Краткая характеристика этнопедагогики разных народов. Домашняя академия

Источники этнопедагогики

Поскольку этнопедагогика предполагает теоретическое осмысление и обобщение фактов народной педагогики, то необходимо сказать и об ее источниках, откуда она черпает необходимый эмпирический материал. Назовем основные из них и дадим их краткое описание.
Практика воспитания, бытующая в народе, главным образом в семье, в людской среде, это — неисчерпаемый, постоянно пополняемый и обновляющийся источник. В этом случае воспитание идет от интуиции, здравого смысла, часто — путем проб и ошибок и потому — иногда успешно, а иногда — с большими издержками.
Образ жизни конкретной народности, нации, сообщества. Это «устоявшиеся, типичные для исторически конкретных социальных отношений формы индивидуальной (групповой) жизни и деятельности людей». Они характеризуют особенности общения, поведения и склада мышления людей в области труда, общественно политической деятельности, быта и досуга. Можно в комплексе рассматривать основные сферы жизни и деятельности людей: труд, быт, семейно-брачные отношения, образование, культуру, общественную жизнь, национальные отношения, ценностные ориентации, причины поведения людей.
Всякий народ имеет свой специфический образ жизни, который и формирует личность в народном духе. Так, образ жизни русских и белорусов значительно отличается от жизни, скажем, казахов или монголов, грузин или египтян. Особенности образа жизни у разных народов складываются под влиянием многих специфических факторов: природно-климатических условий, языка, религии (верований), условий трудовой деятельности (земледелие, охота, рыболовство, скотоводство и т.п.).
Образ жизни нации создает социальную среду, в которой формируется личность. Эта среда формирует нормы морали, типы и правила поведения людей, их ценностные ориентации. В ней человек с младенчества усваивает национальный образ жизни: что значит трудолюбие или тунеядство и как люди относятся и оценивают эти качества человека; что такое скромность и высокомерие, экономность и мотовство и т.п. и что, соответственно, одобряется, и что — осуждается. Образ жизни включает цепочку понятий в такой последовательности: обычай —> традиция —> обряд —> ритуал. Их объединяет однотипность поступков в сходных, повторяющихся ситуациях, преемственность, консерватизм, постоянство. Они могут быть прогрессивными или реакционными, желательными или осуждаемыми. Человек, пребывая в социальной среде конкретной народности, нации, неизбежно формируется в соответствии с образом жизни именно этого народа, общины, племени; усваивает и разделяет их ценностные ориентации и соответственно им регулирует свои действия, поступки, поведение.
Человек, с младенчества оторванный от условий и оригинального образа жизни конкретного народа и перенесенный в другую социальную среду и вследствие этого — воспитанный в чужой (для него) национальной среде, теряет свой природно национальный характер и черты человека родной национальности. Он начинает жить по образу жизни той национальности, которая постоянно его окружает. Сошлемся на пример,
который можно назвать социально-педагогическим экспериментом значительного масштаба.
Еще в довоенное время в Хабаровске и некоторых других городах Дальнего Востока республиканские организации Российской Федерации создали школы-интернаты для детей малых народов Крайнего Севера: эвенов, якутов, эвенков и др. Дети весь учебный год находились в особых условиях, совершенно отличающихся от тех, в которых жили их родители. А дома они бывали только во время летних каникул. Дети на несколько лет были оторваны от условий, быта и образа жизни своей народности. В результате они утрачивали свою национальную самобытность и уже не могли чувствовать себя комфортно там, где жили их родители, заниматься их промыслом (охота, оленеводство), хотя там родились и начинали жить. Так другая среда, другой образ жизни сформировали людей иного типа, мало похожих на типы людей своего народа.
Чуть подробнее охарактеризуем указанную «цепочку», составляющую образ жизни, так как между отдельными понятиями есть не только общие, но и особенные черты.
Обычай — повторяющееся, привычное поведение людей в определенных ситуациях, например, общепринятые приемы в труде; формы взаимоотношений людей в быту и семье; повторяющиеся действия, которые отражают особенности жизни племени, класса, народа.
В формировании личности обычай выполняет двустороннюю роль. С одной стороны, через обычаи индивид приобщается к социальному и культурному опыту окружающих сородичей. И наоборот: посредством обычаев происходит передача форм массовой деятельности от окружающих людей— масс, групп, коллектива— к отдельной личности. Она усваивает эти обычаи и путем подражания, и в процессе воспитания. Обычаи, усвоенные молодым поколением, сохраняются и передаются дальше — их детям и подрастающей молодежи. Массы воспроизводят обычаи стихийно.
Обычай регламентирует поведение индивидов, поддерживает внутригрупповую сплоченность, освящает различные объекты и социальные отношения. В роли обычая могут выступать производственные навыки, религиозные обряды, гражданские праздники и т.д. У многих народов существует, например, обычай встречать весну: развешивают скворечники к прилету птиц, прибирают двор, проводят субботники по уборке улиц, скверов, парков и т.п. В этой работе, которая проводится в соответствии с обычаями, непосредственно участвуют дети и подростки. Они практически усваивают опыт старших и воспринимают обычаи, учатся их в точности соблюдать.
Традиции (от лат. traditio — передача; повествование) — «разновидность или форма обычая, отличающаяся особой устойчивостью и направленными усилиями людей сохранить неизменными унаследованные от предыдущих поколений формы поведения». Для традиций характерны бережное отношение к сложившемуся укладу жизни как культурному наследию прошлого; внимание к содержанию поведения, к его внешним проявлениям, к стилю, в результате чего внешняя форма поведения становится особенно устойчивой. Традицией является, например, забота старших детей в семье о младших: старшие опекают своих младших братьев и сестер, защищают их от обидчиков, вовлекают в разные народные игры, в бытовой труд, берут с собой в лес по ягоды и грибы, учат премудростям рыбалки и т.д. Так народная традиция служит ненавязчивым средством воспитания.
Каждое поколение, с необходимостью воспринимая ряд традиций, вместе с тем в какой-то мере выбирает те или иные из них. И, по сути, оно выбирает не только свое будущее, но и прошлое. В этом заключена и преемственность поколений. И если какая-то традиция долго живет, то не потому, что она и сегодня имеет смысл. Жизнеспособность традиций зависит от ее дальнейшего развития последующими поколениями.
В частности, сохраняется и продолжается традиция возложения венков Славы к братским могилам и другим памятникам Великой Отечественной войны: ее священный смысл дорог и для молодежи, и это уважение передается от поколения к поколению. Но вот другой пример: день рождения В.И. Ленина в советское время для молодежи и пионеров, октябрят также был почти священным — проводились торжественные шествия к памятникам Ленину и возлагались венки, торжественно принимали октябрят в пионеры, комсомольцы проводили зачеты и т.д. Теперь эта традиция потеряла смысл для большинства молодежи и тем более детей.
Обряды — «совокупность установленных обычаем действий, связанных с выполнением религиозных предписаний или с бытовыми тра-дициями»; обычный порядок, церемония чего-либо. Таков, например, обряд наряжать невесту, обряд крещения, обряд начала и завершения полевых работ: первого снопа, дожинки и др., в которых также участвуют дети, подростки. В братских» школах Западной Беларуси и Западной Украины в XVI—XVIII вв. были интересные обряды приема и выпуска детей, которые соблюдались десятилетиями. Такие народные обряды также передаются из поколения в поколение и воздействуют на формирование личности.
Ритуал (от лат. ritualis— обрядовый)— разновидность обычая или традиции. Он складывается исторически или специально устанавливается как норма поведения, в которой форма исполнения строго канонизирована, узаконена (от греч. kanonizo— узаконяю). Она лишена (или постепенно лишилась) непосредственной общественной целесообразности и имеет лишь символическое значение. Таковы, в частности, ритуал «первой борозды» в земледелии, ритуал возложения «первого камня» при возведении здания; за ними зорко и внимательно следят дети и подростки, впитывая уважение к земле, к строительному делу и т.п.
«Ритуалы — это обрядовые церемонии демонстративного характера, совершаемые часто в торжественной обстановке, имеющие своей конечной целью внушить людям определенные социальные чувства (о всемогуществе и величии власти, о нерушимости данных обязательств, о неприкосновенности существующих- отношений и т.п.)». Таков, например, ритуал венчания новобрачных, на котором присутствуют и молодежь и дети.
Итак, ритуалу как форме исполнения действия, характерны такие особенности: канонизация, символическое значение, демонстративный характер, возбуждение коллективных переживаний, внушение социальных чувств.
Как видим, наиболее широкое понятие — это «образ жизни», в котором полностью пребывает объект воспитания. Образ жизни включает уменьшающиеся по объему обычаи, традиции, обряды и ритуалы; т.е. степень их «всеохватности» уменьшается в указанной последовательности. Но зато в той же последовательности возрастает степень консерватизма форм их проявления. В частности, самая косная форма — это ритуал, здесь отступления недопустимы ни на йоту; несколько подвижнее обряды, они допускают в известных пределах некоторые варианты; еще более подвижны традиции, а затем и обычаи. Все они в общей сложности составляют образ жизни, который постоянно воздействует на формирование человека и регулирует его поведение.
Мы попытались пояснить, хотя и самым кратким образом, эти понятия потому, что в народной педагогике и этнопедагогике они встречаются очень часто. И не уяснив сути, трудно вникнуть в их смысл и смысл соответствующих терминов.
Родной язык как источник этнопедагогики. О роли родного языка в обучении и воспитании детей говорили все выдающиеся педагоги минувшего: ЯЛ. Коменский и И.Г. Песталоцци, Л.Н. Толстой и Я.С. Гоге-башвили, Э. Пашкевич и В.Ф. Вахтеров. Но, пожалуй, самый проникновенный гимн воспел родному языку в педагогике К.Д, Ушинский. Он дал разносторонний и глубокий анализ роли родного языка в воспитании детей. Ушинский отмечал, что в языке содержится вся история народа, язык является «полнейшей и вернейшей летописью всей духовной, многовековой жизни народа». Константин Дмитриевич говорит о родном языке как о богатейшем источнике знаний, разной информации.
По справедливой оценке К.Д. Ушинского, родной язык ко всему же еще и «удивительный педагог». Язык «является величайшим народным наставником, учившим народ тогда, когда не было еще ни книг, ни школ, и продолжающим учить его до конца народной истории… Но этот удивительный педагог — родной язык — не только учит многому, но и учит удивительно легко, по какому-то недосягаемо облегчающему методу…»
«…Усваивая родной язык,— продолжает Константин Дмитриевич, — ребенок усваивает не одни только слова, их сложения и видоизменения, но бесконечное множество понятий, воззрений на предметы, множество мыслей, чувств, художественных образов, логику и философию языка, — и усваивает легко и скоро, в 2-3 года, столько, что и половины этого не может усвоить в 20 лет прилежного и методического учения. Таков этот великий народный педагог — родное слово!»
Столь большие цитаты из труда К.Д. Ушинского мы привели потому, что, пожалуй, никто более проникновеннее и всеобъемлюще, чем он, не сказал о роли родного языка в воспитании подрастающего поколения. Константин Дмитриевич определил три функции родного языка:
а) родной язык — неисчерпаемый источник знаний и новой информации, для детей в особенности;
б) язык — духовное наследие тысяч предшествующих поколений;
в) сам язык — удивительный педагог, который учит легко и просто, и с которым ничто в этом не может сравниться.
Большое внимание родному языку как средству воспитания детей уделяли видные белорусские педагоги, деятели культуры В.Н. Тяпинский
(XVI в.), И.Г. Кулаковский (XIX в.), Е.Ф. Карский, Я. Купала, Я. Колас, Г.Р. Ширма, Н.И. Гурский (XX в.) и др.
Сказанным объясняется внимание этнопедагогики к родному языку.
Фольклор (от англ. folk— lore— букв.: народная мудрость)— народное искусство (в более узком смысле— устное народное творчество)— широко использует этнопедагогика в качестве своего источника. Фольклор включает также коллективную творческую деятельность разных социальных слоев и групп. В нем отражается жизнь народа, его воззрения, идеалы, чаяния. Сюда относится созданная им и бытующая в народе поэзия: предания, легенды, былины, эпос, сказки, загадки, пословицы и поговорки, а также песни и музыка, театр, танцы, живопись, архитектура, декоративно-прикладное искусство. Народное творчество, которое зародилось в глубокой древности, есть историческая основа всей художественной культуры и источник национальных художественных традиций. В нем выражается народное самосознание. Вот почему фольклор представляет для этнопедагогики особый интерес как источник.
Несколько слов следует сказать о детском фольклоре. Условно его можно подразделить на две группы: а) созданный взрослыми для детей— стихи, рассказы, сказки, загадки, рисунки, песни, игры и т.п.; б) создаваемый самими детьми. Так, в Яснополянской школе у Л.Н. Толстого дети сочиняли рассказы, которые потом частично были опубликованы; в «Школе радости» у В.А. Сухомлинского шестисемилетние дети придумывали сказки, их сочинено было более двух тысяч. В свободном общении детей можно услышать анекдоты, сочиненные ими, считалки, потешки, скороговорки, шутки, дразнилки и т.д. Это — подлинный детский фольклор, из которого можно много почерпнуть для разработки вопросов этнопедагогики, например, самодеятельное творчество детей в широком диапазоне, стиль взаимоотношений между детьми и взрослыми, организацию досуга и т.д.
Верования, религии разных направлений также содержат значительный материал для этнопедагогики. У некоторых народов до сих пор сохранились отголоски языческой веры: заговор, наговор, заклинание, шаманство, тотемы — обожествление животных, растений и т.п. Молодое поколение с малых лет усваивает эти верования, поддерживаемые старшими. В христианской религии также остались некоторые отзвуки языческой веры, например, коляда и колядки (песни), новогодняя елка, масленица, троица, гадания и др. Они интересны и внешне увлекательны именно для молодежи и детворы, влияют на формирование духовности. Можно привести обычаи христианской религии, многие праздники, которые стали народными: рождество, крещение, пасха; разные виды постов и других обычаев. У католиков— комуния (причастие), конфирмация и т.п. традиции и ритуалы. Они рассчитаны на воспитание молодежи и воспринимаются верующими разных стран как народные, массовые, традиционные.
Игры для детей и взрослых. Ребенок растет в мире игр и игрушек. Народные игры имеют незаменимый информационный материал для эт-нопедагогики. В играх ребенок познает окружающий мир, социальные отношения, отображает этот мир в условной ситуации. Через игру также формируется духовный мир детей.
Нравы общества, общественное мнение, народный кодекс воспитания выступает у масс как кодекс норм и регулятор поведения взрослых и детей. Людская молва той социальной среды, в которой живет и формируется личность, либо одобряет, либо осуждает те или иные поступки членов общества, поощряет или, напротив, предупреждает от дурных поступков. Так через общественное мнение «шлифуется» стиль поведения человека с малых лет его жизни.
Родная природа в народной педагогике и, значит, в этнопедагогике играет огромную роль. В литературе, в том числе педагогической, уже закрепилось понятие малой родины и — соответствующего чувства. Природа, непосредственно окружавшая ребенка в детстве, оставляет неизгладимый отпечаток в сознании на всю жизнь. Это чувство порой бывает настолько сильным, что, попав в какие-нибудь другие края, для него— чужие, человек глубоко тоскует, и чувство ностальгии побуждает его рано или поздно вернуться в родные места.
Воспитательную роль природы отмечали Витторино да Фельтре (1378—1446), Ж.-Ж. Руссо (XVIII в.), К.Д. Ушинский, В.А. Сухомлин-ский и другие известные педагоги.
«Зовите меня варваром в педагогике, — писал К.Д. Ушинский, — но я вынес из впечатлений моей жизни глубокое убеждение, что прекрасный ландшафт имеет такое огромное воспитательное влияние на развитие молодой души, с которым трудно соперничать влиянию педагога; что день, проведенный ребенком посреди рощи и полей, когда его головой овладевает какой-то упоительный туман, в теплой влаге которого раскрывается все его молодое сердце для того, чтобы беззаботно и бессознательно впитывать в себя мысли и зародыши мыслей, потоком льющиеся из природы, что такой день стоит многих недель, проведенных на учебной скамье». Удивительно эмоционально и точно охарактеризовал великий педагог воспитательную силу природы, формирующую душу молодого человека. И это тоже предмет интереса этнопедагогики.

Краткая характеристика этнопедагогики разных народов. Домашняя академия

Этнопедагогика народов обширна. Однако в пределах темы мы» ограничимся беглым обзором особенностей этнопедагогики лишь некоторых народов. Рассмотрим такие вопросы, как идеал воспитания, некоторые обычаи и традиции, воспитание детей в семье и роль родителей, содержание, методы и приемы воспитания.
Народная педагогика развивается в зависимости от условий жизни общества.
Развитие производительных сил и производственных отношений, особенно в XX в., меняет весь уклад: патриархальщина уступает место новым общественным отношениям. В связи с этим, особенно со времени Второй мировой войны и до сих пор, происходит массовая миграция (переселение) населения: перемещение воинских соединений, эвакуация и реэвакуация миллионов людей, мобилизация трудящихся на восстановление и развитие народного хозяйства, эпопея освоения целины, крупные новостройки, беженцы из районов, загрязненных радиацией в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, беженцы из «горячих точек» разных стран и т.п. Эти факторы стали причиной того, что национальный состав многих народов из более или менее однородного стал смешанным. Кое-где этническое коренное население в процентном отношении к общему числу уменьшилось.
Появилось много семей, в которых супруги разных национальностей и разной веры; это так называемые смешанные браки: русский и белоруска, белорус и полька, поляк и русская, еврей и белоруска и т.п. сочетания. Это вполне благополучные семьи. Трудно назвать (и надо ли?) истинную национальность таких детей. Сейчас в Беларуси таких смешанных браков тысячи и тысячи. Демографы считают, что каждая третья семья представляет именно такой состав.
Миграция не ограничивается перемещением населения из одного региона в другой. Для широкомасштабного развития крупной промышленности (машиностроительной, химической, перерабатывающей, строительной индустрии) в свое время потребовались новые рабочие руки, которые вербовались и направлялись по организованному набору из деревни в город. Это, с одной стороны, перемешивало массы людей в неоднородный национальный состав, с другой — разоряло деревни, хутора, выселки, которые служили экономической и материальной базой, носителем народной культуры, быта, образа жизни, обычаев, традиций. Так ослаблялись в массах и былые традиции народного воспитания, педагогики. Сошлемся на такой массовый факт, почерпнутый из наблюдений. Люди старшего поколения, чье детство пришлось на довоенное время, хорошо помнят, каким разнообразием отличались их игры — именно народные игры, которым они обучались у своих старших братьев и сестер. Культмассовиков-затейников не было — все были затейники. Прошло время — полвека, и современная городская детвора и подростки не могут себя занять играми и забавами разного рода, им нужен какой-то массовик-организатор игр. Этот факт говорит о большой потере в области народной педагогики в связи с указанной миграцией населения в войну и послевоенное время.
Рост крупных, появление новых и развитие малых городов привели к урбанизации населения. Улучшение бытовых условий, расширение повседневных удобств, широкое использование бытовой техники стали вытеснять многие виды традиционного бытового сельского труда, сами орудия труда, а вместе с тем и трудовые обычаи, традиции и обряды крестьян, значит, и народную педагогику труда, трудовых навыков; слабели многие корни крестьянской нравственности и нравственного воспитания, бережного отношения к продуктам труда, хозяйственности, рачительности. Ослаб среди народных масс такой мощный фактор регуляции поведения молодежи, как деревенская молва, общественное мнение, соседское суждение.
Благодаря новейшей радиоэлектронной технике и средствам массовой информации (пресса, телевидение и др.) народы разных стран обеспечили широкий и быстрый обмен всевозможной информацией. Бесконечно расширяя возможности влияния на развитие людей, массовая информация интернационализирует культуру народов разных национальностей, т.е. в известном смысле лишает ее самобытности, уникальности, унифицирует ее, приводит к единообразию. Широко распространяется и утверждается так называемая массовая культура. Это ведет к забвению, утрате многих особенных, неповторимых самобытных черт этнопедагогики разных наций.
Достаточно сравнить жизнь и быт людей разных народов и этнопедагогику в давние и не столь давние времена, например, в начале и конце XX в. Этот век вполне располагает достаточным эмпирическим материалом для такого сравнения. И тогда мы увидим разительные перемены в жизни народов разных стран, крестьян и горожан, живущих в южных или северных районах страны.
Для того, чтобы убедиться в самобытном характере народной педагогики, обратимся к образу жизни деревенской семьи конца XIX в. и до 30-х годов XX в., т.е. до начала сплошной коллективизации крестьянского хозяйства в Советском Союзе.
Для крестьян России и Беларуси того времени был характерен тяжелый ручной труд. Чтобы выжить, все члены семьи, в том числе и дети, с малолетства были вовлечены в нелегкий труд. Дети и подростки в процессе труда практически усваивали житейский опыт и трудовую сноровку.
Крестьянская семья находилась на полном бытовом самообслуживании. В деревне были и кустари-самоучки и мастера, иногда — виртуозы какого-нибудь дела, занимавшиеся изготовлением и починкой домашней утвари, предметов быта (одежды, обуви) и других необходимых вещей. Были и музыканты, владеющие разными инструментами.
В деревне были церковь (костел, синагога) и школа, чаще начальная земская или приходская, — как центры духовности и первоначальной грамоты для местного населения. Церковь опекала людей всю их жизнь: от создания новой семьи (венчание молодых) и рождения ребенка (крещение) до последнего часа — моление за упокой в церкви. Религиозные праздники, обычаи, обряды и ритуалы, посты, исповеди, покаяния, отпевание, поминание усопших, крестный ход и т.п. — все это влияло на сознание и чувства людей и формировало их мировоззрение, духовный мир. в том числе — детей и подростков, молодежи.
Посещение школы было необязательно. Грамотных было немного; например, в России в конце прошлого века — в среднем около 25-30 % всего взрослого населения, а по регионам процент грамотных был неоднороден. Своеобразными центрами общения взрослых были лавка (торговая точка, хотя и не во всех деревнях) и кабак (распивочное заведение).
Молодежь по праздникам гуляла, играла в народные игры, водила хороводы в деревне и за околицей, иногда устраивала драки «стенка на стенку» — группа парней из одной деревни (иногда улицы) против группы другой. И эти драки не считались формой конфликта или выяснения отношений разных групп молодежи, а были как бы разновидностью народных игр. Зимними вечерами девушки устраивали девичники, посиделки, где обычно занимались рукоделием: пряли, вязали, вышивали. Девчата распевали песни, гадали, к ним присоединялись и парни.
Жизнь крестьян в деревне была у всех на виду, каждый был открыт для оценки другими: общественное мнение селян служило для каждого действенным регулятором поведения. «Цена» каждому была известна всей деревне: каков он в работе, какой хозяин, хлебосол или скряга, тихоня или задиристый, хорошая хозяйка или непутевая, уважительный ли молодой человек, желанная ли невеста и т.д. Всякий поступок любого жителя тут же становился известен и одобрялся или осуждался, а иногда даже карался, вплоть до изгнания. Так мнение деревенской общины формировало личность, регламентировало и морально санкционировало действия, поступки и поведение односельчан. Этот — очень сильное средство общественного воздействия на личность.
У молодежи в деревне был предопределен многопрофессинализм. Еще с ранних лет мальчик-подросток-юноша, работая вместе со взрослыми в домашнем хозяйстве, приобретал трудовые навыки земледельца, скотника, садовода, пчеловода, плотника, строителя, сапожника. Девочка-подросток-девушка осваивала премудрости рукоделия, ткачихи и швеи, кухарки и прачки, няни и домохозяйки. Была, конечно, и другая работа. И молодежь знала о нуждах общего семейного хозяйства с детских лет, ко всему готовилась и многое умела: пахать, косить, жать, запрячь лошадь, подоить корову, заготовить дрова, испечь хлеб и ухаживать за детьми. Вместе с тем какое-то продвижение по работе (как по служебной лестнице) было невозможно, разве что из рядового члена семьи мужчина (иногда и женщина) мог стать ее главой. И чтобы сделать какую-нибудь служебную карьеру, надо было покинуть родную деревню, оставить родительский дом, а на это редко кто из молодых мог решиться.
Круг свободного общения в будни и праздники у молодежи из маленьких деревень был предопределен и в какой-то мере ограничен. Встречи молодежи разных деревень летними вечерами, молодежные игры расширяли диапазон выбора ими будущего спутника жизни. Хотя, надо сказать, в этом вопросе жизни чаще всего решающую роль играли родители парня или девушки. Были обычаи наречения, сватовства и т. п.
Большой интерес для этнопедагогики представляет уклад воспитания детей в крестьянской семье, по образному выражению И. В. Бестужева-Лады — «домашняя академия». Как она складывалась?
Семья зачастую была большая: по 5—10 и даже больше детей: женщина-крестьянка рожала столько детей, сколько подарит природа. Была высока и детская смертность. В семье был налаженный, веками сложившийся непрерывный процесс воспитания и обучения сначала в играх, а затем путем подражания старшим, рассказа, показа и объяснения, вопросов и ответов, наставления старших младшим, и под контролем первых, соревнования со сверстниками.
Воспитателями выступали родители и все другие члены семьи, включая старших детей.
Мать — первая, главная и бессменная воспитательница, постоянно общалась с детьми, благотворно влияя на развитие ребенка, особенно в младенческие его годы и в раннем детстве. Она мягка и добросердечна в общении. Отец— непререкаемый авторитет в семье; есть братья и сестры разных возрастов: опекуны и опекаемые, добрые помощники и сотоварищи по игре и работе, защитники и выручатели из беды, организаторы ребячьих дел. Есть еще дедушка и бабушка — советчики и консультанты, сердобольные заступники в сложной ситуации, врачеватели душевной травмы. Взрослые члены семьи, таким образом, — это естественная и идеальная референтная группа общения для младших членов семьи.
Предпочтительными сторонами подобной семейной педагогики следует признать реальную возможность для индивидуального подхода. Во-первых, потому, что в семье каждый знает каждого всесторонне, поскольку вместе живут. Во-вторых, нагрузка на одного воспитателя (родителей и других старших членов семьи, вместе взятых) невелика: 2-3 человека. Как известно, в школьном классе это соотношение равно 1:20-1:30.
Как видим, «домашняя академия» — это хорошая школа формирования личности, и, главное, она работает без каникул и звонков на перемену и учит главным образом на практических делах. Эта академия не имеет ни программ, ни учебников, ни теоретических материалов и методических руководств и инструкций министерств. Она действует по традициям и обычаям семьи, историческому опыту поколений.
Основными, так сказать, инструктивно-методическими материалами в семейной педагогике и педагогическими аксиомами традиционно служили народные афоризмы, пословицы, поговорки. Незаменимым воспитательным средством, как уже говорилось, был богатый и разнообразный фольклор. Хорошо известно, например, влияние бабушкиных сказок на нравственное развитие детей, беседы дедушки о народных приметах: о погоде, урожае, явлениях природы, повадках животных и птиц, рассказы о вере, нечистой силе и т.п. Они также формировали у детей своеобразное миропонимание.
Такова была, коротко говоря, домашняя академия, в которой проходило выучку подрастающее поколение. Она действовала, когда дети были дома и в гостях, на работе и на отдыхе, в общении со сверстниками и со взрослыми, днем и ночью, — словом, повседневно и постоянно.
Теперь перейдем к характеристике важнейших черт и особенностей этнопедагогики некоторых народов.
Прежде всего поговорим о цели воспитания. В народной педагогике она не имеет строгой формулировки. Представления об идеале человека выражены в фольклоре: в колыбельных песнях, частушках, сказках, былинах, пословицах и поговорках. «Малые детушки — что частые звездочки: и светят, и радуют в темную ноченьку», — молвится в поговорке. И самая первая заветная мечта родителей о будущем младенца, как о человеке трудолюбивом и мастеровом, выражалась еще в момент его появления на свет — в одном из обрядов резания пуповины. Повитуха у чуваш пуповину мальчика резала на кочедыке (инструменте для плетения лаптей) отца: пусть он, как отец, будет на все руки мастер, и заворачивала в отцовскую рубаху. Пуповину девочки резали на веретене и заворачивали в платье матери, приговаривая: «Будь, как мать, трудолюбивой, будь, как мать, мастерицей». Аналогичные поверья есть и у многих других народов. Например, у курдов считается, что если пуповину ребенка перережут мечом, то он искусно им будет владеть и станет героем. Если девочке пуповину перережут золотой пластиной или украшением, то быть ей богатой и знатной. (По Г.Н. Волкову). В.И. Даль записал такое поверье у русских крестьян: новорожденного принять в отцовскую рубаху, чтоб отец любил, и положить на косматый тулуп, чтоб был богат.
Русский младенец еще в колыбели слышал песню матери, выражающую ее мечту:
Спи, посыпай,
Боронить поспевай,
Мы те шапочку купим,
Зипун сошьем,…
Воронить сошлем,
В чистые поля,
В зеленые луга…
Скорей вырасти.
Вырастешь большой —
Станешь под окошком сикарек,
На полоске — пахарек,
В темном лесе — лесничок,
Станешь птичку ловить
И родителей кормить.

Такие же колыбельные, в которых выражена мечта о том, чтобы дитя выросло трудолюбивым, есть и у других народов.
Итак, первое качество, как идеал, выражает пожелание быть трудолюбивым, стать искусным мастером, рачительным хозяином. Второе — и тоже всеобщее пожелание — чтобы ребенок был здоровым («Красен человек статью»), имел долгий век и прожил счастливую жизнь. Конечно, понятие «счастье» само по себе многогранно и не всегда выражено конкретно. В это понятие каждый вкладывает свой смысл. Еще одна забота — формирование духовности: «Душа всему мера», «Душа всего дороже», «Духовное родство пуще плотского».
Большое место в мечтах родителей занимала забота о нравственном формировании детей: чести, совести, доброты, милосердия, скромности, гостеприимства, справедливости, патриотизма и многих других качеств. При этом предостерегали от дурных поступков. Воспитывалось почтительное отношение к родителям и вообще к старшим. Это особо присуще народам Кавказа и Средней Азии.
Исследователи этнопедагогики, как правило, отмечают в народной педагогике прежде всего то, что их роднит. Это идеалы воспитания (как его цели), его средства и методы. Вместе с тем указывают и на особенные стороны. Эти особенности обусловлены характером и психологией конкретного народа, особенностями исторического развития, географическим месторасположением (степи, леса, горы, близ моря, реки, на юге, севере, в средней полосе и т.п.), природными и социально-экономическими условиями (крупный или маленький город, деревня или дальний хутор и т.п.).
Анализируя белорусский фольклор, А.П. Орлова называет особенные нравственные черты, присущие, по ее мнению, белорусам: скромность, неприхотливость, патриотизм и коллективизм, непритязательность, терпеливость, чувство благодарности, правдивость, доброта, доверчивость, доброжелательность, вежливость и простота во взаимоотношениях в семье и с другими людьми, чувство чести, гордости и собственного достоинства.
Многие из названных черт присущи не только белорусам, но и другим народам и в этом смысле они общечеловеческие. И все же, по-видимому, некоторые национальные черты наиболее характерны отдельным народам и являются их своего рода «визитной карточкой»: у грузина — горячность, щедрость и оптимизм, у татарина — верность дружбе и надежность, у немца— склонность к порядку, системе, точности во всем до педантизма, у украинца— неторопливость, исполнительность, общительность, у еврея — интеллектуальность и дипломатичность, у марийца— кротость и порядочность. Почитание старших, непререкаемый авторитет аксакалов— незыблемая черта народов Средней Азии. Продолжая этот ряд, можно добавить: у русского — открытость и самоотверженность, смекалка и находчивость, иногда — бесшабашность, у поляка — гордость, чувство собственного достоинства, франтоватость.
Разумеется, двумя-тремя словами особенности национального характера целого народа выразить невозможно. Наш замысел более чем скромный: этнопедагогика разных народов как особенные черты неизбежно отображает их в воспитательной практике.
Что же может и должна взять современная педагогика как наука и искусство воспитания из народной педагогики? Прежде всего — идеи и практику воспитания детей в семье, и особенно— идею многодетной семьи; режим постоянного общения детей с матерью. Очень ценным надо признать опыт воспитания детей в семье, в которой достигается преемственность 3-4-х поколений. Именно в такой семье воспитывается забота старших о младших, уважение к старшим, скромность во всем, непритязательность к бытовым сторонам жизни, доброта, совестливость, домовитость, хозяйственная хватка, физическая закалка, единство слова и дела. Воспитание уважения к старшим — одна из важных задач, взятых из народной педагогики. Особо подчеркнем, что воспитание у детей духовной культуры как необходимое направление отмечается в этнопедагогике у разных народов.

 


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 54; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ