Примерный перечень чувственных элементов



Визуальные

1. Движущиеся или неподвижные

2. Панорамные или в рамке (если в рамке, то какая она)

3. Цветные или черно-белые

4. Яркость

5. Размер изображения (натуральный, уменьшенный или увеличенный)

6. Размер центрального (ключевого) объекта (или объектов)

7. Сами вы «в кадре» или «за кадром»

8. Расстояние от вас до изображения

9. Расстояние от вас до центрального объекта

10. Качество трехмерного (объемного) изображения

11. Насыщенность цвета (или черных тонов и белого цвета)

12. Контрастность

13. Движение (если есть, то в каком темпе: быстро или медленно)

14. Фокусировка (какие детали в фокусе, а какие нет)

15. Фокусировка меняется или нет

16. Угол зрения, под которым вы видите картину

17. Количество изображений (кадров)

18. Местоположение изображения

19. Прочие элементы, если они есть

Слуховые

1. Громкость

2. Модуляция (прерывания, группировки)

3. Ритм (регулярный, нерегулярный)

4. Интонация (отдельные слова выделены, каким образом)



 

 

5. Темп

6. Паузы

7. Тональность

8. Тембр (качество, резонанс)

9. Особые качества звучания (торжественно, плавно и т. д.)

10. Звук перемещается в пространстве

11. Местоположение

12. Прочие элементы, если они есть

Кинестетические

1. Температура

2. Текстура (ощущение на ощупь)

3. Вибрация

4. Давление

5. Движение

6. Длительность

7. Постоянные — прерывистые

8. Интенсивность

9. Вес (масса)

10. Плотность

11. Местоположение

12. Прочие элементы, если они есть

Болевые

1. Зуд, раздражение 

2. Ожог — переохлаждение

3. Напряжение мышц

41 Острота — приглушенность

5. Давление

6. Продолжительность

7. Прерывистость (например, сердцебиение)

8. Местоположение

9. Прочие элементы, если они есть


Диссоциативный образ — это такой образ, который воспринимается будто не вами, а кем-то другим. Если это ваш собственный диссоциативный образ, то наблю­дать его — все равно, что смотреть кинофильм, снятый о вас самих.

Остановитесь на минуту и постарайтесь вспомнить какой-нибудь недавний приятный опыт, и как можно отчетливее. Попробуйте действительно вернуться и углубиться в этот опыт. Вспомните, что вы видели свои­ми собственными глазами: события, образы, цвета, яр­кость и т. д. Вспомните, что вы слышали, и попробуйте это услышать заново: голоса, звуки и т. д. Почувствуй­те, что вы тогда чувствовали: эмоции, температуру и т. д. Испытайте то, что испытывали тогда. А теперь как бы выйдите из собственного тела и ощутите свой выход из ситуации, но отступите в такое место, откуда вы все еще можете наблюдать себя в этом своем опыте. Представьте этот опыт таким образом, будто смотрите фильм с самим собой в главной роли. Какова разница в ваших  ощущениях? В каком случае ваши чувства более интенсивны — в первом или во втором? Вот это и есть разница между ассоциативным и диссоциативным об­разами.

Используя при характеристике оттенков чувств про­тивоположность (ассоциативность — диссоциативность), вы можете радикально изменить свое восприятие жизни. Помните, мы уже уяснили с вами, что любое поведе­ние человека является результатом того состояния, в котором он находится, а его состояния создаются его же внутренними представлениями — теми явлениями и событиями, которые он воображает, словами, которые он себе говорит, и т. д. Точно так же как режиссер мо­жет изменить воздействие своего фильма на публику, вы можете управлять тем воздействием, которое ваш  жизненный опыт на вас оказывает. Режиссер может


изменить угол расположения камеры, громкость и ха­рактер музыки, скорость и количество движений, цвет и качество изображения, создавая таким образом то со­стояние, которое он стремится пробудить у публики. Вы точно так же можете направлять свое сознание, ге­нерировать любое состояние или поведение, которое со­ответствует достижению самых высоких ваших целей или потребностей.

Позвольте мне показать вам, как это делается. Очень важно, чтобы вы проделали все упражнения, сначала про­читав их, а потом выполнив, прежде чем читать дальше. Может оказаться забавным проделывать эти упражне­ния в паре. Задавайте вопросы друг другу по очереди и отвечайте на них.

Мне бы хотелось, чтобы вы вспомнили какое-нибудь приятное событие в своей жизни. Оно может быть недавним или давно прошедшим. Для этого просто закройте глаза, расслабьтесь и думайте про то, что про­изошло тогда. А теперь попытайтесь усилить это изображение, делая его все ярче и ярче. По мере того как изображение становится ярче, следите за изменением вашего состояния. А теперь попробуйте приблизить изображение к себе, увеличивая его. Что происходит, когда вы манипулируете изображением? Меняется интенсивность вашего опыта, не так ли? Для большинства людей увеличение яркости и величины образа, а также приближение его ведет к созданию еще более мощного и более приятного образа. Усиливается воздействие на вас этого потенциально сильного и приятного внутреннего представления. Оно переводит вас в более радостное, оптимистичное и деятельное состояние.

Все люди имеют доступ к трем своим чувственным системам, ил и системам представления, — визуальной, слуховой и кинестетической. Но разные люди в различной степени полагаются на каждую из этих систем


представления. Большинство людей получают доступ
к своему мозгу в основном через визуальную сферу
представлений. Они реагируют на те образы, которые
проносятся в их сознании. Другие воспринимают мир
в основном через слух. У третьих более развиты кинестетические ощущения. Такие люди больше реагируют на то, что они слышат или ощущают. Поэтому после того, как вы потренироваться со своими визуальными образами, попробуйте проделать такие же упражнения с другими системами представлений.      

Снова вернитесь к тому приятному воспоминанию, с которым вы только что работали. Попробуйте усилить громкость голосов или звуков, которые вы тогда слышали. Придайте им более энергичный ритм, сделайте их более низкими, поменяйте тембр. Сделайте их сильнее и убедительнее. Теперь попробуйте проделать то же самое с кинестетическими оттенками чувств. Сделайте свое воспоминание теплее, мягче и более гладким на ощупь, чем оно было раньше. Что теперь делается с вашими чувствами при воспоминании о прошлом?        

Люди отвечают на внешние раздражители не одина­ково. Кинестетические раздражители в особенности вы­зывают разные реакции у разных людей. Большинство из вас, очевидно, заметили, что если делать изображение ярче или крупнее, то оно от этого усиливается. Внутрен­нее представление становится более интенсивным, более приятным, и, что самое главное, оно переводит вас в более позитивное, более активное состояние. Когда я провожу это упражнение на семинарах со своими слушателями, то каждый раз убеждаюсь в этом, наблюдая за физиологическими проявлениями их состояния: дыхание становится глубже, плечи расправляются, лица расслабляются, при этом тела как бы наливаются новой энергией.     

А теперь давайте попробуем проделать то же самое  упражнение с отрицательным образом. Вспомните что-


нибудь такое, что разочаровало вас и вызвало боль. Те­перь возьмите это изображение и добавьте яркости. При­близьте его к себе, увеличьте. Что происходит в вашем сознании? Большинство людей обнаруживают, что их негативное состояние обостряется. Те отрицательные эмоции, которые они испытывали раньше, становятся еще сильнее. Теперь отодвиньте это изображение на его исходное место. Что происходит, когда вы его делаете все меньше и меньше и все менее и менее ярким? А теперь попробуйте отметить перемены в своих ощуще­ниях. Вы почувствуете, что отрицательные эмоции и чув­ства утратили свою силу над вами.

Попробуйте проделать это же упражнение с други­ми органами чувств. Прислушайтесь к своему собст­венному голосу или к другим голосам, раздающимся в представленном вами неприятном эпизоде. Переклю­чите этот голос на громкий или, как говорят музыканты, форте. Ощутите этот опыт как устойчивый и жесткий. Можно гарантировать, что произойдет то же самое — негативные ощущения усилятся. Но только, пожалуй­ста, не относитесь к этому эксперименту формально. Я хочу, чтобы вы проделывали эти упражнения со всей серьезностью, сосредоточенно и тщательно следя за тем, какие чувства и оттенки чувств оказывают на вас наи­большее влияние. Возможно, вам понадобится не один раз пройти по этим этапам в своем сознании, наблюдая за тем, как манипулирование образами меняет ваше от­ношение к ним.

Давайте снова возьмем тот отрицательный образ, с которого мы начали, и попробуем его уменьшить. Сле­дите за тем, что происходит, когда вы уменьшаете изо­бражение. Теперь давайте выведем его из фокуса — сделаем размытым, тусклым и неразборчивым. Теперь уберите его совсем — уведите его настолько далеко, что-


бы оно было почти незаметным. А теперь возьмите этот образ и отправьте его на воображаемое солнце. Обра­тите внимание на то, что вы услышите, увидите и почув­ствуете, когда он исчезнет из вашего мира навсегда.

Проделайте то же самое с вашими слуховыми обра­зами. Уменьшите звук и громкость голосов, которые вы слышите, чтобы они звучали, будто сквозь сон. Уберите из них ритм и резкость. Попробуйте сделать то же са­мое с вашими кинестетическими образами. Сделайте их более мягкими, несущественными, поверхностными. Что происходит с отрицательным образом, когда вы со­вершаете весь этот процесс? Если вы похожи на боль­шинство людей, то заметите, как образ теряет свою си­лу—он становится слабее, не таким болезненным или вообще незначительным. Вы можете взять что-то, что в прошлом причинило вам нестерпимую боль, и сделать его слабым, растворить и уничтожить.

Мне кажется, что вы поняли из этого краткого опыта, насколько мощной технологией вы сейчас владеете. Все­го за несколько минут вы смогли сделать свое положи­тельное ощущение более мощным, более продуктивным. Вы так же смогли уменьшить степень влияния на вас сильного отрицательного ощущения. В прошлом вы были в плену результатов своих внутренних представлений. Теперь вы знаете, что вещи ведут себя так, как это нуж­но вам.

По существу, перед вами открывается два пути. Вы можете дать возможность своему сознанию вести вас по жизни так же, как оно это делало прежде. Вы можете позволить ему высвечивать любой образ, звук или чув­ство, на который будете реагировать автоматически, как по сигналу, подобно тому, как собаки Павлова реагиро­вали на звонок. Или же вы можете выбрать вариант сознательного управления своим собственным разумом. Вы можете сами устанавливать в себе те кнопки, кото-


 

 

рые вам нужны. Вы можете расправляться со своим отрицательным опытом и негативными образами, ли­шая их силы и влияния на вас. Вы можете представлять их себе так, чтобы они не отнимали у вас силы, в таком свете, что они уменьшатся до карманных размеров, и это позволит вам сделать с ними что угодно.

Наверняка вам приходилось испытывать страх пе­ред большой работой или серьезным заданием, которые поначалу казались вам такими сложными, что не хвата­ло духу за них взяться. Однако если представить себе эту работу в виде маленькой картинки, вы сможете из­менить свое отношение к ней, начнете сразу же пред­принимать соответствующие действия, вместо того что­бы мучиться в сомнениях. Я знаю, что моя рекомендация может показаться до смешного простой, но стоит ее ис­пробовать, и вы сразу же обнаружите, что перемена ва­ших представлений может привести к изменению ваше­го понимания этой задачи и таким образом изменить все ваши действия.

Теперь вы уже знаете, что можете брать из прошлого положительный и приятный опыт и усиливать его. Вы можете брать маленькие радости жизни и делать их огромными, делать их ярче в своем представлении, ста­новясь от этого более счастливым и жизнерадостным. В ваших руках средство, способное сделать вашу жизнь более яркой, более радостной, более продуктивной.

Само по себе ничто ни хорошо, ни плохо; мысль делает это тем или другим.

Уильям Шекспир

Помните, в главе 1 мы размышляли с вами о том, что назвали достоянием королей. Король способен управлять своим королевством. Вашим королевством является ваш мозг. Точно так же как король может


управлять своим королевством, вы можете управлять своим — если будете сами руководить своими пред­ставлениями о собственном жизненном опыте. Все те оттенки чувств, о которых мы говорили, дают указания мозгу, как чувствовать. Помните: мы никогда не знаем в действительности, какова жизнь на самом деле. Мы знаем ее такой, какой представляем ее себе. Поэтому, если у нас есть негативный образ, представленный в виде большой, яркой, мощной и громкой формы, мозг представит негативный опыт в виде чего-то огромного, яркого, шумного, движущегося. Но если мы возьмем этот негативный образ и сожмем его, затемним, превра­тим в неподвижный кадр, затем уберем из него энер­гию, мозг даст на это соответствующий ответ. Вместо того чтобы впадать в негативное состояние, мы можем просто выбросить этот негативный образ, не испыты­вая особого огорчения.

Наш язык дает нам много примеров силы нашего воображения и представления в оценке явлений реаль­ности. Что мы имеем в виду, когда говорим, что у како­го-то человека блестящее будущее? Что вы чувствуете, когда кто-то говорит вам, что будущее туманно? Что мы имеем в виду, говоря, что нужно пролить свет на этот вопрос? Что мы хотим сказать, когда говорим, что кто-то нарушил пропорции или исказил образ чего-то? Что имеют в виду люди, говоря, что что-то давит им на моз­ги или они зациклились? Что вы имеете в виду, когда говорите, что все звучит в нужной тональности, или что прозвенел звонок, или что все удачно складывается?

Обычно мы воспринимаем эти фразы как метафоры. На самом деле это не так. Они представляют собой точное описание того, что происходит у нас в мозгу. Вспомните о том упражнении, которое вы проделывали несколько минут назад, когда брали неприятный опыт из прошлого и увеличивали его. Вспомните, как нега-

 

управлять своим королевством, вы можете управлять своим — если будете сами руководить своими пред­ставлениями о собственном жизненном опыте. Все те оттенки чувств, о которых мы говорили, дают указания мозгу, как чувствовать. Помните: мы никогда не знаем в действительности, какова жизнь на самом деле. Мы знаем ее такой, какой представляем ее себе. Поэтому, если у нас есть негативный образ, представленный в виде большой, яркой, мощной и громкой формы, мозг представит негативный опыт в виде чего-то огромного, яркого, шумного, движущегося. Но если мы возьмем этот негативный образ и сожмем его, затемним, превра­тим в неподвижный кадр, затем уберем из него энер­гию, мозг даст на это соответствующий ответ. Вместо того чтобы впадать в негативное состояние, мы можем просто выбросить этот негативный образ, не испыты­вая особого огорчения.

Наш язык дает нам много примеров силы нашего воображения и представления в оценке явлений реаль­ности. Что мы имеем в виду, когда говорим, что у како­го-то человека блестящее будущее? Что вы чувствуете, когда кто-то говорит вам, что будущее туманно? Что мы имеем в виду, говоря, что нужно пролить свет на этот вопрос? Что мы хотим сказать, когда говорим, что кто-то нарушил пропорции или исказил образ чего-то? Что имеют в виду люди, говоря, что что-то давит им на моз­ги или они зациклились? Что вы имеете в виду, когда говорите, что все звучит в нужной тональности, или что прозвенел звонок, или что все удачно складывается?

Обычно мы воспринимаем эти фразы как метафоры. На самом деле это не так. Они представляют собой точное описание того, что происходит у нас в мозгу. Вспомните о том упражнении, которое вы проделывали несколько минут назад, когда брали неприятный опыт из прошлого и увеличивали его. Вспомните, как нега-


тивные аспекты этого опыта переводили вас в непро­дуктивное состояние. Разве можно подобрать лучшее выражение для описания этого опыта, чем-то, что вы нарушили его пропорции? То есть мы инстинктивно чув­ствуем, какими мощными являются наши внутренние представления. Помните о том, что мы можем взять наш мозг под контроль; он никогда не должен контролиро­вать нас.

Есть простое упражнение, которое помогает многим. Не оказывались ли вы когда-нибудь в состоянии непре­рывного внутреннего диалога? Не попадали ли вы в такую ситуацию, когда, казалось бы, ваш внутренний голос никак не может замолчать? Много раз бывало так, что мозг ведет непрерывные диалоги. Мы спорим о наболевшем или пытаемся использовать старые аргу­менты для нового выигрыша. Как только такое случит­ся с вами в следующий раз, просто уменьшите звук. Сделайте этот внутренний голос тише, отдалите его и сделайте слабее. Этим многие люди добиваются реше­ния всех проблем. А не ведутся ли в вас такие мыслен­ные диалоги, когда внутренний голос запрещает вам делать что-то, не дает вам развернуться? В таком слу­чае попробуйте сказать себе то же самое с оттенком сексуальности, почти флиртуя: «Ты на это не спосо­бен». Как вы чувствуете себя теперь? Не правда ли, ваша мотивация возросла, и вам страстно хочется сде­лать то, что ваш внутренний голос так упорно считает невозможным. Испытайте это на себе, и вы сразу же

почувствуете разницу.

***

Давайте выполним еще одно упражнение. Вспомни­те о чем-нибудь из своего прошлого опыта, что вы дела­ли с очень сильной мотивацией. Расслабьтесь и попро­буйте создать в себе четкий мысленный образ этого опыта. Теперь мне хотелось бы задать вам несколько


вопросов. Выдерживайте паузу и отвечайте на них один за другим. Нет ответов правильных или неправиль­ных. Разные люди просто будут отвечать на эти вопро­сы по-разному.

Когда вы смотрите на этот образ, вы видите фильм или стоп-кадр? Он цветной или черно-белый? Он близ­ко от вас или далеко? Он находится слева, справа или по центру? Он вверху, внизу или в центре вашего поля зрения? Является ли он ассоциативным (видите его собственными глазами), или он диссоциативный (вы видите все как бы со стороны)? Имеет ли он четкое обрамление, или вы видите панораму, которая прости­рается в бесконечную даль? Яркий он или тусклый, светлый или темный? Сфокусирован ли этот образ чет­ко или расплывчат? Проделывая это упражнение, ста­райтесь отмечать, какие оттенки чувств в вас проявля­ются сильнее всего, какие имеют над вами большую власть, когда вы сосредоточенно думаете о них.

Теперь пропустите этот эпизод по вашим слухо­вым и кинестетическим каналам чувств. Когда вы слы­шите то, что происходит вокруг, слышите ли вы свой собственный голос или голоса других, участвующих в этом событии? Вам слышится диалог или монолог? Звуки, которые вы слышите, громкие или тихие? Обла­дают ли они богатством интонаций или монотонны? Ритмичны они или беспорядочны? Их ритм быстрый или медленный? Звуки то замолкают, то возникают или вы слышите их постоянно? Что является глав­ным из того, что вы слышите или говорите самому себе? Где располагаются звуки? Откуда они прихо­дят? Каким вы ощущаете образ: жестким или мяг­ким? Он теплый или холодный? Грубый или нежный? Острый или тупой? Жидкий или твердый? Какой ча­стью тела вы это ощущаете? Каков он на вкус: кис­лый или сладкий?


Поначалу на некоторые из этих вопросов будет очень трудно ответить. Если у вас есть склонность формировать свои внутренние представления в основ­ном кинестетическим способом, вы можете подумать про себя: «У меня не получаются картинки». Однако помните, что это ваше убеждение и, пока вы придержи­ваетесь его, оно будет верно. По мере того как вы буде­те лучше узнавать свои чувства, вы начнете учиться улучшать свое восприятие таким методом, который на­зывается «наложение». Суть его в том, что ваш исход­ный слух, например, будет сначала отбирать все слухо­вые импульсы, которые содержатся в этом опыте. То есть сначала вы будете запоминать то, что слышали в данный момент. Но как только вы оказались в таком состоянии, вызвав богатое, мощное внутреннее пред­ставление, вам будет гораздо легче представить его или в виде визуального кадра, где вы начнете работать над изобразительным рядом своих оттенков чувств, или в виде кинестетического кадра, где вы начнете обраба­тывать кинестетические оттенки чувств.

Итак, вы только что видели и пережили опыт струк­турирования чего-то, вызвавшего в вас в прошлом огром­ную мотивацию к работе. Теперь я хочу, чтобы вы поду­мали о чем-то, мотивацию к чему вы бы хотели получить, о чем-то таком, к чему в настоящий момент вы не испы­тываете никаких особых чувств, никакой особой моти­вации что-то сделать. Еще раз сформируйте в себе мыс­ленный образ. Затем ответьте на те же вопросы, обращая внимание на то, чем ваши ответы отличаются от тех, когда вы рассматривали поступок, совершенный вами в прошлом с большой мотивацией. Например, когда вы рассматриваете образ, вы видите фильм или стоп-кадр? Начиная с этого, пройдите по всем вопросам, адресован­ным к визуальным оттенкам чувств. А затем ответьте на вопросы, относящиеся к слуховым и кинестетиче-


ским оттенкам чувств. Делая это, не забывайте отме­чать наиболее сильные чувства, те, которые сильнее всех других влияют на ваше состояние.

Теперь возьмем дело, для выполнения которого у вас была сильная мотивация (назовем его опытом 1), и то, к чему вы хотите получить мотивацию (опыт 2), и рассмотрим оба этих опыта одновременно. Это не так сложно сделать. Представьте себе, что ваш мозг является телевизионным экраном, на котором демон­стрируется сразу два изображения, причем вы имеете возможность рассматривать оба этих изображения од­новременно. У вас есть различия в оттенках чувств, не так ли? Это можно было предвидеть, поскольку различные представления дают различные типы ре­ зультатов в нервной системе. Теперь давайте возь­мем все, что мы узнали о том, какие виды оттенков чувств мотивируют нас и при каких обстоятельствах, и постепенно перенастроим оттенки чувств с того опыта, где у нас была сильная мотивация, на тот опыт, где мы хотим получить мотивацию (опыт 2), таким обра­зом, чтобы они соответствовали мотивации оттенков чувств опыта 1. Конечно, эти ощущения, будут раз­личны у разных людей, но можно почти с уверенно­стью утверждать, что образы опыта 1 будут ярче об­разов опыта 2. Первые будут ближе и четче. Я хочу, чтобы вы сконцентрировались на различиях между ни­ми и манипулировали вторым образом так, чтобы он становился все больше и больше похожим на первый образ. Не забывайте делать то же самое со слуховы­ми и кинестетическими представлениями. Сделайте это прямо сейчас.

Что вы сейчас чувствуете относительно опыта 2? По­высилась ли ваша мотивация совершить этот поступок? Вы должны это почувствовать, если вам удалось согла­совать оттенки чувств опыта 1 с аналогичными из опы-


та 2 (например, если опыт 1 представлялся вам в виде фильма, а опыт 2 был стоп-кадром, вы должны превра­тить последний также в фильм), и продолжать этот про­цесс со всеми визуальными, слуховыми и кинестетиче­скими оттенками чувств. Когда вам удастся найти конкретные спусковые крючки (оттенки чувств), кото­рые заставляют вас перейти в желаемое состояние, вы сможете легко связать эти спусковые механизмы с не­желательными состояниями, чтобы мгновенно выходить из них.

Помните, что сходные внутренние представления бу­дут создавать сходные состояния или чувства, которые, в свою очередь, будут вызывать сходные действия. Кро­ме того, если вы найдете, что конкретно заставляет вас чувствовать высокую мотивацию, то будете точно знать, что вам нужно делать с любым опытом, чтобы получить из него такую же высокую мотивацию. А находясь в таком продуктивном состоянии, вы сможете побудить себя к принятию эффективных действий.

Важно отметить, что определенные ключевые оттенки чувств оказывают на нас большее воздействие, чем дру­гие. Например, я работал с одним мальчиком, у кото­рого не было мотиваций ходить в школу. Большинст­во визуальных оттенков чувств, казалось, не могут подвигнуть его на это. Однако когда он говорил само­му себе определенные слова определенным тоном, он чувствовал мгновенно необходимую мотивацию идти в школу. Кроме того, когда он чувствовал мотивацию, у него напрягались бицепсы. Однако, когда мотива­ция отсутствовала или он был зол, у него появлялось напряжение в челюсти и тон его голоса сразу стано­вился другим. Только за счет перемены этих двух от­тенков чувств мне удалось почти мгновенно перевести его из состояния огорчения и немотивированности в состояние высокой мотивации. Или другой случай. Од-


на женщина любила шоколад за мягкость и гладкость его текстуры и не переносила виноград по той причине, что в нем есть косточки, которые хрустят на зубах. Все, что я мог сделать, это заставить ее представить себе, что она медленно ест виноград, осторожно раску­сывая каждую виноградинку и ощущая ее текстуру в тот момент, когда она прокатывается у нее во рту. Я также попросил ее говорить то же самое, что она гово­рила о шоколаде, и таким же тоном. Проделав это, она сразу захотела винограда, с тех пор она ест его с удо­вольствием.

Занимаясь моделированием человеческого поведе­ния, вы всегда будете интересоваться тем, как другие люди добиваются определенных результатов в умствен­ной или физической деятельности. Например, люди при­ходят ко мне за советом и говорят: «Я так подавлен». Я не спрашиваю: «Отчего у вас подавленное состоя­ние?», чтобы затем они демонстрировали его мне. Это только усилит их депрессию. Я не хочу знать, почему они в подавленном состоянии; я хочу знать, как в них такое состояние появляется. Вместо этого я спрашиваю у них: «Как вы добиваетесь этого?» Обычно этим во­просом я привожу их в замешательство, потому что че­ловек не всегда понимает, что это он сам совершал опре­деленные действия у себя в мозгу и в физиологии, чтобы прийти в подавленное состояние. Поэтому я спраши­ваю: «Если бы я сидел в вашем теле, как бы я пришел к подавленному состоянию? Что мне нужно представлять для этого? Что я должен говорить себе? Как я должен это говорить? Каким тоном?» Именно эти процессы соз­дают определенные умственные и физические дейст­вия, которые дают конкретные эмоциональные резуль­таты. Если нам удастся изменить структуру этого процесса, он может стать другим, не приводящим нас в состояние подавленности.


После того как вы узнали, как влиять на события, вы можете начать управлять своим собственным мозгом и создавать в себе такие состояния, которые помогут вам организовать такую жизнь, которую вы хотите и заслу­живаете. Пример: каким образом вы приходите в заме­шательство или становитесь подавленным? Вы берете что-то и делаете из этого невыгодное изображение у себя в голове? Вы продолжаете говорить с собой жал­ким и печальным голосом? А теперь скажите, как вы приводите себя в состояние восторга, веселья? Для это­го вы рисуете в своем воображении яркие картины? Как они двигаются: быстро или медленно? С какой интонацией голоса вы говорите с собой? Представьте себе, что кто-то любит свою работу, а вы нет, но вам хотелось бы ее полюбить. Попробуйте найти нечто, соз­дающее в нем это чувство. Вы сами будете поражены тем, как быстро вам удастся измениться. Мне доводи­лось наблюдать людей, которые лечились традицион­ными методами в течение многих лет, чтобы решить свои моральные проблемы, проблемы своих состояний и по­ведения. Применив мой новый метод, они лишались всех своих проблем за считанные минуты. В конце концов, подавленность, депрессия и экстаз — это все явления не статичные. Они представляют собой процессы, кото­рые создаются определенными мысленными образами, звуками и физическими действиями, которые вы кон­тролируете сознательно или бессознательно.

Понимаете ли вы сейчас, как с помощью этих приемов можно изменить всю свою жизнь? Если вам нравится то чувство удовлетворения, которое приносит вам ваша ра­бота, но вы терпеть не можете прибираться в доме, вы можете сделать одно из двух: нанять домработницу или отметить разницу между вашими представлениями о своей работе и об уборке дома. Представив себе работу по дому как интересное и увлекательное занятие, пользуясь


теми же самыми оттенками чувств, которые вы приме­няете у себя на службе, вы получите мгновенный стимул к домашней работе. Это очень хороший урок, который вы можете преподать своим детям!

А что, если бы можно было взять все свои обязанно­сти, которые вы ненавидите, но которые нужно испол­нять, и наделить их оттенками чувств удовольствия? Помните, что очень немногие вещи являются изначаль­но неприятными. Просто вы усвоили, что одни вещи приятные, а другие нет. Теперь просто поменяйте яр­лыки местами и создайте новые ощущения на основе своего старого опыта. Что, если вы посмотрите на свои проблемы внимательно, уменьшите их размеры и поста­вите подальше от себя? Наши возможности в таких перестановках безграничны. Причем вы — самый глав­ный командир!

Важно помнить, что, подобно любым другим навы­кам, такая наука моделирования требует упорной тре­нировки и практики. Чем чаще вы будете сознательно осуществлять эти простые перемещения оттенков чувств, тем лучше вам будут удаваться быстрые необходимые результаты. Вы скоро обнаружите, что изменение ярко­сти или четкости изображения оказывает более сильное влияние на вас, чем изменение местоположения или раз­мера этого изображения. Узнав это, вы поймете, что яр­кость — одно из первых свойств, которым нужно мани­пулировать, если вы хотите что-то изменить.

Некоторые из вас могут сейчас подумать: эти пере­мены оттенков чувств — великое дело, но как сделать так, чтобы они не возвращались обратно? Я знаю, что могу изменить их в данный момент, и это ценно, но было бы еще лучше, если бы я мог закреплять эти изменения, делать их необратимыми.

Этого можно добиться с помощью метода, известно­го под названием «модель свиста». Он может быть при-


менен в борьбе с наиболее устойчивыми проблемами и вредными привычками, которые есть у людей. «Мо­дель свиста» берет внутренние представления, которые обычно создают состояние пассивности, и заставляет их автоматически запускать в действие новые внутренние представления, которые переводят вас в то энергичное состояние, которое вам необходимо. Когда вы обнару­живаете, например, что внутреннее представление за­ставляет вас чувствовать переедание, то с помощью «мо­дели свиста» вы можете создать в себе новое внутреннее представление чего-то такого, что сильнее по эффекту и сможет увести вас, если вы это увидите или услышите, от мыслей о еде вообще. Если вы свяжете между собой эти два представления, то всякий раз, когда вы будете думать о переедании, первое представление будет авто­матически вызывать в памяти второе и переводить вас в такое состояние, когда вам не будет хотеться есть. Самое главное в этой «модели свиста» заключается в том, что, однажды внедрив ее в себя, вам уже не нужно думать о ней. Процесс будет происходить автоматиче­ски, без всяких сознательных усилий. Вот как работает на практике «модель свиста».

Шаг 1. Определите то поведение, которое вы хотите изменить. Постройте внутреннее представление этого поведения, как будто видимое вашими собственными глазами. Если вы хотите избавиться от привычки грызть ногти, представьте себе такую картину: вы поднимаете руку, подносите пальцы к губам и начинаете грызть ногти.

Шаг 2. Теперь, когда у вас есть четкая картина того поведения, которое вы хотите изменить, вам нужно соз­дать в себе другое представление, образ самого себя тогда, когда нужные вам изменения произойдут. Вы


можете представить, как вы убираете пальцы ото рта, слегка надавливаете на кончики пальцев и на ногти, которые намеревались обгрызть. Вы смотрите на руку и видите свои ногти аккуратно подстриженными и об­работанными, а самого себя прекрасно одетым, владею­щим собой и уверенным в себе. Эта картина, которая будет изображать вас в желаемом состоянии, будет дис-социативной, ибо это идеал, к которому вы стремитесь, а не вы сами.

Шаг 3. Слейте в себе эти два изображения (соедини­те со «свистом») таким образом, чтобы ваше непродук­тивное состояние автоматически вызывало полезный и активный жизненный опыт. Как только вы приведете в действие этот механизм срабатывания, все, что связано с образом кусания ногтей, будет автоматически вызывать в вашем сознании другой образ — идеально благопо­лучного собственного изображения. Таким образом, вы создали для своего мозга совсем новый способ обращать­ся с тем, что в прошлом вас расстраивало.

Вот как производится эта «модель свиста». Начните с усиления яркости на картине поведения, которое вы хотите поменять. Затем в правом нижнем углу этой картины создайте маленькое темное изображение того, кем вы хотите быть. Теперь возьмите это маленькое изображение и мгновенно увеличьте его размеры и яркость, буквально заполнив им все то изображение поведения, которое вам уже ненужно. Выполняя этот процесс, произнесите про себя слово «ух!» с таким энтузиазмом, на какой только способны. Я понимаю, что это звучит несколько по-детски. Однако, сказав «ух!» са­мым взволнованным образом, вы пошлете серию мощ­ных положительных сигналов в свое сознание. После того как у вас в сознании появилась четкая картина,


весь процесс замены изображений будет отнимать у вас не больше времени, чем на произнесение слова «ух!». Теперь перед вами большая, яркая, четкая, цветная кар­тина, изображающая вас таким, каким вы хотите быть. Старая картина исчезла навсегда.

Самыми важными моментами в применении этой мо­дели являются быстрота и многократность повторения. Вы должны ясно видеть и чувствовать, как маленькое темное изображение становится огромным и ярким, вы­растая и заполняя все прежнее изображение, разрушая его и заменяя даже большим, более ярким изображени­ем нового положения вещей. Почувствуйте удовлетво­рение от созерцания вещей такими, какими они должны быть. Затем откройте глаза на секунду, чтобы разрушить это состояние. Когда вы снова закроете глаза, проделай­те это упражнение еще раз. Старайтесь видеть те вещи, которые вы хотите изменить, в виде большого изображения, а затем наблюдайте за тем, как маленькое изображение стремительно растет в размерах, становится ярче и занимает весь экран при слове «ух!». Сделайте неболь­шую паузу после этого опыта, откройте глаза. Затем за­кройте глаза снова. Найдите еще что-нибудь в себе, что вы хотите изменить. Взгляните на исходное изображе­ние и определите то, что вы хотите в нем поменять. Сде­лайте это под слово «ух!». Проделайте всю процедуру пять или шесть раз, причем как можно быстрее. Помни­те, что главным ключом к успеху является скорость; при этом нужно чувствовать удовольствие. Сконструирова­ли картинки, рассмотрели их мысленным взором, «ух!» — и готово... И повторяйте так до тех пор, пока не добье­тесь автоматической замены старого изображения но­вым, которое вызовет новые состояния и, следовательно, новое поведение.

Теперь вызовите в памяти самое первое изображе­ние. Что происходит? Если, например, вы вернулись к


изображению самого себя, грызущего ногти, то теперь вы уже чувствуете, что вам очень трудно представить себе эту картину. Она кажется вам уже неестествен­ной. Если такого не происходит, повторите тренировку. Сейчас вы уже будете выполнять все предписанное го­раздо быстрее, с уверенностью, что положительные эмо­ции у вас стали гораздо сильнее отрицательных. У вас может ничего не получиться в том случае, если образ, к которому вы стремитесь, не волнует вас или не кажется достаточно желанным. Очень важно, чтобы новый образ был достаточно привлекательным, приводящим вас в мотивированное и энергичное состояние, чтобы он был таким, каким вы действительно хотите стать. Иногда, если добавить новые оттенки чувств, например, запах или вкус, эта методика работает еще лучше. «Модель свиста» дает потрясающие результаты, поскольку она опирается на некоторые особенности нашего мозга, име­ющего склонность уходить от неприятных вещей и дви­гаться в направлении приятных. Изображение самого себя, переставшего грызть ногти, выглядит более при­влекательным, чем образ человека, постоянно грызуще­го ногти, вы дали своему мозгу мощный сигнал того поведения, к которому необходимо двигаться. Я сам проделал это на себе, чтобы избавиться от дурной при­вычки, которая так вросла в меня, что сделалась уже бессознательной. После того как я применил к себе «мо­дель свиста», я неожиданно поймал себя на том, что грызу ноготь. Поначалу я воспринял это как неудачу своей методики. Но потом я понял, что раз я осознаю свою вредную привычку — это уже прогресс. После этого я провел десятикратную тренировку по «модели свиста», которая навсегда избавила меня от этой дурац­кой привычки.

Вы можете проделать то же самое со своими страха­ми или неуверенностью. Возьмите что-нибудь, чего вы


боитесь. Теперь представьте, что все получается так, как вы хотите. Сделайте эту картину для себя поистине вол­нующей. Затем несколько раз соедините эти два образа вместе. А теперь снова подумайте о чем-нибудь, чего вы боитесь. Что вы теперь чувствуете? Если тренировку с «моделью свиста» вы провели эффективно, то в тот мо­мент, когда вы начнете думать о чем-то, чего раньше боялись, вы будете автоматически переключаться на мыс­ли о том, как вы хотите видеть вещи.

Можно получить другой вариант «модели свиста», добавив в нее мотив рогатки. Натяните мысленно ме­жду двух столбов картину того поведения, которое вы хотите изменить. К этим же столбам мысленно привя­жите концы резинки, чтобы получилась рогатка. Затем вложите в зажим рогатки как камешек маленькую кар­тинку, изображающую поведение, которое вы хотели бы усвоить, и оттягивайте резинку как можно сильнее. Затем отпустите резинку и наблюдайте за тем, как ка­мешек — новый образ — пробьет старое изображение между столбов и в вашем сознании. Важно, проделывая это, натягивать резинку как следует. При этом   произносите слово «ух!», как будто сами прорываетесь сквозь старое ограничивающее изображение. Если вы сделаете все правильно и убедительно, через мгно­вение после того, как вы мысленно отпустили резинку, картина вашего нового поведения должна заиграть всеми красками в вашем сознании. Приостановите сейчас чтение книги и займитесь непосредственно этим «рогаточным» упражнением, пытаясь преодолеть ка­кое-нибудь из своих ограничений или поменять что-либо в своем поведении.

Помните, что ваше сознание может подчинить себе  даже законы природы и законы вселенной весьма эффективным способом: давая вам возможность возвра-


щаться в прошлое. Время нельзя повернуть вспять, нельзя изменить ход событий, но вы можете все это сделать в своем сознании. Предположим, вы вошли ут­ром в свой кабинет и первое, что увидели на столе, — недописанный важный отчет, который вам срочно нужно сдать. Незаконченная работа переводит вас в очень непродуктивное, угнетенное состояние. Вы чувствуете себя чрезвычайно раздраженным и готовым выскочить из кабинета и выплеснуть свой гнев на секретаршу. Однако крик не даст продуктивных результатов, а ведь именно они вам нужны. Он только ухудшит ситуа­цию. Самое разумное для вас сейчас — это поменять свое состояние, вернуться на несколько минут в про­шлое и перевести себя в такое состояние, которое по­зволило бы вам справиться с задачей. Именно этого вы можете добиться, поменяв свои внутренние представ­ления.

В этой книге я уже не раз повторял, что важно быть независимым, владеть собой и самому распоряжаться работой своего мозга. Сейчас вы уже представляете, как конкретно можно этого добиваться. С помощью всего нескольких упражнений, которые мы недавно продела­ли, вы приобрели возможность полностью контролиро­вать свои состояния. Только представьте себе, какой станет ваша жизнь, если вы вспомните весь замечатель­ный опыт своей жизни и представите его себе ярким, близким и красочным; как радостно, ритмично и мело­дично он зазвучит; каким он будет нежным, теплым и мягким! А весь свой отрицательный опыт вы представи­те в виде невзрачных, нечетких и неподвижных изобра­жений со слабыми, неслышными голосами и почти не­осязаемыми формами, которые вы даже не можете потрогать, так как они чрезвычайно далеко. Преуспе­вающие люди совершают этот процесс бессознательно. Они прекрасно знают, как увеличить громкость звуков


 

и как уменьшить, если это не то, что они хотят слышать. Все, что вы изучили в данной главе, и относится к моде­лированию этих процессов.

Я не предлагаю, чтобы вы игнорировали проблемы. Есть вещи, которым надо уделять внимание. Мы все знаем людей, которые, успешно справившись в течение трудового дня с девяноста девятью проблемами, тем не менее приходят домой в совершенно подавленном на­строении. Почему так происходит? Ведь всего с одной из своих проблем они не справились, однако они пре­увеличили эту единственную вещь, превратив ее в боль­шую, яркую, сверкающую картину, а все девяносто де­вять успешных дел превратили в маленькие, нечеткие и несущественные изображения.

Многие люди проживают свою жизнь именно та­ким образом. У меня были клиенты, которые говори­ли мне: «Я постоянно в подавленном состоянии». При­чем они произносили это почти с гордостью, поскольку депрессия стала уже частью их мировоззрения. Мно­гие психотерапевты начинают вести длинные беседы с такими пациентами, пытаясь выявить причины их де­прессии. Они заставляют пациентов часами рассказы­вать о своем состоянии. Они начинают рыться в гру­дах мусора переживаний такого больного, постоянно перебирая несчастный и низкоэмоциональный опыт. Из таких методов лечения вырастают только много­летние долги пациентов своим врачам и затяжные бо­лезни.

Ни один человек не может вечно находиться в по­давленном состоянии. Депрессия не является посто­янным состоянием организма вроде увечья. Это со­стояние, в которое люди входят и из которого выходят. На самом деле большинство людей, которые часто ис­пытывают подавленность, имели в своей жизни массу счастливых моментов, может быть, даже больше, чем


обычный средний человек. Просто они не умеют пред­ставлять себе этот свой положительный опыт в виде крупных, ярких ассоциативных картин. Возможно, они представляют свои счастливые времена как очень да­лекие. Оторвитесь на минутку от чтения и вспомните о событии, которое произошло с вами на прошлой не­деле, после этого оттолкните его от себя. Не правда ли, оно представляется вам уже не таким недавним опы­том, как только что казалось? А что, если вы приблизи­те его к себе поближе? Не правда ли, теперь оно стало казаться более свежим? Некоторые люди умудряют­ся проделывать такие вещи со своим недавним поло­жительным опытом, отодвигая его настолько, что ка­жется, что это произошло с ними много лет назад, при этом их основные проблемы подходят все ближе и бли­же. Вам наверняка приходилось слышать, как кто-то говорил: «Мне так нужно убежать от всех своих про­блем». Для этого вам совсем не нужно улетать в дале­кую страну. Просто оттолкните их от себя подальше в своем воображении и почувствуйте разницу. У людей, подверженных депрессии, сознание до краев заполне­но чудовищными, шумными, близкими и тяжелыми об­разами неприятностей и сложностей, которые почти вы­теснили маленькие, робкие, невзрачные образы хороших времен. Если вы хотите перемен, не купайтесь в своих тягостных прошлых воспоминаниях; поменяйте оттенки чувств и саму структуру воспоминаний. А затем со­едините эти негативные воспоминания с чем-то по-на­стоящему захватывающим в жизни, проявив при этом всю свою жизненную энергию, юмор, терпение и силу воли.

Некоторые говорят: «Минутку-минутку, нельзя все изменить так быстро». А почему нельзя? Иногда го­раздо удобнее ухватить что-то в мгновение ока, чем растягивать это надолго. Именно так мозг учится но-


вому. Вспомните о том, как вы смотрите кино. Вы про­сматриваете тысячи кадров и объединяете их в одно динамическое целое. А что было бы, если бы вы увиде­ли один кадр, через час другой, а через день или через два — третий? Вы бы ничего не поняли, не правда ли? Вот так и изменения ваших состояний. Если вы что-то делаете быстро, вносите изменения в свое сознание сию минуту, если быстро меняете свои состояния и поведе­ние, вы можете сами себе доказать, насколько велики ваши возможности. Нужен более мощный рывок, а не многие месяцы сосредоточенного размышления. Со­гласно законам квантовой физики, изменения в пред­метах происходит не медленно в течение длительного времени — они осуществляются так называемыми квантовыми скачками. Точно так же и мы можем пе­рескакивать с одного уровня жизненного опыта на дру­гой. Если вам не нравится, как вы себя чувствуете, бы­стро измените свое представление о себе. Это так просто.

Давайте рассмотрим другой пример — любовь. Лю­бовь для большинства из нас является прекрасным, веч­ным, почти мистическим опытом. Она также представ­ляет интерес для моделирования, поскольку любовь является состоянием и, как и все другие состояния, она является результатом конкретного набора действий или стимулов, которые совершаются или воспринимаются определенным образом. Как мы обычно влюбляемся? Одной из наиболее важных составляющих восприятия любви является то, что мы отделяем все, что любим в ком-то, от тех вещей, которые мы не любим. Влюблен­ность может оказаться тяжелым, дезориентирующим чувством по той причине, что оно ничем не уравновеше­но. Вы не рассматриваете человека, в которого влюбле­ны, как строгий балансовый отчет, перечисляющий хо­рошие и плохие его качества, не пропускаете все это


через компьютер, чтобы подвести итог. Вы полностью захвачены всего несколькими чертами другого челове­ка, которые кажутся вам чарующими. Вы даже пред­ставить себе не можете в такие моменты, что любимый человек может иметь хоть какие-нибудь недостатки или совершать хоть какие-нибудь ошибки.

Что же может разрушить любовь? Разные факторы. Возможно, вы перестали связывать этого человека с те­ми привлекательными чертами, за которые ранее его полюбили. Может быть, вы начали связывать этого че­ловека с чем-то неприятным, что произошло в вашей жизни, и отдалять его от того приятного, что вы ранее с ним делили. Как же все это происходит? Человек мо­жет заметить какие-то неприятные мелочи в поведении другого и увеличить их в своем сознании до больших, ярких картин, например, привычку своего партнера остав­лять незакрытым тюбик зубной пасты или разбрасы­вать по всей квартире свои вещи. А может быть, он перестал писать ей любовные письма. Возможно, она часто вспоминает то, что он наговорил ей сгоряча в пылу ссоры, и у нее в голове этот разговор прокручивается снова и снова, заставляя вновь переживать этот негатив­ный опыт. Она уже не помнит, как нежно он прикасал­ся к ней и какие прекрасные слова он говорил ей на прошлой неделе, какие подарки делал ей к праздникам. Подобные примеры можно продолжать и продолжать. Помните, что в такой череде воспоминаний нет ничего неправильного. Но вы теперь уже понимаете, что харак­тер ваших представлений будет самым серьезным об­разом влиять на качество ваших взаимоотношений. А что, если в разгар скандала вы вдруг вспомните о том, как вы в первый раз его (ее) поцеловали или взяли за руку, о том времени, когда ваш любимый (любимая) сделал для вас что-то особенное, и именно это изобра­жение вы сделаете большим, приближенным и ярким?


В этом состоянии как вы станете относиться к любимо­му человеку?

Очень важно, чтобы мы регулярно анализировали свою модель взаимоотношений с другими и постоянно спрашивали себя: «Если я буду и дальше представлять себе вещи таким образом, как это скажется на главных результатах моей жизни? В каком направлении ведет меня мое сегодняшнее поведение, то ли это направле­ние, которое мне нужно? Может быть, сейчас самое вре­мя проанализировать, какой результат дают мои умст­венные и физические действия?» Вам ведь совсем не хочется впоследствии осознать, что вы так легко и про­сто могли бы изменить то поведение, которое привело вас в итоге туда, где вы совсем не желаете быть.

Может оказаться разумным проверить, есть ли у вас конкретные модели использования ассоциаций и дис­социаций. Многие люди имеют привычку диссоцииро­ваться от всех своих переживаний. Кажется, их мало что трогает в эмоциональном плане. Диссоциации име­ют свои преимущества: если вы не будете проявлять слишком много эмоций относительно каких-то вещей, у вас может оказаться больше ресурсов и возможностей, для того чтобы справиться с ними. Однако, если это превратится у вас в устойчивую модель представления основного своего жизненного опыта, вы можете утра­тить то, что я называю соком жизни, огромным количе­ством радости. Мне доводилось консультировать кон­сервативных людей, которые были очень ограничены в выражении своих чувств, и создавать для них новые модели восприятия. За счет значительного увеличения их ассоциативных внутренних представлений они смогли вернуться к жизни, найти в ней новые прелести и новый положительный опыт.

С другой стороны, если подавляющее большинство ваших внутренних представлений будут полностью ас-


социативными, вы можете обнаружить, что эмоционально истощили себя. У вас могут возникнуть большие труд­ности в жизни, поскольку вы будете остро реагировать на каждую мелочь, потому что жизнь не всегда радость или восхищение. Человек, сознание которого перенасыщено ассоциативными образами, очень раним и часто прини­мает многие вещи слишком близко к сердцу.

Главное в жизни — равновесие во всем, включающее в себя перцептуальные фильтры ассоциаций и диссоциа­ций. Мы можем принять что-то близко к сердцу, а мо­жем и дистанцироваться от того, что нам не по душе. Важно только ассоциироваться сознательно, так, чтобы это нам помогало. Мы можем взять под контроль любое представление, которое возникает у нас в мозгу. Помни­те, что вы узнали о могуществе наших убеждений? Мы с вами пришли к выводу, что не рождаемся с убеждения­ми и верованиями, что они могут изменяться. Когда мы были малыми детьми, мы верили в то, что сейчас пред­ставляется смешным. Главу, в которой рассматривались убеждения, мы закончили ключевым вопросом: каким образом мы впитываем в себя позитивные убеждения и боремся с негативными? Первым шагом, как вы помните, было осознание того, что вера оказывает колоссальное воздействие на нашу жизнь. В этой главе вы делаете второй шаг: учитесь изменению ваших представлений об усвоенных вами привычках и убеждениях. Ибо если вам удастся изменить структуру ваших представлений, вы измените отношение к ним и сможете повлиять на свой жизненный опыт. Вы сможете представлять вещи само­му себе таким способом, который наполняет вас энерги­ей. Начинать это надо прямо сейчас!

Помните, что вера является сильным эмоциональ­ным состоянием уверенности, которую вы испытываете относительно конкретных людей, предметов, идей или опыта жизни. Как можно создать в себе эту уверен-


ность? За счет применения конкретных оттенков чувств. Как вы думаете, сможете ли вы оставаться уверенным в чем-то расплывчатом, не сфокусированном, зыбком и далеком, и каким может быть ваше отношение к чему-то совершенно противоположному?

Наш мозг представляет собой своеобразную картотеку. У некоторых людей то, во что они верят, хранится в левой части мозга, а то, в чем они не уверены, — в правой. Я знаю, что это может показаться смешным, однако можно полностью изменить человека с такой системой кодирования, просто убедив его мысленно пе­реносить свои «карточки» из правой части в левую, где его мозг сохраняет все то, во что он верит. Делая так, он станет проникаться уверенностью: он начнет верить в такие идеи или понятия, в которые всего мгновение назад не верил!

Такая смена веры осуществляется просто по контрасту между вашими представлениями о чем-то, в чем вы абсолютно убеждены, и тем, в чем вы пока не увере­ны. Начните с чего-нибудь такого, в чем вы уверены абсолютно, например с того, что вас зовут так-то и так-то, что вам столько-то лет, что вы родились там-то и там-то, или с того, что вы любите своих детей, или с того, что Майлс Дэвис является одним из самых великих трубачей в истории джаза. Подумайте о чем-то, во что вы верите безоговорочно, о чем-то, в чем вы абсолютно уверены как в истине. А теперь подумайте о чем-то, в чем вы уверены не до конца, о чем-то, во что бы вы хотели верить, но не можете, поскольку в вас нет пол­ной уверенности. Вы можете использовать одно из тех семи сомнительных представлений об успехе, которые приведены в главе 5. (Не выбирайте, однако, ничего такого, во что вы не верите вовсе, поскольку если вы говорите, что во что-то не верите, это означает, что вы веритев то, что это не так.)


А теперь давайте пройдемся по вашим оттенкам чувств, как мы делали это раньше, когда рассматривали мотивации. Переберите все визуальные, слуховые и ки­нестетические аспекты той вещи, в которую вы безогово­рочно верите. Затем проделайте то же самое с таким предметом или явлением, в котором вы не уверены. Об­ратите внимание на разницу между ними. Находятся ли те вещи, в которые вы верите, в том же самом месте, где и вещи, в которых вы не уверены? Находится ли то, во что вы верите, ближе к вам, или ярче, или крупнее, чем то, в чем вы не уверены? Воспринимаете ли вы первое стоп-кадром, а другое — живым фильмом? Движутся ли одни вещи быстрее, чем другие?

Затем проделайте с ними то же самое, что мы делали с мотивацией. Перепрограммируйте свои оттенки чувств того, в чем вы не уверены, таким образом, чтобы они совпадали с тем, во что вы верите. Поменяйте цвет и расположение. Измените голоса, интонации, темп звуча­ния и тональность звуков. Измените ваше восприятие текстуры, веса и температуры. Как вы себя теперь чув­ствуете относительно этих вещей? Если вы правильно трансформировали то представление, которое вызыва­ло у вас неуверенность, то теперь вы начнете чувство­вать себя уверенным относительного того, в чем вы не были уверены еще мгновение назад.

Единственная сложность, с которой многие люди стал­киваются в своей вере, — это их уверенность, что нель­зя изменить вещи так быстро. Это как раз такое убеж­дение, которое им тоже полезно изменить.

Эту же методику можно использовать для обнару­жения различий между теми вещами, в которых вы не можете разобраться, и теми, которые, как вам кажется, вы понимаете хорошо. Если вас что-то смущает, это мо­жет объясняться тем, что ваше внутреннее представле­ние об этом маленькое, несфокусированное, расплывча-


тое или очень отдаленное, в то время как те вещи, кото­рые вы понимаете, представляются в вашем сознании как близкие, яркие и четкие. Обратите внимание на то, что будет происходить с вашими чувствами, когда вы будете менять свои расплывчатые представления на чет­ко отражающие, хорошо понятные вам вещи.

Безусловно, приближение предметов или явлений, а также придание им большей яркости не всякого чело­века обогащает непосредственным опытом. Для неко­торых все может быть наоборот: впечатления интенси­фицируются, когда предмет становится темнее и его контуры как бы размыты. Важно найти, какие оттенки чувств являются определяющими для вас и для того человека, которому вы хотите помочь измениться, а за­тем приложить достаточное количество личной энергии, для того чтобы следовать этой методике, используя ее положения.

То, что мы в действительности совершаем, работая с оттенками чувств, это простое переименование системы стимулов, которые дают команду мозгу, как оценивать тот или иной опыт. Ваш мозг будет отвечать на любые сигналы (оттенки чувств), которые вы ему подаете. Ес­ли вы будете подавать сигналы одного типа, мозг будет чувствовать боль. Если вы примените другие оттенки чувств, вы можете уже через несколько мгновений чув­ствовать радость. Например, работая в нейролингви-стической профессиональной школе в Финиксе, штат Аризона, я однажды заметил во время занятия, что на лицах большинства моих слушателей отражается ка­кая-то напряженность. Это заставило меня подумать, что они испытывают боль. Я мысленно вспомнил, о чем я только что говорил, и не нашел ничего, что могло вы­звать у них такую реакцию. Наконец я спросил кого-то: «Что вы сейчас чувствуете?» Он ответил: «Головную боль». Как только он сказал это, те же слова повторил


другой слушатель, и третий, и четвертый. Более шести­десяти процентов находящихся в аудитории чувствова­ли головную боль. Они объяснили, что яркий свет от экранов видеомониторов слепит им глаза, раздражает их и вызывает головную боль. Кроме того, мы находи­лись в комнате без окон, а несколько часов назад вы­шла из строя вентиляция, поэтому было очень душно. Все эти факторы привели к физиологическому сдвигу в ощущениях этих людей. Итак, что мне оставалось де­лать: послать кого-нибудь за аспирином?

Конечно, нет. Мозг ощущает боль только тогда, ко­гда он получает стимулы или внешние сигналы, кото­рые сообщают ему о том, что он должен чувствовать боль. Поэтому я попросил людей описывать мне оттен­ки чувств их собственной боли. Для некоторых это бы­ло очень сложно и вызывало большое волнение, для других — нет. Некоторые описали боль как что-то боль­шое и яркое (вы уже можете представить, как они это чувствовали), в то время как для других это было что-то мелкое. После этого я предложил им поменять их оттенки чувств боли, сначала попытавшись отделить се­бя от боли и вывести ее за пределы собственного созна­ния. Затем я постарался вывести их за пределы чувств (диссоциироваться), давая возможность увидеть фор­му и размер боли и поставить ее на расстояние от себя. Потом я попросил их сделать свои представления то больше, то меньше, заставляя их расти и прорываться за пределы потолка, а затем сжимать до микроскопиче­ских размеров. В заключение я заставлял их выталки­вать свою боль к солнцу и наблюдать за тем, как она испаряется, возвращаясь затем на землю в виде солнеч­ных лучей, согревающих растения. После этого я спро­сил своих подопечных, как они теперь себя чувствуют. Менее чем за пять минут девяносто пять процентов слушателей практически избавились от головной боли.


Они изменили свои внутренние представления о том, что интерпретировали как боль, поэтому их мозг, полу­чив на этот раз новые сигналы, выдавал новую реак­цию. Оставшимся пяти процентам потребовалось еще пять минут, чтобы произвести в себе аналогичные ради­кальные перемены. Один мужчина страдал от сильной мигрени, но даже он почувствовал облегчение.

Когда я рассказываю этот опыт окружающим, неко­торым трудно поверить, что и они могут избавиться от боли так же быстро и легко. А разве не приходилось вам проделывать это бессознательно сотни раз? Разве вы не можете вспомнить, как однажды чувствовали боль, но затем увлеклись каким-то занятием или произошло что-то взволновавшее вас, а потом вы вдруг обнаружи­ли, что не чувствуете никакой боли? Боль может просто уйти и не возвращаться до тех пор, пока вы не станете представлять ее себе. Приложив немного сознательных усилий для изменения своих собственных представле­ний, вы можете легко избавляться от головной боли по собственному желанию.

Действительно, изучив сигналы, которые создают в вашем мозгу конкретные результаты, вы можете заста­вить себя чувствовать все, что вам необходимо.

И последнее предостережение: большое количество фильтров человеческого опыта может управлять нашей способностью поддерживать в себе новые внутренние представления или даже легко вносить в них измене­ния. Эти фильтры могут заглушать то, что мы больше всего ценим, и отбросить какие-то дополнительные пре­имущества нашего сегодняшнего опыта. Значение че­ловеческих ценностей заслуживают отдельной главы, а подсознательные вторичные выгоды мы рассмотрим в главе 16, когда будем разбирать процесс переоформле­ния наших представлений. Если боль посылает вам важ­ные сигналы о чем-то, что вам необходимо поменять


в своем организме, то до тех пор, пока вы не произведете в нем необходимые изменения, боль, скорее всего, будет возвращаться, поскольку она дает вам важную инфор­мацию.

Обладая теми знаниями, которые вы накопили к это­му моменту, вы уже можете в значительной степени улуч­шить свою собственную жизнь, а также жизнь ваших знакомых. Давайте рассмотрим сейчас еще один аспект структуры нашего сознания, важнейший составляющий элемент, который может вдохновить нас на эффектив­ное моделирование чужого поведения.


7


Синтаксис успеха


Только все должно быть благопристойно и чинно.

Первое послание к Коринфянам, 14:40

В этой книге мы анализировали то, как люди дейст­вуют. Мы установили, что люди, способные на дости­жение выдающихся результатов, постоянно выполня­ют набор определенных действий, как мысленных (которые они производят в уме), так и физических (которые выполняются ими во внешнем мире). Если мы станем выполнять такие же действия, мы должны получить такие же или похожие результаты. Но есть еще один фактор, оказывающий влияние на результа­ты, — синтактика действий (или, используя грамма­тический термин, синтаксис). Синтактика, т. е. способ организации частей, всегда сказывается на смысле це­лого.

Какая разница между выражениями: «Джо уку­сил пони» и «Пони укусил Джо»? Разница большая, особенно если вы и есть тот самый Джо. Слова упо­требляются одни и те же. Разница заключается в син­таксисе, то есть в порядке употребления слов. Анало­гично значение получаемого нами опыта определяется


порядком тех сигналов, которые поступают в наш мозг. Используются одни и те же стимулы, одни и те же слова, но значения получаются разные. Если мы соби­раемся эффективно смоделировать результаты преуспе­вающих людей, чрезвычайно важно это понимать. Тот порядок, в котором предметы и явления представля­ются в нашем мозгу, заставляет мозг фиксировать и регистрировать их совершенно определенным образом. Это напоминает поток команд в компьютер. Если вы запрограммировали последовательность команд пра­вильно, то компьютер постарается использовать все свои возможности и выдаст вам те результаты, кото­рых вы ждете. Если же вы будете программировать нужные команды неправильно, то никогда не получите тот результат, на который рассчитываете.

Мы будем использовать слово «стратегия» для опи­сания трех видов факторов — внутренних представле­ний, соответствующих оттенков чувств и необходимого синтаксиса, — которые взаимодействуют, создавая кон­кретный результат.

Мы можем подобрать стратегию для достижения всего, чего хотим в жизни: любви, привлекательности, мотивации, решительности т. д. Если мы выясним, ка­кова наша стратегия для любви, мы можем вызывать это состояние усилием воли. Если мы проанализируем, какие действия предпринимаем и в какой последова­тельности, принимая определенное решение, тогда, ока­завшись в нерешительности, можем стать решитель­ными мгновенно. Мы будем знать, на какие клавиши нашего внутреннего биокомпьютера и в каком поряд­ке нажимать, чтобы получить те результаты, к которым стремимся.

Хорошим примером-метафорой того, из каких ком­понентов состоит стратегия и как ее использовать, мо­жет служить рецепт выпекания торта. Если кто-то еде-


лал самый большой в мире шоколадный торт, то смо­жете ли и вы повторить это достижение? Конечно, смо­жете, если у вас будет точный рецепт. Рецепт — не что иное, как стратегия, конкретный план, в котором отра­жено, какие ресурсы и как мы должны использовать, чтобы получить конкретный результат. Если предпо­ложить, что все мы имеем похожие нервные системы, тогда следует думать, что у нас и схожие ресурсы по­тенциалов для достижения успеха. Именно наша стра­тегия — то, как мы организуем и используем свои ре­сурсы, — определяет получаемые результаты. Это также закон любого бизнеса. У какой-то компании могут быть великолепные ресурсы, но компания с луч­шей стратегией, позволяющей эффективнее использо­вать ресурсы, добивается преимущественного положе­ния на рынке.

Итак, что же вам требуется для того, чтобы у вас получился такой же торт, как у мастера-пекаря? Вам нужен рецепт, причем вы должны строго следовать ему. Если вы будете следовать рецепту до последней буквы, вы получите точно такие же результаты, даже если ни­когда в жизни не пекли торт. Возможно, пекарь-рекорд­смен работал над этим рецептом многие годы методом проб и ошибок, прежде чем получил окончательный ва­риант. Следуя его рецепту, моделируя в точности его поведение и действия, вы можете сэкономить уйму вре­мени.

Существуют различные стратегии: для достижения финансового успеха, для укрепления и сохранения здо­ровья, счастья и любви. Если рядом с вами есть люди, которые добились финансового успеха или прекрасных отношений с другими людьми, вам просто нужно вы­явить их стратегию и применить ее к себе для получе­ния аналогичных результатов, при этом вы сэкономите огромное количество времени и сил. Вот в чем заклю-


чается мощь моделирования. Вам не надо тратить годы на то, чтобы научиться делать что угодно.

Что же мы можем найти для себя в рецепте, что обес­печивало бы эффективность наших действий? Во-пер­вых, он сообщает нам, какие исходные вещества, ингре­диенты, нам нужно взять для получения результата. В «выпекании» человеческого опыта такими ингредиен­тами являются пять наших чувств. Все результаты че­ловеческой деятельности строятся или создаются бла­годаря специфическому использованию нашего зрения, слуха, кинестетики, вкуса и обоняния, которые выступа­ют в виде систем представления. О чем же еще говорит рецепт, что позволяет нам производить в точности те же результаты, каких достиг автор этого рецепта? Он со­общает нам о том, в каких количествах нужно взять ингредиенты. Вот и для репродуцирования человече­ского опыта нам тоже требуется знать не только о са­мих ингредиентах, но и в каких количествах каждый из них необходим. О количественном составе ингредиен­тов человеческого опыта говорят наши оттенки чувств. Они сообщают нам конкретно, сколько чего нужно. На­пример, сколько нужно визуального ввода — какова должна быть яркость или затемненность, как близко мы должны приблизить к себе опыт. Какой взять темп, ка­кую использовать текстуру.

Достаточно ли всего этого для успеха? Если вы знаете, какие нужно взять ингредиенты и в каком ко­личестве, можете ли вы сейчас испечь торт такого же качества? Нет, и до тех пор, пока вы не будете знако­мы с «синтаксисом» производства, то есть когда что делать и в какой последовательности. Какой может получиться у вас торт, если вы будете закладывать в него сначала то, что пекарь-кондитер закладывает в конце? Получится ли торт нужного качества? Сомне­ваюсь. Если, однако, вы берете все необходимые ин-


гредиенты в точно заданных количествах и делаете все в нужной последовательности, тогда вы придете к тем же результатам.

У нас есть стратегия на что угодно — на мотива­цию, на то, чтобы сделать покупку, на любовь, на то, чтобы притягивать к себе людей. Конкретная последо­вательность конкретных стимулов всегда даст нуж­ный конкретный результат. Стратегия — своего рода цифровой код к вашему сейфу. Даже если вы знаете все цифры, но не знаете их последовательность, вам замок не открыть. Однако, если вы выстроите нужные цифры в нужной последовательности, замок будет от­крываться каждый раз. Итак, нам нужно найти ту един­ственную комбинацию, которая открыла сейф другого преуспевающего человека, чтобы открыть ваш собст­венный.

Из каких «кирпичиков» строится синтаксис? Из на­ших чувств. Мы работаем с нашим чувственным вво­дом на двух уровнях — внутреннем и внешнем. Син­таксис — это как раз тот способ, которым мы складываем вместе «кирпичики» нашего внешнего опыта и того, как мы его представляем себе изнутри.

Например, у вас может быть два вида визуального опыта. Первый — это то, что вы видите во внешнем мире. По мере того как вы читаете эту книгу и пробе­гаете глазами по черным буквам на белом фоне, вы получаете определенное визуальное внешнее представ­ление. Вторым является внутреннее видение. Помни­те, как в предыдущей главе мы проводили игры с визу­альными представлениями и оттенками чувств, которыми манипулировали в собственном мозгу? Мы в действительности не видели перед собой тот пляж или те облака нашего счастливого прошлого, которые представляли в собственном воображении. Мы мыс­ленно визуализировали их для себя.


То же самое верно и в отношении других наших чувств. Вы можете услышать гудок паровоза, донося­щийся из открытого окна. Это внешний звуковой сиг­нал. Но вы можете услышать и внутренний голос, кото­рый звучит у вас в мозгу. Это внутренний звуковой сигнал. Если важна интонация голоса, то это будет зву­ковая тональность. Если важны слова (их значение), которые произносит голос, это будет звуковой код (со­держание). Вы можете чувствовать, ощущать или ося­зать текстуру обивки своего кресла, в котором сейчас сидите. Это ваше внешнее кинестетическое ощущение. Но вы можете ощущать и чувство глубоко внутри себя, которое доставляет вам добро или причиняет зло. Это внутреннее кинестетическое ощущение.

Для того чтобы записать в рецепте, что нам надо делать и когда, необходима система записи, своего ро­да кодировка. Точно такую же систему записи (нота­цию) мы используем для описания стратегии. Мы мо­жем использовать сокращенные обозначения для чувственных процессов, например: «3» — для зритель­ной информации, «С» — для слуховой, «К» — для ки­нестетической, «в» — для внутренней, «н» — для на­ружной, «т» — для тональной и «ц» — для цифровой (содержательной). Что-то увиденное во внешнем ми­ре (зрительное внешнее) можно обозначить буквами Зн. Когда у нас возникает какое-то внутреннее чувст­во, мы его можем обозначить Кв. Давайте рассмотрим стратегию такого случая, когда кто-то получает моти­вацию из того, что видит что-то (Зн), после этого гово­рит себе что-то (Свц), что создает движущие чувства (Кв) внутри. То есть эту стратегию можно предста­вить следующим образом: Зн — Свц — Кв. Вы можете разговаривать с таким человеком целый день, убеж­дая его сделать что-то, и, скорее всего, это не приведет к успеху. Однако, если вы покажете ему нужный ре-


181


 

зультат и объясните, что он должен говорить самому себе, когда он видит это, вы можете перевести этого человека в нужное состояние почти мгновенно. В сле­дующей главе я покажу вам, как разрабатывать стра­тегии, которыми люди могут пользоваться в конкрет­ных ситуациях. Сейчас же я просто покажу вам, как эти стратегии работают и почему они так важны.

Итак, у нас есть стратегии на любое поведение в жизни, у нас есть модели представлений, которые ста­бильно дают конкретные результаты. Не многие из нас знают, как сознательно использовать эти страте­гии, поэтому мы будем входить в различные состояния и выходить из них в зависимости от того, какие стиму­лы воздействуют на нас. Единственное, что вам нужно, это сформулировать свою стратегию, которая приве­дет вас в нужное состояние как бы по команде. Вам также нужно научиться узнавать и распознавать стра­тегии других людей, чтобы точно знать, на что и как они реагируют.

Например, существует ли такой способ, которым вы  постоянно организуете свой внутренний и внешний опыт, делая покупку? Скорее всего, он у вас есть. Может быть, вы даже и не осознаете его, но один и тот же син­таксис накопленного опыта, который привлекает вас к  конкретному автомобилю, может привлечь вас также к конкретному дому, который вы собираетесь купить. Су­ществует ряд определенных стимулов, которые, будучи выстроенными в правильной последовательности, немед­ленно переводят вас в такое состояние, которое настраи­вает на покупку. Все мы выполняем определенные по­следовательности действий для достижения определен­ных состояний и видов действий. Представление информации в синтаксисе другого человека является необычайно мощным средством взаимопонимания. И действительно, если проделать это эффективно, ваши


сообщения становятся просто неотразимыми, потому что начинают автоматически вызывать нужные реакции в вашем собеседнике.

Какие еще бывают стратегии? Есть ли стратегия убе­ждения? Можно ли так организовать исходный мате­риал, который вы кому-то представляете, чтобы он стал совершенно неотразимым? Конечно. А как насчет стра­тегии мотивации? Успокоения? Обучения? Спорта? Рынка? А как насчет депрессии? Или экстаза? Суще­ствуют ли конкретные способы так представить свой опыт окружающего мира, чтобы вызвать все эти чувст­ва? Могу с вами спорить на что угодно, что они есть! Существуют стратегии эффективного управления. Су­ществуют стратегии изобретательства и творчества. Ко­гда что-то определенным образом затрагивает вас, вы переходите в нужное состояние. Вам остается только узнать, какой должна быть ваша стратегия, чтобы вы­звать в себе нужное состояние словно по мановению волшебной палочки. Вам нужно также научиться при­менять к себе стратегию других, чтобы знать, как дать людям то, что им нужно.

Итак, нам нужно только найти конкретную последо­вательность, конкретный синтаксис, который будет да­вать определенный результат в виде конкретного со­стояния. Если вы сможете сделать это и будете в состоянии совершать необходимые действия, вы можете спроектировать и создать свой мир таким, каким хоти­те его видеть. Стремление человека вызвать в себе те или иные состояния так же естественно, как стремление удовлетворить свои физические потребности, например потребность в воде и пище. Все, что вам нужно знать, — это синтаксис, правильная стратегия, для того чтобы при­вести себя в определенное состояние.

Один из самых успешных опытов по моделирова­нию я провел в армии США. Меня представили гене-


ралу, которому я изложил основы Оптимальных Дея-тельностных Технологий, таких как НЛП. Я сказал ему, что могу взять любую обучающую программу, со­кратить вдвое время ее прохождения и за этот проме­жуток времени добиться лучших результатов. Очень самоуверенное заявление, не так ли? Генерал был за­интригован, но не поверил мне на слово, поэтому я нанялся к ним, чтобы обучить искусству НЛП. После успешной тренировки в этой области командование су­хопутных войск подписало со мной контракт на моде­лирование всех их программ обучения и одновремен­но на подготовку группы специалистов по моделиро­ванию. При этом меня предупредили, что заплатят только в том случае, если я добьюсь обещанных результатов.

Первым проектом, который они попросили меня реа­лизовать, была четырехдневная программа обучения новобранцев быстрой и меткой стрельбе из пистолета калибра 0,45. Обычно в среднем только 70% солдат, проходивших обучение по этой программе, могли сдать экзамен, при этом генералу постоянно говорили, что это самый лучший результат, который может быть достигнут. Сначала я стал изучать то, с чем пришлось столкнуться. Я никогда в жизни не стрелял. Сама эта идея мне достаточно неприятна. Вместе со мной в этом проекте работал Джон Грайндер, поэтому я надеялся, что его прошлый опыт в стрельбе может нам помочь. Потом по различным объективным причинам Джон отказался от участия в этом проекте. Вы можете те­перь представить, что творилось у меня в душе?! Кро­ме того, до меня дошли слухи, что двое парней из груп­пы обучения собирались полностью саботировать мою работу, потому что, вероятно, позавидовали моим зара­боткам. Они намеревались преподать мне «урок». Не имея никакого опыта в стрельбе, потеряв свой единст-


венный козырь (Джона Грайндера) и зная, что есть люди, которые всячески будут стараться поднять ме­ня на смех, я чуть было не запаниковал. Что мне оста­валось делать?

С самого начала я взял этот гигантский образ неуда­чи, который уже сложился в моем мозгу, и буквально сжал его. После этого я начал создавать для себя но­вый набор установок о том, что я могу сделать. Я поме­нял систему своих убеждений от: «Самые лучшие спе­циалисты в армии не могут добиться того, что требуется от меня, значит, и я не смогу» на следующую установ­ку: «Инструкторы по пистолетной стрельбе делают все возможное из того, что могут, но они очень мало или почти ничего не знают об эффектах внутренних пред­ставлений и о том, как моделировать стратегии лучших стрелков». Приведя себя в состояние активности и мак­симальной мобилизации ресурсов, я попросил генерала разрешить мне понаблюдать за лучшими стрелками, что­бы выявить, что в их действиях — ментальных и физи­ческих — способствует достижению высоких результа­тов в стрельбе. После того как я обнаружил «ту разницу, которая делает разницу», я смог научить солдат за бо­лее короткое время получать нужные результаты.

С помощью своей команды я выявил основные убеж­дения, которых придерживаются самые лучшие в мире стрелки, и противопоставил их убеждениям тех солдат, которые никак не могли научиться метко стрелять. По­сле этого я выявил общий умственный синтаксис и стра­тегии, применяемые лучшими стрелками, и воспроизвел их таким образом, чтобы научить им стрелков-нович­ков. Этот синтаксис являлся результатом моих наблю­дений за тысячами, а может быть, сотнями тысяч вы­стрелов и малейшими изменениями в технике стрельбы. Затем я смог смоделировать ключевые компоненты их физиологии.


Выявив оптимальную стратегию, необходимую для получения таких результатов, которые называются эф­фективной стрельбой, я разработал полуторадневный курс для начинающих стрелков. Каков же был ре­зультат? После прохождения этого курса 100% сол­дат-новобранцев успешно сдали экзамен, а число тех, кто получил наивысшую оценку — специалист, — бы­ло в три раза больше, чем после стандартной четырех­дневной программы. Научив новичков посылать в свой мозг те же сигналы, которые подавали самые лучшие стрелки, мы сделали их специалистами менее чем за половинный срок. После этого я собрал тех людей, которых моделировал, лучших стрелков страны, и рас­сказал им, как они могут улучшить свои стратегии. Результат последовал всего через час: один стрелок показал самый высокий результат для себя за послед­ние полгода, другой выбил больше «бычьих глаз» (так в шутку называется десятка мишени), чем на соревно­ваниях, в которых ему когда-либо приходилось участ­вовать. В своем докладе генералу об этих испытаниях тренер-полковник назвал достигнутые результаты пер­вым крупным прорывом в стрельбе из пистолета со времен первой мировой войны.

Самое важное, что нужно понять из этого примера: даже когда у вас очень мало или практически нет ника­кого опыта или обстоятельства представляются безна­дежными, имея прекрасную модель того, как добиться результатов, вы можете путем наблюдений ее воспроиз­вести — это приведет к аналогичным результатам за гораздо более короткое время, чем даже вы сами счита­ли возможным.

Сходной стратегией пользуются многие спортсмены, моделируя достижения лучших в своем виде спорта. Если вы хотите повторить успех лыжника, вы должны сначала внимательно понаблюдать за его техникой (Зн).


Наблюдая, вы должны имитировать его движения (Кн) до тех пор, пока они не станут частью вашего существа (Кв). (Если вы когда-либо видели, как идет лыжник, вы наверняка непроизвольно уже делали это. Глядя с три­буны на лыжника, который совершает поворот, вы не­произвольно поворачиваетесь вместе с ним, как если бы вы сами были на лыжах.) После этого вам нужно сде­лать внутреннее представление о квалифицированной ходьбе на лыжах (Зв). Итак, вы перешли от внешнего визуального образа к кинестетическому внешнему, а за­тем к кинестетическому внутреннему. Таким образом, вы можете сформировать для себя новый внутренний визуальный образ, на этот раз это будет диссоциатив-ный образ самого себя, скользящего на лыжах (Зв). Это все равно, как если бы вы смотрели фильм, снятый о самом себе, в котором вы подражаете человеку-лыж­нику с максимальной точностью. Затем вы как бы вхо­дите в этот кадр и, используя ассоциативные методы, стараетесь испытать те же самые ощущения, которые испытывает при выполнении определенных действий тот опытный лыжник, которого вы моделируете (Кв). Вы должны повторять это мысленное упражнение столь­ко раз, пока не почувствуете себя вполне комфортно, выполняя его. Таким образом, вы создадите для себя конкретную нейрологическую стратегию, которая по­может вам двигаться и работать на оптимальных уров­нях. После этого вы можете опробовать свои действия на практике (Кн).

Синтаксис этой стратегии можно выразить следую­щей формулой: Зн — Кн — Кв — Зв — Зв — Кв — Кн. Это только один из сотен путей, с помощью которых вы мо­жете моделировать другого человека. Помните, сущест­вует много способов достижения результата. Не сущест­вует правильных или неправильных способов — есть только эффективные и малоэффективные.


Безусловно то, что вы можете воссоздать более точ­ные результаты, если у вас будет более точная и полная информация обо всех деталях, характеризующих дей­ствия того человека, которого вы моделируете. В идеа­ле, для того чтобы точно смоделировать кого-то, вам нуж­но также смоделировать его внутреннее представление, систему убеждений и элементарный синтаксис. Однако, даже просто наблюдая за человеком, которого вы хоти­те смоделировать, можно получить много информации о его физиологии. А физиология является еще одним фактором (более подробно мы поговорим об этом в гла­ве 9), создающим то состояние, в котором мы находимся, и, следовательно, все виды результатов, которые мы по­лучаем.

Одной из главных областей, где понимание страте­гий и синтаксиса может играть большую роль, являет­ся образование. Почему некоторые дети «не могут» учиться? Я убежден в том, что есть две основные при­чины. Во-первых, мы часто не знаем наиболее эффек­тивной стратегии для обучения кого-то какому-то кон­кретному делу. Во-вторых, у учителей часто нет доста­точно точного представления о том, как по-разному разные дети учатся. Помните, что все мы имеем раз­личные стратегии, и если вы не знаете чьей-то страте­гии в учении, у вас будут большие проблемы, когда вы попытаетесь учить его.

Многие люди, например, испытывают трудности в правописании. Неужели потому, что они глупее гра­мотных людей? Нет. Тот, кто грамотно пишет, просто имеет лучше организованный синтаксис своих мыслей, то есть способ организации накопления и получения информации в данный момент. Можете ли вы получить необходимые результаты или нет, зависит просто от то­го, как вы устраиваете свой синтаксис тогда, когда за­прашиваете у собственного мозга какую-нибудь инфор-


мацию. Все, что вы видите, слышите или чувствуете, за­писывается у вас в мозгу. Многочисленные исследова­ния показали, что люди, введенные в гипнотическое со­стояние, могут вспомнить (то есть получить доступ и найти) такие вещи, которые они никак не могли вспом­нить, будучи в сознании.

Если вам трудно дается правописание, то все дело в том, как вы представляете самому себе слова. Какой может быть наилучшая стратегия грамотного пись­ма? Безусловно, она не кинестетическая: очень трудно почувствовать слово на ощупь. Это, безусловно, не слу­ховое явление, поскольку есть очень много слов, кото­рые звучат одинаково, но пишутся по-разному. Зна­чит, с чем связано грамотное письмо? Оно связано с умением запоминать внешнее изображение букв в опре­деленном порядке. Способ научить людей правильно писать — научить их создавать такие визуальные об­разы, к которым можно в любое время получить быст­рый доступ.

Возьмем слово «Альбукерке». Лучший способ на­учиться правильно писать это слово — повторять его по буквам снова и снова и таким образом сформиро­вать картину этого слова в своем сознании. В сле­дующей главе мы изучим те способы, с помощью кото­рых люди получают доступ к различным разделам своего мозга. Например, Бэндлер и Грайндер, основа­тели науки НЛП, обнаружили, что положение зрач­ков в глазах и их движение указывает на ту часть нервной системы, к которой мы получили доступ в дан­ный момент. Мы рассмотрим эти подсказки по досту­пу более подробно в следующей главе, а пока только скажем, что многие люди заставляют себя вспомнить какие-то визуальные образы, посмотрев при этом в потолок и чуть-чуть влево. Лучший способ научиться писать слово «Альбукерке» — поместить это слово


где-то вверху и слева, чтобы создать легко запоминае­мый визуальный образ.

Здесь я хотел бы ввести еще одну концепцию: сек­ционирование. Как правило, люди могут сознательно  перерабатывать от пяти до девяти секций (порций) ин­формации одновременно. Люди, способные на быстрое обучение, могут справиться с самой сложной задачей по той причине, что они умеют делить (дробить) информа­цию на небольшие участки или этапы, чтобы потом со­брать их в исходное единое целое. Один из способов научиться правильно писать слово «Альбукерке», за­ключается в том, чтобы разбить его на три небольшие секции, например, следующим образом, Алъбу/кер/ке. Я хочу, чтобы вы написали три части этого слова на отдельных листках бумаги, подняли их вверх и влево от ваших глаз. Посмотрите на первую часть этого слова Алъбу, закройте глаза и представьте эту часть мыслен­но. Откройте глаза, снова посмотрите на Альбу. Не про­износите его, просто посмотрите. Снова закройте глаза и представьте себе зрительный образ этого слова. Про­должайте так 4-6 раз, до тех пор, пока вы не сможете закрыть глаза и четко увидеть перед собой эту часть слова. Сейчас возьмите второй слог кер. Повторите тот же самый процесс с этой частью слова, затем перейдите к слогу ке. Теперь образ слова «Альбукерке» хранится в вашей памяти. Если это достаточно четкий и ясный образ, у вас, возможно, возникнет чувство (кинестетиче­ское), что вы способны написать его правильно. После этого вы сможете написать это слово не только слева направо, но и справа налево. Теперь вы правильно бу­дете писать его всю свою жизнь. Я вам это гарантирую. То же самое можно проделать с любым трудным сло­вом и стать таким образом чрезвычайно грамотным че­ловеком, если даже раньше вы писали с ошибками свое собственное имя.


Еще одним аспектом учения является необходимость открывать стратегии обучения других людей. Как уже отмечалось выше, у каждого человека есть своя собст­венная нейрология, особый умственный полигон, кото­рый он использует постоянно. Но мы очень редко учи­тываем эти особенности человека воспринимать знания, полагая, что все учатся одинаково.

Позвольте привести вам один пример. Не так дав­но ко мне прислали одного молодого человека. Он принес с собой диагноз на шести страницах, где гово­рилось, что он дислексик, то есть человек, не способ­ный грамотно писать, и что у него огромные психоло­гические проблемы в школе. Я сразу же понял, что он привык воспринимать большую часть своего жизнен­ного опыта кинестетически. Имея представление, как он перерабатывает информацию, я уже был в состоя­нии ему помочь. У человека оказался дар мгновенно схватывать суть вещей, которые он мог потрогать. Тем не менее большинство приемов стандартного обуче­ния в школе осуществляется визуально или на слух. Проблема была не в том, что он не может учиться, а в том, что учителя не умели обучать его так, как он привык воспринимать, накапливать и искать инфор­мацию.

Первое, что я сделал, так это разорвал диагноз в кло­чья у него на глазах. «Это не более чем груда мусо­ра», — сказал я ему. Это привлекло его внимание, поскольку он был готов к обычному в таких случаях граду вопросов. Вместо этого я стал рассказывать ему о том, как он мощно использует свою нервную систе­му. Я сказал: «Могу спорить, что у тебя прекрасные достижения в спорте». Он ответил: «Да, со спортом у меня хорошо». Выяснилось, что он увлекается серфин­гом. Мы поговорили немного о серфинге, при этом я заметил, что он очень оживился, то есть пришел в такое


состояние, когда можно совершать эффективные дей­ствия. Он оказался в более продуктивном состоянии, в котором его никогда не видели учителя. Я объяснил ему, что у него привычка записывать информацию ки­нестетически и это можно использовать с большой вы­годой в жизни. Однако его манера учиться создавала трудности для грамотного письма. Поэтому я объяс­нил ему, как представлять слова и тексты визуально, и провел работу с его оттенками чувств, чтобы он почув­ствовал к словам такое же отношение, какое у него было к серфингу. Через пятнадцать минут он уже пи­сал как вундеркинд.

Как же после этого можно говорить, что некоторые дети «не умеют учиться»? Дело в том, что у этих детей просто нет нужной стратегии. Их нужно научить ис­пользовать собственные ресурсы. Как-то я обучал этим стратегиям школьную учительницу, работавшую с «ум­ственно отсталыми» подростками в возрасте от один­надцати до четырнадцати лет, которые на экзамене по правописанию никогда не имели результат выше 70 бал­лов по принятой в Америке стобалльной системе, а боль­шинство из них оставались на уровне 25-50 баллов. Учительница, которую я обучал, пришла к выводу, что у 90% ее «безнадежных» учеников слуховая или кине­стетическая стратегия обучения правописанию. Спус­тя неделю после того, как она начала использовать новую стратегию спеллинга (обучения правописанию), девятнадцать из двадцати шести учеников получили в результате 100 баллов, двое — 90, двое — 80 и остав­шиеся трое — 70 баллов. Учительница также отмети­ла, что произошел существенный сдвиг в их поведе­нии — как по волшебству исчезли все проблемы с поведением. Учительница подготовила доклад об этой методике и прочитала его на районной школьной кон­ференции.


Я убежден, что одна из самых серьезных проблем в образовании состоит в том, что учителя не понимают тех стратегий, по которым учатся их студенты. Они не знают кода к замкам в сейфах, где хранится информа­ционный багаж этих студентов. Комбинация замка мо­жет быть сначала два поворота влево, а затем двадцать четыре поворота вправо, а учитель пробует сначала два­дцать четыре оборота вправо, а потом два оборота вле­во. До сих пор наш образовательный процесс был на­правлен на то, что студенты должны знать, а не на то, как им легче усваивать эти знания. Методы Оптимальных Деятельностных Технологий учат этим конкретным стратегиям, которые могут использоваться различны­ми людьми для более эффективной учебы, а также луч­шим способам обучиться конкретному предмету, напри­мер такому, как правописание.

Знаете, как Альберт Эйнштейн додумался до своей теории относительности? Он рассказывал потом, что ключевым моментом, который ему существенно помог, было его умение представить, что произошло бы с ним, если бы он сидел «на кончике светового луча». Если другой человек не способен представить себе это, у него могут возникнуть трудности в понимании теории отно­сительности. Поэтому лучшим способом эффективно учиться является умение управлять своим сознанием. Именно этим и занимаются Оптимальные Деятельно-стные Технологии. Они учат нас, как использовать наи­более эффективные стратегии для максимально быст­рого и точного воспроизведения тех результатов, которые мы хотим получить.

Те же самые проблемы, с которыми мы сталкиваемся в обучении, имеются почти во всех других областях. Возьмите не тот инструмент или примените не ту по­следовательность — и вы никогда не получите желае­мых результатов. С другой стороны, возьмите то, что


нужно, пользуйтесь этим правилом — и вы сможете тво­рить чудеса. Помните, у нас есть стратегия на всё. Если вы торговец, почему бы вам не узнать покупательскую стратегию ваших клиентов? Могу спорить, что это сра­ботает. Если у человека сильно кинестетическое вос­приятие, стоит ли ему указывать на дизайн и цвет пред­лагаемой вами машины? Мне кажется, нет. Гораздо важнее дать ему сильное ощущение, усадив за руль, дав потрогать обивку сиденья и проникнуться чувством, что он уже мчится на машине по открытому шоссе. Если же он склонен больше доверять визуальным воспри­ятиям, тогда можно начать с показа цвета, очертаний, а также других особенностей автомобиля, подключив к делу визуальные оттенки чувств, работающие на поку­пательскую стратегию.

Если вы спортивный тренер, разве вам не полезно будет знать, что движет различными игроками, какие стимулы срабатывают в каждом из них наилучшим образом, переводя их в наиболее творческое и продук­тивное состояние? Разве не полезно будет для вас нау­читься выявлять синтаксис самых сложных тактиче­ских приемов игры, как это сделал я, работая с лучшими стрелками армии США? Тут не о чем и спорить, это, конечно, будет полезно. Точно так же как существует определенная технология построения молекулы ДНК или строительства моста, имеется определенная техно­логия (или синтаксис), оптимальная для выполнения любой задачи. Та стратегия, которую люди могут ус­пешно использовать для получения нужных резуль­татов,

Кто-то из вас может сказать после этого: «Понятно, это прекрасно, если вы умеете читать чужие мысли. Но как я могу, взглянув на людей, узнать о том, какая у них стратегия любви. Как я могу, поговорив с кем-нибудь всего несколько минут, узнать, что стимулиру-


ет его на покупку или на какие-либо другие дейст­вия?» Причина вашего неведения заключается в том, что вы не знаете, что искать и как спрашивать. Если вы попросите о чем угодно в мире и сделаете это правиль­но, с должной убежденностью и твердыми намерения­ми, вы получите это. Для получения некоторых вещей требуется большая убежденность и энергия: вы смо­жете получить их, хотя для этого придется серьезно поработать. Но заполучить стратегии несложно. Вы можете выявить стратегию любого человека за несколь­ко минут. В следующей главе мы как раз и хотим вас научить тому...


8


Как выявить

Стратегию

Другого


Начни с начала, — глубокомысленно заметил король, — и двигайся до конца; после этого можешь остановиться.

Льюис Кэрролл. «Алиса в стране чудес»

Вам доводилось наблюдать, как опытный слесарь от­крывает замок сейфа? Это выглядит как волшебство. Он играет с замком, как с музыкальным инструментом, слы­шит то, чего вы не слышите, видит то, чего вы не замечаете, чувствует то, чего вы не ощущаете, и, в конце концов, умуд­ряется открыть сейф, подобрав правильную комбинацию.

Овладев мастерством коммуникации, вы будете дей­ствовать аналогично. Вы сможете выявить мыслитель­ный синтаксис любого собеседника — подобрать нуж­ную комбинацию к замку его «мозгового сейфа» (а также своего собственного), действуя как умелый слесарь. Просто нужно научиться видеть то, на что вы не обращали внимания раньше, слышать то, что раньше пропускали мимо ушей, чувствовать то, чего раньше не могли ощутить, и задавать вопросы, которые раньше вам даже в голову не приходили. Если вы проделаете


все это достаточно элегантно и точно, то сможете вы­явить стратегию любого человека в любой ситуации. Вы сможете научиться давать людям именно то, чего они хотят, и сможете научить их самих добиваться этого.

Ключ к пониманию чужих стратегий — это их прин­ципиальная выявляемость. Люди сами поведают вам все о своих стратегиях. Они расскажут вам о них сло­вами, особенностями поведения. Они расскажут вам об этом движениями глаз. Вы можете научиться читать человека столь же умело, как вы научились читать кар­ту или книгу. Помните, что стратегия представляет со­бой всего лишь конкретный порядок следования пред­ставлений — визуальных, слуховых, кинестетических, осязательных и вкусовых, — которые дают конкрет­ный результат. Все, что вам нужно, это сделать так, что­бы люди применили свою стратегию на практике, а вы внимательно наблюдали за тем, что и как они делают.

Для того чтобы научиться выявлять чужие страте­гии, вы должны знать, что собственно искать, по каким признакам понять, какую часть нервной системы чело­век использует в данный момент. Важно также разби­раться в некоторых основных тенденциях, которые вы­рабатываются в людях и используются ими для достижения большего взаимопонимания и результата. Например, люди стараются использовать определенную часть своей нервной системы — визуальную, слуховую или кинестетическую — больше, чем другие. Точно так же как есть правши и левши, многие предпочитают один вид чувственной информации другому.

Однако перед тем как выявить чьи-либо стратегии, нам нужно разобраться с системой представлений этого человека. Люди, имеющие визуальную ориентацию, ви­дят окружающий мир в основном в картинах; они до­стигают активности и власти, используя визуальную часть своего мозга. Поскольку такие люди стараются


придерживаться ритма смены картин в своем сознании, они обычно очень быстро говорят, не очень заботясь о том, чтобы точно передать смысл происходящего; они просто пытаются наложить слова на картины. Эти лю­ди в своей речи часто используют визуальные метафо­ры. Они говорят о том, как эти явления или предметы выглядят, какие картины возникают у них в сознании, яркие или темные эти изображения.

Люди, имеющие слуховую ориентацию, тщательнее следят за подбором используемых слов. У них более звонкие голоса, их речь нетороплива, более ритмична и размеренна. Поскольку слова для них значат больше, они очень внимательно следят за тем, что говорят. Они часто употребляют такие выражения, как: «Это звучит верно», или «Я очень хорошо слышу, что вы мне говори­те», или «Все идет гладко, без скрипа».

Люди, у которых больше развито кинестетическое восприятие, говорят еще медленнее. Они реагируют в основном на чувства. Их голоса ниже, слова часто мед­ленно вытекают из них, подобно патоке. Кинестетиче­ские люди используют метафоры, заимствованные из физического мира. Они всегда готовы «пощупать» что-то «конкретное». Вещи и явления представляются им «тяжелыми» и «плотными», им постоянно нужно за что-то «взяться» или к чему-то «притронуться». Они обыч­но употребляют такие выражения, как: «Я вот-вот ухва­чусь за ответ, но я до него еще не дотянулся».

У каждого из этих типов людей есть все три разно­видности органов чувств, но какая-то одна система, как правило, доминирует. Когда вы изучаете стратегии других людей, чтобы понять, как они принимают решения, вам также необходимо знать об их основной системе пред­ставлений, чтобы рассмотреть все основные сигналы, ко­торыми эти люди манипулируют. Если вы имеете дело с визуально ориентированным человеком, вам лучше не


применять манеру медленной речи, не делать глубокий вдох, перед тем как начать говорить, и не говорить со скоростью улитки. Этим вы приведете собеседника в бе­шенство. Вам надо стараться говорить в привычном для сознания собеседника ритме.

Просто наблюдая за людьми и прислушиваясь к то­му, что они говорят, можно получить четкое представле­ние о том, какая система у них преобладает. Наука НЛП использует еще более конкретные индикаторы для выяв­ления того, что происходит в сознании другого человека.

Давно и справедливо говорят, что глаза — зеркало души. Однако только в последнее время мы узнали, до какой степени это верно. В этом нет никакой парапси-хологической тайны. Просто, если быть наблюдатель­ным, следить за движениями глаз собеседника, можно сразу увидеть, какую систему представлений он исполь­зует в данное время: визуальную, слуховую или кине­стетическую.

Ответьте на такой вопрос: какого цвета были свечки на торте, когда вы праздновали свой двенадцатый день рождения? Сосредоточьтесь и постарайтесь вспомнить... Чтобы ответить на этот вопрос, девяносто процентов лю­дей поднимут глаза вверх к потолку и несколько ско­сят влево. Это именно то место, где все правши и даже некоторые левши пытаются разглядеть образы своих визуальных воспоминаний. А вот другой вопрос: как будет выглядеть Микки-Маус, если отрастит бороду? Сделайте паузу и попробуйте представить себе это. На этот раз ваши глаза, скорее всего уйдут, вверх и вправо. Это именно то место, где люди обычно конструируют новые образы. Поэтому, просто наблюдая за движения­ми глаз человека, можно узнать, к какой чувственной системе он в данный момент получил доступ. Читая по глазам, можно вычитать его стратегию. Помните, что стратегия есть последовательность внутренних представ-



 

 

лений, которые позволяют человеку выполнить конкрет­ную задачу. Эта последовательность говорит вам, как кто-то что-то делает. Запомните следующую схему, с помощью которой легче понять и угадать характер и поведение человека по глазам.

Вступите с кем-нибудь в разговор и понаблюдайте за «поведением» глаз собеседника. Задавайте вопросы, содержащие просьбу вспомнить звуки, образы или ощу­щения. Как реагируют глаза собеседника на каждый из вопросов? Сверяйте свои оценки с приведенными ниже таблицами и оценивайте их эффективность.

Вот некоторые типы вопросов, на которые вы можете получить конкретные, необходимые для ваших выводов ответы.


Для того чтобы получить

Визуально

запоминаемые

образы

Визуальные конструкции


Вы можете задать такой вопрос:

Сколько окон в вашем доме? На какую вещь падает ваш первый взгляд утром после пробуждения? Как выглядел ваш приятель (или подружка), когда вам было шест­надцать? Какая комната в вашем доме самая темная? У кого из ва­ших друзей самые короткие воло­сы? Какого цвета был ваш первый велосипед? Какое самое малень­кое животное вы видели, когда в последний раз были в зоопарке? Какого цвета волосы были у ваше­го первого учителя? Какие цвета присутствуют в вашей спальне?

Как бы вы выглядели, если бы у вас было три глаза? Как бы вы-



глядел полицейский с львиной го­ловой, заячьим хвостом и орлины­ми крыльями? Представьте себе, как силуэт вашего города раз­мывается столбами дыма. Може­те представить себя с золотисты­ми волосами?

Какую первую фразу вы произ­несли сегодня? Какие первые сло­ва вы услышали сегодня утром? Назовите одну из любимых пе­сен вашей молодости. Какой звук природы вам нравится больше всего? Какое седьмое слово в ва­шем национальном гимне? При­слушайтесь мысленно к небольшо­му водопаду, шумящему в тихий летний полдень. Прослушайте в уме свою любимую песню. Какая дверь в вашем доме хлопает гром­че других? Что хлопает громче: дверца или багажник вашего ав­томобиля? У кого из ваших зна­комых самый приятный голос?

Если бы вы имели возможность за­дать любой вопрос президентам США Томасу Джефферсону, Ав­рааму Линкольну или Джону Ф. Кеннеди, о чем бы вы их спро­сили? Что бы вы ответили, если бы вас спросили, как устранить уг­розу атомной войны? Представь­те себе, как сигнал автомобиля


Аудитивно

запоминаемые

образы


Слуховые конструкции


 



 

 

превращается в сладкий звук флейты.

Слуховой                         Повторите вопрос, но своим внут-
внутренний диалог ренним голосом: «Что самое глав­
                                       ное для меня на данном этапе?»


Кинестетические слова и выражения


Представьте, что у вас на ладони тает льдинка. Как вы чувствовали себя сегодня утром, когда встали с постели? Представьте себе, что чувствует полено, превращаясь в отрез шелка. Насколько холодной была вода в море, когда вы в по­следний раз в нем купались? Ка­кой ковер в вашем доме самый мягкий? Представьте себе, что вы погружаетесь в ароматную горя­чую ванну. Представьте себе свои ощущения, когда вы проводите ла­донью сперва по жесткой коре де­рева, а затем по мягкому влажно­му мху.


Если, например, глаза человека поднимаются вверх и влево, это значит, что он вызывает какой-то образ из своей памяти. Если они смещаются в сторону левого уха, он прислушивается к чему-то. Когда глаза опуска­ются вниз вправо, человек пытается «достучаться» до кинестетической части своей системы представлений.

Соответственно, если вы затрудняетесь вспомнить что-либо, это может означать, что вы не привели свои глаза в такое положение, которое дает вам легкий дос­туп к необходимой информации. Если вы пытаетесь вспомнить что-то виденное несколько дней назад, то



Когда люди мысленно представляют себе какую- то информацию, их глаза перемещаются, хотя такое движение или смена выражений могут про­ исходить довольно медленно. У нормального «пра-ворукого» человека следующие выражения долж­ ны повторяться, при этом последовательность должна быть устойчивой. (Примечание. У лев­ шей характер выражений может быть зеркаль­ ным.)


Кинестети­ ческие (К)


Визуальные (В) Слуховые (С)





 




 


Движения глаз могут дать вам понять, как че­ ловек представляет внутри себя окружающий мир. Внутреннее представление человека о внеш­ нем мире является его «картой» реальности, при этом «карта» у каждого человека по-своему уни­ кальна.


 

 взгляд вниз и вправо не поможет вам вспомнить эту картину. Однако, если вы посмотрите вверх и влево, вы обнаружите, что очень легко можете вспомнить нуж­ную информацию. Зная, куда «надо смотреть», чтобы  вспомнить информацию, записанную в вашей памяти, вы быстро и легко получите к ней доступ. (Примерно у 5-10% людей направление этих действий будет обратным. Вспомните, есть ли у вас друзья левши, на которых вы бы смогли проверить эти соображения.)

Другие аспекты физиологических особенностей людей также помогают нам понять особенности их психи-си. Если человек дышит верхней частью грудной клет­ки, он более склонен к визуальному мышлению. Если дыхание ровное и спокойно переходит от диафрагмы в грудную клетку, он — представитель аудитивного ти­па. Глубокое дыхание нижней частью грудной клетки и животом свидетельствует о предпочтительной кинесте­тической ориентации. Понаблюдайте за тем, как дышат разные люди, и обратите внимание на особенности их дыхания.

Голос также является прекрасным индикатором. Речь людей с визуальным характером мышления быст­рая, взрывная. Голос у них высокий, напряженный, с носовыми обертонами. Низкая, глубокая тональность и медленная речь обычно свойственны людям с кинесте­тическим мышлением. Ровный ритм и четкая, звонкая тональность указывают на слуховой доступ. Вы также можете обратить внимание на цвет кожи лица. Когда вы думаете визуальными образами, цвет лица становит­ся бледнее. Покраснение лица свидетельствует о кине­стетическом доступе. Когда кто-то поднимает голову вверх, он, скорее всего, переходит в визуальный режим мышления. Если голова держится ровно или слегка склонена в сторону (как будто прислушивается) — че­ловек находится в слуховом режиме. Если голова опу-


Закономерности движения глаз*



К


 


Зп Зрительная (визуальная) память: обра­зы вещей, виденных ранее. Примерные вопросы, позволяющие выявить этот тип обработки: «Ка­кого цвета глаза у вашей матери?» или «Как вы­глядит ваше пальто?»

Зк — Зрительные конструкции: образы вещей, никогда не виденных ранее или увиденных в но­вом свете. Вопросы для выявления этого типа об­работки информации: «Как будет выглядеть оран­жевый гиппопотам с пурпурными пятнами на теле?» или «Как вы будете выглядеть, если смот­реть на вас из другого угла этой же комнаты?»

* Из книги «Трансформация: нейролингвистическое про­граммирование и структура гипноза» Джона Грайндера и Ричарда Бэндлера. Авторское право с 1981 г. принадле­жит издательству «Риал пипл Пресс», воспроизводится с разрешения издательства.


Сп — Слуховая память: воспоминание звуков, слышанных ранее. Вопросы, которые помогают выявить этот тип обработки информации: «Что я только что сказал?» или «Как звучит ваш бу­дильник?»

Ск — Слуховые конструкции: представление слов, которых никогда раньше не слышали в та­ком сочетании. Составление звуков или фраз по-новому. Вопросы, которые могут выявить этот тип обработки: «Если бы вам нужно было прямо сей­час сочинить новую песню, как бы она звучала?» или «Представьте себе сигнал сирены, воспроиз­веденный на электрогитаре».

Сц — Слуховые цифровые: разговор с самим собой. Просьбы, которые могут помочь выявить такой тип обработки информации: «Скажите себе что-нибудь такое, что часто говорите себе» или «Продекламируйте про себя начало националь­ного гимна».

К Кинестетические: ощущение эмоций, так­тильных (осязательных) или проприоцептивных (мышечных) раздражений. Вопросы, помогающие выявить этот тип обработки информации: «Что значит чувствовать себя счастливым?», «Что че­ловек чувствует, прикасаясь к сосновой шишке?» или «Что чувствует человек, когда бежит?»


щена вниз и мышцы шеи расслаблены, собеседник нахо­дится в кинестетическом режиме мышления.

То есть даже при минимальном общении вы можете получить достаточно четкое, безошибочное представле­ние о том, как работает сознание вашего собеседника и какие виды сообщений он более охотно и легко получает и отвечает на них. Самый простой способ выявить стра­тегию другого — это задавать ему нужные вопросы. Пом­ните, что есть стратегия на всё в жизни — на покупки и на продажи, на мотивацию и на любовь, на то, как при­влечь людей, и на то, как проявить свои творческие спо­собности. Я хочу показать вам кое-какие из этих страте­гий. Лучший способ учиться — не только наблюдать, но и делать. Поэтому проделайте следующие упражнения с кем-то из ваших знакомых, если это возможно.

Ключом к эффективному выявлению стратегии со­беседника является перевод его в ассоциативное со­стояние. В нем он не имеет выбора и расскажет вам, в чем состоит его стратегия, если не на словах, то движе­ниями глаз, тела и т. д. Состояние очень точно переда­ет стратегию. Это такой клапан, который открывает вам всю «электрическую схему» подсознания вашего собеседника. Если вы попытаетесь извлечь стратегию поведения человека, не находящегося в ассоциативном состоянии, это будет то же самое, как если бы вы пыта­лись сделать гренки, не включив в розетку тостер, или запустить двигатель автомобиля без аккумулятора. Вам не нужен интеллектуальный разговор; вам просто на­до, чтобы человек испытывал определенное состояние, в котором легче всего разгадать его синтаксис.

Давайте снова вспомним стратегии и кулинарные рецепты. Если вы встретите повара, который сделал са­мый большой торт в мире, то, возможно, будете разоча­рованы, что он не может точно вспомнить, как испек этот торт. Он делал все на бессознательном уровне.


Например, он не сможет вам назвать точное количество ингредиентов. Он вам просто скажет: «Щепотку того-то, горсть того-то». Поэтому вместо того, чтобы спраши­вать его о количестве ингредиентов, попросите его пока­зать вам, как он печет свой знаменитый торт. Приведите его на кухню, и пусть он испечет торт на ваших глазах. Тогда вы сможете фиксировать каждое его движение, и перед тем как он бросит в тесто щепотку чего-то, вы сможете взять и измерить эту порцию. Таким образом, следя за поваром в течение всего процесса приготовле­ния, фиксируя количество ингредиентов, последователь­ность операций, то есть выявляя синтаксис, вы в резуль­тате получите рецепт, который сможете воспроизводить в будущем.

Выявление стратегии — аналогичный процесс. Вы должны вернуть собеседника на «кухню» в тот момент, когда он испытал конкретное состояние, и затем посте­пенно выяснять, что явилось первым толчком, привед­шим его в это состояние. Было ли это что-нибудь такое, что он увидел или услышал? Или, может быть, он всту­пил в контакт с чем-то или с кем-то? После того как он расскажет вам, что с ним случилось, посмотрите на него внимательно и спросите: «Что было потом, что перевело вас в это состояние? Было ли это..?» — и так далее до тех пор, пока он не окажется в том состоянии, которое вам нужно.

Любое выявление стратегии происходит именно в этой последовательности. Вам необходимо перевести со­беседника в определенное состояние, заставить его вспом­нить конкретное время, когда он был вмотивирован, или был влюблен, или пребывал в состоянии творческо­го порыва и т. д. Затем попросите его восстановить эту стратегию, задавая четкие, однозначные вопросы о син­таксисе того, что он видел, слышал или ощущал. Нако­нец, после того как вы выяснили его синтаксис, получи-


те доступ к оттенкам чувств этой стратегии. Узнайте все о тех образах, звуках или чувствах, которые вызвали в нем это продуктивное состояние. Был ли это размер изображения? Интонация голоса?

Попробуйте испытать этот метод для выяснения мо-тивационной стратегии еще на ком-то. Сначала переве­дите этого человека в состояние восприятия. Спросите: «Можете ли вы вспомнить такое время, когда ощущали сильнейшую мотивацию к каким-то действиям?» Вам нужен конгруэнтный ответ, т. е. такой, в котором бы го­лос собеседника и язык его тела передавали вам четкую, ясную и достоверную информацию. Не забывайте, что он не сможет вспомнить все в деталях. Какое-то время это было частью его поведения, и он будет реагировать на все очень быстро. Для того чтобы пройти по всем этапам его действий, вам надо будет попросить его за­медлить ход мысли, уделяя особое внимание тому, как с вами говорит, что говорят вам его глаза и весь его облик.

Что это значит, если на ваш вопрос: «Можете ли вы вспомнить момент, когда были сильно мотивированы?» собеседник пожмет плечами и скажет: «Конечно!» Это значит, что он еще не находится в том состоянии, кото­рое вам нужно. Иногда человек говорит «да», а при этом отрицательно покачивает головой. То же самое и здесь. Он еще не связал себя мысленно с этим своим опытом; он еще не вошел в то состояние. Поэтому вам надо спросить его: «Можете ли вы вспомнить во всех подробностях время, когда чувствовали сильнейшую мо­тивацию к чему-либо? Можете ли вы вернуться в то время, почувствовав заново тот самый опыт?» Так нуж­но поступать во всяком случае.

Когда вы приведете собеседника в нужное состояние, спросите его: «Поскольку мы вспомнили с вами то вре­мя, что же было самым первым, что привело вас в со­стояние полной мотивации? Было ли это что-то такое,


что вы увидели, услышали или почувствовали?» Если он вам ответит, что однажды услышал зажигательную речь, которая привела его в состояние мотивации к ка­ким-то действиям, то понятно, что его мотивационная стратегия начинается со слухового наружного раздра­жителя (Сн). Поэтому трудно будет повторно мотиви­ровать его, показывая ему что-то или заставляя его вы­полнять какие-то физические действия. Лучше всего он реагирует на слова и звуки.

Теперь вы знаете, как привлечь его внимание. Но это еще не вся стратегия. Мы знаем, что люди реагируют на вещи и события как изнутри, так и внешне. Поэтому вам необходимо выявить внутренние аспекты его стратегии. Теперь спросите: «После того как вы это услышали, что было следующим, что заставило вас быть мотивирован­ным на какие-то действия? Вы что-то представили в сво­ем сознании? Вы что-то сказали себе? Или у вас возник­ли по этому поводу какие-то чувства или эмоции?»

Если он вам ответит, что в его сознании возникла определенная картина, то вторая часть его стратегии будет зрительно внутренней (Зв). После того как он услышал что-то, что мотивировало его, у него немедлен­но сложился умственный образ, усиливший эту мотива­цию. Поэтому можно с уверенностью говорить, что имен­но образы помогают ему сфокусироваться на том, чего он хочет достичь.

У вас все еще нет полного представления о его стра­тегии, поэтому нужно продолжать задавать вопросы: «После того как вы что-то услышали и увидели образ в своем сознании, что случилось дальше, что вызвало ва­шу полную мотивацию? Вы что-то сказали себе? По­чувствовали ли вы что-нибудь внутри, или случилось что-то другое?» Если в этом месте разговора у него возникнет чувство, которое приводит его в состояние мотивации, это будет означать, что теперь вы знаете его


Выявление стратегии

Можете ли вы вспомнить время, когда были до предела возбуждены?

Можете ли вы точно вспомнить время, когда это было?

Вернитесь в это время и постарайтесь заново пе­режить эти эмоции (войдите в это состояние)

Вспоминая это время (находясь в этом состоя­нии), ответьте на следующие вопросы:

А.Что было самым первым, что привело вас в то возбужденное состояние?

Это было что-то увиденное вами?

Это было что-то услышанное?

Было ли это прикосновением к чему-то или кому-то?

Что явилось тем самым первым раздражителем, из-за которого вы пришли в возбуждение?

После того как вы увидели (услышали или ощу­тили прикосновение) это, что было самым первым, что вызвало ваше возбуждение?

Б. Вы...

построили картину в своем сознании?

сказали что-то самому себе?

испытали какое-то определенное чувство или эмоцию?

Что было следующим, что привело вас в возбуж­дение?

После того как вы пережили то, о чем спрашивает­ся в группах вопросов А и Б (увидели что-то, сказа­ли что-то самому себе и т. д.), что было следующим, что привело вас в возбуждение?

В. Вы...

построили картину в своем сознании?


сказали что-то самому себе?

испытали какое-то определенное чувство или эмоцию?

Или произошло что-то другое?

Что было следующим, что вызвало ваше возбуж­дение?

Спросите, стал ли ваш собеседник крайне возбуж­денным в данный момент (прельщен, мотивирован и т. д.). Если он отвечает «да», то выявление страте­гии можно считать законченным. Если «нет», про­должайте выявление синтаксиса до полного завер­шения построения картины состояния.

Следующим этапом является выявление конкрет­ных оттенков чувств каждого представления страте­гии вашего собеседника.

Поэтому если первое впечатление у него было зри­тельное (визуальное), то следует спросить:

А что, собственно, вы увидели (зрительное внутреннее)?

После этого можно спросить так:

А что конкретно из увиденного так мотивиро­вало вас?

Это был размер увиденного?

Была ли это яркость увиденного?

Был ли это способ перемещения?

Продолжайте этот процесс до тех пор, пока не выявите все оттенки чувств данной стратегии. Затем просто поговорите в общем о чем-то таком, на что вы хотите настроить (мотивировать) собеседника, ис­пользуя тот же самый синтаксис и те же ключевые оттенки чувств, следя при этом за результатами, ко­торых вы добиваетесь в изменении его внутреннего состояния.


стратегию от начала до конца. То есть он создал целую последовательность представлений, которая создает его состояние мотивации. В данном случае ее можно услов­но записать как Сн — Зв — Кв. Он что-то услышал, уви­дел картину в своем сознании, а затем почувствовал мотивацию. Большинству людей нужен какой-нибудь один внешний стимул и два-три внутренних, чтобы по­чувствовать внутреннюю готовность что-то сделать, хо­тя у некоторых людей стратегия может включать до десяти — пятнадцати различных представлений, прежде чем они достигнут нужного состояния.

Теперь, когда вы полностью разобрались в синтакси­се его стратегии, вам нужно выяснить его оттенки чувств. Поэтому спросите: «Что именно из услышанного вы­звало вашу мотивацию? Была ли это интонация собе­седника, сами слова, которые он употреблял, скорость или ритм его речи? Что именно вы представили в своем сознании? Была ли это большая картина, яркая и т. д.?» После того как вы расспросили об этих деталях, вы мо­жете проверить ответы, разговаривая с ним тем же са­мым тоном и о том, что вы хотите в нем мотивировать. Затем спросите, проявилась ли перед глазами та самая картина и вызвала ли она то самое ощущение. Если вы все проделаете с высокой точностью, то увидите, что че­ловек приходит в мотивированное состояние прямо у вас на глазах. Если вы сомневаетесь в правильности подобранного синтаксиса, попробуйте осторожно изме­нить порядок представлений. Снова спросите его, как он сейчас себя чувствует и что говорит себе, и вы увиди­те, как он ответит вам непонимающим взглядом. То есть сейчас вы взяли нужные ингредиенты в неправиль­ной последовательности.

Сколько времени может уйти на выяснение стратегии собеседника? Это зависит от сложности того вида дея­тельности, которую вы хотите изучить. Иногда хватает


одной-двух минут, чтобы определить точный синтаксис, который явился мотивировкой каких-то действий.

Предположим, вы тренируете бегунов. Вы хотите вы­звать мотивацию одного из своих подопечных стать ве­ликим бегуном на длинные дистанции. Хотя у него есть определенные способности и интерес к спорту, он недос­таточно мотивирован, чтобы принять твердое решение усиленно тренироваться. С чего вы тогда начнете? Вы возьмете его на тренировку, чтобы он понаблюдал за работой лучших бегунов? Вы покажете ему стадион? Станете ли вы с жаром говорить с ним, показывая свою взволнованность, чтобы поднять его настроение? Конечно нет. Все это способно повлиять на человека с визуаль­ным восприятием. Если этот человек ориентирован на слуховое восприятие, ваши попытки оставят его равно­душным.

Вместо этого вы должны попытаться перевести его в нужное состояние с помощью слуховых стимулов, кото­рые способны заставить его действовать. Для начала нужно понять, что вам не следует тараторить со скоро­стью сто слов в минуту, как если бы это был человек с визуальным восприятием мира, но вы не должны гово­рить и медленно, выдавливая из себя по слову в минуту, как если бы вы имели дело с кинестетическим типом. Вам нужно разговаривать с ним спокойным, ровным, четким и звонким голосом, передавая оттенки чувств модуляциями голоса именно в том темпе и на том уров­не голосового регистра, которые, как вы знаете, являют­ся началом его мотивационной стратегии. Вам нужно сказать примерно следующее: «Я уверен, вы уже на­слышаны об успехе нашей системы подготовки бегунов. Сейчас это уже прописная истина. В этом году нам удалось привлечь на состязание толпы зрителей. Очень приятно ощущать их поддержку. Молодые спортсмены говорили мне, что крики толпы творят с ними чудеса.


Подбадривающие возгласы болельщиков заставляют их показывать такие результаты, на которые они никогда не рассчитывали. Это помогает им и потом в трениров­ках. А уж рев толпы, когда вы рвете финишную ленточ­ку, надо просто слышать! За все годы работы тренером мне никогда не доводилось слышать ничего подобно­го». Теперь понятно, что вы говорите на его языке. Вы начали использовать ту же систему представлений, что и он. Вы можете часами показывать ему новый стадион, а он будет ходить за вами со скучающим видом. Дайте ему возможность услышать шум толпы болельщиков и тот восторг зрителей, когда он пересекает финишную ленточку, — и вы поймаете его на крючок.

Это только первая часть синтаксиса. Тот крючок, который заставляет его «клюнуть». Однако это еще не сделает его полностью мотивированным. Вам нужно составить в нужной последовательности все внутрен­ние элементы его стратегии. В зависимости от его реак­ции на ваши вопросы вы можете использовать такие аудитивные приемы, как: «Когда вы услышите взвол­нованные крики болельщиков, вы совершите лучший за­бег в своей жизни. Чувствуете ли вы себя абсолютно мотивированными, чтобы показать свой личный рекорд?»

Если вы работаете в сфере бизнеса, то мотивация ва­ших служащих — наверняка ваша серьезная забота. Ес­ли вам не удастся решить эту задачу, то не удастся удер­живаться на вершине бизнеса длительное время. Но чем больше вы знаете о стратегиях мотивации, тем больше осознаете, как трудно мотивировать разных людей. Ведь каждый из служащих имеет свою собственную страте­гию, и очень трудно выбрать такое представление, кото­рое удовлетворит нужды всех. Если вы просто будете использовать свою собственную стратегию, то сможете мотивировать только людей, похожих на вас. Вы можете долго распинаться перед сотрудниками, используя луч-



 

 

шие мотивационные методики в мире, но если они не будут адресованы конкретным стратегиям различных лю­дей, то вряд ли принесут пользу.

Что же делать в таком случае? Понимание страте­гии должно дать вам два основных вывода. Во-первых, любая мотивационная методика, направленная на группу людей, должна содержать что-то для каждого в отдель­ности — что-то визуальное, что-то слуховое и что-то ки­нестетическое. Вы должны дать им возможность что-то увидеть, что-то услышать и что-то почувствовать. При этом вы должны уметь изменить интонации и модуля­ции голоса, чтобы в одинаковой степени воздействовать на все три группы.

Во-вторых, ничто не заменит индивидуальной работы с людьми. Вы можете дать им широкую программу, кото­рая заставит их каким-то образом сотрудничать. Но что­бы полностью использовать их потенциал, идеальным бы­ло бы вникнуть в стратегии каждого члена вашей группы.

То, что мы разбирали с вами до сих пор, — базовая формула для выведения стратегии каждого. Для того чтобы эффективно ее использовать, вам необходимо бо­лее подробно знать о каждом этапе этой стратегии. К основной модели вы должны добавлять отдельные от­тенки чувств.

Например, если покупательская стратегия человека начинается с чего-то визуального, нужно придумать что-то, что бы привлекло его взгляд. Яркие цвета? Изобра­жение большого размера? Пленяют ли его строгие ли­нии или модерновые, абстрактные силуэты? Если он имеет слуховое восприятие, привлекают ли его сексу­альные голоса или сильный, властный голос? Нравится ли ему громкий, ритмичный музыкальный тон, или ему нужна нежная тонкая мелодия? Знание привязанно­стей и склонностей человека — сильное начало, но это только начало. Если говорить другими словами, чтобы


знать, на какую кнопку нажимать, вам нужно иметь больше сведений об этом человеке.

Понимание стратегии покупателя абсолютно необхо­димо для преуспевания в сфере торговли. Есть много продавцов, понимающих это инстинктивно. Встречаясь с потенциальным клиентом, они немедленно устанавли­вают дружеское общение и выявляют его покупатель­скую стратегию. Они могут начать так: «Я заметил, что вы пользуетесь калькулятором нашего конкурента, ме­ня это очень удивляет. Что побудило вас купить его? Прочли о нем в проспекте или увидели на рекламе? Или, может быть, просто кто-то рассказал вам о нем? Или вы просто оказались неравнодушны к продавцу или к самому этому изделию?» Эти вопросы могут пока­заться покупателю достаточно странными, однако тот продавец, который сумел установить контакт, скажет: «Я интересуюсь только потому, что, мне кажется, я могу предложить то, что вам нужно». Эти расспросы помогут продавцу получить ценную информацию о том, как наи­лучшим образом представить свой товар.

У разных покупателей, как правило, разные покупа­тельские стратегии. Когда я иду в магазин, я становлюсь похожим на других покупателей, но в то же время я инди­видуален. Есть много способов испортить отношения с покупателями: попытаться продать то, что им не нужно, или рекламировать товар так, что это будет больше похо­же на антирекламу. Чтобы быть преуспевающим торгов­цем, надо постараться вернуть своих клиентов в прошлое, в то время, когда они сделали удачную покупку. Надо попытаться узнать, что заставило их тогда сделать эту покупку. Каковы были основные составляющие и оттен­ки чувств этого решения? Продавец, умеющий выявлять чужую стратегию, будет стараться изучить основные по­требности своего клиента, а удовлетворив их, сделает его своим постоянным покупателем. Познавая стратегию ка-


кого-то человека, вы можете за несколько минут узнать о нем больше, чем за дни и недели общения..

А как насчет стратегий ограничения — вроде переедания? Когда-то я весил 120 килограммов. Как я смог разъесться до такой степени? Очень просто. Я вырабо­тал в себе стратегию переедания, и она стала управлять мной. Я обнаружил, что эта моя стратегия заставляла меня есть даже тогда, когда я не был голоден.

Тогда я мысленно вернулся к тем временам и спро­сил себя: «Что заставляло меня испытывать чувство го­лода? Было ли это что-то увиденное, или услышанное, или ощущаемое?» Я понял, что это было что-то такое, что я видел. Я ехал в машине и вдруг увидел рекламу и вывеску ресторана быстрого питания. С тех пор всякий раз, когда я это видел, у меня в сознании возникала кар­тина, как я ем там свои любимые блюда, и после этого я сразу же говорил себе: «Парень, ты голоден». Это тотчас пробуждало чувство голода, да такое сильное, что я за-руливал на стоянку и выходил, чтобы поесть. Я мог быть совсем не голоден до этого момента, но реклама и завле­кательные надписи сразу приводили в действие эту стра­тегию. А такие знаки, как вы знаете, сейчас повсюду. Кроме того, если кто-то спрашивал меня: «Ты не хочешь перекусить?», даже если я не был голоден, я сразу начи­нал представлять себе (рисовать в своем сознании), как ем свое любимое блюдо. И я снова говорил себе: «Па­рень, ты голоден», что сразу же пробуждало во мне чув­ство голода, и я отвечал: «Да, давай перекусим». А тут еще различные рекламные ролики на телевидении, в ко­торых без конца показывалась какая-либо еда и веду­щий спрашивал: «А вы не голодны?.. А вы не голодны?» Мое сознание мгновенно отвечало на это определенны­ми картинами, и я говорил себе: «Парень, ты голоден», а следом появлялось и это чувство, заставляющее меня направляться в ближайший ресторан.


Наконец мне удалось изменить свое поведение, изме­нив стратегию. Я настроил себя таким образом, что рек­лама ресторанов и завлекательные вывески сразу же вы­зывали в моем сознании картину, изображающую, как я рассматриваю в зеркало собственное голое тело и, испы­тывая отвращение к этому зрелищу, говорю себе: «Я вы­гляжу ужасно! Будет лучше, если я воздержусь от еды». После этого я воображал себя тренирующимся или рабо­тающим, наблюдал за тем, как мое тело становится краси­вым, сильным, и говорил себе: «Молодец! Ты прекрасно выглядишь», и это вызывало у меня желание работать и дальше. Я соединил эти упражнения — вывеску ресто­рана, свое отражение в зеркале, внутренний диалог и т. д., повторяя их снова и снова (точно так же, как модель «свиста» ), до тех пор пока фраза «Не хотел бы ты пообе­дать?» автоматически не включала мою новую страте­гию. Результатом этой моей новой стратегии является то тело, которым я сейчас владею, и привычка к умеренности в еде. И вы тоже можете открыть в себе такие стратегии, с помощью которых ваше подсознание заставляет делать то, против чего ваше сознание протестует. Вы можете очень легко изменить эти свои стратегии — прямо сейчас!

Выявив чью-то стратегию, вы можете заставить этого человека влюбиться, приведя в действие те же стимулы, которые вызывали в нем ранее это чувство. Вы также можете выяснить, в чем заключается ваша собственная стратегия любви. Стратегия любви отличается от всех прочих одним ключевым элементом: вместо обычной трех- или четырехшаговой процедуры здесь бывает до­статочно одного шага. Достаточно одного прикоснове­ния, одного слова или одного взгляда, чтобы человек полностью отдался во власть любви.

Значит ли это, что нам всем нужна только одна-един-ственная вещь, чтобы чувствовать себя любимым? Нет. Мне хотелось бы, чтобы в этом участвовали все три моих


чувства, и думаю, вам хочется того же. Я хотел бы, чтобы кто-то прикасался ко мне так, как мне нравится, говорил мне о своей любви и показывал мне, как он меня любит. Точно так же как одно из чувств обычно доминирует, один-единственный способ выражения любви мгновенно отпирает всю вашу «кодовую комбинацию», заставляя вас чувствовать себя полностью во власти этого чувства.

Как выявить стратегию любви другого? Вы должны уже это знать. Что нужно сделать в первую очередь? Что вы обычно делаете, прежде всего, выявляя чью-то стратегию? Вы стараетесь перевести этого человека в такое состояние, стратегию которого хотите выяснить. Помните, состояние — это ток, который заставляет ра­ботать всю электрическую сеть. Поэтому спросите сво­его собеседника: «Можете ли вы вспомнить время, ко­гда чувствовали себя влюбленным?» Чтобы убедиться, что он или она пришли в нужное состояние, задайте следующий вопрос: «Можете ли вы вспомнить в дета­лях то время, когда были влюблены? Постарайтесь вер­нуться в то время. Вспомните, как вы себя чувствовали. Попробуйте вызвать в себе эти чувства сейчас».

Итак, ваш собеседник в нужном состоянии. Теперь вам надо выявить его стратегию. Спросите: «Посколь­ку вы вспомнили то время, и чувство влюбленности вер­нулось к вам, ответьте, что является абсолютно необхо­димым для вас: чтобы человек, желающий показать вам свою любовь, покупал вам что-то, водил вас куда-то или смотрел на вас определенным образом? Является ли абсолютно необходимым, чтобы этот человек показывал вам именно этим способом свою любовь?» Проверьте вербальные и невербальные реакции на конгруэнтность. После этого снова приведите человека в то самое со­стояние и спросите: «Итак, вы вспомнили время, когда любили. Чтобы снова испытать это глубокое чувство, что вам необходимо услышать?» Снова проверьте его


словесные и другие реакции на их цельность. Наконец спросите: «Вспомните, что вы чувствовали, когда люби­ли. Чтобы ощутить это, нужно ли, чтобы кто-то прикос­нулся к вам определенным образом?»

Выявление стратегий любви

Можете ли вы вспомнить время, когда были влюб­лены?

Можете вспомнить в деталях то время?

Теперь, когда вы вернулись в то время, и снова испытываете это чувство... (удерживайте собесед­ника в этом состоянии), ответьте на следующие во­просы:

Зрительные. Чтобы вы испытывали это глубокое чувство, что является для вас абсолютно необходи­ мым? Каким способом он (или она) должен пока­зать вам, что любит вас?

Водить вас по разным местам? Делать вам подарки?

      Смотреть на вас определенным образом?...

Является ли абсолютно необходимым для вас, чтобы он высказывал вам свою любовь именно та­ким способом, чтобы вы чувствовали себя любимым? (Внимательно следите за физиологией и судите по ней о результатах.)

Слуховые. Чтобы вы испытывали глубокое чувст­во любви, является ли абсолютно необходимым для вас, чтобы ваш партнер...

      говорил вам как-то по-особенному, что любит     

      вас? (Внимательно следите за физиологией и

      судите по ней о результатах.)

Кинестетические. Чтобы вы испытывали глубокое чувство любви, является ли абсолютно необходи- мым для вас, чтобы ваш партнер...


    прикасался к вам каким-то определенным об­-

    разом? (Внимательно следите за физиологией и

     судите по ней о результатах.)

Сейчас приступайте к выявлению оттенков чувств.

Как конкретно? Покажите мне, расскажите мне

по­дробно, продемонстрируйте прямо на мне.

Проверьте стратегию внутреннюю и внешнюю. Су­дите по всей сумме физиологических признаков.

Теперь, когда вы обнаружили главные составляющие, создающие в человеке глубокое чувство, вам необходимо выявить конкретные оттенки чувств. Например, спроси­те: «Как именно кто-то должен прикоснуться к вам, чтобы вы почувствовали любовь?» Попросите показать. Затем проверьте сами: прикоснитесь к нему таким образом, как он просит, и если вы сделаете все правильно, вы увидите мгновенное изменение в состоянии.

Я проделываю это на своих семинарах каждую неде­лю, и при этом неудач никогда не бывает. У каждого из нас свой особый взгляд, особый способ поглаживания, особая интонация голоса, в конце концов, своя манера говорить «Я люблю тебя», что возносит нас на небеса блаженства. Большинство из нас могли и не знать этого раньше. Но, когда мы находимся в определенном состоя­нии, одного мгновения бывает достаточно, чтобы мы влю­бились по уши.

И совсем неважно, что люди, посещающие семинары, до этого не знали ни меня, ни друг друга. Если я применю их стратегию любви, если должным образом прикоснусь к ним или посмотрю на них, они буквально начинают таять. У них практически нет выбора, поскольку их мозг полу­чает именно те сигналы, которые создают это чувство.

Некоторые люди поначалу могут реагировать на две стратегии любви. Они уверяют, что иногда им нравит­ся, когда к ним прикасаются, а иногда — когда говорят


какие-нибудь слова. В этом случае вам надо привести их в определенное состояние и поставить перед выбо­ром. Спросите их: если ограничиться прикосновением, а не звуками, смогут ли они почувствовать любовь? А если они услышат только голос, без прикосновений, смо­гут ли они испытывать это чувство? Если они находят­ся в нужном состоянии, они смогут сделать выбор. Пом­ните, что нам нужны все три чувства. Но только одна комбинация открывает сейф. Только одна комбинация способна делать чудеса.

Зная стратегию любви партнера по бизнесу или ва­шего ребенка, вы можете добиться полного взаимопони­мания, что еще больше укрепит ваши отношения. Если же вы не знаете его стратегии любви, результаты могут получиться довольно грустные. Я уверен, что каждый из нас оказывался хотя бы раз в жизни в такой ситуа­ции, когда мы любили кого-то и выражали ему свою любовь, но нам не верили; или кто-то объяснялся в любви нам, но мы не верили ему. Общение не срабатывало потому, что наши стратегии не совпадали.

Существует интересная динамика, которая развива­ется во взаимоотношениях между людьми. В самом на­чале отношений, на том этапе, который я называю уха­живанием, мы очень активны, мобилизованы. Как мы даем понять человеку, что мы его любим? Разве мы толь­ко говорим, что любим его? Только глядим влюбленны­ми глазами или только прикасаемся к любимому чело­веку? Конечно, нет! Во время ухаживания мы делаем все сразу: показываем друг другу свои чувства самыми различными способами, и говорим друг с другом без умолку, прикасаемся друг к другу постоянно. По про­шествии определенного времени делаем ли мы все это? Некоторые пары продолжают, но они являются скорее счастливым исключением, а не правилом. Что, значит, мы стали любить этого человека меньше? Конечно, нет! Мы


просто уже не так активны. Нам хорошо в этом партнер­стве. Мы знаем, что любим и любимы. Тогда как же теперь мы передаем ему наши чувства? Возможно, так, как мы бы хотели такое чувство получать. А если это так, то что же происходит с качеством наших чувств, с качест­вом нашей любви? Давайте рассмотрим более подробно.

Если у мужа, например, слуховая стратегия любви, как он, скорее всего, будет выражать свое чувство к же­не? Конечно, разговаривая с ней. Но что, если у нее визу­альная стратегия любви и ее мозг чувствует любовь, толь­ко получая конкретные визуальные стимулы? Что произойдет с этой парой по прошествии некоторого вре­мени? Ни один из них не будет чувствовать себя по-настоящему счастливым. Когда они ухаживали друг за другом, все было иначе: они показывали свои чувства, говорили о них и объяснялись прикосновениями, приво­дя в действие любовную стратегию друг друга. А сейчас муж приходит и говорит: «Я люблю тебя, дорогая», а она отвечает: «Нет, не любишь!» Он удивлен: «Что ты, люби­мая? Как ты можешь такое говорить?» Она может воз­ражать: «Слова — ничто. Ты больше не даришь мне цве­тов. Ты меня никуда не берешь с собой. Ты уже не смотришь на меня как прежде». «Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что я не смотрю на тебя как прежде? — может он спросить. — Я же говорю тебе, что я тебя люб­лю». Она уже не чувствует себя любимой, так как кон­кретные стимулы, которые вызывают в ней это чувство, уже не исходят от ее мужа.

Или давайте рассмотрим противоположный случай. Муж визуален, а жена любит слушать. Он показывает жене, как он ее любит: покупает для нее подарки, ходит с ней в театр и дарит ей цветы. Но однажды она гово­рит: «Ты меня не любишь». Он расстроен: «Как ты можешь так говорить? Посмотри, какой дом я купил для тебя, в каких местах мы с тобой бываем!» Она отве-


чает: «Это все так, но ты перестал говорить мне, что любишь меня». «Я люблю тебя!» — кричит он в такой тональности, которая даже и близко не подходит к ее стратегии. В результате такого разговора она не почув­ствует себя любимой.

А как насчет самого большого диссонанса всех вре­мен — кинестетический мужчина и визуально ориенти­рованная женщина? Он приходит домой и хочет об­нять ее. «Не прикасайся ко мне! — говорит она. — Ты всегда лапаешь меня. У тебя одно желание — тискать меня. Почему мы не можем сходить куда-нибудь? Хоть бы посмотрел на меня, прежде чем лапать!» Не правда ли, этот сценарий вам знаком? Вы теперь сами можете понять, почему ваши прошлые отношения закончились ничем: только по той причине, что поначалу вы делали все, что нужно, а со временем стали выражать свою лю­бовь каким-то одним способом, а партнеру нужен был совершенно другой, или наоборот.

Знания — мощное оружие. Большинство из нас ду­мает, что карта и реальный мир, который отражен на ней, идентичны. Мы думаем, что знаем, как сделать лю­бимую (или любимого) счастливым, потому что знаем, что делает счастливыми нас. Но мы забываем, что карта и местность, изображенная на ней, — не одно и то же. Это только наше представление о территории.

Теперь, когда вы знаете, как выявить стратегию люб­ви, сядьте напротив любимого человека и постарайтесь выяснить, что вызывает у него ощущение, что его лю­бят. А зная свою собственную стратегию любви, научи­те своего партнера приводить ее в действие. Те измене­ния, которые могут произойти в качестве ваших взаимоотношений, стоят тех денег, что вы потратили на покупку этой книги.

У людей есть своя стратегия на все. Если кто-то вска­кивает утром бодрый и полный сил, у него есть на это


своя стратегия, хотя он может об этом и не подозревать. Но если вы спросите его, он сможет рассказать, что гово­рит, видит и чувствует, пробуждаясь рано утром. Помни­те, выяснить чью-то стратегию — то же самое, что отпра­виться с поваром на кухню. То есть надо уметь вызвать соответствующее состояние, а затем узнать, что он делает для того, чтобы его создавать и поддерживать. Вы може­те спросить у человека, который легко и быстро встает по утрам, может ли он вспомнить одно радостное утро, ко­гда он встал особенно легко и быстро. Спросите его о том, что первое приходит ему в голову в этот момент. Он может ответить, что слышал внутренний голос, который сказал: «Время вставать, давай!» Тогда попросите его вспомнить о следующей вещи, которая заставляет его вскакивать с постели: рисует ли он что-нибудь в своем воображении или ощущает что-то? Он может ответить: . «Я представляю себя выскакивающим из постели и пры­гающим под горячий душ. Я встряхиваюсь всем телом и встаю». Казалось бы, очень простая стратегия. Далее вам нужно выяснить конкретное количество каждого ин­гредиента, поэтому вы спрашиваете: «А что это был за голос, который сказал вам, что пора вставать? Какое имен­но свойство этого голоса заставило вас подняться с по­стели?» Возможно, он ответит так: «Голос был громкий, и говорил он очень быстро». Тогда спросите: «А какую картину вы себе представили?» Он может ответить: «Это была яркая картина, и она очень быстро менялась». По­сле этого вы можете применить эту же стратегию к себе. Я думаю, вы обнаружите, как в свое время обнаружил и я, что, ускоряя слова и образы, усиливая громкость и яркость, вы сможете научиться мгновенно вставать с по­стели бодрым и сильным.

И наоборот, если вам трудно засыпать, попробуйте замедлить свой внутренний диалог, начните зевать, раз­говаривать полусонным голосом — и вы мгновенно по-


чувствуете себя необыкновенно уставшим. Проверьте это на себе прямо сейчас. Говорите медленно, как очень уста­лый человек, как жутко вы у-ста-ли, зевните и сонно по­смотрите по сторонам — и вы тотчас почувствуете себя очень усталым. А теперь попробуйте ускорить внутрен­ний диалог и почувствуйте разницу. Дело в том, что вы можете смоделировать любую стратегию, если только вам удастся перевести кого-то в определенное состояние и выяснить в деталях, что именно он делает и в какой по­следовательности. Задача заключается не в том, чтобы просто выучить какие-либо стратегии, а затем использо­вать их. Самое важное — постоянно оставаться настро­енным на то, что у людей получается хорошо, а затем обнаружить, как они это делают и в чем суть их страте­гии. Вот что такое моделирование.

Наука НЛП — это что-то вроде ядерной физики моз­га. Только физики имеют дело с устройством реально­го мира и природы, НЛП то же самое производит внут­ри вашего мозга. Оно позволяет вам разбить явления на составляющие элементы и заставить их работать. Люди отдавали жизнь на то, чтобы найти способ влю­биться по собственному желанию. Они потратили це­лые состояния но то, чтобы познать себя с помощью ведущих аналитиков и чтения массы книг. НЛП дает нам технологию быстрого, элегантного и эффективного достижения этих целей.

Как мы уже видели, один из способов приведения себя в продуктивное состояние — применение синтак­сиса и внутренних представлений. Другой путь лежит через физиологию. Ранее мы уже говорили о том, что душа и тело соединены кибернетической петлей. В этой главе мы обсудили духовный аспект психологического состояния. Давайте теперь посмотрим на другой аспект. Давайте посмотрим, что же представляет собой...


9


Физиология —

Дорога

К совершенству


Дьяволов можно изгнать из сердца прикосно­ вением руки к руке или к губам.

Теннесси Уильяме

Когда я провожу семинары, то всегда стараюсь соз­дать обстановку раскрепощенности, веселья и творче­ского хаоса.

Если вы в такой момент войдете ко мне в класс, то увидите, например, как три сотни взрослых людей под­прыгивают, выкрикивают что-то нечленораздельное, во­пят, рычат, как львы, размахивают руками, трясут кула­ками, как боксер Рокки Марчиано, хлопают в ладоши, надувают грудь, кукарекают — словом, ведут себя так, что если собрать воедино всю их энергию, то можно сжечь город, пожелай они этого.

Какой смысл в таком поведении?

То, что происходит, — это как раз вторая половина кибернетической петли — физиология. Такой бедлам преследует одну цель — действовать так, чтобы почув­ствовать себя в энергетическом состоянии, более силь­ным и более счастливым, чем когда-либо, как будто вы

 

 

уверены в том, что продвигаетесь к успеху. Действовать так, как будто вы сами до краев заряжены энергией. Один из способов приведения себя в состояние, обеспе­чивающее достижение нужного вам результата, — дей­ствовать, как если бы вы уже достигли этого успеха. Действовать «как если бы» — наиболее эффективный способ привести свою физиологию в такое состояние, в котором она была бы, если бы ваши действия оказались на самом деле более эффективными.

Физиология — самое мощное средство, которое име­ется в нашем распоряжении для мгновенного изменения состояний и для быстрого получения динамичных ре­зультатов. Есть старая пословица: «Если вы хотите быть сильным, притворитесь сильным». Трудно подобрать бо­лее верные слова, чтобы выразить эту мудрую мысль. Я надеюсь, что люди получают от моих семинаров мощные результаты, результаты, способные изменить их жизнь. Для этого им нужно привести себя в наиболее мощное физиологическое состояние, поскольку нет энергичных действий без энергичной физиологии.

Приведя себя в жизнеспособную, динамичную, воз­бужденную физиологию, вы автоматически приведете себя в такое же состояние. Самым мощным рычагом, которым мы владеем в любой ситуации, является фи­зиология, поскольку она работает быстро и безотказно. Физиология очень тесно связана с внутренними пред­ставлениями. Если поменять что-то одно, мгновенно ме­няется и другое. Я люблю говорить так: «По сути нет духа, есть только тело» и «По сути нет тела, есть только дух». Если вы меняете свою физиологию, то есть осан­ку, ритм дыхания, мышечное напряжение, тональность голоса, вы немедленно меняете свое внутреннее пред­ставление и состояние духа.

Можете ли вы вспомнить такое время, когда чувство­вали себя полностью подавленным? Как вы восприни-

 

мали тогда окружающий мир? Когда вы чувствуете се­бя физически усталым, или ваши мышцы ослаблены, или у вас что-то болит, вы воспринимаете окружающий мир совсем по-другому, чем когда вы чувствуете себя отдохнувшим, бодрым и сильным. Манипулирование физиологией — мощнейшее средство для контроля за своим сознанием. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы мы понимали, как сильно она воздействует на нас, что это не какая-то внешняя переменная, а абсолютно важ­ная часть той кибернетической петли, которая постоян­но в действии, постоянно в работе.

Когда приходит в упадок ваша физиология, прихо­дит в упадок и положительная энергия вашего состоя­ния. Когда же ваша физиология становится насыщен­ной и интенсифицируется, то же самое происходит и с вашим состоянием духа. Поэтому мы можем считать физиологию рычагом, с помощью которого можно из­менить эмоциональное состояние. По существу, ника­кие чувства не появятся без соответствующего изме­нения физиологии. Аналогично нельзя добиться из­менений в физиологии без соответствующего изменения состояния духа. Существует два способа для измене­ния состояний: поменять внутреннее представление или поменять физиологию. Поэтому если вы хотите мгновенно изменить свое состояние, то что надо де­лать? Есть решение! Вы изменяете свою физиоло­гию — ритм дыхания, осанку, выражение лица, качест­во движений и т. д.

Если вы начинаете уставать, то сообщаете об этом своему организму следующим образом: ваши плечи ссутуливаются, расслабляются основные мышечные группы и т. д. Вы можете почувствовать усталость про­сто от того, что изменили свои внутренние представле­ния, и они передали сообщения в вашу нервную систе­му о том, что вы устали. Поэтому если вы измените


 


физиологию так, что почувствуете себя сильным, вы сможете изменить и свои внутренние представления, и свое самочувствие на тот момент. Если вы будете про­должать говорить себе, что устали, вы сформируете та­кое внутреннее представление, которое будет поддер­живать в вас эту усталость. Если же вы будете говорить себе, что у вас есть все ресурсы для поддержания в себе бодрости и здоровья, если вы будете постоянно применять эту физиологию, ваше тело сразу же ощу­тит это. Достаточно изменить физиологию, чтобы по­менять свое состояние.

В главе, посвященной могуществу убеждений, я не­много рассказал о том, какое влияние могут оказать убеждения на здоровье человека. Все новые и новые данные науки подтверждают одну мысль: болезнь и здоровье, жизненная сила и депрессия часто являются нашими собственными решениями. Это то, по поводу чего мы сами можем принять решение, используя свою физиологию. Обычно это неосознанное решение, но тем не менее — решение.

Никто из нас не станет сознательно говорить себе: «Мне лучше впасть в депрессию, чем быть счастли­вым». Но давайте посмотрим, что делают люди в со­стоянии депрессии. Мы считаем депрессию состояни­ем духа, но она имеет также совершенно четкую, легко распознаваемую физиологию. Совсем нетрудно пред­ставить себе человека в состоянии депрессии. Такие люди обычно ходят опустив глаза. (Они вызывают в себе представления кинестетического характера и (или) разговаривают сами с собой о вещах, которые привели их в состояние депрессии.) У них опущены плечи. Они дышат поверхностно и слабо. Они делают все, чтобы повергнуть свое тело в состояние физиологической де­прессии. Разве не они сами решают быть подавленны­ми? Конечно сами. Депрессия является результатом,


 

 

и она требует специфических представлений собствен­ного тела, чтобы впасть в нее. Даже Чарли Браун по­нимает это.



PEANUTS


«Когда ты в депрессии, очень важно правильно стоять...»


 


«Самое дурацкое, что можно сделать, это выпрямиться и держать


голову высоко поднятой, потому что тогда сразу же начина­ешь чувствовать себя лучше...»


«Если ты хочешь получать


Дата добавления: 2018-09-20; просмотров: 63;