Здесь заканчивается с Божьей помощью пятая книга церковной истории народа англов. 21 страница



Много лет он служил Господу в уединении на том острове, и вал, окружавший его жилище, был так высок, что он не видел ничего, кроме неба, которого жаждал достигнуть. Случилось так, что у реки Альн в месте, называемом Адтвифирди, что значит «у двух бродов»[895], состоялся большой собор с участием короля Эгфрида, и руководил им блаженной памяти архиепископ Теодор. Там Кутберт был по общему согласию выбран в епископы Линдисфарнской церкви, однако никакие посланцы и письма не могли заставить его покинуть монастырь. Наконец сам король отправился на остров вместе со святейшим предстоятелем Трумвином и многими другими благочестивыми и могущественными мужами; с ними были и многие из братьев с острова Линдисфарна. Все они пали на колени и именем Господа стали заклинать его со слезами и молитвами, пока не увезли его, также плачущего, из милого ему убежища и не доставили на собор. Прибыв туда, он неохотно подчинился их общему желанию и согласился склонить шею под ярмо епископства. Более всего его убедили слова преподобного слуги Божьего Бойсила, который пророчески предсказал все, что случится с ним, включая и то, что он станет епископом. Его посвящение, однако, состоялось не сразу, а было отложено до конца зимы, которая тогда только начиналась. Посвящен он был в праздник Пасхи в Эбораке, в присутствии короля Эгфрида; обряд совершали семь епископов, из которых старшим был блаженной памяти Теодор. Кутберт был поставлен епископом Хагустальденской церкви первым после изгнанного Тунберта, но он предпочел управлять церковью Линдисфарна, в которой он жил; поэтому было решено, что в Хагустальденскую церковь вернется Эта, который был первоначально туда назначен, а Кутберт возьмет на себя управление Линдисфарном[896].

После посвящения Кутберта в епископы его сан, как у блаженных апостолов, украсился делами добродетели. Он охранял вверенную ему паству постоянными молитвами и обращал их к небу целительными наставлениями. Он учил их тому, что следует делать, но сперва показывал на своем примере, как это делается, как и подобает истинному учителю. Прежде всего он был одержим Божественной любовью, здрав мыслью, терпелив, настойчив и упорен в трудах и молитве и добр ко всем, кто искал у него утешения. Для него помогать слабым было не менее важно, чем молиться, ибо он знал, что сказавший: «Возлюби Господа Бога твоего», сказал также: «Возлюби ближнего твоего»[897]. Он был наделен даром покаяния и милостью раскаяния всегда был устремлен к небу. Так, вознося спасительную жертву Богу, он в Господней молитве не возвышал голос, но проливал слезы, исторгая их из самых глубин сердца.

 

XXIX (XXVII)

 

После двух лет епископства он вернулся на свой остров, поскольку был предупрежден Божественным оракулом, что близок день его смерти или, точнее, день его перехода в ту жизнь, которая только и может называться жизнью. Об этом он с обычной своей искренностью рассказал немногим людям, но в таких темных словах, что поняли его только позже; однако некоторым он сказал об этом прямо.

Был там священник почтенной жизни по имени Хереберт, давно уже связанный с человеком Божьим Кутбертом узами духовной дружбы. Он жил отшельником на острове посреди большого озера, из которого вытекает река Дервент[898]; каждый год он приезжал к Кутберту и слушал его рассуждения относительно вечного спасения. Узнав, что Кутберт отправился в город Лугубалию[899], он поехал туда, надеясь благодаря его советам еще более вдохновиться стремлением к небесам. Когда они освежили друг друга струями небесной мудрости[900], Кутберт сказал: «Брат Хереберт, спрашивай меня обо всем, что тебе нужно знать, и обсуди все вопросы, ибо после расставания мы никогда больше не увидим друг друга в этом мире плотским зрением. Я уверен, что близится время, когда я должен буду оставить земную юдоль[901]». Услышав это, Хереберт упал на колени и со вздохами и слезами сказал: «Молю тебя ради Господа не оставлять меня, но помнить твоего вернейшего спутника и просить милостивого Бога, чтобы мы, вместе служившие Ему на земле, вместе отправились бы на небеса и предстали там перед Ним. Ведь ты знаешь, что я всегда жил согласно твоим указаниям, а если по слабости или неведению ошибался, то старался сейчас же исправиться в соответствии с твоей волей». Епископ предался молитве и потом, узнав в духе то, что спрашивал у Господа, сказал: «Восстань, брат, и не плачь, но возвеселись, поскольку высшей милостью нам даровано то, о чем мы просили».

Течение событий подтвердило правоту предсказания, ибо после расставания они больше не виделись во плоти, но их души оставили тела в один и тот же день, а именно в десятый день до апрельских календ[902]; вместе они предстали блаженному оку, и вместе были доставлены ангелами в Небесное Царство. Но прежде Хереберт был изнурен длительной болезнью – как мы думаем, по небесной милости, чтобы его заслуги, меньшие, чем у блаженного Кутберта, возросли благодаря страданиям и боли долгого недуга. Уравнявшись в славе со своим заступником, он был сочтен достойным оставить тело в один и тот же час с ним и вознестись в то же обиталище вечной благодати.

Преподобнейший отец скончался на острове Фарне, попросив перед этим братьев, чтобы они похоронили его в месте, где он столь долгое время сражался ради Господа. Однако впоследствии он уступил их мольбам и согласился быть похороненным в церкви острова Линдисфарн. После этого преподобный епископ Вилфрид в течение года управлял той церковью до назначения преемника Кутберта.

Преемником этим стал Эдберт[903], прославленный как знанием святых писаний, так и исполнением небесных велений, особенно в благодеяниях; каждый год он раздавал бедным десятую часть не только от скота, но и от злаков, плодов и одежды.

 

XXX (XXVIII)

 

Божественное Провидение возжелало после смерти человека Божьего Кутберта показать, в какой славе он жил, хотя и жизнь его была отмечена многими знамениями и чудесами. По этой причине спустя одиннадцать лет после его погребения братья монастыря по внушению свыше решили перенести в другое место его кости, которые они думали найти, как это бывает с мертвыми, совершенно высохшими, в то время как остальное тело должно было разложиться и обратиться в пыль. Решено было положить их в новый гроб на том же самом месте, но над полом, для большего почета. Когда об этом решении сообщили предстоятелю Эдберту, он одобрил его и велел перенести кости в годовщину погребения святого. Открыв гробницу, они нашли тело нетронутым, как будто живым; члены покойного были гибкими, и он походил более на спящего, а не на мертвого. Более того, все пелены, в которые тело было обернуто, не только не истлели, но казались совершенно новыми и дивно сверкали. Увидевшие это братья были объяты великим страхом и поспешили рассказать о своей находке предстоятелю. Он в то время находился в удаленном от церкви месте, окруженном со всех сторон морем во время прилива. Там он обычно проводил все время Великого поста и сорок дней перед Рождеством Господа в воздержании, слезах и молитвах. В том же месте некогда сражался во имя Господа его достопочтенный предшественник Кутберт до того, как поселился на острове Фарне.

Они принесли ему кусок пелены, которой было обернуто святое тело. Он с радостью принял этот дар, выслушал историю чуда, с большим чувством расцеловал ткань, словно она еще облегала тело отца, и сказал: «Оберните тело новыми пеленами вместо этих и положите его в приготовленный гроб. Я твердо знаю, что место, освященное столь великим чудом божественной милости, недолго останется пустым. Поистине благословен тот, кому Господь, Творец и Податель всех милостей, дарует право покоиться там». Когда предстоятель сказал это все дрожащим голосом, со слезами и великим волнением, братья сделали, как он сказал: обернули тело в новые пелены, положили его в новый гроб и поставили на пол в святилище.

Очень скоро предстоятель Эдберт, возлюбленный Богом, был сражен тяжким недугом, натиск которого возрастал день ото дня, и в день перед нонами мая[904] он также отошел к Господу. Его тело было помещено в гробницу преподобного отца Кутберта, и над ним воздвигли гроб с нетленным телом отца. Известно, что на этом месте в свидетельство заслуг их обоих часто случались чудеса исцеления. Некоторые из них я описал в своей книге о его жизни; однако я счел нужным привести здесь кое‑что из того, о чем узнал недавно[905].

 

XXXI (XXIX)

 

В том монастыре был брат по имени Бадутегн, который жив до сего времени и долгое время служил принимающим гостей. По свидетельству всех братьев и посетителей монастыря он был человеком большого благочестия, ревностно исполнявшим свои обязанности в надежде на небесное воздаяние. Однажды, когда он ходил к морю стирать простыни и покрывала[906], которыми пользовались гости, он на обратном пути испытал внезапный приступ боли, от которой упал на землю, пролежал долгое время и с трудом смог подняться. Поднявшись, он обнаружил, что половина его тела от головы до ног скована параличом, и кое‑как добрался до дома, опираясь на палку. Болезнь постепенно усиливалась, к ночи ему стало совсем плохо, и на другой день он едва мог встать с постели. В отчаянии он решил добраться до церкви и пойти к гробнице преподобнейшего отца Кутберта; там, склонив колени, он намеревался смиренно просить милости Господа, чтобы он был или избавлен от недуга, если так для него будет лучше, или, если Божественной волей ему уготовано и впредь страдать от болезни, чтобы он мог выносить боль терпеливо и в ясном рассудке. Так он и сделал и, помогая своим слабым ногам посохом, вошел в церковь и простерся перед телом человека Божьего, молясь с искренним рвением, чтобы Господь по заступничеству Кутберта смилостивился над ним. Во время молитвы он, как ему казалось, заснул и потом вспоминал, что ему на голову, где начиналась боль, как будто легла большая и широкая рука. Ее прикосновение распространилось на все области, пораженные болезнью, до самых ног; понемногу болезнь отступила, и здоровье вернулось к нему. Сразу после этого он проснулся и встал совершенно исцеленным. Он вознес Богу хвалы за свое выздоровление и рассказал обо всем случившемся братьям; к общей радости он вернулся к своим обязанностям, которые исполнял с прежним старанием, еще более очистившись этим тяжким испытанием. Одежды, покрывавшие богоизбранное тело Кутберта при жизни и после смерти, также не миновал дар исцеления, о чем каждый умеющий читать может прочесть в книге о его жизни и чудесах.

 

XXXII (XXX)

 

Не могу я обойти молчанием и чудо, совершенное его реликвиями три года назад и сообщенное мне недавно тем самым братом, с кем оно случилось[907]. Произошло это в монастыре, построенном у реки Дакор[908] и получившем от нее свое имя, где аббатом был тогда благочестивый муж Свидберт. Там жил некий юноша, чей глаз обезобразила уродливая опухоль, которая с каждым днем росла и уже угрожала потерей глаза. Доктора пытались свести ее припарками и мазями, но ничего не добились. Некоторые из них хотели вырезать ее, но другие возражали из страха причинить еще больший вред. Упомянутый брат страдал от этого недуга уже долгое время, и ни один человек не мог помочь ему; болезнь усиливалась, и потеря глаза казалась неминуемой, когда он внезапно был исцелен милостью Божьей благодаря реликвиям святейшего отца Кутберта.

Когда братья после многих лет нашли его тело в гробнице нетленным, они взяли часть его волос, чтобы раздать их в качестве реликвий друзьям или чтобы показывать в свидетельство чуда. Один из священников монастыря по имени Тридред, который ныне является там аббатом[909], имел в то время маленькую частицу этих реликвий. В один из дней он вошел в храм и открыл шкатулку с реликвиями, чтобы дать их одному из друзей по его просьбе. Рядом в это время стоял юноша с больным глазом, и священник, отдав часть волос другу, велел юноше положить остальные в шкатулку. Тот взял волосы со святой головы и по внезапному наитию приложил их к больному месту, пытаясь с их помощью смягчить боль. Сделав это, он вернул волосы в шкатулку, уверенный, что его глаз скоро исцелится благодаря прикосновению волос человека Божьего. Его вера не была напрасной. Как он говорил, это случилось около восьми часов утра, а в полдень, когда он был душой и телом погружен в дневные заботы, он коснулся глаза и внезапно обнаружил, что на нем нет никакого вздутия или опухоли.

 

 

Книга пятая

 

Вот содержание пятой книги церковной истории народа англов:

 

I Как Эдильвальд, наследник Кутберта в трудах отшельнической жизни, смирил бурю своими молитвами, когда его братья боролись с волнами.

II Как епископ Иоанн исцелил своим благословением глухого.

III Как он своими молитвами исцелил больную девушку.

IV Как он излечил святой водой больную жену комита.

V Как он молитвой вернул к жизни слугу комита.

VI Как своими молитвами и благословением он спас от смерти клирика, пострадавшего от падения.

VII Как Кэдвалла, король западных саксов, прибыл в Рим для крещения и о том, как его наследник Ине также посетил гробницы блаженных апостолов.

VIII Как после смерти Теодора архиепископом сделался Бертвольд и как среди многих посвященных он поставил ученейшего Товия епископом церкви Хрофа.

IX Как святой муж по имени Эгберт хотел отправиться с проповедью в Германию, но не был туда допущен; и как Виктберт попал туда, но не добился успеха и вернулся в Ибернию, откуда он прибыл.

X Как Виллиброрд проповедовал во Фризии и обратил многих ко Христу и как его спутники Хевальды стали мучениками.

XI Как достопочтенные Свидберт и Виллиброрд были посвящены в епископы Фризии, один в Британии, а другой в Риме.

XII Как некий муж в Нортумбрии восстал из мертвых и рассказал о многих увиденных им вещах, как пугающих, так и радостных.

XIII Как, напротив, другому мужу, стоящему на пороге смерти, демоны показали книгу, где были записаны его прегрешения.

XIV Как еще один муж накануне смерти увидел место будущих своих адских мучений.

XV Как большинство церквей скоттов приняли католическую Пасху по настоянию Адамнана и как последний написал книгу о святых местах.

XVI Что он написал в этой книге о местах рождества Господа, Его страстей и Его воскрешения.

XVII Что он писал о месте вознесения Господа и о гробницах патриархов.

XVIII Как южные саксы получили в епископы Эдберта и Эоллана, а западные саксы Даниэля и Альдхельма и о писаниях упомянутого Альдхельма.

XIX Как Кенред, король мерсийцев, и Оффа, король восточных саксов, окончили жизнь в Риме в монашеском звании и о жизни и кончине епископа Вилфрида.

XX Как Альбин наследовал аббату Адриану, а Акка – епископу Вилфриду.

XXI Как аббат Кеолфрид послал в королевство пиктов строителей храмов и отправил с ними письмо о католической Пасхе и о тонзуре.

XXII Как монахи Ии и подчиненных им монастырей начали праздновать католическую Пасху по научению Эгберта.

XXIII Нынешнее состояние народа англов и всей Британии.

XXIV Хронологическое оглавление всего труда; также о его авторе.

 

I

 

Кутберту, человеку Божьему, наследовал в его отшельнической жизни на острове Фарне достопочтенный Эдильвальд[910] прежде, чем стал епископом. Сделавшись священником, он много лет освящал свою должность в монастыре, называемом Инрип, делами, достойными его сана. Чтобы показать его достоинства и благость жизни, которой он жил, я сообщу о чуде, пересказанном мне одним из братьев, среди которых и к благу которых оно совершилось, почтенным служителем и священником Христовым по имени Гудфрид[911]; позже он сделался аббатом над братией Линдисфарнской церкви, куда был переведен.

«Я приплыл, – рассказывал он, – с двумя братьями на остров Фарне, желая поговорить с достопочтеннейшим отцом Эдильвальдом. Освежившись его речами и взяв у него благословение, мы возвращались домой и были в самой середине моря, когда внезапно тихая погода сменилась ненастьем и разразилась такая свирепая буря с ветром, что мы не могли двигаться ни под парусом, ни на веслах и не ожидали ничего другого, кроме как смерти. После долгой бесплодной борьбы с ветром и морем мы обернулись назад, чтобы взглянуть, нельзя ли, по крайней мере, вернуться на покинутый нами остров. Но мы были окружены бурей со всех сторон и не имели надежды спастись собственными силами. Однако мы увидели, что Эдильвальд, возлюбленный Богом, покинул свое жилище на острове Фарне и смотрит на нас; очевидно, он услышал рев бури и ярость океана и вышел посмотреть, что с нами случилось. Увидев наше отчаянное положение, он встал на колени и стал молить Отца нашего Господа Иисуса Христа[912] о нашей жизни и спасении. Едва закончилась его молитва, бушующие волны смирились[913]; свирепая буря стихла, и попутный ветер быстро донес нас по тихому морю домой. Едва мы причалили и вытащили наше суденышко на берег, как буря, утихшая ради нас, началась снова и продолжала бушевать весь день; из этого видно, что эта короткая передышка была дарована небом ради нашего спасения в ответ на молитву божьего человека».

Эдильвальд оставался на острове Фарне двенадцать лет и там же умер; но похоронили его в церкви блаженного апостола Петра на острове Линдисфарне, рядом с телами упомянутых уже епископов. Эти события произошли в правление короля Альдфрида, который наследовад своему брату Эгфриду и правил нортумбрийцами девятнадцать лет.

 

II

 

В начале царствования Альдфрида умер епископ Эта, преемником которого в Хагустальденской церкви стал святой муж по имени Иоанн[914]. О нем рассказывали много чудесного знавшие его, в особенности же преподобнейший и правдивейший Бертгун, когда‑то его диакон, а ныне аббат монастыря, называемого Индеравуда, что значит «В лесу Дейры»[915]. Мы сочли подобающим сохранить память о некоторых из этих чудес.

Невдалеке от Хагустальденской церкви, примерно в полутора милях, находилось уединенное жилище, окруженное валом и редким лесом и отделенное от церкви рекой Тин[916]. Там был климитерий[917], посвященный святому Михаилу Архангелу, в котором человек Божий вместе с другими часто посвящал себя молитвам и чтению, когда представлялась возможность, а особенно в дни Великого поста. Однажды, когда он пребывал там в начале поста, он попросил своих спутников найти какого‑нибудь бедняка, больного или нуждающегося, чтобы тот провел с ними эти дни, питаясь от их милости; таков был его постоянный обычай. В ближней деревне жил немой юноша, которого епископ знал и часто подавал ему милостыню, но никогда не мог добиться от него ни единого слова. Кроме того, на голове его было столько парши и перхоти[918], что на макушке не росли волосы, кроме нескольких пробившихся по краям слипшихся прядей. Епископ велел привести этого юношу и выстроить для него близ жилища хижину, где он мог бы жить и питаться. На второе воскресенье поста он призвал бедняка к себе и велел ему высунуть язык. Потом он взял его за подбородок и начертал на его языке знак святого креста; после этого он попросил его спрятать язык и сказать что‑нибудь. «Скажи что‑нибудь, – настаивал он, – скажи «ге» (на языке англов это слово означает утверждение и согласие, то есть «да»[919]). Юноша тут же сказал то, что просил епископ, и узы, сковывавшие его язык, развязались. Тогда епископ добавил названия букв; «скажи «а», – попросил он, и юноша сказал; «скажи «бэ», – сказал и это. Когда он повторил за епископом названия всех букв, тот перешел к слогам и словам и велел юноше повторить и их. Тот повторил их все, одно за другим, и тогда епископ научил его произносить длинные фразы. После этого те, кто был там, рассказывали, что юноша говорил день и ночь, пока мог бодрствовать, и поведал им все свои сокровенные мысли и желания, чего никогда не делал прежде. Он был как тот хромой, который, будучи исцелен апостолами Петром и Иоанном, начал ходить и вошел с ними в храм, ходя и скача, и хваля Бога[920], и радуясь хождению, которого он столь долго был лишен. Епископ с ним вместе радовался его исцелению и велел лекарю вылечить его запаршивевшую голову. Тот сделал, как было сказано, и с помощью благословений и молитв епископа кожа юноши исцелилась, и голова его густо поросла волосами. Так он обрел приятный вид, ясную речь и прекрасные вьющиеся волосы, хотя прежде был уродлив, убог и нем. Радуясь своему возрожденному здоровью, он предпочел отправиться домой, хотя епископ предлагал ему остаться в собственном его доме.


Дата добавления: 2018-10-25; просмотров: 94; Мы поможем в написании вашей работы!

Поделиться с друзьями:






Мы поможем в написании ваших работ!