Вопрос об однородных сказуемых



Сам термин «осложненное предложение» намекает на определенную близость конструкций с осложняющими элементами со сложными предложениями (кстати, В.В.Бабайцева говорит о «шкале переходности» между простыми и сложными предложениями – СРЯ. Синтаксис. Пунктуация, Ч.3, С.143). Этот термин подразумевает очень пестрое множество различных синтаксических форм: тут и предложения, осложненные обращениями, и предложения с вводными словами и предложениями, вставными конструкциями, и конструкции с разного рода обособленными компонентами, и предложения с разными однородными членами, второстепенными и главными.. И каждая из этих конструкций содержит целый ряд проблем.

Обратимся к проблеме однородности сказуемых. Еще «на заре» становления синтаксической науки в русистике встал вопрос о характере предложения, содержащего однородные члены предложения. Явление однородности рассматривалось учеными (Н.Гречем, А.Востоковым) как результат слияния двух и более предложений: «Главные и второстепенные части двух и более предложений (как-то: подлежащее, сказуемое, связка, определение, дополнение) могут слагаться между собою, т.е. сливаться в одно, для показания одинакового или равного отношения различных понятий, составляющих оныя» (Н.И. Греч «Практическая русская грамматика», СПб, 1834).

Ф.И. Буслаев, так же как и Н.И. Греч, рассматривает предложения с однородными членами как слитные: «Подлежащие, сказуемые, слова определительные, дополнительные и обстоятельства, осложнившиеся таким образом от слияния предложения, именуются слитными в противоположность простым».

Впервые в русской лингвистике не принял понятия «слитного предложения» Д.Н.Овсянико-Куликовский, - анализируя предложения типа: Не успели выйти и осмотреться; Между окнами и по стенам висело около дюжины клеток (И.С.Тургенев); Разговор за столом вели Колломейцев и Сипягин, - отмечает, что «во всех этих и подобных случаях союз И соединяет одинаковые части предложения: 2 подлежащих, 2 сказуемых, 2 дополнения и т.д.». Однако термин «однородные члены предложения» принадлежит не ему, а А.М.Пешковскому, который в книге «Русский синтаксис в научном освещении» рассматривает «слитные предложения» как занимающие промежуточное положение между одиночным предложением (простым) и сложным целым. При этом он считает, что второй однородный член может быть истолкован как неполное предложение, в котором «сказуемое заимствуется из предыдущего»: «Всегда он бросался не на спорщиков, а к светлому солнцу движения».

А.А.Шахматов выступает против рассмотрения предложений с несколькими сказуемыми типа «Цезарь пришел, увидел, победил» как слитное, образованное из слияния нескольких предложений: «Едва ли имеем основание думать, что наличие нескольких сказуемых соответствует наличности нескольких предложений и что, например, в предложении «Цезарь пришел, увидел, победил» - имеем слитными 3 предложения: Цезарь пришел, Цезарь увидел, Цезарь победил». Но А.А.Шахматов не выделяет однородных членов предложения и однородность как структурно-семантическую категорию синтаксиса.

В последние десятилетия в синтаксической науке вновь обращаются к этой проблеме, в частности к проблеме однородности сказуемых. Известно. Например, что лингвисты чехословацкой школы поставили под большое сомнение и это понятие, и оценку предложений, содержащих 2 и более сказуемых, как простых. Их аргументы достаточно вески, и в работах наших ученых, например. В.А.Белошапковой, они приняты во внимание: например, то положение, что однородными могут быть любые члены предложения, кроме сказуемых, причем сказуемых глагольных, именные же сказуемые – однородные (из [Травничек Ф.]). В.А.Белошапкова пишет: «Сказуемое – иерархическая вершина предложения, следовательно, предложения с несколькими сказуемыми – полипредикативное построение, сложное предложение» (это положение нашло отражение и в РГ-80 – там предложения с несколькими сказуемыми рассматриваются как сложные). «По отношению к конструкциям с именным сказуемым предлагается следующее решение: если сочинительной связью связаны сказуемые в целом или их связочный компонент, то это СП; если сочинительной связью связаны только присвязочные именные компоненты, то это монопредикативные простые предложения с общим подлежащим. Существует особый род сказуемых – следствие разного типа синтаксических сращений: Иду, иду; Пойду спрошу; Взял да и написал; хохочет заливается (Н.Ю.Шведова. Очерки по синтаксису русской разговорной речи). – в нашей трактовке это – осложненные формы простого глагольного сказуемого.

Равнозначны ли отношения однородности в следующих предложениях:

(1)Все пять лет он учился и работал. (2) К пяти годам он уже научился читать и писать; (3) Ты очень устал, но не имеешь права уходить с вахты; (4) Он должен был сдать отчет позавчера, но не успевает и к понедельнику.

Если в (1) случае союз И соотносит действительно 2 сказуемых, то во (2) он соотносит 2 формы инфинитива, которые непосредственно зависят от финитной (личной) формы «научился». Поскольку инфинитив здесь субъектный, он рассматривается как часть сказуемого – естественно, грамматически не равноценная целому. Следовательно, здесь нет явления однородности сказуемых, здесь как бы оказываются «вынесенными за скобки» как раз те грамматические параметры предикации, которые устанавливают связь высказывания с действительностью: наклонение и время выражаются общим, единственным финитным (личным), обычно неполнозначным глаголом.

Среди предложений, содержащих «переходные явления» от монопредикативности к полипредикативным построениям, по единодушному мнению большинства синтаксистов, явление однородности сказуемых следует отмечать в том случае, если ряд простых сказуемых имеет общий зависимый член, например: Пассажиры ходили, сидели и лежали на палубе. Здесь наличие общего зависимого компонента, при общности подлежащего, является веским аргументом в пользу того, чтобы говорить об одной синтаксической позиции сказуемого.

Предложения с нераспространенными глагольными сказуемыми (Звезды меркнут и гаснут) относятся к предложениям с однородными сказуемыми как моносубъектные построения, однако они отличаются невысокой частотностью в употреблении.

Однородность сказуемых выдвигает следующие требования: 1) структурная общность сказуемых; 2) семантическая близость глаголов (это или синонимы, или слова, относящиеся к одной и той же семантической группе); 3) совпадение грамматических форм (залоговых, модальных, временных, личных).

По признаку однородности / неоднородности противопоставляются простые предложения с нераспространенными сказуемыми и с однородным рядом сказуемых, имеющих общий распространитель (Дети играют, гуляют, обедают в саду) – с одной стороны; и структуры, имеющие сказуемые с частными распространителями, - с другой стороны (Он часто бывал на заставе, проводил занятия по физической подготовке, знал многих пограничников). Прежде всего, в таких предложениях нет семантического единства глагольного ряда. По прочному замечанию В.В.Бабайцевой, блок однородных сказуемых в таких предложениях находится «на грани распада». Семантическая разноплановость глаголов, входящих в однородный ряд, способствует частному распространению, образованию достаточно изолированных глагольных узлов, каждый из которых несет самостоятельную информацию. В каждом из таких глагольных центров можно выделить самостоятельные группы СС-ий, которые не имеют точек соприкосновения друг с другом, что характерно для полипредикативных единиц. Кроме того, между компонентами такого полипредикативного комплекса (а ведь предложения с распространенными сказуемыми – своеобразная полипредикативная комплексная единица, в которой возникает несколько предикативных связей, направленных от нескольких сказуемых к подлежащему, и поэтому «возникает несколько отношений высказывания к действительности») появляются отношения, присущие сложным предложениям: это чаще всего условные, следственные, причинные отношения; особенно ярко эти отношения проявляются при участии лексических компонентов поэтому, потому, значит, следовательно. При этом полипредикативные структуры легко трансформируются в СПП с подчинительными союзными элементами, например: Он очень воспитан и потому не угнетает собеседника своей угрюмостью и своими познаниями . Ср.: Он очень воспитан, так что не угнетает собеседника своей угрюмостью и своими познаниями. – налицо причинно-следственные отношения.

Еще пример: Ирина не знала, на какой вопрос прежде отвечать, и поэтому неопределенно ответила ничего не значащим словом. – Ср.: Ирина неопределенно ответила, потому что не знала, на какой вопрос прежде отвечать.

Слова значит, следовательно выполняют функцию «скреп» - союза и модального слова – со значением перехода к обобщению, например: Разнообразные издания преследуют различные цели, а следовательно предполагают различную внешность книги. Затем Арапов был представлен Потапову, который говорил, что евразийство выросло на британской почве и,  значит, может быть использовано англичанами. В последнем примере, наряду с семантической разноплановостью глагольных форм в полипредикативном комплексе, наблюдается и структурная разноплановость – налицо разные типы сказуемых, различна и временная отнесенность – в 1 сказуемом план прошлого (перфектное значение), во 2 - план настоящего.

Простое предложение должно характеризоваться одним набором предикативных значений: одним временным планом, одной объективной, одной субъективной модальностью, например:

I. Машины отъезжали от центральной усадьбы, выезжали на мост и вскоре исчезали за поворотом; Целый месяц весь коллектив ломал голову над этой загадкой и рассылал тревожные письма участникам совещания; Члены оргкомитета встретятся на конференции в Баку и в личной беседе попробуют решить все эти вопросы.

II.Борщ ты съел, допивай-ка чай и беги за газетой; Вася вылетел вчера, сидит в Свердловске и как бы не опоздал на совещание; Он должен был сдать отчет позавчера, но не успевает и к понедельнику.

В предложениях II группы независимость модально-временных характеристик предикации очевидна. И так же очевидна невозможность охарактеризовать эти предложения в соответствии с тем каноном, который выработан для простых предложений – каждый состав сказуемого нужно характеризовать отдельно, и мы получаем столько цепочек признаков, сколько во фразе таких звеньев.

Итак, предложения, осложненные одновременным вхождением двух или более предикативных составов, замкнутых на общее для них подлежащее, нельзя уже считать и простым в собственном значении этого термина. Они не являются и сложными в собственном смысле, но они явно полипредикативны. Характеристика в аспекте лица у предикативных составов – общая, поскольку эти конструкции моносубъектны.

Таким образом, моносубъектные полипредикативные конструкции не являются собственно простыми в силу своей полипредикативности, но они не являются и сосбственно сложными в силу своей моносубъектности.

                                                                                            


Дата добавления: 2018-09-23; просмотров: 702;