ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ 15 страница



Относительно стараний немцев привлечь на свою сто­рону негров и поселить внутри страны раздор на почве расовых взаимоотношений капитан Лестер сообщает ко­митету:

В бюро «Альберта» имелся специальный отдел для руководства расовыми вопросами Америки, и из них наиболее важным — вопро­сом о неграх.

Бюро получало через газетные агентства и биржи и от так назы­ваемых «бюро вырезок» сообщения о каждом случае линчевания в Соединенных Штатах и о каждом случае нападения «цветных» на «бе­лого» или каждую газетную заметку, которая указывала на достовер­ный случай угнетения цветной расы.

Все это претворялось в статьи для пропаганды и передавалось издателям утвержденных газет, издаваемых белыми, а также издате­лям «цветных газет»

Военная работа велась неким фон-Рейсвитцем, занимавшим одно время, насколько я знаю, должность консула в Чикаго.

Его штаб-квартира, — если можно сказать, что у него была та­ковая, — находилась в Нью-Орлеане и около него, а все дело по не-гритянс^вй пропаганде велось из Мексики фон-Эккардтом. Я хочу этим сказать, что руководящий мозг находился в Мексике. Штат лю-дей^ использованных для пропаганды среди негров, состоял из мекси­канцев, метисов и людей, привезенных в Мексику, обученных там и отправленных затем за границу, волна негритянской пропаганды шлаг от мексиканской границы на восток и расплывалась по штатам.

Пропаганда эта была направлена на то, чтобы постоянно под­держивать между белыми и черными всякого рода раздоры. Такова была главная цель.

Также была сделана попытка путем бесчисленных доводов при­влечь цветное население на сторону Германии. Мы имеем сведения, что направление пропаганды было именно таково: что те вожди негров, которые получали субсидии, или те, которым пытались предложить

1 Отрывки из «Wahrheit» (Нью-Йорк),


133

ее в разных местных обществах или письменно, — я имею в виду не крупных негритянских лидеров, но мелких, рассыпанных повсюду, — что эти вожди говорили неграм, будто в Германии черные и белые равны, что в Европе не существует расовых различий Они приводили этому доказательства, будто бы достоверные, и убеждали их в том, что если германцы выиграют войну, то права цветного населения на юге уравняются с правами белых. Таков был их главный аргумент. Играли они больше всего на случаях линчевания

С помощью контроля над «Американским обществом газет на иностранных языках» немцы пытались добраться до каждой говорящей на иностранном языке группы, какую только можно было соблазнить.

В 1915 году было положено начало германской универ­ситетской лиге, которая должна была объединить всех учившихся в германских университетах. Целью ее образо­вания было «участие во всякой деятельности, направленной к усилению уважения к германцам, к их стремлениям и идеалам, и обеспечение для них честного к ним отношения и должной оценки». Среди тех из них, которые находились на службе или были1 уполномоченными, мы встречаем такие имена, как фон-Кленце, Вильяме Шеферд (Колумбия), Карл Шурц, фон-Мах, и имена многих других известных ученых и общественных деятелей. Устраивались митинги, читались и распространялись газеты, заручались сотрудничеством проезжавших профессоров. Таков был прямой путь обще­ния между интеллектами Германии и Америки.

Немцы деятельно старались привлечь на свою сторону профессионалов страны. Брошюра Нагеля о нейтралитете Америки была разослана «Американским Обществом пра­вды» по адресом 50 000 юристов.

Через основанную в Балтиморе «Лигу американских женщин, стоявших за строгий нейтралитет», был сделан призыв к женщинам. На трудовой элемент было обращено специальное внимание через посредство «Национального рабочего совета мира» (Labours national peace council). Часто интересы последнего близко соприкасались с инте­ресами пивоваров, так как последние были очень напуганы угрожавшим им запрещением продажи спиртных напитков, и немецкие пропагандисты пользовались иногда желанием пивоваров принять участие в деле пропаганды, предлагая организовать такого рода движение и обратить его в пользу Германии.


134

По всем направлениям делались всякого рода призывы к обществу вообще. Под покровительством бюро Дерн-бург-Альберта издавались книги о каждой фазе войны и облегчалось распространение книг, выгодных для Гер­мании. f134) Была куплена газета «New-York Mail» для того, чтобы иметь влияние на столичную публику и снабжать ее газетой, на которую при случае можно сослаться. Плакаты, брошюры и фотографические снимки распространялись в бесчисленном количестве при помощи пароходных агентов.

В Америку посылались трогательные картинки, изобра­жавшие, как германские солдаты кормят бельгийских и французских детей, были такие надписи: «Варвары, пи­тающие голодных» и «Разве они похожи на варваров?»

Глава британской пропаганды в Америке перечислил вкратце применявшиеся им методы следующим образом:

С первого дня войны между Англией и центральными державами на меня была возложена ответственность за пропаганду в Америке. Едва ли стоит говорить, что преследуемые моим отделом цели были чрезвычайно обширны, а его деятельность широко раскинута. Одним из проявлений этой деятельности была обязанность посылать ежене­дельный отчет британскому кабинету о настроении американского общества, а также поддерживать связь с постоянными корреспонден­тами американских газет, находившимися в Англии. Кроме того я часто устраивал так, что важные общественные деятели Англии по­могали нам своими интервью, помещавшимися в американских газе­тах; среди этих видных деятелей были: Ллойд-Джорж, Грэй, Валь-фур, Бонар Лоу, архиепископ Кентерберийскяй, Остин Чемберлен, Кэрзон и множество других.

Между прочим 360 газет, выходивших в меньших штатах Союза, получали от нас английскую газету, дававшую еженедельные отчеты и объяснения о положении военных дел. С человеком улицы мы уста­навливали связь при помощи кино-картин, касавшихся армии и флота, а также при помощи разных интервью, статей, брошюр и писем, на­писанных в ответ на отдельные американские рецензии и печатав­шиеся в главном органе соответствующего штата, откуда они пере­печатывались затем в газетах соседних и других штатов. Мы широко рекламировались и поощряли многих к тому, чтобы писать статьи. Мы пользовались дружественными услугами и помощью доверенных друзей; мы получали постоянные сообщения от видных граждан Аме­рики и путем личной переписки установили связь с влиятельными и известными деятелями каждого рода профессий Соединенных Шта­тов, начиная от ректоров университетов, директоров колледжей, профессоров и ученых и продолжая всеми остальными классами на­селения. По нашей просьбе наши друзья и корреспонденты органи­зовывали дебаты и лекции, на которых выступали американские гра­ждане, но мы не поощряли британцев к поездкам в Америку для проповеди войны. Кроме ведения громадной частной корреспонденции


135

с отдельными лица'ми, нам приходилось еще рассылать наши доку­менты и литературу во многие общественные,библиотеки, универ­ситеты, колледжи, исторические общества," клубы,'газеты и пр.

Едва ли стоит упоминать о том, чго такая деятетьность была одно­временно и чрезвычайно трудной и весьма деликатной, — но я был счастлив в том отношении, что в Соединенных Штатах у меня имелось обширное знакомство; к тому же я знал, что многие читали мои книги и не чувствовали против меня никакого предубеждения.

Следует помнить, что «Общество пилигримов», заслуги которого в деле международного объединения очень велики, сыграло большую роль в установлении взаимного понимания между обоими народами, а учреждение клуба американских офицеров в Лондонском доме лорда Ликонфильда, с герцогом Коннаутским в качестве президента, приносило и продолжает приносить большую пользу. Также следует указать, что именно «Общество пилигримов» под умелым председа­тельством Гарри Бриттен занялось Джемсом Бэком, когда он в 1916 г. посетил Англию, и доставило ему прекрасный случай успешно по­служить делу сближения этих двух наций. Я испытываю радость и гордость при мысли, что до некоторой степени принимал участие во всех распоряжениях, результатом которых было принятие «пили­гримами» Бэка на свое попечение.1

Главное, что бросается в глаза в этом кратком отчете сэра Джильберта Паркера о его собственных методах, это — умение пользоваться отдельными лицами как средством для приобретения влияния, распространявшегося от одного делового человека к другому, от журналиста к журналисту, от профессора к профессору, от рабочего к рабочему. За кулисами — за всеми этими известиями, картинами и ре­чами разливаются потоки личного влияния. Война обсу­ждалась более частным образом, чем открыто. Людей сомне­вавшихся завоевывали дружеским отношением или лестью, логикой или устыжением, — и все это для того, чтобы влить их энтузиазм во все возраставшую волну симпатий к союз­никам. Намек на этот метод содержится в письме, адресо­ванном сэром Эдвардом Грэем Теодору Рузвельту 10 сентября 1914 года:

Дорогой Рузвельт. Дж. Барри и А. Е. В Мэзон, чьи книги вы без сомнения читали, отправляются в С. Ш. Их цель, как я ее пони­маю, заключается не в произнесении речей или чтении лекций, но в том, чтобы заводить знакомства, — особенно с лицами, имеющими

1 Англичане не сообщали публично, сколько было ими истрачено отдельно на пропаганду в Америке. В пссчедние четыре месяца войны они истратили 150 000 долларов (31 360 фунтов стерлингов) на то, чтобы сломить воинственный дух немцев, а такжг и на разную другую пропаганду. (Прим автора.)


136

отношение к университетам, — ив том, чтобы объяснять положение Англии в отношении войны, а также наш взгляд на вытекающие от­сюда последствия. \) '

Когда ломают копья за Англию, то это всегда делает американец, а не иностранец. В Америке не появлялось таких выставляющихся на-показ, во вред дела, англичан, какими у немцев там были Дернбурги. Общественные ку­луары, личные разговоры, случайные встречи, — вот что выковало наикрепчайшие узы между Америкой и Брита­нией. Все страны пришли к заключению, что наиболее дей­ствительным проводником пропаганды в Америке в пользу их страны был титулованный иностранец, который не гово­рил ничего особенного для общественной печати, но который частным образом при случае разговаривал о войне. Одних лучей аристократического изящества достаточно было для того, чтобы согреть многие из стойких республиканских сердец и вызвать энтузиазм в пользу страны, сумевшей создать столько достоинства, элегантности и любезности. Жена одного важного газетного издателя принимала у себя графа; жена сенатора уравняла социальные различия тем, что поспорила с герцогом. В этой увлекательной обществен­ной игре только и носились, что с графами, маркизами и баронами. Все это было предметом постоянных шуток между хитрыми европейцами, тонко игравшими на самолюбии многочисленных хозяек Нью-Йорка, Филадельфии, Бостона, Вашингтона и Чикаго.

Наиболее важным лицом в деле ведения пропаганды сре­ди «нейтральных» или союзников всегда бывает официаль­ный представитель в столице. Каким человеком он должен быть, и какой техники должен он придерживаться? Никто никогда не имел большего успеха, чем Вениамин Франклин в Париже во время войны за независимость. Один француз, М. Франси, описывает его такими словами:

Франклин приезжал, предшествуемый известной репутацией; он не только избавил своих почитателей от разочарования, но даже сумел подогреть еще их энтузиазм. Для некоторых он был ученым, покорившим молнию, для других — гениальным философом, для иных — врагом тирании и горячим защитником свободы; для всех он был простым человеком, с естественной манерой держать себя, патриархом, отцом семейства, скромно являвшим пример обычных добродетелей. А в то время, когда в душе каждого культурного чело­века жили слова Руссо, кто мог не растрогаться при виде поденного старого джентельмена, явившегося защищать свою страну, опираясь


137

на руку одного из своих внуков (Вильяма Франклина)? В эюй жизни, малейшие подробности которой пленяли парижан, почти не прояв­лялся политик (13в).

Ключ к личности Франклина выражен в последней фра­зе: он по своей натуре был аполитичен, и блеск его личности распространялся на все те разнородные общества, в среде которых ему приходилось вращаться.

Примером сомнительного выбора является выбор досто­почтенного Илайя Рута главой американской миссии в Рос­сии. Нет конечно сомнения в его техническом превосходстве как ученого и администратора по международным делам, но его положение было таково, что в революционной Рос­сии он мог легко подвергнуться нападкам. Вот что свидетель­ствует полковник Робине:

Вам может быть известно, что когда-то в Америке он нападал на одно видное общественное лицо;быть может вам также известно, что в результату этих напалок в течение нескольких недель появля­лись статьи — одни из наиболее блестящих в своем роде, — сопро-

4 вождавшиеся каррикатурами и называвшие Рута «шакалом приви­легий», «сторожевым псом Уолл-Стрита» и т. п. Эти статьи прошли по всей прессе. Вероятно германские агенты в Америке тотчас после его назначения собрали и переслали их в Россию, где они и появились в отдельных брошюрах, переведенных на русский язык, с иллюстра­циями и эпитетами, замененными русскими синонимами, — так что даже дружественные газеты говорили: «Как это случилось, что вели­кий демократический президент для того, чтобы сделать весь мир

• безопасным для демократии, послал в Россиию, — в революцонную Россию, — того самого человека, который, судя по всему, что мы слы--шали о нем, занимался большею частью тем, что делал Америку без­опасной для плутократов.

Если этот общий анализ техники поддержания дружбы правилен, то он приводит к доказательству того, что глав­ной темой междусоюзнической пропаганды должно быть напряжение усилий для общего дела и что каждый под­держивающий пропаганду тезис должен быть соответственно подтвержден и подкреплен. Обработка «нейтральных» сво­дится к тому, чтобы заставить их отождествить свои инте­ресы с вашими в деле отражения неприятеля. Помимо об­щего изображения неприятеля — угрожающим, всему пре­пятствующим и подлым, а своего народа — защитником, помощником и честным, должна быть еще и вера в конеч­ный успех. Самое лучшее средство привлечь к себе симпа­тии «нейтрального» заключается в том, чтобы втянуть этого


ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ

«нейтрального» в какой бы то ни было род сотрудничества с собой. Когда не удается что-либо другое, то иногда бывает возможно избегнуть активных неприязненных действий призывом к пацифизму и подстрекательством к ссоре с дру­гой нейтральной страной. Из всех средств, к которым можно прибегать, особенно важно использование личного влияния, равно как и применение того принципа, что вообще К «ней­тральным» должны всегда обращаться «нейтральные».


ДЕМОРАЛИЗАЦИЯ НЕПРИЯТЕЛЯ

П

РОПАГАНДОЙ можно действовать как оружием пря­мой атаки на нравственное состояние неприятеля, ста­раясь нарушить это состояние или же отклонить не­нависть неприятеля от воюющей с ним страны.

Немцами издавалась «Gazette des Ardennes» специально для французов, обитавших в занятой немцами территории, причем на столбцах этой газеты постоянно затрагивались самые разнообразные темы, которые могли содействовать демократизации неприятеля. Профессор Маршан тщательно изучал этот орган, чтобы установить, если возможно, пря­мую параллель между направлением этой газеты и напра­влением парижского органа «Bonnet rouge». Его отчет, ко­торый во время известного процесса 1917 года служил отчасти обвинением последней газете, был издан под за­головком: «Наступление немцев во Франции во время вой­ны». (137) Отчет этот состоит из выдержек, подобранных из этих двух газет, и является пока наилучшим систематиче­ским обзором одного из видов военной пропаганды. В этой главе мы будем делать ссылки на указанную компиляцию, дополняя их другим материалом. В большинстве случаев цитаты проверены по оригиналу.- «Gazette» категорически отрицала, что Германия когда-либо замышляла напасть на Францию, и сетовала на пропаганду, представлявшую Гер­манию в ложном свете. Леон Доде и Клемансо просто стра­дают «шпиономанией», когда воображают, что до войны или с ее начала Германия наводнила Францию армией тайных агентов.г

«Gazette» защищала кайзера и военных протир доказан­ной клеветы союзников. Вильгельм II всегда признавался могущественным поборником мира. Ведь это он спас Европу

1 «Gazette» 2 июля 1917 г., цитируя заметку из «Frankfurter Zeitung». Маршан, стр. 97.


140

от войны из-за Марокко. Его миролюбивое настроение не­однократно удостоверялось такими лицами, как известный английский историк Голланд Рози (J. Holland Rose) или французский писатель и социалист-патриот Марсель Самба (Marcel Sembat), и вообще везде всеми здравомыслящими людьми. Он добросовестен, миролюбив, любезен, ласков в своих семейных отношениях, талантлив в своем упра­влении и всегда великодушен в своих побуждениях.1

Все рассказы о германских зверствах — ложь. В ар­миях, занявших север Франции, немецкие солдаты ласковы с детьми. Иллюстрация в номере «Gazette» от 1 декабря 1915 года показывает, как немецкий солдат кормит малень­кого французского ребенка, с любовью держа его на коле­нях. 2 Дети сохраняют нежную память о «дяде Фрице».8 Печатались письма французов, взятых в плен, для того, чтобы доказать доброе и внимательное отношение, герман­ских военных сил, занявших эту территорию. 4 Безгранич­ная любовь немцев к музыке, религиозность и высокая нравственность проявлялись всюду, где бы ни были герман­ские солдаты.

Росказни о массовых жестокостях и о намеренных раз­рушениях являются лишь зложелательными обобщениями немногих отдельных печальных > примеров, которые слу­чаются в каждой армии, но гораздо реже в дисциплиниро­ванной германской, чем в других. Необходимости войны, как все это знают, могут потребовать действий, не применяе­мых обычно в мирное время, — но совершенно абсурдно искажать факты и обращать их в огульное обвинение целой нации.5 Многие из тех церквей, в разрушении которых об­виняли немцев, совсем не были разрушены, а многие из них были незаконно использованы неприятелем.

Все приведенные выше примеры являются иллюстра­циями защиты путем отрицания. Другая форма защиты — признание самого факта в сопровождении оправдывающих его объяснений — иллюстрируется отношением к вопросу

1 «Gazette» 17 ноября 1917 г. Маршан, стр. 143.

2 Воспроизведено на 145 стр. в Hansi et Tonnelet, A tra-
vers les lignes ennemies.

3 «Gazette» 13 августа 1916 г. Маршан, стр. 25.

4 То же.

* «Gazette» 7 ьюня 1916 г. Маршан, стр. 190.


141

о подводной войне. «Gazette» не переставала утверждать, что действия подводных лодок были только ответом на гнус­ную и беззаконную британскую блокаду.

Хотя не следует пренебрегать никакой формой подстре­кательства и хотя применение встречного подстрекательства также производит известное впечатление, но все же действи­тельность этого приема и сравнивать нельзя с тем резуль­татом, который может иметь другой вид пропаганды, а именно — отвлечение активной ненависти неприятеля от его теперешнего противника. Для этого нужно направить его вражду на новый, независимый от нынешнего противни­ка, объект, рядом с которым нынешний противник пере­стает иметь значение. Это — трудная операция; к ней всегда следует провести подготовительную кампанию, чтобы устра­нить некоторые виды противодействия, препятствующие успеху такого маневра.


Дата добавления: 2018-06-27; просмотров: 224; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!