ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ



как — гуманность и демократия, звучно раздававшимися повсюду.

До сих пор мы мало уделяли внимания тому виду воз­действия, которое часто называется «пропагандой факта». Обычно под этим подразумевается какой-нибудь отдель­ный акт насилия, к которому прибегают для того, чтобы произвести возможно более сильное впечатление. Бросание бомб над неприятельскими городами гораздо больше имело в виду цели пропаганды, чем непосредственно военные и стратегические цели. Предполагалось, что под давлением постоянного страха настроение гражданского населения не выдержит и даст трещину. Предполагалось, что вместе с пропагандой ужасов и других устрашающих фактов это приведет к отчаянию и пораженчеству.

Так как во время мировой войны многие толки об ужа­сах были лишь пропагандой против неприятеля, то о впе­чатлении, произведенном явными фактами такого рода, можно судить по результатам такой пропаганды. В общем можно сказать, что главным следствием этого было укреп­ление народной решимости защищаться.

Быть может это и не достоверно, но существует довольно правдоподобный рассказ, как германский авиатор отказы­вался от сбрасывания бомб над Лондоном, потому что, гово­рил он, он пошел на войну не для того, чтобы вербовать сол­дат для британской армии. Гражданское население привы­кает к налетам, как и лондонцы привыкли к налетам цеп­пелинов, а юмор и насмешки смягчают испытание. Лондон­ские магазины рекламировали всякого рода принадлежности для «увеселительных прогулок цеппелинов», а один из них предложил будто бы особый вид «вечеров с цеппелином».

До 1918 года союзническая пропаганда, имевшая целью вселить уныние, производила на немцев мало впечатления. И действительно, англичане в начале войны расточали свои усилия на совершенно неуместное хвастовство, в то время как на самом деле германская армия победоносно надвигалась на них. Американская пропаганда против нем­цев была главным образом пропагандой обескуражи­вания и революции. Англичане вели в австро-венгерских армиях по большей части пропаганду раскола, и они до­бились в этом отношении порядочного успеха.


УСЛОВИЯ И МЕТОДЫ ПРОПАГАНДЫ         171

В предыдущем изложении мы сравнивали между собою некоторые из наиболее важных стратегических приемов военной пропаганды и повторяли общую теорию относи­тельно того, как следует избирать наиболее сильные ло­зунги для достижения четырех основных целей пропаганды. Но существуют более скромные цели тактического харак­тера, которыми деятельный пропагандист должен руко­водствоваться при разного рода воздействиях. Такими так­тическими целями могут быть возбуждение специфических интересов в отдельных группах населения, борьба с распро­странением нежелательных идей и др.

Для полного успеха пропаганда должна быть всеобъ­емлющей в своих лозунгах. Она не должна оставлять без внимания ни одного гражданина страны. Прямо или кос­венно она должна обращаться ко всем группам населения: к протестантам, католикам, евреям, рабочим, капитали­стам, фермерам, купцам, городским жителям, сельскому населению, спортсменам, философам, дельцам, академи­кам, к женщинам и мужчинам, к старым и малым.*

Рефорд точно описывает этот процесс, когда говорит, что опытный пропагандист

должен сообразить, какая часть общества может быть легче всего настроена в пользу представляемых им интересов; потом он должен придать этим интересам или выгодам вид, вполне рассчитанный на то, чтобы возбудить симпатии публики; и наконец он должен представить все это в привлекательной форме. (161)''

Материал, используемый пропагандой, должен проник­нуть как в самый поверхностный, так и в самый тонкий ум. В тех случаях, когда во время войны делались примитив­ные предсказания победы, можно было заранее сказать, что они внесут успокоение только в души наиболее суевер­ных и легковерных слоев населения, но что рассуждающая часть общества пройдет мимо них с презрением. Поэтому нет никакой опасности в смешении элементов невежествен­ного с рассуждающим. Небылица о стремлении к войне кайзера, выражавшаяся в том, что он будто бы сплевывал три раза, когда видел развевавшийся английский флаг, не произведет вероятно впечатления на культурную часть

1 Для примера см. описание литовской пропаганды на стр. 108 109.


172

общества, но может стать популярной в менее культурной. Ученая книга, написанная со всем искусством опытного академика, может, коснувшись той же общей темы, удовле­творить одновременно и культурную и некультурную часть населения. Превосходство британской пропаганды во время войны заключалось главным образом в ее необыкновенной гибкости. В 1917 году журналист Артур Бэллард указал на этот факт и написал:

Воззванием, принесшим первую волну добровольцев, была статья «Окровавленная Бельгия»; в ней указывалось на обязанность сильных защищать, в качестве хороших спортсменов, слабых. Потом была сде­лана попытка возбудить национальную гордость, используя оскорби­тельное замечание кайзера «о ничтожной маленькой английской ар­мии». Старались также напугать народ предполагаемой опасностью вторжения. Несколько позднее стали распространять изображение того знаменитого договора, который был назван «клочком бумаги». Была пущена в ход вся гамма от ярости к «убийцам младенцев» до призыва к верности данному слову как основе международных отно­шений. Но наибольшее сочувствие возбудило обращение к демократи­ческому идеализму, которому предлагалось сделать выбор между народным правлением и военным деспотизмом. (1вг)

Всякая идея, которую необходимо внушить, должна представлять интерес для какой-нибудь определенной группы, но некоторые внушения должны быть направлены исключительно на ликвидацию неподходящих идей.

Когда правительство старается оказывать влияние на народ, живущий в пределах возглавляемого им государства, то обыкновенно оно имеет возможность контролировать кабель, телеграф, телефон, прессу, почту и радиопередачи., Но психологические границы никогда не совпадают с гео­графическими, и умолчание неблагоприятного известия никогда не бывает в полной мере выгодно. Поэтому для правительств предпочтительнее сводить нежелательные со­общения к нулю, чем их скрывать от населения. Техниче­ским приемом для этого отчасти является изменение силы впечатления, производимого на читателя тем или другим сообщением. Эта сила может быть ослаблена в печати по­мещением сообщения на таком месте, которое не бросается в глаза, с незаметным заглавием, или же включением его в другое сообщение, с пропуском подробностей, или на­конец путем оспаривания его «очевидцем» и цитатами, вселяющими сомнение в правильности сообщаемых све­дений. И обратно — для распространения желательных


173

идей могут быть предоставлены нужным сведениям бросаю­щиеся в глаза столбцы, сделаны обращающие на себя вни­мание заголовки, написаны специальные статьи, даны об­стоятельные подробности, выразительные подтверждения и бесконечные повторения.

На практике самый простой способ аннулирования невыгодных сообщений — это прием компенсации. Смешно утверждать, что на стороне неприятеля никогда не бывает выигрыша. Но печальные сообщения об успехе неприятеля должны быть уравновешены одновременным успехом на нашей стороне. Так и поступал в адмиралтействе Вин стон Черчилль, так как:

Он задерживал на время дурные вести, рассчитывая получить за это время какие-нибудь благоприятные сообщения, чтобы опубли-кова^ь их сразу; должен сказать, что нередко это так и проис­ходило. (163)

Когда приготовления американцев приняли тревожные размеры, германская пресса стала играть на падении России.

Компенсация принимает иногда форму указания на то, что неприятелю приходится так же плохо, как и нам. Как-то во время войны управление по распределению продуктов питания в Берлине объявило, что в такой-то день собира­лись выдать по 50 г свежего сала, но что по некоторым обстоятельствам сделать это благое дело оказалось невоз­можным. Проявившееся в связи с этим неудовольствие на­селения удалось до некоторой степени умиротворить опу­бликованием выразительной статистики огромных потерь сала, понесенных неприятелем от подводной войны.

Наиболее подходящим источником материала для контр­пропаганды является оппозиционная пресса внутри чужой страны. Германская печать встретила назначение Фоша на должность главнокомандующего перепечатыванием не­которых статей, появившихся во французской радикаль­ной прессе, в которых это назначение рассматривалось как последняя соломинка и которые допускали, что к тепе­решнему опасному положению на фронте привело плохое командование.

Неблагоприятные сообщения могут аннулироваться также простым отрицанием их,— но оборона только путем отрицания не "может быть действительна, если тревожные сведения уже распространились. Обыкновенно защита


1-74-

достигается скорее путем признания и дачи оправдываю­щих объяснений, — особенно если их дать в форме контр­атаки. Значительные потери на фронте могут быть покрыты хвастливыми намеками на великий план, состоящий в том, чтобы заманить неприятеля подальше от его базы снабже­ния. Применение ядовитых газов может быть оправдано необходимостью положить предел жестоким, противным чувству гуманности и незаконным методам ведения войны, к которым прибегал неприятель.

Общество должно быть заранее подготовлено к восприя­тию такого события, которое может повлечь за собой не­благоприятные, последствия. Так например должен быть заранее дискредитирован тот авторитет, который должен вынести окончательный приговор ^если этот приговор почти наверное не будет дружественным. Немцы с открытым презрением смотрели на «присяжных», которым было по­ручено произвести расследование бельгийских зверств, и они еще до опубликования результатов этого расследо­вания осыпали этих «присяжных» бранью и выражали со­мнения в их честности и в правильности их технических приемов.

Публику можно осторожно подготовить к плохим из­вестиям, опубликовав предварительно, на основании не­которых фактов, тревожный вопрос, после чего явится возможным сообщить наихудшее. Таким образом может быть предотвращена паника, так как процессы учета буду­щего придадут некоторую стойкость состоянию обществен­ных умов. Когда хотят провести политику, могущую вы­звать /протесты, возможно бывает подстрекнуть к требо--ванию той самой политики, какую хотят провести. Это называется инициативой косвенной или, как окрестил ее один бельгиец, изучающий пропаганду, «навеянной ини­циативой» («initiative eventee»). Он наблюдал ее действие во время Брест-Литовских переговоров между Германией и Россией. Со стороны германских левых партий было много возражений против прямой политики аннексии, и потому правительство действовало осторожно. «KOlnische Volkszei-tung» опубликовала сообщение, что англичане ведут с Рос­сией переговоры о занятии рижских островов. Тотчас же по всей Германии появились передовые статьи, требующие от имперского правительства быстрых действий для того,


175

ч^обы предупредить проклятых англичан. Правительство взяло эти острова.

\ Плохие известия и нежелательная критика могут быть аннулированы отвлечением от них общественного внимания. Такое отвлечение производится 'каким-нибудь внезапным сенсационным сообщением, не имеющим отношения к неже-лате^льному фокусу общего внимания. Так например в тя-жел^лй момент войны прибытие судна «Deutschland» послу­жило Германии для этой цели.

В| ходе нашего анализа возник еще один общий тактиче­ский вопрос, а именно — об отношении пропаганды к правде. До какой степени используемый пропагандой для воздействия на население материал должен быть прав­дивым?

Нынешняя пропаганда, в чем бы ее ни рассматривать, таит в себе много обмана; то ставится на сообщении невер­ное число, то печатаются непроверенные слухи или опро­вержения с целью перенести инсинуацию на противника, то «инсценируются» события. Одним из подобных приемов во время мировой войны было использование несколько подретушированных рисунков еврейских погромов 1905 года для иллюстрирования недавних зверств неприятеля. Такого же характера был и следующий прием: Номер лон­донского «Daily Mirror» от 20 августа 1915 года напеча­тал изображение трех германских офицеров с разными сосудами в руках. Подпись была такая: «Три немецких кавалериста, нагруженные награбленным золотом и сере­бром, взятым ими в Польше». А на самом деле это была искаженная репродукция рисунка, появившегося перво­начально в газете «Berliner Lokal-Anzeiger» 9 июня 1914 года и изображавшего победителей на скачках в Грю­невальде. Офицеры держали в руках кубки и другие тро­феи. Подпись была такова:

Военная парфорсная охота в Грюневальде. Слева — лейтенант Пригер; второй — лейтенант фон-Эган Кригер; третий — лейтенант фон-Гердер. Победители. (164)

Кемпбелль Стюарт, оглядываясь назад на британскую пропаганду с выгодной позиции победоносного мира, пи­шет, что в пропаганде следует пользоваться только правди­выми сообщениями. Но на практике это повидимому не­мыслимо. Нередко случалось во время войны, что многие


176

выдумки были материалом, выкроенным из истинных фа|<-тов. Случайно на письменный стол начальника британского военно-разведывательного бюро, генерал-бригадира Чар-терса, попали две фотографических карточки. На одной из них были изображены трупы германских солдат, которые оттаскивались за линии окопов для погребения, а на дру­гой— трупы лошадей по дороге на мыловаренный завод. Зная, как китайцы почитают своих предков, и принимая во внимание неустановившееся отношение их к германцам, он обдуманно заменил одну подпись на карточке другою и послал отредактированный таким образом материал в Шанхай для напечатания. «Немецкие трупы по Дороге на мыловаренный завод» обошли вскоре всю Европу и Аме­рику и распространили отвращение и презрение ко всему немецкому. г

Все это было конечно явной ложью. Но это казалось правдоподобным, и во время войны так и не удалось вполне опровергнуть такого рода сказку.

Относительно правдивости сообщаемых пропагандой известий можно повидимому сказать, что всегда неразумно бывает прибегать к пользованию тем материалом, который легко может быть опровергнут не поддающимися сокрытию событиями, прежде чем будет достигнута политическая цель пропаганды. Глупо • обещать победу на определенное число одного из ближайших месяцев, так как такое предска­зание может быть опровергнуто событиями и приведет к обратным результатам — внесет уныние и подозрение, — но допустимо уверение, что конечный успех бесспорен, — даже если критически настроенные умы и не сочтут это утверждение за достоверное, — так как опровержение такого предположения невозможно впредь до окончатель­ного исчезновения всех надежд на достижение политиче­ской цели.

1 См. Нью-Йоркский «Тайме» от 20 октября 1915 г. Талантли­вый журналист Билль Ирвин, взявший на себя задачу проверить рассказы о зверствах во время войны, описал несколько версий отно-• сительно того, как германские солдаты отрезали руки у бельгийских младенцев и уносили их с собой «на память». Он нашел их все недо­казанными и в высшей степени неправдоподобными. Адмирал Симе категорически заявил, что все заявления об ужасной жестокости ко­мандиров подводных лодок были, за исключением одного случая, сплошной выдумкой,


177

Конечно пропаганда должна избегать противоречий

• \самой себе в одном и том же контексте, обращенном к одной
и той же группе или даже к нескольким группам, но тесно
между собой соприкасающимся. Еще сравнительно мало
опасности заключается в том, чтобы говорить протестантам,
посредством их официальных органов, что война — это
великий протестантский крестовый поход, а одновременно
с этим поощрять взгляд католиков на войну как на вели­
кое католическое движение; но было бы нелепо соединять
и т1о и другое в одном воззвании, обращенном к слушателям
одного рода.

|Ге тактические принципы, которые мы только что вкратце рассмотрели, могут быть сформулированы следую­щим образом:

\) должны быть распространяемы те способы внушения, которые могут возбудить специфический интерес в отдель­ных1 группах населения;

2) должны быть избираемы те способы внушения, ко­
торые могут аннулировать нежелательные идеи, вызванные
в населении не поддающимися умолчанию событиями;

3) должны быть применяемы те способы внушения, ко­
торые имеют шансы не вызвать опровержения до тех пор,
пока не будет достигнута цель пропаганды; в частности, из
этого следует, что нужно избегать противоречий самому себе
в одних и тех же контекстах, обращаемых к одной и той же
группе населения.                                                   «.

В соответствии с этими принципами удачный выбор

- материала для пропаганды предполагает точное предвиде­
ние не только ближайших результатов его распростране­
ния, но также и противодействий, которые могут быть
им вызваны. Если придерживаться методов прежних рас­
суждений, то пропагандист должен быть почти всеведу­
щим, как это вменяла ему в обязанность Нью-Йоркская
газета, которая писала:

Для опытного пропагандиста общественный разум — это что-то вроде сосуда с водой, в который фразы и мысли вливаются, как кис­лоты, причем заранее знают, какая должна произойти реакция, — точно так же, как например профессор Леб из Рокфеллеровского ин­ститута путем введения в воду небольшого количества химического вещества может заставить тысячи ракообразных внезапно приостано­вить свое плавание в сосуде с водой и броситься вдруг под давлением слепого импульса в ту сторону, откуда падает свет. (ш)


178

До сих пор наше исследование касалось методов органи-/
зации пропаганды и критерия для выбора способов воздей-/
ствия, соответствующих стратегическим и тактическим
условиям.                                                                       /

Остается вопрос о выборе наиболее подходящих спосо­
бов распространения пропагандистских сведений.    /

Способы воздействия могут быть изустные или пись­менные, а также могут производиться при помощи иллюстра­ций (16в) и музыки; разнообразие же форм воздействия огромно. Самый практичный метод для пропагандиста заключается в том, чтобы выработать в себе привычку мысленно отождествлять себя с теми, на кого он хочет повлиять, и исследовать все возможные подходы к трму, чтобы завладеть их вниманием. Рассмотрим с этой тики зрения группу людей, проезжающих в трамвае. На |них можно оказать влияние и объявлениями, помещенными внутри его, и объявлениями на столбах вдоль пути, и газе­тами, которые они читают, и разговорами, которые ощ слу­шают, и листками, которые явно или украдкой всовываются им в руки, и уличными демонстрациями на местах остано­вок, и может быть еще какими-нибудь способами («провод­никами») внушения.

Нет конца возможностям воздействия. Люди ходят по улицам и ездят в автомобилях, в трамваях, на лодках, в поездах; люди собираются в театрах, в церквах, на лек­циях, в ресторанах, в гимнастических залах, в концертах, у парикмахеров, в кофейнях, в аптеках; люди работают в кон­торах, на складах, на заводах, на фабриках и на путях со­общения. Рассмотрение форм, наиболее характерных для каждого из государств или населенных пунктов, обнаружи­вает целую сеть перекрещивающихся направлений разного рода деятельности и объединяющих их центров, которыми можно воспользоваться для распространения нужных фак­тов и взглядов.

Таким образом, способы воздействия пропагандой не­многочисленны и элементарны, но подходящие * случаи и «проводники» внушения бесконечно разнообразны. Литера­тура по технике рекламы изобилует самыми точными ука­заниями на то, какое действие производят различные цвета, размеры, формы и высота положения тех объявлений, которые должны повлиять определенным образом. Все это


179

.необходимо знать активному пропагандисту, но все это конечно является элементарным по сравнению с задачей приобретения и сохранения правильного взгляда на про­блемы управления или контроля, требующие широких и\ достаточно гибких способов анализа. Вот основные во­просы: чем занимаются объекты, на которых собираются воздействовать? сколько может, быть выделено особо бла­гоприятных случаев для воздействия на них? какие могут бьцгь применены способы внушения, — изустные, письмен­ны^, при помощи иллюстраций, при помощи музыки или наглядные? каковы те «проводники», при помощи которых эти внушения могут проникнуть в сознание указанных объектов?

Чтобы дать понятие о наиболее применимых орудиях пропаганды, можно привести краткую справку Криля о ра­боте Комитета общественной информации. г

Было напечатано тридцать разных брошюр на разных языках. Семьдесят пять миллионов экземпляров было распространено в Аме­рике и много миллионов экземпляров в других странах. Были устроены турнэ для «Синих дьяволов» (французских солдат), для ветеранов Першинга и для бельгийцев, а также массовые митинги во многих го­родах. Состоялось сорок пять военных совещаний. Четверо резерви­стов руководили деятельностью 75 000 ораторов-добровольцев, высту­павших в 5 200 городах и произнесших в общем 755 190 речей.

При помощи штата в несколько сот человек добровольных пере­водчиков Комитет снабжал избранными статьями американскую и иностранную прессу. Он устраивал на ярмарках Соединенных Штатов военные выставки, организовал целую серию междусоюзнических военных выставок и сохранил миллионы долларов на праве бесплат­ного помещения объявлений по всей стране в газетах, в периодической печати., на автобусах, в трамваях и плакатов на улицах.

Он использовал 1 438 рисунков, изготовленных добровольными рисовальщиками, для объявлений, оконных плакатов и т. п. Он изда­вал ежедневную газету, 100 000 экземпляров которой расходилось по официальным учреждениям. Он имел собственную службу инфор­мации и давал крупные статьи в печать. Сверх того выпускался ма­териал для деревенской печати, а также специальный материал для рабочей и религиозной печати и для женских журналов. Кинемато­графические картины пользовались большим коммерческим успехом в Америке и производили, за границей желательное действие. Таковы были «Крестоносцы Першинга», «Ответ Америки» и «Под четырьмя флагами».

Было распределено более 200 000 стереоскопических аппаратов.

1 Взято из книги Джорджа Криля, How we advertised America.


180             ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ

Изготовлялись фотографические снимки, и ежедневно просматривалось^
до 100 снимков военных действий. Служба официальных известий польа
зевалась кабелем, проволочным телеграфом и радио. Для инострань
ной прессы были созданы специальные службы почты и фотографии!.
За границей были открыты читальни, и оборудованы школы и библио­
теки; широко распространялись фотографические снимки.                    I

В важнейшие страны мира были направлены миссии, чтобы сле­
дить за американской пропагандой на месте.                                          /

Вся организация стоила плательщикам налогов 4 912 533 долла­
ров, а сама она заработала 2 825 670 долларов 23 цента, которые были
израсходованы на нее же.                                                                        (

Как мы уже видели, задача проникновения с материалом пропаганды в неприятельскую страну была во время миро­вой войны разрешена остроумной выдумкой — примене­нием свободного воздушного шара. После попыток исполь­зовать сначала прессу соседних нейтральных стран, а за­тем — привязные воздушные шары и аэропланы этот по­следний способ передачи желаемых сведений был в конце концов усовершенствован. На стороне союзников 'было преимущество преобладания западных ветров, и они сбро­сили над германскими линиями целые горы листовок.

Один из уроков, который можно извлечь из успеха британской пропаганды в Соединенных Штатах, заклю­чается в том, что выяснилось особо важное значение людей как «проводников» внушений. Нельзя пренебрегать ника­ким способом подхода; ведь нужно добраться до сил, скры­вающихся за безличными влияниями, а это лучше всего достигается личными сношениями. Британцы оказались достаточно хитрыми для того, чтобы действовать главным образом через американцев, и ни один из их агентов не до­шел до преждевременного позора и унижения, как это вы­пало на долю д-ра Дернбурга.

*

Этим мы заканчиваем наш краткий обзор условий и ме­тодов пропаганды. Следует еще раз повторить, что успех пропаганды зависит от умелого использования ее средств (организации, способов воздействия , способов распростра­нения) при благоприятных условиях.


РЕЗУЛЬТАТЫ ПРОПАГАНДЫ

П

ОСЛЕ беглого просмотра средств и условий ведения военной пропаганды мы можем теперь взяться за оценку достигнутых ею результатов.

История империалистической войны показывает, что современная война должна вестись на трех фронтах: воен­ном, экономическом и пропаганды. Экономическая бло­када душит, пропаганда сбивает с толку, а военная сила довершает удар. Пропаганда, применяемая одновременно, с другими орудиями борьбы, подрывает основы военных и гражданских сил неприятеля и расчищает путь желез­ному кулаку из людей и металла. Экономическая блокада медленно выдавливает из нации ее жизненность, и для ее наибольшего эффекта необходима длительная борьба. Про­паганда является в этом случае пассивным вспомогатель­ным орудием, главная функция которого заключается в том, чтобы уничтожить в неприятеле желание борьбы, вселяя уныние, разочарование и разногласие.

По определению Военного осведомительного бюро Соеди­ненных Штатов пропаганда

нападает на армию у ее базы; она угрожает отрезать армию от базы и остановить приток к ней подкреплений, денежных средств, бое­вых запасов, вооружения и продуктов питания; лишить армию удобств жизни, а главное — ослабить тот нравственный подъем, который под­держивает войска вдали от дома во всех трудностях и жестокостях войны.

«Армии сражаются так, как мыслит народ», такова была мудрая эпиграмма британского генерала Эпплина. Можно пойти дальше и сказать, что армии сражаются так же, как армии мыслят, ибо, по сло­вам Джорджа Вильяма Ку'ртиса, «мысли — это пули». (167)

В мировую войну отмечены военные успехи, в которых пропаганда сыграла важную, быть может даже решающую роль. Так же, как и во всяком другом орудии нападения, сила пропаганды заключается в способности нападать врас­плох, и эту силу центральные державы вполне почувствовали


182

во время искусного наступательного движения пропаганды, предшествовавшего атаке на итальянцев в 1917 году при Капоретто. Дух итальянских войск был сломлен, а их линии прорваны. Зато союзники имели успех в 1918 году, когда они заставили австро-венгерцев отсрочить наступле­ние на Италию с апреля на июнь тем, что посеяли деморали­зацию среди войск, состоявших из разных национальностей. Взбунтовавшиеся войска взрывали в тылу склады боевых припасов и саботировали таким образом весь военный план.

Но венчающая дело военная победа произошла все-таки за счет германцев. Подъем духа германцев базиро­вался всецело на надеже, что уже занялась заря той по­беды, которая много раз находилась в их руках. Но, бу­дучи доведены до последних пределов испытания неумоли­мыми когтями экономической блокады, с рассыпавшимися . в прах великими надеждами весны и лета 1918 года, герман­ская армия и германский народ оказались готовыми при­слушаться к соблазнявшему их голосу Вильсона. J

Если главнокомандующим военного фронта был Фош. то главнокомандующим фронта пропаганды был Вильсон. Его колоссальное красноречие, умевшее выразить стремле­ние всего человечества короткими, но в то же время ясными и убедительными фразами, разнеслось по всей Герма­нии. Он всюду призывал к войне против самодержавия и торжественно заявлял о своем умении отличить германский народ от германских правителей. Его речи были одним длительным подстрекательством к восстанию. Он и Ленин были чемпионами современных революционеров. На про­тяжении войны его утверждения завоевали много доверия и уважения в умах того демократически настроенного меньшинства, которое стремилось к преобразованию до­военной Германии с ее классовыми различиями и специаль­ными привилегиями. А когда в 1918 году небо заволоклось облаками всякого рода злосчастий, то к этому демократи­чески настроенному меньшинству присоединилось огром­ное число еге соотечественников, доведенных лишениями до крайности и с тревогой взиравших на небеса, ища в них предзнаменовений доброго мира. И обратились они не к Клемансо, жестокому и беспощадному ястребу, носивше­муся, как дух отмщения, по воздуху и готовому терзать внутренности павшего противника, и не к Ллойд-Джорджу,


183

ловкому, но нестойкому и нерешительному, — нет, они обратились к той таинственной фигуре в Белом доме, ко­торая говорила элегической прозой,о лучшем мире, где не должно быть больше войн.

Та бесподобная ловкость, которую проявил в пропаганде Вильсон, не имела себе равной во всей истории мира. Он сумел дойти до сердца народа, как не доходил до него ни один государственный деятель. В течение нескольких ме­сяцев он воплощал собою веру идеалиста в лучшую жизнь вселенной и последнюю отчаянную надежду потерпевших поражение народов на снисходительный мир.

Вопрос о том, какая часть вильсонизма была выставкой красноречия и что из него являлось зрелым плодом здра­вых рассуждений, — этот вопрос будет дебатироваться до тех пор, пока мировая война не станет отдаленным вос­поминанием. С точки зрения пропаганды, деятельность Вильсона была ни с чем не сравнимой, так как он изгото­влял тот тонкий яд, который искусные люди впрыскивали в вены потрясенного народа, пока сокрушающая сила союз­нических армий не принудила его к покорности. Разжигая в других странах раздоры, Вильсон сумел в то же время поддержать у себя дома необходимую сплоченность. Народ в сто миллионов человек, состоящий по своему происхожде­нию из чуждых и антагонистичных элементов, был спаян в одно воинственное целое, «чтобы сделать мир безопасным для демократии». И чары его красноречия смягчили подо­зрение, питаемое Центральной и Южной Америкой к могу­щественному колоссу севера, и заставили многих из их обитателей принять участие в войне на стороне Союзников.

Пропаганда раздела, направленная на расшатанное го­сударство Габсбургов, принесла ялоды в смысле недоволь­ства и окончательного отпадения чехов, словаков, румын, кроатов, поляков и итальянцев. Декларация Бальфура ускорила перемену в еврейских симпатиях, произошедшую в 1917 году.

• Некоторые из успехов пропаганды касались дела по­полнения военных сил. В поисках себе союзников гер­манцы привлекли на свою сторону Болгарию и Турцию, но в Соединенных Штатах, Италии, Румынии, Греции и целом ряде мелких стран верх одержали союзники, а Германия, если не считать Испанию и Швецию, стояла


184

изолированной в смысле симпатий. Рука всего мира была поднята против тевтона. Великое напряжение, проявленное в войне Америкой, было достигнуто британцами и францу- -зами только после отчаянной борьбы с германской пропа­гандой. Французы были удивительны в самой простоте своих приемов. Они призывали священное имя Лафайэта, умоляли богов демократии, бранили немцев и опубликовы­вали имена тех американцев, которые поступили во фран­цузскую армию. В запасе у англичан было меньше тради­ционных симпатий, которые можно было бы изукрасить, и гораздо больше того, что требовало разъяснений, но в их руках было могущество кабелей, а здравый смысл подска­зал им, что надо действовать не тайно, но в ярком свете гласности.1

Но также мог бы быть составлен и огромный список тех случаев, когда цели, преследуемые пропагандой, вовсе не были достигнуты или же были достигнуты лишь после долгого периода ожиданий. Не всякая пропаганда, напра­вленная на призыв к бунту, к революции, к распаду или к сохранению дружбы, оказалась успешной. Ни Индия, ни Египет, ни Ирландия, ни Марокко не откликнулись на подстрекательства германских агентов — восстать, как один человек, и сбросить ярмо англичан и французов. Австро-Венгрия, Германия, Болгария и Турция выдержали четыре долгих года пропаганды. Франция, Англия и боль­шая часть их союзников оказались тверды в своем стремле­нии к победе, несмотря на препятствия и на кампанию, открытую в 1916 — 1917 гг. германцами в пользу мира. Однако прежде, чем считать эти отрицательные резуль­таты за поражение, понесенное пропагандой, нужно вспо­мнить, что пропаганда не только, орудие наступления, но также и могущественное средство обороны. Единодушие мо­жет быть так же сохранено пропагандой, как и разрушено ею.

1 Важное значение пропаганды в нейтральных странах проявля­лось конечно и в других войнах, до мировой. Во время гражданской войны президент Линкольн прибегал ко всякому средству, которое могло усилить у английских фабричных рабочих чувство солидар­ности с северянами. Он посылал Генри Уорда Бичера и быть может сотни других агентов в Англию, чтобы отстаивать антирабовладель­ческую точку зрения. Одним из наиболее действительных и ориги­нальных способов была посылка судна, нагруженного продуктами ццтания, чтобы облегчить страдания городов. (Прим. автора.}


185

В самом деле, хотя пропаганда и является одним из тех орудий, результат действий которых кроется, в сущности, в области предположений, тем не менее это орудие таково, что им было бы безумно пренебрегать.

Потерпевшая поражение страна естественно преувели­чивает значение пропаганды После Капореттского погрома г итальянцы пытались оправдаться тем, что жаловались на ужасную и коварную пропаганду немцев, а Людендорф посвящает много страниц объяснению, как он не проиграл войны, но как союзники Германии, вместе с подонками населения — радикалами, пришли в тылу в полное изнемо­жение и как в получившийся от этого род пустоты были втя­нуты победоносные до конца германские войска.

Особенно трудно бывает отделить пределы влияния пропаганды от тех средств управления, которые тесно свя­заны с ней. Когда наступление Нивеля потонуло в 1917 году в море крови, то не менее как в двенадцати армейских корпусах были сделаны попытки к мятежным демонстра­циям. Солдаты стали уходить домой, разъяренные бессмыс­ленным избиением их товарищей. Замечательным делом генерала Петена было восстановление порядка и подъем духа на .фронте и преграждение пути зловещей диверсии ненависти, которая грозила обратить французских солдат против их собственных вождей и отвлечь их от неприятеля. Конечно он рассчитывал при этом исключительно на про­паганду. (168)

В настоящее время, когда все нелепые оценки отбро­шены, все же остается фактом, что пропаганда в современ­ной войне является одним из наиболее могущественных орудий борьбы.2 Пропаганда — это уступка способности рассуждать современного мира.- Пишущий мир, читающий мир, ученый мир—все они живут рассуждениями и но­востями. Мир избалован и не может обойтись без печатного

1 Отчет специальной комиссии по расследованию этого дела, назначенной итальянским правительством, не имеет никакого значе­ния, а потому трудно иметь о Капоретто правильное суждение.

* Томас Мур в своей «Утопии» предвидел широкое примене­ние пропаганды. Он вписывает, как утописты посеяли среди своих врагов недоверие тем, что предложили награду за взятие в плен или за добровольную выдачу видных неприятельских вождей, и как они старались посеять раздор в рядах неприятеля, помогая посягатель­ствам соперника правившего короля.


186

слова; и тот, кто становится причастен к печати, живет ею или погибает от нее. Волк пропаганды, не задумываясь, прячется в овечью шкуру. В наш век люди, владеющие словом — писатели, репортеры, издатели, лекторы, препо­даватели, политики, — все притянуты к работе пропаганды для того, чтобы возможно громче звучал ее властный голос. Все это ведется со всем декорумом разума и при помощи присущих ему ловушек, так как теперь — век разума, и требуется, чтобы сырой продукт был приготовлен и гарнирован искусными поварами.

Пропаганда — это уступка своеволию века. Те узы личной верности и приязни, которые соединяли когда-то человека с его вождем, уже давно порваны. Монархию и классовые привилегии постигла участь всего смертного, и обожание индивидуума перешло в официальное религиоз­ное поклонение демократии. Это—мир, превращенный в атомы; в нем личные капризы играют большую роль, чем когда-либо раньше, и он требует для координирования и объединения ббльшего напряжения усилий, чем раньше.

Пропаганда есть отражение необъятности, рациональ­ности и своеволия современного мира. Это —новая динамика общества, так как власть разделилась и раздробилась, и гораздо более может быть выиграно обольщением и обма­ном, чем принуждением. Пропаганда обладает всем прести­жем новизны и вызывает злобу обманутых. Осветить ме­ханизм пропаганды — значит открыть тайные пружины социальных явлений и подвергнуть самой строгой критике господствующие ныне догмы превосходства, демократич­ности, честности и святости индивидуальных мнений. Изучение пропаганды будет делать ясным многое из того, что до сего времени скрывалось во мраке, пока наконец не станет совершенно невозможным, чтобы кто-нибудь, как Анатоль Франс, заявил, что «демократия (и в сущности все общество) управляется невидимым двигателем».


ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА К ТЕКСТУ

О A psychological retrospect of the Great War, p. 162. О Там же, р. 100.

(8) Например книга мисс П л е и н под заглавием The Neuroses of Nations.

(4) Propaganda and the Father of it, «Cornhill Magazine», n. s. v. 48,
p. 233 — 241.

(5) Отношение министерства иностранных дел к министерству
Бивербрука отразилось в записках анонимного автора книги «The
pomp of power», который говорит, что целая группа лиц, опытных в
области международных отношений, отказалась работать под руко­
водством Бивербрука и перекочевала в министерство иностранных
дел. Тогда Бивербрук стал полагаться на канадцев, «опыт которых
в иностранных делах и знакомство с иностранными языками были
так же ограниченны, как и его собственные». Бивербрук изложил
историю своей деятельности в труде «Politicians and the Press». Лорд
Берти, английский посол во Франции, сетовал на то, что в течение
двух лет (до 1917 года) министерство иностранных дел не учреждало
в Париже бюро печати.

(«) Steed, Through Thirty Years, II, p. 196.

(') J.-A. Saklter, Inter.-Allied Shipping Control, p. 257.

(8) Two thousand Questions and Answers about the war.

(9) «La Guerre Sociale» 31 июля 1914 г.

(10) Переведено в «Истории войны» Джона Бэчана, гл. XXII.

(11) «Le Gaulois» 5 августа 1914 г.

(**) См. брошюру Августа Фореля, Die Vereinigten Staa-ten der Erde, Берн и Лозанна, 1914 — 1915.

(Is) См. Луи Жюно, La confederation mondiale: Une alliance pour 1'unification des peuples, Geneve, 1914.

(u) Мы можем назвать следующие ценные образцы: Karl Lamprecht, Krieg und Kultur («Война и культура»), Лейпциг, 1914); Otto von Gierke, Krieg und Kultur («Война и культу­ра»), Берлин, 1914; Eugen Kuhnemann, Vom Weltreich des deutschen Geistes («О мировом значении германского гения»), Мюн­хен, 1914; Oskar Fleischer, Vom lOiege gegen die deutsche Kultur («О войне против германской культуры»), Франкфурт, 1915; Ernst Troeltsch, Der Kulturkrieg («Война за культуру»), Бер­лин, 1915. Мы видим в этом списке, среди меньших светил, первого юриста и двух самых блестящих историков мира.

(1б) См. Эдуард Пулен (Ed о uard Pou lain), Refutation decisive (1 — globale, 2 — detaillee); onze rumeurs inflammees sur le clerge francais (Paris, 1916); Paul Feron-Vrau, Les catholiques et la presse,


188

(16) См.: Ганс Фюльстер (Hans Fiilster), Kirche und
Krieg» (Церковь и война). Heft 8 in «Kultur und Zeitfragen».

(17) Фридрих Шонеман в книге «Искусство влияния на
массы в С.-А. С. Штатах» (Die Kunst der Massenbeeinflussnng in den.
V. St. v. America*, Берлин. Лейпциг 1924) рассказывает, как было
мобилизовано каждое учреждение для ведения пропаганды в Соеди­
ненных Штатах во время войны и непосредственно после нее. Школы,
церкви, женские клубы, газеты, кинематографы, деловые клубы,
«Ку-Клукс-Клан», «Американское общество обороны», «Националь­
ная лига безопасности», «Американский легион», «наследственные»
патриотические общества («Сыны американской революции» и пр.),—
все играли активную роль.

(18) Die Kriegstreiber in Wall-Street, Лейпциг 1917.

(19) Эти объяснения, распространенные во время мировой войны
в Германии, могут быть прочитаны по-английски в книге Дж. К.
Тернера, Shall It Be Again? и у Л. Е. Роули, War Criminals
(частное издание, Лансинг, Мичиган 1924).

(20) Die Friedensbedingungen der deutschen Presse. Los von Reuter
und Havas, Берлин 1915.

(21) England und die Presse, Гамбург 1915.

(aa) Стр. 19 сочинения Демарсиаля, Как мобилизовалось сознание (Comment on mobilisa lest consiences). Umano, ано­нимный итальянский юрист, издал коллекцию заявлений, сделанных разными общественными деятелями во время войны. Эти заявления,— в своем многословном, но все же интересном труде, под заглавием «Положительная наука управления» (Positiva scienza di Qoverno, 1922),—он считает необоснованными.

(23) Цитировано Демарсиалем (см. выше), стр. 24.

(24) Republique Franchise «Documents relatifs a la guerre 1914 —
1915. Rapports et proces-verbaux d'enquete de la commission institute
en vue de constater les actes commis par 1'ennemi en violation du droit
des gens». Paris 1915 (Документы, относящиеся к войне 1914 — 15 гг.
Доклады и протоколы следственной комиссии, образованной в целях
установления нарушений противником международного права).

(25) Королевство Сербия. «Доклад о жестокостях, совершенных
австро-венгерской армией во время первого вторжения в Сербию».
Р. А. Рейс, Лондон 1916. (Report upon the atrocities committed by
the Austro-Hungarian army during the first invasion of Serbia, by
R. A. Reiss.)

(26) Through the Iron Bars, Лондон 1917.

(27) Monsieur Sagotin's story, Лондон 1917.

(28) The Martyrdom of Nurse Cavell. — Немецкое общество слу­
чайно поверило, что мисс Кавель была шпионкой.

(29) Le traitement des prisonniers franc,ais en Allemagne, Париж
1917.

(30)-Souvenirs de guerre d'un sous-officier allemand.

(31) German Deserter's War Experience.

(32) The Evidence and Documents laid before the Committee on
alleged German Outrages, Лондон 1915.

(88) German War Practices. (M) Deutche Verbrechen?


189

(35) Les crimes allemands d'apres temoignages allemands, Биле-фельд и Лейпциг, г915.

(86) Bin boswilliger Spra"chstumper, Мюнстер, 1815.

(87) То же у Гро, Ложные известия о великой войне (Les
fausses nouvelles de la Grande Guerre), p. 282.

Бывший посланниеДж. В. Джерар критически разбирал кайзера в книге «Мои 4 года в Германии» (My four Years in Germany, Нью-Йорк, 1917) и в книге «Лицом к лицу с кайзеризмом» (Face to face with Kaiserism, Нью-Йорк, 1918). Зубной врач Н. Дав и с на­писал «Кайзер, каким я его знал» (The Kaiser as I knew him, Нью-Йорк и Лондон, 1918).

(3S) Civilises centre allemands.

(89) Kultur et civilisation.

(40) Nous et eux.

(41) The Menace of the German Culture, Лондон, 1915.

(**) Просмотр нижеследующего списка избранных заглавий этих немецких изданий даст понятие о их целях и содержании: Н е г т. Cohen, Об особенностях германского гения (Ueber das Eigentum-liche des deutschen Geistes, Berlin, 1915); E. Bergmann, Все­мирно-историческая миссия германского просвещения (Die welt-geschichtliche Mission der deutschen Bildung, Gotha, 1915); Rudolf Eucken, Всемирно-историческое значение германского гения (Die weltgeschichtliche Bedeutung des deutschen Geistes, Stuttgart, 1914); R. v. D e 1 i u s, Мировое положение Германии в умственном отно­шении (Deutchlands geistige Weltmachtstellung, Stuttgart, 1915); J. A. Lux, Германия как воспитатель вселенной (Deutschland als Welterzieher, Stuttgart, 1914), herausgeg. v. Karl Honn Борьба немецкого гения в мировой войне. Документы, касающиеся умствен­ной жизни в Германии во время войны (Der Kampf des deutschen Geistes im Weltkrieg. Dokumente des deutschen Geisteslebens aus der Kriegszeit, Gotha, 1915).

(**) Vom deutschen Wesen. Impressionen eines Stammesverwand-ten 1914—1917, Be-lin, 1917.

(**) Deutsches Wesen, Мюнхен, 1916.

(46) Его более ранние статьи были изданы в Англии под заглавием «Бред ренегата» (The Ravings of a Renegate).

(46) В 1915 году.-в Нью-Йорке было выпущено английское издание этой книги под заглавием «Воинственная Англия с собственной точки зрения» (Warlike England As Seen by Herself).

(") Also sprach Germania.

(48) Die Nationen und ihre .Philosophic, Лейпциг, 1914.

(**) Die Wahrheit iiber Bergson, Берлин, 1917.

(50) German Philosphie and Politics, Нью-Йорк, 1915.

(51) Englische Dokumente zur Edrosselung Persiens, Берлин, 1917,
и Indien unter der britischen Faust, Берлин, 1916.

(a) Deutsche Freiheit und englischer Parlamentarismus, Мюнхен, 1915.

• (M) German and Englisch Education, Лондон, 1917.

(") Die Wahrheit uber Amerika, Лейпциг, 1915.

(M) Was heisst «Liebet eure Feinde»? Ein Wort zur Beruhigung, Марбург, 1915.


190

(56) Deutschlands Schwert durch Luther geweiht, 2 издание, Лейп-
. циг, 1915.

(57) Eine Kriegspredigt aus Luthers Schriften, 1914.
(") Die sittlichen Krafte des Krieges.

(59) Der Krieg, als Erzieher, Дрезден, 1914. (<">) Von der Macht des Rechts, Берлин, 1914. (61) Was ich in mehr als 80 Schlachten und Gefechten erlebte, Берлин, 1915.

(e2) Outwitting the Hun, Нью-Йорк, 1916.

(M) Von New-York nach Jerusalem und in die Wuste, Берлин, 1916.

(M) Die Fahrt der «Deutschland», Берлин, 1917.

(es) En plein vol, Париж, 1916.

(6e) Zeppeline uber England.

(67) Kapitan-Leutnant Freiherr von Forstner als U-Bootes Kom-
mandant gegeri England.

(68) Nach Sibirien mit 10 000 Deutschen.

(69) Meine Kriegsfahrt von Kamerun zur Heimat.

(70) Der deutsche Krieg in Feldpostbriefen. — Soldier's Tales of
the Great War. — La vie de la guerre, Париж, 1917, Шарля Фоле,
в которых были собраны письма, печатавшиеся раньше в «Echo de
Paris».

(71) Этому требованию вполне удовлетворяли такие книги, как
Анри де-Форж, Ах, прекрасная Франция!; Морис Гран-
дольф, Марш к победе; Макс Бюто, Держись! Рассказы из
окопной жизни. — Бойд Кабль (Boyd Cabl) взял на себя трудную
задачу извлекать рассказы из официальных сообщений. В его книге
«Между линиями» и в других были обращены в целые повести скуч­
ные и сухие выдержки из официальных донесений.

(72) Un an pres des champs de bataille de 1'Artois (издано в Париже
Центральным евангелическим обществом).

(73) Cahiers d'un artiste.

(74) Business as Usual.

(w) The Danger of Britain Invasion, and how it may be met whilst carrying on «business as usual».

() Отчет о нескольких первых днях можно найти у Гро в I томе книги Les fausses nouvelles de la Grande Guerre.

(77) Из довоенной литературы, предвидевшей и анализировавшей
стратегию войны, смотри книгу Джона Бэклеса (John Bake-
less), The Origin of the Next War. Другой, противоположный
этому, взгляд на вопрос можно видеть в книге Фильма Нимса
(Philip N е a m e s), German Strategy and the Great War.

(78) Такие книги, как сочинение Вильяма Ле-Ке (Wil-
liamLe-Queux, Britain'* Deadly Peril, Лондон, 1915), еще
более углубляют боязнь шпионства.

('") Voix italiennes sur la guerre de 1914— 15 и Voix de 1'Ame-.rique Latine.

(80) Sixty American Opinions on the War (1915).

(81) Why America should join the Allies (1915).
(8a) With the German Armies in the West.

(83) Deutsch America mobil. . (M) Les Allemands chez eux.


191

C6) Short Rations, by Madeleine Z. Doty.

(8e) Almanach de madame de Thebes.

(87) Pourquoi les germains seront vaincus, Париж, 1915.

(M) Real-Admiral Sir Douglas Brownrigg, Indiscretions of the Naval Censor, p. 13. Контр-адмирал сэр Дуглас Браун-рих (Тайны, выданные морским цензором).

(89) Браунриг рассказывает об этом событии с британской точки
зрения в 4 главе вышеупомянутой книги.

(90) Относительно положения в Италии см. С. Е. Merriam,
American Publicity in Italy, «American Political Science Review»,
ноябрь 1919 г.

(91) См. E. L. Bernays, Crystallising Public Opinicn, pp. 24—27.
(82) cm. F. W. Hasley (ed.), Balfour, V^viani and Joffre; the

Imperial Japanese Mission, (Вашингтон, 1918), America's Message to the Russian People dressed by the Members of the Special Diplomatic Mission of the United States to Russia in the year 1917 (Бостон, 1918); Rene Viviani, La Mission franchise en Amerique (Париж, 1917).

(93) Николаи (Nicolai), Nachrichtendienst, Presse und Volksstimmung im Weltkrieg, S. 59.

(91) S. Ivor Stephen (Szinnyey), Neutrality? The Cruci­fixion of Public Opinion. From an American Point of View. Chicago, 1916, p. 18. Это — склад тем немецкой пропаганды.

(95) American Rights and British Pretensions on the Seas (Права американцев и притязания англичан на морях), также см. Н. L. Gordon, The Peril of the United States; Rudolf Cronau, Do we need a Third War for Independence?

С*) См. Андре Шерадам, Разоблачения заговора пангерма­низма, Нью-Йорк 1916. В 1924 г. Мильдред С. Вертгеймер восстано­вил пангерманскую Лигу в ее истинном виде. Роланд Г. Ашер написал книгу о «Пангерманизме», которая вышла в 1913 году и ко­торой после 1914 года лицами, симпатизировавшими Антанте, было придано новое освещение. См. также его «Выигрыш войны» (Нью-Йорк и Лондон 1918).

(97) Busch, Bismarck, I, S. 158, 26 сентября 1870.

(9S) Busch, Bismarck, I, S. 148, 22 сентября 1871.

(") La Guerre comme la font les Prussiens.

(10°) Busch, Bismark, I, p. 104, 4 февраля 1871 г.

(101) The Martyrdom of the Evangelical Missionaries in Cameroon, Berlin, 1914.

(loa) Из следующего списка изданий можно усмотреть характер его деятельности: a) ReneleCholleux, Notre Dame de Bre-bieres; PAllemagne et les Allies devant la conscience chretienne (pref. Mgr. Alfred Baudrillart). 6) La Guerre allemande et le catholicisme. в) Rao ul Narsy, Le supplice de Louvain. г) L'eveil de 1'Ernie franchise devant 1'appel aux armes. d) L'abbe Pasquier, Le pro-testantisme allemand. e) L'abbe E. F о u 1 о n, Arras sous les obus.

(los) A un neutre catholique.

(104) Nos sanctuaires devastes.

(105) Volkerrechtswidrige Fuhrung des belgischen Volkskrieges.

(106) См. наприм. опубликованное myi нистерством ино­
странных дел Greueltaten russischer Truppen gegen deutsche


192

Civilpersonen und deutsche Kriegsgefangene 1915; K- Jiinger u. dr. H. Vaorting, Die Behandlung der Deutschen in England, Frank-reich und Russland, Berlin, 1915.

(107) Переведено Е. Б. Шерлоком. Нью-Йорк и Лондон, 1§16.

(108) Employment contrary to Jnternational Law of Coloured
Troops upon the European Arena of War by England and France,
Берлин, 1915.

(1C9) Austro-Hungarian Judicial Crimes, Чикаго.

(uo) The German-American Plot. The record of a great failure, Лондон, 1915.

(ш) Comment 1'Angleterre combat les neutres, Цюрих, 1917.

(112) An die Neutralen! Aufrufzur Geduld, 1917. Макс Temke обсуждал тот же вопрос в книге Der grosse Raubkrieg und die Interes-sen der neutralen Machte (Карльсруэ, 1916), в то время как француз­ская дань такого рода литературе состояла из сочинения А н р и Xose(HenriHauser), La guerre et les neutres. Etude sur le sentiment democratique dans ses rapports avec la guerre europeenne (Париж, 1917) и Эрнеста Лемонон (Ernest Lemonon, Les Allies et les Neutres 1914 — 16 (Париж, 1917).

(ш) Aufruf Gelehrten Deutshen.

(114) La civilisation latine contre la barbaric allemande.

(11B) Appeal of the Belgian Workmen to the Workmen of all Nations.

(116) The Condition of the Belgian Workmen, now Refugees in
England.

(117) George Hoog, Lettres aux neutres sur 1'union sacree.
(U8) Роберт Грант, Their Spirit. Some Impressions of the

Englich and French during the Summer of 1916.

(Ц») \yar Letters from France, изд. А. Лапраделля и Фредерика Кудера, Нью-Йорк и Лондон, 1916.

О Grey, Twenty-five Years, II, p. 150.

(ш) Alan Seedar, Poetry of the Foreign Legion.

(122) The Note-book of an Attache.

(m) Эрик Фишер Вуд в своей книге The Note-book of an Intelligence Officer 1917 г. перепечатывает это письмо на стр. 15. См. также Джемса Марка Болдуина, Between two Wars, 2 т., Бостон, 1926.

О Sen. Doc. 62. 13 95 (Brewing and Liquor Ynterests, etc).

(125) «My Three Years in America», p. 89.

(m) Это рассказало у Пэджа в «Life and Letters», I, p. 394.

(127) Ytaly and the World War, p. 209 et seq.

О Грэй, Twenty-five Years, II, p. 118.

(m) cm. Sen. Doc. 62 (Brewing and Liquor Interests, etc.) 1675.

О Life and Letters, II, p. 51 (February 15, 1915).

О В u s с h, Bismarck, I, S. 42.

(U2) Brewing and Liquor Interests and German Bolshevik Pro­paganda.

(133) Расследования (доклады) делались перед подотделом «of the Committee on the Judiciary». Самым важным отчетом является трехтомный труд, известный под названием 62 сенатского документа 65 Конгресса 2 сессии 1919 г. Слово «Большевистская» отсутствует в заглавии первого тома.


193

("*) Вот небольшой список такого рода изданий: Франк ТафрисГ Англия или Германия (England or Germany); Рен-монд - Говард, Шествие Гинденбурга в Лондон (Hindenburg's march into London); Гуго Мюнстерберг (Гарвардский уни­верситет), Мир и Америка (Peace and America); Джон Вургес •(университет Колумбии), Отношение Америки к Великой войне (Ame­rica's Relations to the Great War); Фердинанд Шевиль (Чи­кагский университет), Созидание современной Германии (The Making of Modern Germany); Эдуард Мейер (Берлинский университет), Англия (England); д-р Дж. Г. Лаббертон, Бельгия и Герма­ния с датской точки зрения (Belgium and Germany. A Dutch View); Бертран Руссель, Правосудие в военное время (Justice in War Time); Эдвард Лайель Фок с, За кулисами воюющей Герма­нии (Behind the Scenes of Warring Germany).

О Grey, Twenty-five Years II, p. 143.

(13e) La politique de propaganda des Americains durant la Guerre d'Independence, 1 52.

C*7) L'offensive des Allemands en France pendant la guerre.

("*) Гебер Блэнкенгорн описывает американскую кампа­нию в книге «Мои подвиги пропаганды» (Heber Blankenhorn, My Adventures in Propaganda).

О Hansi et Tohnelet, p. 24.

(14°) Приводится у Бланкенгорна, стр. 78.

О Hans у et Tonne let, p. 136.

О  »                    »       p. 160.

(14S)  »                        »       p. 52.

("*)   »                  »       p. 28.

О Steed, Through thirty Years, II, p. 102.

O, »      H, p. 129.

(MJ) См. агитационные журналы. Ноябрьский номер 1918 года The Czacho-Slovak review резюмирует это вкратце.

О Die Feldpost. Kriegsbiatter fur das deutsche Volk.

В

 Das freie deutsche Wort. Die Vorgeschichte des Krieges. Deutsches Volk, wach auf! et Tonne let, p. 56. (151) Hansi et Tonne let, p. 60.

, (№) Major C. J. Street, Propaganda behind the Lines. «Corn-hill Magazine». 3-я серия 47 (1919) 488 — 499.

(1И) ZentraL Auskunftstelle der katholischen Presse. О Rechtschutzstelle fur die katholische Geistlichkeit. (ш) Priestverein Pax fiir das katholische Deutschland. (1И) См. Альберт Гельвиг, Zur Psychologic des belgischen Franctireurkrieges.

(ш) Более полное изложение этих пунктов можно найти в бро­шюре проф. Морица Бонна, Amerika als Feind.

Q

Man and Culture, p. 339. v 7 John A. Hobson, The Psychologic of Jingoism. Chap. I, London 1900.    t

(iee) Kennedy Jones, Fleet Street and Downing Street. (M) «Propaganda good and evil» 19 th Century and after, 93 (1923), 514 — 524. Он определяет пропаганду как «пристрастное распроетра-


194

нение фактов и мнений» (the Dissemination of interested Fact and Opi­
nion).                                                                                             *

(ш) Mobilizing America, p. 44.

(168)^Bro wnri gg, Indiscretions of a Naval Censor, p. 13.

(1M) Фердинанд Авенариус дал несколько примеров та­кого рода фальсификаций во время войны в своей брошюре «Изобра­жение как клевета» (Bild alsVerleumder); расширенное послевоенное издание этой брошюры носит название Die Machte im Weltwahn. Французское возражение нанес называется L'imposturepar I'image.

(le») Нью-Йоркская «Tribune» от 12-го июля 1918 года. Цитиро­вано в брошюре, изданной военно-осведомительным бюро (Military Intelligence), Propaganda in its Military and Legal Aspects, p. 93. cm. книгу Стерн-Рубарта, Propaganda als politisches Instilment, где он в числе пяти принципов упоминает о Priifung der mo'glicher Riickwirkung.

(166) Литература о карикатурах, рисунках и иллюстрациях, по­явившихся во время войны, рассмотрена Л. М. Сольмономв книге The Newspaper and the historian. Особенно см. стр. 381 и да.лее.— Карл Деметер в своей книге Archiv f. Politik und Geschichte занимался разбором кинематографической пропаганды Антанты.

("') Propaganda in its Military and Legal Aspects, introduction.

(168) Описание его методов у Мейера, La psychologic dtt com-, mendement, см. также в Библиографии, в отделе нравственной и воен­ной психологии.


БИБЛИОГРАФИЯ

Едва ли стоит в такого рода исследовании вновь повторять длин­ный список того печатного материала, о котором упоминалось. Вместо этого прилагается нижеследующий список, касающийся некоторых главных черт общей проблемы.


Дата добавления: 2018-06-27; просмотров: 407; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!