ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ 13 страница



лихорадочно занята постройкой судов и имеет теперь в доках до 168 000 тонн водоизмещения? *

Мы, американцы, чувствуем себя в безопасности, мирно и само­довольно настроенными, продавая Европе оружие, которым они там убивают друг друга, и говорим самим себе: «Мы слишком сильны, чтобы опасаться кого-нибудь».

Мы стали бы думать иначе, если бы знали, что Япония, предста­вительница всей Азии, всей желтой расы, решила, что наступил мо­мент нападения, наступил момент для того чтобы сделать японскими обе стороны Тихого океана. (91)

Джефферсон Джонс смотрел с опасением на книгу «Па­дение Тсинг-Тоу («The Fall of Tsington», Нью-Йорк, 1915),


116

и книга эта оказала помощь в смысле возбуждения подо­зрений против японцев.

Разнородный состав американского общества поддается специальной пропаганде. Оказалось возможным возбудить евреев против русских, ирландцев против британцев, на-. роды Запада против японце^ и (на время) итальянцев про«. тив французов. Антанта могла делать воззвания к англий­ским, французским, шотландским, валлийским, русским, сербским и румынским элементам, а после того как раз­росся антагонизм по отношению к Австро-Венгрии — к южно-славянским, чехо-словакским и польским.

Наследственным врагом Америки (Erbfeind) была Англия, и германцы непрестанно играли на антианглий­ской струне. Это Англия сожгла Вашингтон в 1814 году и заставила Джефферсона произнести горькие слова, что

Англии удалось 'показать, что в деле жестокости Наполеон был младенцем по сравнению с ее министрами и генералами.

Кроме того эти подлые англичане подстрекали индей­цев к избиению американцев, живших на границе во время революционной войны и войны 1812 года. Вероломный Аль­бион все еще старается что-то затеять, и м-р О'Рейли спра­шивал на гостеприимных столбцах газеты Херста:

Не подкупают ли нас для того чтобы мы жертвовали нашими лучшими интересами, равно как и нашими нравственными правилами, посылая Англии оружие, чтобы она могла истребить германцев, уни­чтожить Германию и захватить германские колонии и торговлю.

Центральные державы выставлялись поборниками тра­диционного американского принципа свободы морей. Этот тезис обсуждался в памфлете Вильяма Баярда Хеля. (9S)

Англичане в противовес этому призыву разоблачают германские планы распространения после войны в Южной Америке, вопреки доктрине Монрое, и планы завоевания всего мира для германской торговли путем создания евро­пейского блока. (96) Англичане утверждали также, что они ведут войну демократии против милитаризма и самодержа­вия, — а для того чтобы убедить в этом всю нацию, они издали книгу Бернгарда «Германия и будущая война».1

Рука об руку с другими мероприятиями должно итти

1 Germany and the next War.


117

систематическое поношение неприятеля. Во время франко-прусской войны французы вызвали взрывы негодования и Англии слухами о предполагавшейся бомбардировке Парижа, жестоко нападая на немцев за их варварское равнодушие к бесценным сокровищам цивилизации. Бис­марк хорошо понимал значение этого призыва к чувству нейтрального соседа и предписал своему секретарю по ве­дению пропаганды составить статью на следующую тему:

Если французы желали сохранить свои памятники и коллекции книг и картин от опасностей войны, то они не должны были окружать их укреплениями. Кроме того французы и сами ни-на минуту не заду­мались бомбардировать Рим, где находятся памятники, гораздо более ценные и разрушение которых было бы незаменимой утратой. (97)

Когда лондонская газета «Standard», недружелюбно относившаяся к немцам во время войны 1870 года, напеча­тала рассказ герцога Фитц-Джемса с описанием всевозмож­ных прусских гнусностей в'Базеле, Бисмарк продиктовал ответ, который должен- был быть передан английской пе­чати. Он заявил, что ужасы войны происходили не от жесто-костей немцев, а от глупых росказней о прусской жесто­кости, — росказней, которые пугали крестьян до того, что они покидали свои жилища, где'были в полной безопас­ности. (98)

Во время той же войны французы изготовили памфлет для распространения внутри страны и вне ее; памфлет этот носил название «Война, как ее ведут пруссаки». (") Бисмарк приказал Бушу:

Пожалуйста, напишите в Берлин, чтобы они собрали что-нибудь из этих описаний, изобразив их под нашим углом зрения и отметив все случаи жестокости, варварства и нарушения Женевской конвен­ции, совершенные французами. Но только пусть пишут не слишком много, — иначе никто не станет читать. И это должно быть сделано спешно. (10°)

Во время мировой войны нейтральные органы были наводнены пропагандистским материалом, выставлявшим напоказ грехи неприятеля. Кроме общих призывов к чув­ствам нейтральных народов, было выпущено множество специальных воззвании. Немцы распространили воззва­ние к протестантам с призывом выразить протест против дурного обращения англичан с миссионерами. В. Страк изготовил памфлет «Страдания евангелических миссионеров


118

в Камеруне». (^01) Все повреждений, которые были на­несены церквам на занятых территориях, были приписаны немцам. Католики, как наиболее пострадавшие, организо­вали для обработки мнения чужеземных католиков спе­циальный комитет пропаганды. (102) Для осведомления не­воюющих народвв монсиньор Пьер Батифоль опубликовал в 1915 году свое письмо «Нейтральному католику». (103) Французские протестанты, следуя примеру своих братьев-католиков, образовали комитет для пропаганды за границей и выпустили книгу «Наши алтари осквернены». (104) Ита­льянцы пустили в ход то же оружие в памфлете «Австрий­ские варварства в отношении итальянских церквей» (Фло­ренция 1917).

Эта пропаганда велась с большим искусством в Америке, особенно союзниками. 18 декабря 1916 года на громадном митинге в Карнеджи-Холле, в Нью-Йорке, был выражен протест против обращения с бельгийцами. На митинге была получена телеграмма от Теодора Рузвельта и .прочитано воззвание кардинала Мерсье. Все это дело приобрело при помощи печати широкую гласность.

Русское правительство обратилось к нейтральным стра­нам со специальным меморандумом, выражавшим протест против той доказанной клеветы о поведении ее войск, ко­торую старательно распространяли центральные государ­ства. Россия протестовала также против «Нарушений законов и правил войны, совершенных германскими и австро-венгерскими войсками в России» (1915 г.). Англичане про­вели немцев, заручившись услугами бывшего посланника Брайса для работы по делам о совершенных жестокостях. Протест, с которым кайзер обратился к президенту Соедин ненных Штатов по поводу эксцессов бельгийских партизан йов, остался без результата. Немцы собрали массу материала для обвинения бельгийцев; так, например министерство иностранных дел издало 10 мая 1915 г. книгу «Противо­речащее международному праву ведение бепьгийцами на­родной войны». (105) Они заявили о злодействах русских, вторгнувшихся в Восточную Пруссию, и резко осуждали отношение противников к пленным, военным и невоен­ным. (10в) Бельгийцы возражали официально на предъ­являемые к ним обвинения, но одним из лучших косвенных ответов было исследование, написанное Фернандом-ван-


119

Лангенховом, ученым секретарем Сольвейского Института в Брюсселе, на тему о «Происхождении одной сказки», — исследование, основанное на немецких сообщениях о воль­ных стрелках и о «зверствах». К английскому переводу этого труда было предпослано предисловие, написанное знаменитым американским социал-психологом Марком Бол­дуином, остававшимся в течение всей войны усердным фран­кофилом. (107) Эта книга, имевшая вид и применявшая ме­тоды серьезных исследований психологии масс, отнеслась к историям о «вольных стрелках» как к сказке.

Для обращения в Америке немцы изготовили воззвание, имевшее в виду расовые предрассудки, под названием «При­менение Англией и Францией цветных войск на европей­ском театре войны вопреки международным правилам». (108) Каждый стремился очернить врага и обелить себя. Все мелкие государства вели в Америке свою собственную про­паганду, выпуская такие вещи, как «Преступления Австро-Венгрии против закона», (109) издание югославского комитета в Северной Америке. В 1918 году болгары пыта­лись повлиять на нейтральные страны, издав для своей защиты и в целях контратаки книгу «Сербские зверства», описанные М. Д. Сопянским (Лозанна, 1918). Самое глав­ное — это конечно обеспечить себе услуги какого-нибудь известного лица из нейтральных стран, могущего давать сведения своим согражданам. Мери Роберте Рейнгарт («Короли, королевы и пешки», 1915) и множество других публицистов служили своим пером делу союзников; мень­шее число их помогало распространению германской точки зрения.

С другой стороны — подлый интриган и лгун недостоин доверия. Фредерик Вильям Вайль взял темой своего труда «Германо-американский заговор. История великой не­удачи», (110) причем всякая мысль, которая подходила под понятие о заговоре, сопровождалась осуждением. Германцы, распускали такие же темные намеки и инсинуации относи­тельно тех членов американской прессы и общества, кото­рые осмеливались не соглашаться с ними. Американское «Общество правды» писало об «изменнической -прессе» и включало в это обвинение почти все американскую столич­ную печать за исключением Херйта и чикагского органа «Трибуна». Нечего и говорить, что экс-президент Рузвельт


120

тоже подвергся низким нападкам со стороны тех, кто со­чувствовал Германии. Все старались обдать друг друга грязью. Росказням о пропаганде и о подкупах не было конца. 1

Непосредственные обращения к нейтральным мнениям продолжались во все время конфликта. В 1914 году Джемс Брайс рассуждал на тему «Нейтральные народы и война». Немцы воспользовались своими швейцарскими связями для того чтобы напечатать разоблачение «Как Англия подавляет нейтральных». (ш) На это англичане ответили книгой Вильяма Арчера «Нейтральным! Призыв к терпе­нию». (ш)

К воззваниям общего характера присоединялись от­дельные призывы. Французская «Федерация школьных учителей» выпустила обращение «К школьным учительни­цам и учителям всех стран». Появившееся в начале войны знаменитое «Воззвание ученых Германии» (ш) вызвало лихорадочную деятельность иноземной профессуры. Одно из многочисленных воззваний предназначалось для Южной Европы и Южной Америки. 12 февраля 1915 года в'Сор­бонне была устроена манифестация; произнесенные на ней речи были напечатаны под любимым заглавием французов: «Латинская цивилизация против германского варвар--ства». Р4)

Для того чтобы заинтересовать трудовое население,
в Лондоне в 1916 году было выпущено «Воззвание бельгий­
ских рабочих к рабочим всего мира», (11Б) а год спустя по­
явилось издание «Условия жизни бельгийских рабочих,
ныне беженцев в Англии», р6)                                     ' ,

Помимо 'непосредственных обращений вышеприведен­ного характера симпатии нейтральных стран могут быть достигнуты обращениями косвенными. «Нейтральные» должны верить в конечный успех вашей стороны. Джорж Хуг опубликовал свои «Письма нейтральным о священном единении»^17) для того чтобы произвести впечатление на нейтральные государства сплоченностью своей страны. Книги типа «Их дух. Некоторые впечатления англичан и французов, вынесенные ими летом 1,917 года», (118) с одной стороны, успокаивают друзей, с другой — действуют на незаинтересованных. Героизм и решимость воюющих могут быть иллюстрированы военными и гражданскими письмами


121

о войне, в роде английской книги «Письма из Франции о войне». (*19)

Для того чтобы нейтральные соседи получили должное впечатление о военных силах Британии, отдел информации английского министерства иностранных дел прибегнул к помощи кинематографа: повсюду разошлась кинофильма под названием «Приготовившаяся Британия» (Britain pre­pared). l

На громадное значение иностранного корреспондента указывает Теодор Рузвельт в своем письме от 22 января 1915 г. к сэру Эдварду Грэю;

Взгляды американцев на войну подвергались колебаниям. Дей-ствия германских цеппелинов оживили чувства в пользу союзников. Но мне думается, что1 в последние месяцы можно было заметить зна­чительное ослабление такого рода чувства и рост германских симпатий. Не думаю, чтобы это происходило среди хорошо осведомленных лиц, но этб наблюдалось среди массы людей, плохо осведомленных, кото­рые могли основывать свои суждения только на том, что они читали в газетах или видели в кинематографах. Для такой перемены были особые причины. Существовал бросавшийся в глаза контраст между теми знаками внимания, которые расточались германскими военными властями по адресу американских военных корреспондентов, и пол­ным отказом иметь с ними какое бы то ни было дело со стороны пра­вительств Британии и Франции. В общем нашим лучшим военным кор­респондентом можно считать Фредерика Пальмера. Его симпатии — на стороне союзников. Однако немцы, а не союзники отнеслись к нему предупредительно. Его отношений они этим не изменили, но несо­мненно им удалось повлиять на отношения многих других. Едййствен-ные правдивые военные известия, написанные теми американцами, которых знает и которым верит американское общество, исходят с гер­манской стороны;.результатом этого является то, что люди, симпати­зирующие союзникам, ровно ничего не слышат ни об испытаниях,

1 Контр-адмирал Браунриг говорит, что вследствие какого-то недружелюбного по отношению к Англии влияния, эта фильма пока­зывалась, под названием «как Британия готовится» («how Britain prepared. Recollections»). Знаменитый директор кинематографов Гриффит вспоминал о сделанном ему в 1917 году Бернардом Шоу предложении написать для него сценарий. Это было «в 1917 году, как раз после того, как я' уговорился с британским правительством изготовить несколько картин для пропаганды» (Нью-Йоркский «Тайме» от 11 октября 1926 г.). Неудачной оказалась и другая4попытка Шоу к пропаганде, когда Нью-Йоркский «Тайме» подверг разбору одно из его сообщений и произвел нечаянно такое впечатление, будто Шоу разоблачает союзников. О последнем инциденте рассказывает сам Шоу, а относительно отказа Гриффита уверяет, что он его не помнит.

(Прим. авт.)


122

ни ofr успехах британских и французских армий. Тамошние корре­спонденты извещают меня, что чинимые им препятствия исходят не от генералов и не с фронта, а со стороны правительства, в результате чего они могут писать своим соотечественникам о том, что происходит у немцев, союзники же не дают им этой возможности. Я не нахожу, чтобы разрешение, данное немцами, помешало результатам герман­ских военных операций, но оно во всяком случае очень помогло немцам в смысле поднятия их в глазах американцев. Быть может, у вас не думают, что общественное мнение американцев достаточно ценно для того чтобы с ним считаться? Если же думают, что его следует принять в расчет, то вам надлежит пересмотреть вопрос о том, не является ли многое из деятельности вашей цензуры и из ваших отказов допустить на фронт корреспондентов опасностью для вашего дела с точки зрения того впечатления, которое оно производит на общественное мнение, не принося соответствующих военных выгод. Я очень хорошо пони­маю, что было бы большим преступлением разрешить корреспонден­там действовать так, как они действовали во время нашей собственной войны с Испанией, но как человек, умудренный опытом, я уверен, что было слишком много того, о чем я говорил, в смысле, цензуры и отка­зов корреспондентам в поездках на фронт; это не давало вам ни малей­шей военной выгоды, а в результате препятствовало оживлению об­щественного мнения в вашу пользу. (12°)

Одной из самых тонких и действительных фодм косвен­ной пропаганды является поощрение всего того, что факти­чески втягивает нейтральные государства в нечто подобное сотрудничеству с воюющей стороной. Частью это делается путем особенного разглашения тех случаев, когда гражда­нин нейтрального государства берется за оружие для борьбы в рядах той или другой из воюющих сторон. Этот вид пропаганды обсуждался в лондонском «Таймс'е» в пись­ме от 26 декабря 1916 г., написанном американцем-приверженщцем Антанты. Оно называлось:«Британская пу­блицистика в Соединенных Штатах». Вот что в нем со­общалось:

Фракция сумела завоевать симпатии американцев, и ее пресса достигла замечательных результатов. Она носила персональный ха­рактер и возбуждала энтузиазм. Сообщения писались в громадном большинстве случаев американскими солдатами, сражающимися в рядах французских войск, и каждое из этих сообщений прибавляло симпатий к Франции. Участие каждого американского добровольца широко оповещалось французами. Его награждали знаками отличия, если к этому представлялась хоть малейшая возможность. Его по­ощряли писать о своих переживаниях. Массами печатались статьи и книги американских солдат о Франции. Книга Алана Сигара «Поэзия иностранного легиона» (ш) была известна по всей Америке, и его смерть вызвала такое же сожаление в Америке, как смерть Руперта Брука — в Англии. Один из наших лучших писателей-романистов —


123

Роберт Херрик — поступил в американский госпиталь специально для того чтобы написать серию книг с точки зрения участника войны. Мне было позволено написать и издать книгу «Заметки атташе)), (1аа) даже не представляя ее французскому цензору. Во французской ар­мии имеется всего лишь около 500 американцев, и все же в Соединен­ных Штатах мы каждый день слышим что-нибудь о них. Газеты полны рассказов о их деяниях; каждый пункт их сообщений совершенно правильно рассматривается как ручательство за Францию. В резуль­тате такой умело направленной французами пропаганды Америка сделалась искренней сторонницей Франции.

Хотя Ян Гэй (Jan Hay) и не был американцем, но вследствие того, что он принимал участие в войне, появление в Соединенных Штатах его книги и его большое агитационное путешествие считались так же, как и книги и речи Фредерика Пальмера, единственно стоящими про­явлениями английской пропаганды. Рисунки Брюса Бэрнсфазера (Bruce Bairnsfather) и картоны Ремекера, пока еще мало распростра­ненные в Америке, должны будут оказать свое незаменимое влияние на формирование общественного мнения С23)

Более того, если привлечь нейтральное государство к участию в какой угодно невоенной работе совместно с воюющей стороной, то симпатии этого государства должны ] епременно скристаллизоваться около того, кому оно ока­зывает помощь. Таков скрытый смысл грандиозной кампа­нии, открытой с целью заручиться помощью Америки для бельгийских вдов и сирот, — одним из проявлении которой был памфлет, известный под названием «Нужды бельгий­цев» и составленный блестящей плеядой таких литератур­ных светил, как Томас Гарди, Мэй Синклер, Арнольд Беннет, Билль Ирвин, Джон Гэлсуорси, Антони Хоп, А. В. Мезон и Джордж Бернард Шоу. с |Союзникам удалось выковать между собой и Америкой узы экономических интересов, — и вот против этого-то немцы с самого начала стали бороться при помощи про­паганды, хорошо понимая, какое это может иметь влияние на отношения Америки. Вильям Баярд Хэль написал в 1915 г. брошюру «Вывоз оружия и военных припасов», доказывая, что союзники пользуются эти-м всего больше потому, что контроль над морями находится в руках Ан­глии и что таким образом Америка, вывозя оружие, стано­вится тайным союзником Антанты. Его брошюра была на­печатана с одобрения «Организации американских женщин для поддержания строгого нейтралитета»: целью этой ор­ганизации была пропаганда.


Дата добавления: 2018-06-27; просмотров: 198; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!