ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ 9 страница



Враг по своей натуре вероломен. Феликс Сармо писал в книге «Мораль кантовская и мораль человеческая», 1 что

одной из наиболее утонченных черт немецкого характера является стремление к лицемерной лжи, проявляющейся под маскою наивной искренности и оправдывающей себя невероятнейшими софизмами ... Часто приводилось свидетельство латинского историка Виллейуса Петеркулуса, считавшего древних германцев расою прирожденных лгунов.

Неприятель ведет пропаганду, ^основанную на лжи. Это — чрезвычайно важное обстоятельство. Так как не­благоприятные сообщения о наших союзниках,, о коман­дующих армиями, о положении на фронте и т. 'п. всегда могут проскользнуть помимо цензуры и одолеть все пре­грады в значительно преувеличенном виде, то между не­желательными сообщениями подобного рода и их пагуб­ными результатами, кроме физических барьеров, должны быть поставлены и психологические. Таким психологи­ческим барьером является намеренно внушенное подозре­ние, что неблагоприятная новость — не что иное, как лов­кий образец неприятельской пропаганды. Если такое предпо­ложение крепко западет в умы общества, то этим будет выковано мощное оружие против уныния и пораженчества.

Работа союзнической пропаганды произвела чрезвы­чайно сильное впечатление на немцев, и они взялись за дело закаления против нее своего населения, выражая громкий протест против официальной английской и фран­цузской прессы как способов пропаганды. Рудольф Рот-гейм объявил, что одним из условий мира должно быть освобождение мировой прессы от когтей неприятельских телеграфных агентств. Он написал книгу «Мирное условие германской печати — прочь от Рейтера и Гаваса». (20) Даже в прописях были такого рода упражнения: «Агент­ство Рейтера — фабрика военной лжи». Английская пресса послужила темой для книги Пауля Дена, озаглавленной «Англия и печать». (21) Немцы считали, что Нортклиф

1 «Morale kantienne et morale humaine», 191*6 г,


80

является выразителем характера английской прессы и по­тому осыпали его градом нападок.

Голос германской пропаганды во Франции был громок и настойчив. Некоторые газеты, даже столичные, были заподозрены в том, что они помрачают французские умы в соответствии с германскими целями. Более или менее ти­пично были показаны германские методы в газете «Le Matin» от 24 октября 1917 года. Луи Форэ (Forest) обвинял немцев в том, что они подкупали иностранную прессу. Он обращает внимание на книгу об Эльзасе, в которой изло­жена германская довоенная система: даже во время франко-прусской войны у Германии были друзья r парижских ре­дакциях. Пересмотрев доказательства прошлой и настоящей деятельности немцер, он заключает свою статью словами:

каждый может определить для себя, является ли нынешняя гер­манская система новой или старой. Если она кажется для нас новой, то только потому, что мы — невежды в такого рода вещах».г

Неприятель заносчив, груб и жесток. Авторы Тюдеск и Диссор издали в ноябре 1917 года книгу «Немцы в их собственном изображении», в которой Гейне послужил авторитетом для замечания, что

христианство смягчило до некоторой степени свирепый воин­ственный дух германцев, но не смогло уничтожить его совершенно.

Особенно обращает на себя внимание, восклицают французы, склонность немцев к разрушению соборов, что было полностью доказано бомбардировкою Реймса, сожже­нием бельгийских церквей и соборов в Лотарингии. То же признавал и Гете:

Мы, немцы, люди отсталые (of yesterday). Правда, за последнее столетие мы сделали значительные успехи в деле цивилизации, но пройдет еще много веков, прежде чем идеи и дух цивилизации доста­точно разовьются в наших крестьянах, чтобы сделать их способными, наподобие древних греков, преклоняться перед красотой.

Шопенгауер краснел от стыда, что принадлежал к их расе.

1 Теперь это кажется забавным, так как русские документы разоблачили цену, за которую русское правительство купило большой процент французской прессы для той поддержки, какою оно пользо­валось в довоенное время. Особенно интересны в этом отношении «Черная книга» («Le Uvre noir») и статьи в газете «L'HumanHe»,


81

Неприятель ужасно жесток и развратен в своем поведе­нии во время войны. Ловкий способ возбудить ненависть, если ее нет. вначале, это — воспользоваться какой-нибудь жестокостью. Этот способ применялся с неизменным успе­хом во всех известных человечеству войнах. Здесь ориги­нальность хотя часто и бывает полезна, — но отнюдь не является совершенно необходимой. В начале войны 1914 года рассказывалась очень трогательная история о том, как семилетний ребенок, нацелившийся из своего деревянного ружья на патруль немецких улан, занявших селение, был убит ими тут же на месте. Такая же история отлично сде­лала свое дело во время франко-прусской войны,,более чем сорок лет перед тем. Но многие из рассказов, пользую­щихся наибольшим успехом, имеют гораздо более древнюю историю. Есть например один рассказ о турках, который гремит по всему христианскому миру со времен первых крестовых походов. Согласно этого рассказа был найден сосуд, полный человеческих глаз, в том месте, где для уве­селения турецких генералов пленники подвергались пыткам.

Всегда могут быть муссированы убийства женщин, де­тей, стариков, священников, монахинь, или сексуальные безобразия, или же случаи истязания пленных и мирного населения. Подобного рода истории способствуют проявле­нию возмущения против ненавистных вершителей таких темных дел и удовлетворяют rtoe-каким сильным/но глу-. боко скрытым инстинктам. Рассказ о молодой женщине, изнасилованной неприятелем, доставляет тайное удовле­творение множеству других насильников по другую сторону границы. Этим быть может и объясняется популярность и распространенность такого рода историй.

Так как все рассказы о жестокостях имеют фамильное сходство, причем можно вполне рассчитывать и на помощь старых историй, то все их виды должны рассматриваться практическим пропагандистом как средство воздействия. Всегда позволительно снабдить их новыми прикрасами, так как условия борьбы никогда не бывают одинаковыми. Со времени открытия микробов можно обвинять неприятеля в заражении колодцев, скота и пищи, не говоря уже о зара­жении ран. В 1917 году в Лондоне была выпущена брошюра о /(Культуре микробов в Бухаресте», очень хорошо излагав­шая эту тему. Если существуют признаки, что неприятель


82

считает кампанию ужасов за здоровую стратегию войны, то не колеблясь следует призвать бога и человека в свиде­тели того, что такая гнусность является новорожденным созданием сатанински настроенного неприятеля. Только отсутствие во время войны благоприятного случая для осно­вательного опровержения дало например профессору Ла-виссу возможность объявить в его труде «Практика и док­трина ведения германцами войны», г что

ни один из наших военных писателей не учил доктрине—делать войну ужасною («de la guerre atroce»).

Когда наступил мир, другой француз, Демарсиаль, на­шел возможным в интересах правды прочитать лекцию и обратить всеобщее внимание на трехтомный труд француз­ского офицера Монтэня под заглавием «Победить» («Vain-сге»), в котором этот тезис защищается:

Устрашай, — а для того, чтобы устрашать, разрушай. Нападают, чюбы убить; стреляют, чтобы убить; хватают врага за горло, чтобы убить, — и убивают, пока не будут перебиты все. (аа)

Американцы считали, что не стоит отменять теорию войны, проповедываемую генералом Шериданом. Он посе­тил во время войны 1870 года Бисмарка в полевом штабе прусской армии во Франции и заявил, что

Правильная стратегия заключается, во-первых, в том, чтобы нанести неприятельской армии возможно большее количество чув­ствительных ударов, а затем — в том, чтобы доставить жителям так много страданий, чтобы они поневоле затосковали о мире и заставили бы свое правительство просить его. Неприятелю не следует оставлять ничего, кроме глаз, чтобы оплакивать войну.

Для президента Пуанкаре было совершенно в порядке вещей обрушиваться на варваров-немцев за бросание с аэропланов бомб на беззащитных женщин и детей. Но весьма немногие из союзных народов знали, что 26 июня 1916 года французские и английские авиаторы сбросили над Карльсруэ бомбы, которыми было убито и ранено 26 женщин и 124 детей, или что 22 сентября 1915 года одним налетом на тот же город союзные бомбисты собрали дань в 103 жертвы; да если бы и знали, то очень немногие из них обратили бы на это внимание. В пылу борьбы

1 «Pratique et doctrine de la guerre allemande». 3 Busch, Bismarck, 1, p. 128.


83

известия об избиении мирных жителей неприятельской страны способны даже вызвать клики радости о том, что истреблены «щенки /и самки кровожадного врага», как ры­царски выразился Свинберн, когда узнал об ужасной смерт­ности в концентрационных лагерях Южной Африки, где со­держались бурские женщины и дети.

Союзники также ничем не рисковали, заявляя, что только немецким гуннам могло притти на ум организовать кампа­нию систематического разрушения машин, складов, мостов и железнодорожных путей тех районов, откуда они отсту­пают. Не нашлось никого, кто обратил бы общее внимание на советы «Engineer'a», солидного английского техниче'-ского журнала, рекомендовавшего в номере от 15 сентября 1914 года уничтожать оборудование и разрушать фабрики и заводы всех видов германской промышленности, которые по случайностям войны могли попасть в руки английской армии. Таким образом был бы нанесен большой вред гер­манской конкуренции после войны. (^ И разрушение союз­никами нефтяных промыслов во время их отхода через Ру­мынию тоже открыто истолковывалось народу как ловкий удар, чтобы обмануть неприятеля.

Список преступлений, приписанных неприятелю когда-то в прошлом, должен скорее подстрекнуть изобретатель­ность, чем подражательность умелого пропагандиста. Все перечисленное здесь далеко не исчерпывает предмета. Во время последней войны были придуманы бесчисленные схе­мы для классификации насилий, совершенных неприятелем. Как образчик можно взять первую попавшуюся крупную и имеющую значение брошюру о германских зверствах, из числа выпущенных французским правительством. (м)

Германские грехи были разложены по ящичкам с такими ярлыками:

1. Нарушение нейтралитета Люксембурга и Бельгии.

2. Переход французской границы до объявления войны.

3. Убийство пленных и раненых.

4. Грабежи, поджоги, насилия, убийства

5. Употребление запрещенных пуль

6 Употребление горючих жидкостей и удушливых газов.

7. Бомбардировка крепостей без предупреждения и бомбарди­
ровка неукрепленных городов; разрушение зданий, посвященных
религии, искусству, науке и благотворительности. <

8. Предательские методы ведения войны.

9. Жестокости в отношении мирных жителей.


64

Член германского рейхстага, доктор Эрнст Мюллер-1 Мейнинген, собрал грехи Антанты в книге «Мировая война и крушение международного права».1 Эта книга к середине 1915 года вышла третьим, исправленным изданием. Общая ее схема видна из оглавления:

1. Нейтралитет Бельгии (как Бельгия тайно потворствовала
союзникам).

2. Мобилизация и мораль наций.

3. Нарушение договоров с Конго. Колониальная война.

4. Привлечение к европейской войне диких и воинственных
племен.

5. Нарушение нейтралитета Суэцкого канала.

6. Нарушение китайского нейтралитета Японией и захват ан­
гличанами Киао-Чау.

7. Применение пуль дум-дум и т. п.                  -

8. Противоречащее международным обычаям обращение с дипло­
матическими представителями со стороны государств Тройственного
согласия. Нарушающие международные законы действия дипломати­
ческих представителей государств Тройственного согласия.

9. Несоблюдение и нарушение постановлений Красного креста
со стороны государств Тройственного согласия.

 

10. Участие в войне вольных стрелков (franc-tireur) и жестокое
обращение с безоружными до и после объявления войны. Захват в
плен гражданского населения.

11. Беззаконные и бесчеловечные методы ведения войны, приме­
нявшиеся неприятельскими армиями и правительствами Тройствен­
ного согласия и Бельгии.

12. Зверства русских, особенно в Восточной Пруссии.

13. Еврейские погромы и другие зверства русских в Польше,
Галиции, на Кавказе и т. д.

14. «Дух» войск Тройственного согласия. Грабежи и разорения
собственной страны. Членовредительства. Отзывы о войсках Трой­
ственного согласия их собственных офицеров.

15. Разрушение телеграфных- проводов и злоупо!ребление ими*

16. Дальнейшие подробности, касающиеся мстительной лжи со
стороны прессы Тройственного согласия. Метод ведения войны, против­
ный всем международным правилам. Французское «искусство войны».

17. Бомбардировка с аэропланов городов и сел. Употребление
газовых снарядов.

18. Деловая мораль англичан и кодекс английских кредиторов.
Лишение во Франции и России немцев их законных прав.

19. Нарушение Англией и другими государствами Тройственного
согласия нейтралитета морей. Военная контрабанда. Блокады и т. д.
(Приведено в сокращенном виде.)

По мере того, как развивался ход войны, к вопросу о зверствах были применены количественные методы

1 Der Weltkrieg und der Zusammenbruch des Volkerrecl\ts.


85

современных общественных наук. В сообщении, изготовлен­ном для сербов относительно австро-венгерских зверств, первый лист, суммирующий это исследование, озаглавлен: «Статистика зверств». Это сообщение ограничивается райо­нами Потчери, Мачва, Ядар и др. (Potzerie, Matchva, Yadar»>). Женщины и дети записаны параллельными колон­ками, и приведено число случаев, относящихся к каждой статье. Статьи следующие:

Казнено или вообще убито; поднято на штыки или зарезано; перерезано горл; убито; сожжено заживо; убито во время общей резни; забито на смерть ружьями или палками; побито камнями; по­вешено; выпотрошено; связано и замучено на месте; пропало без вести; взято в плен; ранено; отрезано или переломано рук; отрезано или переломано ног; отрезано носов; отрезано ушей; выбито глаз; изуродовано половых органов; сорвано кожи ремнями; снято скаль­пов и вырезано мяса; искрошено трупов; отрезано грудей; изнасило­вано женщин.

Некоторые из отдельных статей, — как, например, при­менение разрывных, пуль, — не поддавались учету, а потому разбирались качественно. (26) К итогам количественного метода добавлена драматизация отдельных случаев. Книга богато украшена фотографическими изображениями ужасов изуродованных тел и опустошенных селений.

Имеется возможность вариировать форму отчетов о звер­ствах. Иногда можно позволить самой жертве рассказать свою историю; так, например, известный бельгийский уче­ный, приговоренный немцами к принудительным работам, сам рассказал обо всем, что он пережил, в книге под загла­вием «За железной решеткой». (26) Вильям Кэн опубликовал достоверное интервью с жертвой германского вторжения под заглавием «История г-на СЯтогена». (27) Злополучия от дельного лица рассказаны У. Т. Гиллем в книге «Мучения сестры милосердия Кавель». (28) Нейтральный свидетель высказывается всегда авторитетно, а потому д-р де-Кри'смас удостоверил печальную участь французских пленных в Гер­мании, когда навестил их там, в труде «Обращение с фран­цузскими пленными в Германии». (2fl) Признания врага всегда могут быть полезны, а потому французы опублико­вали захваченный дневник немецкого унтер-офицера, в ко­тором были записаны жестокости, учиненные офицерами в отношении солдат и гражданского населения. Дневник этот был отредактирован Луи-Поль Ал^ и издан в 1918 году


86

под заголовком «Воспоминания о войне германского унтер-офицера». (30) В Нью-Йорке в 1917 году были напечатаны мемуары под названием «Военные переживания германского дезертира». (31)

Превосходным средством, примененным англичанами для того чтобы придать вес своим историям о германских зверствах, было создание комиссии из лиц, пользующихся международной репутацией правдивости. На обязанности этой комиссии было собирание доказательств и опублико­вание собранных ею сведений. Англичане, имея в виду не только свое население, но и американцев, проявили ге­ниальность, назначив так называемую «Комиссию Брайса». Главным козырем борьбы, на этом фронте было издание книги «Представленные Комитету доказательства и доку­менты о подтвержденных германских зверствах». (82)

Брошюра «Германский способ ведения войны», (33) из­данная Комитетом общественной информации в Соединен-йых Штатах в 1916 году, была одной из бесчисленных вер­сий этих докладов.

Есть еще и другой прием обвинения неприятеля при по­мощи пропаганды, а именно — опровержение или памфлет. Д-р Макс Кутнер увещевал одного из своих бывших уче­ников, помогавшего своим пером французской «клевете», маленькой брошюркой, называвшейся «Немецкие престу­пления?» (**) в ответ" на книгу Жозефа Бедье «Германские преступления по свидетельству самих германцев». (35) Ту же линию взял Губерт Гримм в своих примечаниях к книге «Злонамеренный пустомеля». (36) ^ Никто конечно и не во­ображал, чтобы эти книжонки могли вызвать раскаяние французов; они просто служили для того, чтобы поддержи­вать в Германии дух добродетельного возмущения. Зада­вать вопрос, не преступны ли немцы, это то же, что объявить проповедь на тему: «Не лицемеры ли пастыри духовные?» Ответом может быть только угодливое и громкое отрица­ние, быстро переходящее в возмущенное осуждение тех обманщиков, которые осмелились высказать подобную мысль.

Прежде чем расстаться с неприятной темой о жестоко-стях, нужно установить еще один принцип. Для многих простых умов трудно бывает придать личные черты такому расплывчатому понятию, как нация. Для них нужны


87

определенные лица, к которым они могли бы пришпилить свою ненависть. Поэтому важно бывает выбрать пригоршню вражеских вождей и нагрузить их грехами против всех десяти заповедей.

Ни одно лицо не навлекло на себя в последнюю войну большего количества злословия, чем кайзер. 6 августа лондонская газета «Evening News» окрестила кайзера «бе­шеной собакой Европы», а несколько-дней спустя — «твор­цом войны». Остен Гаррисон писал о «войне кайзера» (Лон­дон 1Q14). Парижская газета «Liberte» постаралась в своем номере от 24 ноября 1916 г. отождествить Вильгельма II с апокалипсическим v зверем. Повидимому на основании изысканий, сделанных одним английским ученым, число этого зверя было 666 и число кайзера как раз такое же. Слово кайзер состоит из шести букв. Поставим их одну под другой в колонку. Налево от каждого числа поместим число места, занимаемого в азбуке каждой из этих букв. Таким образом «к» — одиннадцатая буква азбуки, будучи помещена рядом с шестью, образует число 116. Полная сумма этой колонки даст мистическое число 666. (37)

Можно было бы привести значительное количество ин­дивидуальных прилагательных, могущих служить темами для ведения ругательной пропаганды против нации, ^о теперь более кстати предложить несколько методов, при помощи которых весь этот обвинительный материал может быть представлен синтетически. ^Находятся люди, которые без всяких колебаний, одним жестом, выносят обвинение целой цивилизации, и на такие умы можно рассчитывать, что они снабдят нас систематическими трактатами на темы в роде «Цивилизованные — против немцев». (38) Эта заме­чательная книга была написана в 1915 году в Париже французом Жан Фино, выпустившим до войны превосход­ный объективный трактат о расовых предрассудках. В том же направлении писал знаменитый историк Эрнест Лавис в своем сочинении «Культура и цивилизация» (зэ) и Андре Соре в книге «Мы и они». (*°) Редиард Киплинг 22 июня 1915 года выразился на столбцах лондонской газеты «Мор-нинг Пост» так:


Дата добавления: 2018-06-27; просмотров: 246; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!