководству РАО "ЕЭС" поручено изменить правила диспетчеризации, чтобы снизить операционные расходы, и порядок платежей, которые должны взиматься по раздельным счетам - за производство, передачу и распределение электроэнергии. ФЭК предстоит разработать новый порядок ценообразования. Специальным документом будут оговорены услуги, оказываемые АО-энерго потребителям, а все непрофильные затраты электроэнергетиков будут выведены на отдельные счета.

 

3.2 Пути реформирования "Газпрома"

 

Прообразом будущего российской газовой отрасли выбрана газовая промышленность США, где в 80-е годы транспортировка газа была отделена от добычи и распределения. Это оказалось возможным благодаря разветвленной газотранспортной сети, наличию развитых информационных и контрольных систем на всех этапах газовой цепочки в сочетании с гибкими рыночно-ориентированными ценовыми механизмами. Потребители стали покупать газ непосредственно у производителей, минуя посредников. Появление конкуренции в газовой промышленности изменило продолжительность контрактов на поставку газа и их содержание: в начале 90-х годов примерно 50% его продавалось по контрактам продолжительностью более одного года, 35% - по 30-дневным контрактам, остальное - по среднесрочным (до одного года).

В отличие от более радикальных новшеств в США на газовом рынке той или иной европейской страны одна государственная газовая компания отвечает за все операции в газовом секторе или имеются доминирующая газовая компания (в Германии - две) и несколько газораспределительных. Разные подходы в США и Европе во многом были предопределены тем, что на американском газовом рынке насчитывалось 8-10 тыс. субъектов, а на европейском - лишь несколько сотен.

Согласно "Основным положениям структурной реформы в сферах естественных монополий" реформирование "Газпрома" направлено на отделение монопольных видов деятельности (транспортировка и распределение газа) от потенциально конкурентных (добыча).

Декларируется достижение следующих целей: первая - усиление государственного регулирования транспортировки газа и создание условий для свободного доступа добывающих предприятий к распределительной сети; вторая - стимулирование конкуренции в потенциально конкурентных видах деятельности путем привлечения иностранных и отечественных инвесторов для освоения новых месторождений; третья - развитие прямых договорных отношений между поставщиками и потребителями газа. Этому должно содействовать создание торговых компаний, которые стали бы развивать российский рынок природного газа. В 1999-2000 гг. намечено завершить обособление предприятий по транспортировке газа от добывающих и "запустить" рынок прямых договоров на его поставку.

По мнению авторов "Основных положений", механизм "конкуренция газовиков - низкие тарифы - снижение издержек предприятий - подъем экономики" обеспечит подъем промышленности. Подобная схема заложена также в реформирование РАО "ЕЭС России" и МПС. Однако у нее есть уязвимые стороны.

Поскольку в "Газпроме" не разделены монопольные и потенциально конкурентные виды деятельности, нет ясности в формировании затрат концерна по ним, невозможно должным образом их контролировать.

С 1 июля 1967 г. оптовые цены промышленности на газ стали устанавливать на уровне замыкающих затрат на единицу условного топлива в районе потребления. Вместе с тем они были дифференцированы внутри каждого топливопотребляющего района для перепродавцов (горгазов) и двух групп потребителей: первая - коммунально-бытовые, общественного питания и сельскохозяйственные предприятия, вторая - промышленные предприятия.

В газовой промышленности СССР оптовые цены ориентировались на худшие условия производства, т.е. на условия производства в угольной промышленности, где сохраняются наиболее высокие затраты на добычу и транспортировку угля по сравнению с затратами на добычу и транспортировку газа, мазута и нефти. Эти особенности позволяли изымать "газовую" ренту в госбюджет через включение рентных платежей в оптовые цены газодобывающих предприятий и налога с оборота, входившего в оптовые цены промышленности на газ.

Сегодня внутренние расчеты на базе единых отпускных цен в "Газпроме" построены во многом на тех же принципах. Концерн просто заменил собой органы государственного директивного планирования и управления. Единая отпускная цена газа устанавливается всем категориям потребителей по-прежнему на основе принципа рентабельного функционирования худшего производителя (в системе "Газпрома") и компенсации издержек транспортной системы. Изъятие и перераспределение "газовой" ренты происходит через транспортные тарифы, а не рентные платежи. Сверхприбыль поступает на счета концерна, минуя госбюджет.

При определении себестоимости добычи природного газа дочерние предприятия "Газпрома" учитывают только собственные затраты, без дотаций, полученных из стабилизационного фонда концерна. Это позволяет концерну удерживать оптовые (расчетные) цены газодобывающих предприятий на необоснованно низком уровне, что еще больше искажает финансовые показатели концерна.

Программа реформирования "Газпрома" предусматривает новый механизм ценообразования, согласованный с начислением и взиманием налогов, инвестиционной политикой концерна и величиной дивидендов. Цены добычи газа будут контролироваться в соответствии с антимонопольным законодательством, а отпускные формироваться так, чтобы:

· "Газпром" мог покрывать текущие издержки и получать прибыль;

· гибкие цены и обеспечение потребителям возможности выбора условий их газоснабжения повысили его надежность;

· цены соответствовали равновесию спроса и предложения - не возникал дефицит или избыток газа на рынке.

Условия, приводящие к "естественному" монополизму, должны регулироваться государством, а прочие - рынком. Развитие конкурентной среды в добыче газа возможно лишь при условии, что есть месторождения, перспективные для освоения. Государство как собственник природных ресурсов могло бы целенаправленно формировать эту среду на основе фонда нераспределенных участков недр. Однако в России эти возможности во многом утрачены.

Указом Президента РФ "О неотложных мерах по освоению новых крупных газовых месторождений на полуострове Ямал, в Баренцевом море и на шельфе острова Сахалин" от 1 июня 1992 г. № 539 "Газпрому" были предоставлены права на разработку всех основных месторождений Надымского, Пуровского и Тазовского районов. Чем бы ни руководствовалось тогда правительство, подобное решение даже в перспективе не содействует развитию конкуренции в газовой отрасли. Сегодня "Газпром" имеет лицензии на разработку 92 газовых и газоконденсатных месторождений с промышленными запасами газа более 32 трлн куб. м, что равно около 66% всех запасов России и 23% мировых.

Некоторые специалисты считают, что для повышения эффективности необходимо:

· добиться от "Газпрома" финансовой прозрачности и обоснованности ценовой и тарифной политики;

· перейти на зональные цены по регионам и группам потребителей, а в конечном итоге - на контрактные цены;

· отойти от принципа формирования цен на основе издержек худшего (замыкающего) производителя в рамках "Газпрома" в целом;

· укрепить ядро концерна, состоящее из газодобывающих предприятий и магистральных газопроводов.

Реальные подвижки в реформировании "Газпрома" уже есть. Он сам ввел международную бухгалтерскую систему, так как старая советская система бухучета не позволяла отслеживать экономические показатели деятельности входящих в него организаций, к 2001 г. намерен перейти на современную автоматизированную систему управления корпоративными финансами. Концерн дает свободу своим непрофильным предприятиям - сельскохозяйственным и строительным, а газодобывающие и газотранспортные преобразует в дочерние акционерные общества.

Реформирование российских естественных монополий - одно из условий предоставления кредитов МВФ. Эксперты МВФ утверждают, что рекомендации этой организации не преследуют цель расчленить "Газпром" (отделение добычи газа от транспортировки входит в планы самого концерна), и указывают на настоятельную необходимость обеспечить прозрачность доходов концерна и его дочерних компаний и добиться уплаты всех положенных по закону налогов и рентных платежей.

Однако требование МВФ о допуске к российским газопроводам "третьих лиц" спорно. Нефтяники, добывающие газ, традиционно продают его "Газпрому". При незначительных объемах производства им не имеет смысла самостоятельно выходить на европейский рынок, а мелкие поставки там никого не интересуют. Нет и крупных независимых российских производителей, поскольку лицензии на освоение газоносных районов, как отмечалось, получил "Газпром".

Следовательно, свободный доступ к трубе нужен иностранным производителям. Самый крупный из них - Туркмения. Транзит туркменского газа через российскую территорию сейчас прекращен потому, что эту страну не устраивают выдвинутые "Газпромом" условия - продавать ему газ на границе с Россией по фиксированной цене 32 доллара за 1 тыс. куб. м или предоставлять банковские гарантии оплаты за транзит.

Но и "Газпром" не может мириться с тем, что Туркмения будет продавать с его помощью свой газ в Европе по демпинговым ценам и тем самым захватит "газпромовский" европейский рынок, завоеванный им с таким трудом. Допуск "третьих лиц" к российским газопроводам приведет к уменьшению доли российского газа на европейском (и, возможно, на внутреннем) рынке, падению мировых цен на газ, что больно ударит по российскому бюджету.

МВФ требует, чтобы "Газпрома" не поставлял газ неплательщикам и вносил налоги деньгами. Требование, казалось бы, справедливое. Но сегодня лишь 16% внутрироссийских поставок газа оплачиваются "живыми" деньгами. Отключить всех должников - значит оставить без тепла большинство предприятий и учреждений России, причемзначительная часть неплательщиков - бюджетные организации, не получившие запланированного финансирования.

"Газпром" предлагает разрешить проблему, проводя государственные закупки через него. Есть правительственные программы обеспечения военных и шахтеров жильем, под которые делаются госзаказы на строительство. Самому "Газпрому" во многих регионах (даже в Москве) за газ вместо денег предлагают квартиры. Если государство не в состоянии собрать налоги деньгами, то почему бы не разрешить "Газпрому" принимать квартиры для зачета своих налогов? Поскольку тарифы на продукцию естественной монополии и цену исполнения госзаказа определяет государство, лазеек для воровства не будет. Концерн предлагает сам выстроить цепочку исполнения госзаказа и прокредитовать газом всех ее участников.

Более того, чтобы разорвать порочный круг неплатежей, "Газпром" готов предоставить государству связанный кредит на закупку энергоносителей. Это позволит замкнуть платежи между концерном, бюджетом и бюджетополучателями в один контур. Схема кредитования выглядит так: "Газпром" кредитует Министерство финансов и эмитирует товарные газовые облигации (ТГО); Минфин на сумму кредита выкупает облигации у концерна и финансирует ими, а не деньгами, бюджетополучателей; затем "Газпром" поставляет за облигации газ, сам платит налоги деньгами и предъявляет ТГО Минфину для погашения займа.

Критики подобного рода "газовых взаимозачетов" указывают на то, что ТГО имеют черты валюты, которая будет обращаться параллельно рублю. Вместо укрепления рубля мы получим его ослабление. Кроме того, все возможные зачетные схемы исключают конкурсы (например, на квартиры для военных). Следовательно, цены госзаказов будут завышены, что еще больше увеличит дефицит бюджета.

 


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 43;