Социальные и психологические проблемы пожилых людей в современном российском обществе



 

В настоящее время на Земле с каждым годом становится все больше и больше людей пожилого возраста. Доля людей пожилого и старческого возраста в общей численности населения России за последние годы значительно выросла и сегодня составляет примерно 23%. В США уже 30% населения – старики. Мировой стандарт составляет 7% пожилого населения от общей численности населения. Ученые, занимающиеся проблемами народонаселения, утверждают, что этот процесс в нашей стране будет продолжаться еще не одно десятилетие. Средний возраст населения становится все выше, а численность детей, подростков и молодых людей сокращается, что квалифицируется уже как «демографическая революция». Следовательно, количество одиноких пожилых людей будет только расти. Социологические опросы, проведенные в России в последние годы, показали, что жалобы на одиночество у старых людей занимают первое место. У лиц старше 70 лет этот показатель достигает 99–100%, в то время как, по данным А.Г. Симакова, в общей численности старых людей доля одиноких невелика – 6,2%. В некоторых регионах численность одиноких пожилых людей достигает уже 30% от общего числа пожилых.[2]

По данным ООН Россия занимает сегодня одно из последних мест в мире по показателю естественного прироста населения и входит в десятку стран с самой низкой рождаемостью и высокой смертностью, исходя из этого, социологи прогнозируют дальнейшее снижение доли трудоспособного возраста и увеличения доли лиц предпенсионного и пенсионного возрастов.

Многие социологи и психологи называют пожилой возраст такой стадией в жизненном цикле, где происходят систематические социальные потери и отсутствуют приобретения. Главные жизненные задачи уже выполнены, ответственность уменьшается, зависимость возрастает. Снижается участие в социальной жизни, происходит увеличение маргинальности. Это в свою очередь влияет на понижение самооценки и самоуважения. Существенной особенностью пожилого человека является резкое изменение структуры его психологического времени. На протяжении всего своего индивидуального жизненного пути человек привык жить планами, близкими и отдаленными целями, проектами и замыслами – разными формами будущего.

Между тем, для многих пожилых людей выход на пенсию – это потеря будущего, и жизненный мир представляется им неопределенным и бессодержательным.

В пожилом возрасте происходят специфические изменения и в эмоциональной сфере личности:

· неконтролируемое усиление аффективных реакций (нервное возбуждение), склонность к беспричинной грусти,

· тенденция к эксцентричности, уменьшение чуткости, снижение способности справляться со сложными ситуациями.

Наиболее важными факторами, определяющими поведение пожилого человека, являются: снижение психофизических возможностей, уход из активной жизни, осознание неизбежности приближения конца жизни, потеря близких людей.

Таким образом, можно сказать, что социально-психологические особенности людей пожилого возраста детерминированы изменениями физических возможностей, утратой общественного положения, связанного с выполнявшейся работой, изменениями функций в семье, смертью или угрозой утраты близких людей, ухудшением экономических условий жизни, необходимостью приспосабливаться к быстрым культурным и бытовым изменениям. Более того, окончание профессиональной деятельности у многих людей вызывает радикальное изменение стиля жизни. У некоторых со временем дополнительно наступают изменения ближайшего окружения и форм поведения.[3]

Исходя из этого, в научных трудах по психологии и педагогике выделяют факторы, детерминирующие возникновение социально-психологических проблем пожилых людей.

1. Разобществление представляет собой психосоциальное явление, объясняющееся как природными изменениями психологии стареющей личности, так и воздействием на нее социальной среды. Разобществление предполагает «разрыв между личностью и обществом, уменьшение энергии личности и ухудшение качества оставшихся связей».

Когда человек стареет, общество и в данном случае семья как общественная единица не предъявляет к нему никаких требований, отвергает его, тем самым лишает определенной роли, меняет статус. Человек, лишенный прежнего статуса, теряет активность, и процесс старения ускоряется. Это отвержение старых людей, которое исходит из потребности молодого поколения, служит одним из источников разобществления. Вторым источником является сам старый человек, который теряет коммуникабельность. Потеряв старые общественные связи, например родственные, дружественные и другие, он уже не в силах завязать новые. Третьим самым главным источником становится уход от дел, выход на пенсию. Работая по найму, человек связан, так или иначе, с другими людьми. Теряя привычные деловые коммуникации, индивид становится некоммуникабельным.

2. Прекращение работы на производстве и выход на пенсию объективно влекут за собой изменение социального статуса и связанного с ним образа жизни, а также потенциальную возможность изменения ритма и условий жизни. Изменение положения в социальной микросреде обусловливает определенную перестройку сознания и поведения пожилого человека, активного поиска новых видов деятельности и включение его в новые сферы социальной жизни.

3. Эйджизм, означающий отрицательное или унижающее отношение к человеку из-за его возраста, пренебрежение и негативное отношение к любой возрастной группе, хотя чаще всего речь идет именно об отношении к пожилым и старым людям. То есть, можно сказать, что эйджизм является проявлением дискриминации или предубеждением, направленным против пожилых людей.

Наиболее типичными социально-психологическими особенностями этой категории клиентов социальной работы являются: заниженные уровни самооценки и самоуважения, изменение структуры психологического времени, возрастание неопределенности и потеря содержания жизненного мира, неконтролируемое усиление аффективных реакций, склонность к беспричинной грусти, снижение чуткости, способности справляться со сложными ситуациями, тенденция к эксцентричности, возникновение хронического стресса, спад коммуникабельности, сужение круга интересов и сосредоточение на своем внутреннем мире, изменение мотивации социальной активности.[4]

Проблема постарения населения постоянно привлекает внимание научной общественности, и это вполне обоснованно. Последние десятилетия характеризуются увеличением доли пожилых людей в общей популяции всего мира. Российская Федерация не является исключением. Немногим более чем за 40 лет наша страна из демографически молодого государства превратилась в старое. Кроме того, в стране неуклонно увеличивается доля пожилых, старых и очень старых людей. В последние годы число людей в возрасте 75 лет и старше увеличилось в 2,6 раза, а число людей в возрасте 85 лет и старше – более чем в 3 раза. Происходит процесс постарения в рамках самой старости. На первое место выходит группа 80-летних. Рост доли и численности старших возрастов приводит к снижению экономической активности населения. Если в 1970 г. ее уровень составлял 47,9%, то в 1995 г. – 46,3%.

Постарение населения означает сокращение притока молодежи в экономику, а также увеличение демографической нагрузки на трудоспособное население.

Старение населения увеличивает показатели смертности и заболеваемости. Именно в этой связи ставится вопрос о негативных последствиях постарения населения, и, прежде всего, для социально-экономического развития страны. Постоянный прирост пожилых людей, их медицинские, социальные проблемы, необходимость расширения домов-интернатов требуют все больших затрат.

Свою остроту сохраняет фактор низкой продолжительности жизни мужчин по сравнению с женщинами. Женщины живут дольше мужчин: в городах на 13,3 года, в сельской местности на 13,8 года. Постарение населения привело к четко выраженной половой асимметричности. Для общества с быстро стареющим населением характерен и быстро нарастающий перевес женщин в половом составе населения, т.е. быстрая феминизация. У современной старости формируется отчетливо выраженное «женское лицо», причем с нарастанием этой выраженности по мере роста возрастных показателей. Так, на 1000 российских мужчин в возрасте 60–64 года в 1995 г. приходилось 1393 женщины этого же возраста, в возрастной группе 65–69-летних женщин возрастает до 1690, а в группе 70-летних и старше – до 3098. Старость становится все более «женским» явлением, явлением женского одиночества.[5]

Вопросы одиночества престарелых людей приобретают особую актуальность. Одиночество становится массовым явлением. Одиноко живущие престарелые люди представляют особую группу риска, особенно те из них, кто не имеет детей. Многие из этого контингента утрачивают способность к самостоятельному обслуживанию и нуждаются в посторонней помощи. В то же время исследования показывают, что одиноко живущие пожилые и старые люди не стремятся в дома-интернаты, а предпочитают, чтобы им оказывали помощь на дому.

Переход России к рыночным отношениям вызвал ухудшение социального положения большинства пожилых людей. Происходит быстрая люмпенизация стариков. Низкий социально-экономический статус пожилых ограничивает их жизненные потенциалы. Идет процесс падения авторитета старости.

Открытой остается проблема определения возрастных границ, критериев старости. Хотя Европейское региональное бюро ВОЗ (Киев, 1973 г.) приняло решение считать возраст 60–74 лет пожилым, 75–89 лет – старческим, 90 лет и старше – возрастом долгожителей, но единой структуризации старости нет.

Дальнейшее исследование проблем, связанных с увеличением численности лиц пожилого и старческого возраста, будет способствовать формированию политики социальной защиты, оказанию практической адресной помощи старшему поколению.[6]

Старость, как период жизни людей вбирает в себя многие коренные проблемы как биолого-медицинской сферы, так и социально-бытового характера. В этот период перед пожилыми людьми возникает много проблем, так как они относятся к категории «маломобильного» населения и являются наименее защищенной, социально уязвимой частью общества. Это связано, прежде всего, с дефектами физического состояния, вызванного заболеваниями с пониженной двигательной активностью. Кроме этого социальная незащищенность пожилых людей связана с наличием психического расстройства, формирующего их отношение к обществу и затрудняющего адекватный контакт с ним.[7]

Психологические проблемы возникают при разрыве привычного образа жизни и общения в связи с выходом на пенсию, при наступлении одиночества в результате потери супруга, при заострении характерологических особенностей в результате развития склеротического процесса. Все это ведет к возникновению эмоционально-волевых расстройств, развитию депрессии, изменениям поведения. Снижение жизненного тонуса, лежащего в основе всевозможных недугов, в значительной степени объясняется психологическим фактором – пессимистической оценкой будущего, бесперспективным существованием. При этом, чем глубже самоанализ, тем сложнее и болезненнее психическая перестройка.

Социальные условия жизни пожилых людей, прежде всего, определяются состоянием их здоровья. В качестве показателей состояния здоровья широко используется самооценка. В силу того, что процесс старения у отдельных групп и индивидов происходит далеко не одинаково, самооценки сильно различаются. Другой показатель состояния здоровья – активная жизнедеятельность, которая снижается у пожилых людей в силу хронических заболеваний, ухудшения слуха, зрения, наличия ортопедических проблем. В среднем на одного пожилого в России приходится от 2 до 4 заболеваний, а стоимость лечения пожилых в 1,5 – 1,7 раза выше стоимости лечения молодых людей.[8] Особого внимания заслуживает тот факт, что возрастные потребности в расширении услуг по долгосрочному уходу за престарелыми увеличивают расходы на эти цели. Хронические заболевания снижают возможности самообслуживания, адаптации к изменениям. Могут возникать сложности с окружающими, в том числе и с близкими, даже с детьми и внуками. Психика пожилых и старых людей отличается иногда раздражительностью, обидчивостью, возможны старческие депрессии, ведущие порой к самоубийству, уходу из дома.[9]

Люди пожилого и старческого возраста, прежде всего, одинокие – но нужно помнить, что помощь нужна не только пожилому человеку, но и его семье. Повышенная социальная уязвимость пожилых граждан связана также и с экономическими факторами: небольшими размерами получаемых пенсий, низкой возможностью трудоустройства, как на предприятиях, так и в получении работы на дому. Пожилые люди встревожены своим материальным положением, уровнем инфляции, высокой стоимостью медицинского обслуживания. По данным А.В. Дмитриева, каждая пятая семья пенсионеров испытывает затруднения в приобретении одежды и обуви. Именно в этой группе семей имеются живущие «впроголодь».[10]

Многие пожилые люди продолжают работать, причем по материальным соображениям. Согласно проводимым социологическим исследованиям хотели бы работать 60% пенсионеров.[11]

Изменение социального статуса человека в старости, вызванное, прежде всего, прекращением или ограничением трудовой деятельности, трансформацией ценностных ориентиров, самого образа жизни и общения, а также возникновением различных затруднений, как в социально-бытовой, так и в психологической адаптации к новым условиям, диктует необходимость выработки и реализации специфических подходов, форм и методов социальной работы с пожилыми людьми. Важность повседневного внимания к решению социальных проблем этой категории граждан возрастает и в связи с увеличением удельного веса пожилых людей в структуре населения России, которое наблюдается в последнее десятилетие не только в нашей стране, но и во всем мире.

С переходом в категорию пожилых людей, пенсионеров, зачастую коренным образом изменяется не только взаимоотношения человека и общества, но и такие ценностные ориентиры, как смысл жизни, счастье, добро и зло и др. Меняется и сам образ жизни, распорядок дня, цели и задачи, круг общения.[12]

С возрастом изменяется ценностная иерархия самооценок. Пожилые люди уделяют меньше внимания своей внешности, зато больше – внутреннему и физическому состоянию. Меняется временная перспектива пожилых людей. Уход в прошлое типичен лишь для глубоких стариков, остальные больше думают и говорят о будущем. В сознании пожилого человека ближайшее будущее начинает преобладать над отдаленным, короче становятся личные жизненные перспективы. Ближе к старости время кажется более быстротекущим, но менее заполненным различными событиями. При этом люди, активно участвующие в жизни, уделяют больше внимания будущему, а пассивные – прошлому. Первые, поэтому, более оптимистичны и больше верят в будущее. [13]

Старость приносит с собой и изменение привычных жизненных стандартов, и болезни, и тяжелые душевные переживания. Пожилые люди оказываются на обочине жизни. Речь идет не только и не столько о материальных трудностях (хотя и они играют существенную роль), сколько о трудностях психологического характера. Уход на пенсию, потеря близких и друзей, болезни, сужение круга общения и сфер деятельности – все это ведет к обеднению жизни, уходу из нее положительных эмоций, чувству одиночества и ненужности.[14] Ситуация, однако, такова, что с ростом продолжительности жизни и снижением рождаемости значительную часть населения составляют люди пожилого возраста и, следовательно, есть необходимость специальной организации помощи пожилому человеку.

Надо стараться понять особенности, которые определяются, по крайней мере, двумя характерными чертами стиля жизни пожилых людей. Как правило, жизнь пожилого человека не богата разнообразными событиями. Однако эти события заполняют собой все его индивидуальное пространство и время. Так, приход врача – это событие, которое может заполнить весь день. Поход в магазин тоже событие, к которому следует тщательно готовиться, а затем не менее тщательно переживать его.

Иными словами, происходит гипертрофированность, «растягивание» событий. Событие, которое воспринимается более молодыми как незначительный эпизод, для старого человека становится делом целого дня. Помимо «растянутости» событий, заполненность жизни может осуществляться путем гипертрофированности какой-либо одной сферы жизнедеятельности.

Вторая особенность определяется своеобразным ощущением времени. Во-первых, пожилой человек всегда живет в настоящем. Его прошлое также присутствует в настоящем – отсюда запасливость, бережливость, осторожность пожилых людей. Они как бы консервируются в сиюминутности, причем такому сохранению подвергается и духовный мир, его ценности. Во-вторых, бег времени в пожилом возрасте замедляется и становится более плавным. Больше того, потенциал пожилого человека чаще всего внешне не соответствует (или соответствует очень мало) менталитету новых поколений. Но у них всех есть общая основа, куда более значимая, чем расхождения, – общечеловеческие ценности. У старшего человека они прошли все индивидуальное бытие, у молодого – чаще всего существенно иное.[15]

Главная трудность заключается в изменении статуса пожилых людей и максимального продления их независимой и активной жизни в старости, вызванное, прежде всего, прекращением или ограничением трудовой деятельности, пересмотров ценностных ориентиров, самого образа жизни и общения, а также возникновение различных затруднений как в социально-бытовой, так и в психологической адаптации к новым условиям.[16]

Чувство одиночества истощает душевные силы человека и таким образом разрушает и физические силы. Одиночество – отсутствие человеческих контактов разрушает личность, ее социальный строй. «Прямыми опытами доказано, – писал академик А.И. Берг, – что человек может нормально мыслить длительное время только при условии непрекращающегося информационного общения с внешним миром. Полная информационная изоляция – это начало безумия. Информационная, стимулирующая мышление связь с внешним миром так же необходима, как пища и тепло, мало того – как наличие тех энергетических полей, в которых происходит вся жизнедеятельность людей на нашей планете».

Сохранить нормальное, полнокровное человеческое общение, не поддаться одиночеству – значит отодвинуть старость. Старение, как и одиночество, невозможно исключить. Старость сама по себе – есть одиночество. Это дети взрослеют классами, группами, а каждый человек стареет сам по себе, по-своему. При этом старение, как и одиночество, – есть проявление чувств, испытываемых человеком. Это чувство проявляется по-разному – в подчеркнуто шаркающей походке, в одежде, в самоуничижительных замечаниях типа: «Мне противно заглядывать в зеркало, я вижу там старую обезьяну». От самого пожилого человека зависит насколько сильно его захватывает это чувство, насколько сильно он покоряется им, насколько они становятся сильнее всех других человеческих чувств.

Таким образом, мы выделили основные социально-психологические проблемы пожилых людей и рассмотрели их причины. На основании этого внесем их в таблицу и опишем пути их решения (табл. 1.).


Таблица 1. Проблемы, причины и решения социально-психологических проблем пожилых людей

Проблемы Причины Решение
Материальные Небольшие пенсии На уровне государства. Соц. защита, доплаты
Одиночество Нехватка общения, высокая смертность, потеря близких людей Специализированные учреждения
Проблемы здоровья Возраст, несвоевременное лечение, не правильное питание Соц. защита, доплаты, лечебные учреждения. Льготы на лекарства
Изменения в эмоциональной сфере личности Возрастные изменения Психологи, Специализированные учреждения для целей общения
Понижение самооценки и самоуважения Снижение психофизических возможностей Психологи, Специализированные учреждения для целей общения
Ощущение бессодержательности бытия. Ограничения в видах деятельности, желаниях, выход на пенсию, уход из активной жизни Психологи, Специализированные учреждения для целей общения
Осознание неизбежности приближения конца жизни Потеря близких людей, изменение стиля жизни Психологи, Специализированные учреждения для целей общения

 

Таким образом, отметим, что в теоретической литературе многие авторы отмечают проблемы людей пожилого возраста. В то же время в наши дни старость не характеризуется только негативными и пугающими представлениями о ней, а рассматривается как завершающая стадия развития человека с присущими ей особенностями. Новая модель старости определяется не только увеличением периода жизни человека, но и позитивным изменением её качества, включающем в себя значительные возможности индивидуально-личностного развития в пожилом возрасте. Эти возможности следует рассматривать как потенциал, а то, в каком объёме он может быть реализован, определяют условия окружающего мира.

Россия – страна со сложной медико-демографической ситуацией, характеризующейся высокой средней долей пожилых людей в составе населения (на уровне 20,8 процента), превышающей долю детского населения, а также существенными региональными различиями уровня и качества жизни пожилых людей. Население Российской Федерации, по крайней мере в прогнозируемом будущем, будет иметь демографическую структуру, вызывающую обоснованную тревогу специалистов в сфере социальной работы.[17] И озабоченность эта закономерна, так как граждане пожилого возраста (свыше 40 млн. человек) в первую очередь формируют устойчивый спрос на социальные услуги. И в обозримом будущем он будет возрастать.

Структура спроса на социальные услуги постепенно меняется, необходимыми становятся дорогостоящие услуги по постоянному постороннему уходу на дому, социально-медицинские услуги, услуги сиделок.

Это объясняется наличием групп пожилых людей с особыми потребностями: [18]

– инвалидов пожилого возраста (5,3 млн. человек),

– лиц старше 70 лет (12,5 млн. человек),

– долгожителей (около 18 тыс. человек от 100 лет и старше),

– одиноких длительно болеющих пожилых людей,

– пожилых жителей отдаленных сельских районов (около 4 млн. человек).

Наличие общих законов и норм оказания помощи, считавшихся прерогативой государственных, институциональных систем социальной работы, оказалось недостатком, придающим адресной помощи «безличный» характер, когда потребности конкретного клиента «не укладываются» в универсальный гарантированный перечень. Если необходимы дополнительные услуги, клиент должен платить или мириться с невозможностью их получения. При этом во многих случаях даже минимальная плата за определенную услугу воспринимается как моральная травма, оскорбление.

Трудно спорить с тем, что государство должно предоставить людям возможность действовать самим и отказаться от практики принятия универсальных, но экономически не обеспеченных правовых норм, связанных с помощью населению, финансируя в то же время конкретные общественные инициативы или проекты.

Практически все страны мира, кроме совсем уж слаборазвитых, где до преклонных лет просто очень сложно дожить, превращаются в «государства стариков». Общая проблема всех стран не обошла стороной и Россию: пожилых людей у нас год от года становится (по сравнению с другими группами населения) все больше и больше. В целом же пенсионеры составляют примерно 27% населения. При этом их число неизбежно станет увеличиваться хотя бы потому, что население в целом стареет. Среди пенсионеров 76% получают свои пенсии именно по старости (еще 3% – военную, 18% – по инвалидности, 2% – по потере кормильца, есть и другие пенсионные пособия).

Во всем мире заботу о пенсионерах берет (потому что и должно брать на себя) государство. Для этого каждый работающий отчисляет процент со своих доходов в Пенсионный фонд. Однако у России и здесь есть фатальные особенности. Работодатели обычно утаивают реальный размер выплат, чтобы уйти от налогов – соответственно отчисления в эти фонды снижаются.

Выходя на пенсию, наши граждане получают 24% от своего прежнего заработка, в то время как в европейских странах – 60%.[19]

Средний размер пенсий представлен на рис 1.

 


Рис. 1. Средний размер начисленных пенсий в России

 

В ряде случаев пенсионное обеспечение не способно удовлетворить прожиточный минимум, установленный в конкретных субъектах Российской Федерации.

В стране 40,6 миллиона пенсионеров и подавляющее большинство из них на протяжении длительного времени оказалось в стороне от активной общественной жизни, в то время, как в других, также считающих себя социальными, государствах человек, ушедший на пенсию, пользуется особым почетом, уважением и защитой государства.

Первоначально в российском (советском) законодательстве отсутствовал институт пенсий по старости, место которых занимали пенсии по инвалидности. В 1921 году рабочим и служащим могли быть назначены пенсии в случае наступления инвалидности, в частности от «старческой дряхлости». При этом требовалось наличие восьмилетнего стажа. А в 1927 году было введено понятие инвалидов по старости. Ими считались трудящиеся, достигшие 50-летнего возраста. Обязательный восьмилетний стаж работы ограждал «круг обеспечиваемых от нетрудовых элементов». На размер пенсии он не влиял, так как в то время размер пенсии по инвалидности в соответствии с принципом замещения заработка в связи с утратой трудоспособности зависел только от среднемесячной зарплаты.[20]

Важнейшими причинами, детерминирующими необходимость реформирования отечественной пенсионной системы, выступал целый ряд факторов, в том числе: вхождение России (как и многих экономически развитых стран) в неблагоприятный демографический период; обусловленное реалиями последних десятилетий неадекватное социально-экономическое поведение большинства работников, вынужденных задумываться о будущей пенсии только когда остаются считанные годы до выхода на пенсию; «шоковая терапия» и последующая социально-экономическая политика государства, отбросившая за черту бедности миллионы пожилых людей, честно отдавших свои силы и здоровье на благо страны в эпоху СССР.

Поэтому одной из важнейших задач пенсионной реформы выступает доведение размера пенсий до уровня, обеспечивающего достойную старость. Одним из главных критериев при этом выступает коэффициент замещения, отражающий в процентах соотношение между средней пенсией и средней зарплатой в стране. Начиная с девяностых годов прошлого века этот показатель постоянно снижается: если в 2000 г. в России он составлял 38%, то в 2007 г. – уже только 25%. Следовательно, гражданин, выходя на пенсию, может рассчитывать только на четверть от своего прежнего заработка, в то время как в соответствии с международными стандартами «норма» такого соотношения – как минимум 40–45%. В настоящее время в Европе коэффициент замещения составляет 60–70%.

При этом с 1990 г. разрыв между доходами 10% самых бедных и 10% самых богатых граждан России многократно вырос и по последним данным составляет уже 15,3 раза.[21] Это лишает государство социальной стабильности, ведет к девальвации понятия справедливости в общественном сознании.

По прогнозам самые тяжелые последствия неадекватности пенсионной системы России требованиям современного социального государства наиболее остро скажутся к 2015 году. Это связано с тем, что население страны стареет. В настоящее время в РФ проживает около 40 миллионов пенсионеров при 142 миллионах населения, то есть 27%. Сегодня на одного пенсионера приходится чуть меньше двух работников. Однако примерно с 2010 г., количество пенсионеров по сравнению с занятым населением будет возрастать, и соотношение работников и пенсионеров грозит к 2020 г. составить 1: 1, то есть, формально говоря, на взносы одного работника придется обеспечивать одного пенсионера. В такой ситуации пенсионная система, построенная в советское время на принципе солидарности поколений, окончательно перестанет работать. Это связано с тем, что ее создатели ориентировались на то, что доля пенсионеров не должна превышать 12% трудоспособного населения, а последнее будет постоянно увеличиваться за счет воспроизводства. Сегодня реальностью становится неспособность работающего поколения «прокормить» всех лиц пенсионного возраста.[22]

Кроме того, в России самый низкий пенсионный возраст: 55 лет – для женщин, 60 лет – для мужчин. «Традиция» отправлять женщин на пенсию раньше мужчин Россия заимствована у Германии. Канцлер Отто Бисмарк в свое время ввел 5-летний разрыв в пенсионном возрасте для женщин и мужчин в связи с тем, что в среднестатистической немецкой семье муж был на пять лет старше жены. И если бы установили единый пенсионный возраст, то глава семьи отправлялся бы «на отдых» на пять лет раньше своей супруги, которая в результате пять лет содержала бы своего супруга-пенсионера, что, по мнению Бисмарка, полностью подрывало бы германские общественные нормы и традиции. То есть фактически существующая разница в возрасте выхода на пенсию обусловлена не медико-социальными причинами, а германскими традициями ста пятидесятилетней давности.

Особую проблему представляют лица, рожденные до 1967 г. и не вошедшие в новую пенсионную систему, основанную на одновременном существовании страховой распределительной и накопительной частей трудовой пенсии. Именно они (эта цепочка продлится вплоть до 2026 г., когда на пенсию выйдет последнее поколение из этой когорты) будут получать «недостойную» пенсию. В то же время достаточно плачевно выглядят и результаты инвестирования пенсионных накоплений (это более чем 90% граждан 1967 года рождения и моложе, имеющих право на накопительную часть пенсии) за последние три года во Внешэкономбанке. Доходность инвестирования пенсионных накоплений за этот период во Внешэкономбанк составила всего 7,54% годовых. Получается, что инфляция, которая за эти годы не была ниже 9%, «съела» значительную часть пенсионных накоплений. При этом в первом квартале 2007 г. доходность составила 4,6%, а инфляция за этот период – 4,2%.

Вместе с тем частные управляющие компании в среднем смогли принести своим клиентам 20,78% (или 11,78% с учетом инфляции), а негосударственные пенсионные фонды – 16,94% (7,94% с учетом инфляции). Но более 90% будущих пенсионеров предпочитают оставлять деньги в государственном управлении, и, не прибегая к нетривиальным способам, вряд ли возможно изменить данную ситуацию.

Важнейшим нерешенным вопросом в процессе реформирования пенсионной системы остается вопрос «серых» и «черных» схем выплаты заработной платы («конвертируемых» зарплат), то есть их теневой выплаты. Так, в 2005 г. 16% работодателей официально платили своим работникам меньше 800, а еще 40% – менее 2,5 тысяч рублей в месяц. По данным ВЦИОМ (март 2007 г.) 17% россиян получали зарплату неофициально. При этом 13% участников опроса признались, что зарплата «конвертируется» частично, и 4% – полностью. Еще 15% не захотели честно отвечать на этот вопрос. Для вывода зарплат «из тени» становится необходимым использование фискальных, карательных мер и социально-экономических рычагов, их разумного сочетания. Без этого невозможно кардинально улучшить ситуации.[23]

Ученые и практики предлагают различные варианты действий по улучшению социальной защищенности пожилых людей в современной России. Во-первых, сдерживать рост пенсий. Во-вторых, уменьшить количество пенсионеров, увеличив возраст выхода на пенсию. Снижение размера пенсии и увеличение выхода на пенсию повышает социальную защищенность пенсионера. В-третьих, необходимо найти резервы для увеличения доходов Пенсионного фонда. Однако следует понимать, что простых решений в данной ситуации нет, и российское общество находится только в начале долгого пути отечественной социальной модернизации.

Таким образом, в структуре населения России пенсионеры составляют весьма солидную долю. При этом пенсионная система находится в кризисном состоянии. Весьма скромным остается и реальный уровень пенсий. Как известно, величина прожиточного минимума пенсионера достаточно низка, но даже по отношению к этому условному показателю средний размер назначенной месячной пенсии не превышает 110 процентов. Поэтому проблема достойного пенсионного обеспечения является одной из острейших для современной России среди социальных проблем.


Дата добавления: 2019-07-15; просмотров: 309;