ТЕХНИКА ПРОПАГАНДЫ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ 4 страница



Некоторые, из указанных опасностей уравновешиваются теми- невыгодами, которые возникают в связи с объедине­нием работы. Всякий план объединения рискует задеть самолюбие какого-нибудь органа управления и испортить его настроение. С другой стороны, если бы управление и внешней и внутренней пропагандой было слишком крепко зажато в руках одного лица, то или один или другой вид пропаганды мог бы пострадать от односторонности взгля­дов такого ответственного лица. Требования двух указан­ных видов пропаганды настолько различны, что лишь ред­кое сочетание талантов сумело бы развить и тот и другой вид до высших пределов.

Приведенные соображения указывают невидимому на

з


34

то, что объединенное руководство делом пропаганды более желательно, чем сколько-нибудь несогласованные действия в этой области. Однако такое руководство требует, чтобы в плане организации пропаганды была в значительной сте­пени сохранена автономия участвующих в работе органов. Каковы же возможные формы этой организации? Может быть создан единый исполнительный комитет пропаганды, — но может быть также образован орган и из таких исполнителей, из которых каждый ответствен за свою отрасль деятельности: один — за пропаганду среди неприятеля, другой — за пропаганду в нейтральных и союз­ных государствах, третий — за пропаганду среди граждан­ского населений, четвертый — за пропаганду среди войск. Во всяком случае пропагандаjb учебных лагерях, на фронте, •в ближнем тылу, на военных судах, в службах транспорта и т. п. должна широко опираться на военные и морские авторитеты. Третья форма организации пропаганды может выразиться в том, что будет установлено общее информи­рование прессы представителями соответствующих отраслей государственного управления, а все другие функции будут выполняться самими заинтересованными в этом органами, каковыми в особенности являются: министерство иностран­ных дел,.главная квартира, военное министерство и мини­стерство внутренних дел.

Во время мировой войны Соединенные Штаты избрали первый из указанных способов, Великобритания — вто­рой, а Германия — третий.

Вскоре после вступления Соединенных Штатов в войну был образован по распоряжению президента «Комитет обще­ственной информации». Он состоял из военного и морского министров, государственного секретаря (министра ино­странных дел) и Джоржа Криля. Последнее назначение было фактически равносильно назначению отдельного ми­нистра пропаганды, так как Криль являлся ответственным за каждый шаг пропаганды, как внутри страны так и за гра­ницей. Одним из результатов указанного мероприятия было то, что работавшие за границей представители коми-, тета пользовались престижем названных выше трех крупных органов государственного управления.

В то время как | американская система возникла сразу и не менялась существенно в течение всей войны, английская


35

система прошла долгий и сложный путь изменений. Гене­рал Джорж Эстон писал:

Партийные политики — народ подозрительный: они неохотно дают деньги на пропаганду, опасаясь, как бы правительство не исполь­зовало их скорее в собственных интересах, чем в интересах страны. Поэтому в парламентском «Комитете целей войны» (War aims) уча­ствуют представители всех партий. Комитету была поручена внутрен­няя пропаганда, за которую его подвергли жестокой критике. (4)

В «Веллингтон-Хаузе», в конторе страховых агентов, было образовано небольшое издательство для выпуска брошюр и листовок. Там же было положено начало «Изве­стиям Брайса» (Brice report), которые сделались одним из выдающихся боевых органов на фронте пропаганды; боль­шей части материалов «Известий» был придан частный ха­рактер, хотя он исходил из официальной агентуры. Позднее был учрежден «Комитет кинофильм и радиотелеграфа» под председательством мэра, но отношение этого Комитета к министерствам внутренних и иностранных дел было не­определенным. В августе 1914 года было импровизировано «Бюро печати», которое позднее было «усыновлено» мини­стерством внутренних дел. Что касается деятельности мини­стерства иностранных дел, то отчет о ней, представленный младшим секретарем иностранных дел Экландом- в парла­мент, говорит следующее:

Мы принимает меры к тому, чтобы пресса нейтральных госу­дарств снабжалась не только так называемыми новостями, но и та­кими сообщениями, которые здесь нам кажутся банальными, а на самом деле для других являются интересными, как например све­дениями о внутреннем состоянии той или иной страны, об ее торговле, заработной плате, военных наборах и всем том, что действительно ин­тересует наших друзей.

В январе 1917 года был организован «Департамент про­паганды». Ставший во главе его полковник Вечен управлял четырьмя далеко распространившими свою деятельность отделами и нес ответственность перед военным кабинетом и премьер-министром. Был учрежден «Совещательный ко­митет», состоявший из лорда Нортклифа, лорда Бернгема, Роберта Дональда и К. П. Скотта., Когда лорд Нортклиф перенес.свою деятельность в Америку, то в этот комитет был назначен лорд Бивербрук, а позднее кроме того и Джордж Риддель. При такой организации дела велись беспорядочно. Для согласования деятельности отдельных


36

агентов был приглашен Е. Керзон, член военного каби­нета, а военное министерство организовало у себя особый отдел для ведения пропаганды против германской армии и гражданского населения Германии.

Наконец в феврале 1918 года лорд Бивербрук был на­значен министром пропаганды. В то же время лорд Норт-клиф получил звание «директора пропаганды в неприятель­ских странах», а в нейтральные государства были назна­чены «директора для осведомления и кинематографической пропаганды». Технически лорд Нортклиф являлся ответ­ственным перед, рордом Бивербруком в отношении финан­сов, но фактически он имел право доступа к премьер-ми­нистру и в военный кабинет. Для координирования работы устраивались неофициальные совещания, а позднее образо­вался «Комитет политической пропаганды» под председа­тельством лорда Нортклифа. Таким образом была наконец достигнута деловая согласованность, но это произошло уже после многих месяцев и лет недоразумений и параллелизма (6) в работе.

Итальянцы пришли к такой же системе.

Главное различие между американским и английским способами организации пропаганды заключалось в том, что в Англии лица, стоявшие во главе иностранной и внутрен­ней пропаганды, вели дело на началах согласования между собою своих действий. Когда технические условия допуска­ли, то британская система не делала различия например между Нортклифом и Бивербруком: оба они имели непо­средственный доступ и к премьер-министру, и в военный кабинет. Англичане настаивали на необходимости автоно­мии каждого из видов пропаганды: внутренней, нейтраль­ной, союзнической и антинеприятельской. Они ссылались при этом на необычайное разнообразие международных интересов, чем и оправдывается, повидимому, их образ действий. * Американцы приняли участие в войне уже тогда, когда им не было надобности ни завоевывать расположение нейтральных стран,, ни восстанавливать одну группу госу­дарств против другой. Их пропаганда сводилась к простым «посланиям», подлежавшим широкому распространению (о приготовлениях Америки, о Вильсоновском мире),

1 Это особенно выявится в дальнейшем, (Прц#, <мт.)


37

почему ее можно было без особых опасений поручить еди­ному исполнительному органу.

Всего меньше согласованности в ведении пропаганды было у немцев. Каждое ведомство шло своим путем. Един­ственной официальной формой сотрудничества между ними являлись их совещания с представителями печати, собирав­шимися два или три раза в недедю. В них принимали уча­стие: военное министерство, генеральный штаб, морское министерство, окружные военные власти, министерство колоний, почт и телеграфа, внутренних дел, финансов, народного продовольствия и иногда—иностранных дел. Председательствование переходило от одного представи­теля ведомства к другому по очереди, а участвовавшие в совещаниях журналисты выражали свои пожелания через выбранную из их состава комиссию.

Военным властям пришлось организовать эту работу с самого ее основания,1 Когда вспыхнула война, то из числа военных было лишь одно должностное лицо, имевшее соприкосновение с прессою. Но вскоре «служба печати» развернулась весьма широко как в области отчетов о воен­ных действиях и организации фронтовых газет, так и в от­ношении контроля над поступавшими на фронт тыловыми органами периодической прессы и ведения пропаганды против неприятеля.

Министерство иностранных дел оказалось тяжело на подъем, но в октябре 1914 года, когда неудача на Марне отдалила перспективы мира, им было создано специальное «Бюро для службы за границей». Это- бюро было завалено работой и выпустило множество материала для пропаганды.

По мере развития войны конфликты между военными и
гражданскими властями все более и более обострялись.
Военные хотели победоносного мира на продиктованных
Германией условиях. Людендорф дал берлинской прессе
интервью, посредством которого эти взгляды быладоведены
до сведения населения. Тотчас же левая и- центр приняли
вызов и атаковали военных за их попытку вмешаться
_____________ i__________ ,____ .___ _________ .___ .

1 Никола? жалуется, что рейхстаг не Давал достаточно денег для удовлетворительной постановки руководства печатью до войны, так как «в мирное время на прессу смотрели как на орудие партийной борьбы». Niсо 1 ai, Nachnchtendienst, Presse und Volksstimmtmg, S. 53. (Прим, авт.)


38

в политику. Чтобы не попасть между огней партийных пе­рестрелок, канцлер, как и его предшественник, отказался от создания отдельного министерства пропаганды. Военные власти предлагали это три раза по трем различным слу­чаям, так как они уже начинали чувствовать действие союз­нической пропаганды. Наконец верховное командование делало попытку непосредственного воздействия на граждан­ское население созданием специального печатного органа, под названием «Германские военные известия», — и этот орган имел крупный успех, несмотря на оппозицию боль­ших газет. Сверх того под руководством Людендорфа был разработан специальный план «отечественного просвеще­ния», который должен был воздействовать и на граждан­скую, и на военную часть населения.

Были и другие попытки создать специальные органы пропаганды для согласования работы внутри страны и за границей, но все эти попытки оказались неудачными. По частной инициативе была,организована почти в самом на­чале войны «Вагнеровская культурная комиссия», — также в целях распространения германской пропаганды, — но этой комиссии не хватало в работе ни престижа, ни ловко­сти. Слишком заботливые старания частных лиц восполнить недочеты правительственной деятельности только вредили Германии. Профессор Лампрехт с презрением рассказывает об одном ученом муже, который, «вооружившись огромным пером, написал всем свои иностранными друзьям, что они и представить себе не могут, какие чудесные ребята — немцы, но при этом часте-нько добавлял, что во многих слу­чаях их поведение нуждается в оправдании». Результаты

были печальны.

Наконец в августе 1918 года канцлер Гертлинг предпри­нял некоторые шаги к объединению руководства пропаган­дой, но его меры оказались недостаточными и кроме того

запоздавшими.

Французская пропаганда находилась в руках постоян­ных дипломатических, военных и морских учреждений. Иногда французы дополняли свою зарубежную деятель­ность посылкою за границу высокопоставленных должност­ных лиц, в руках которых вместе с пропагандою объединя­лись экономическая и разные другие виды деятельности, — подобно тому, как это имело место во всех временных


39

военных миссиях союзников. Организация, носившая наз­вание «Дом печати», имела своих агентов во всех загра­ничных представительствах.1

Когда союзники ведут войну сообща, то возникает задача координирования их политики и пропаганды. В мировую войну ко времени перемирия сотрудничество между союз­никами находилось в зачаточном состоянии. Когда в фе­врале 1918 года лорд Нортклиф стал во главе британской пропаганды в неприятельских странах, он созвал предва­рительное совещание по вопросу о междусоюзнической про­паганде. Один из участвовавших в этом совещании знато­ков дела, сотрудник «Таймса» Викгем Стид, пишет, что личный секретарь 'французского военного министра Анри Муассэ, выступая в качестве представителя Франции, на­стаивал на необходимости создания «идейного генерального штаба» для объединения дела пропаганды союзников в не­приятельских и нейтральных странах. В результате этого предложения совещание,избрало для указанной цели ита­льянского профессора Боргеза, Стида и Муассэ, предпола­гая, что все они будут вместе работать в Париже, но, как говорят, недоверчивость Муассэ помешала развитию этого дела. (6) Союзники провели официальную конференцию в августе 1918 года. Наиболее удачным из их решений было создание «постоянной междусоюзнической комиссии» при итальянской главной квартире.

Хотя задача организации международной пропаганды и не была за время мировой войньг разрешена удовлетвори­тельно, тем не менее опъгг союзников в других отношениях был~ достаточно' велик для того, чтобы выявить здравые принципы этой организации. Артур Сольтер, столь наглядно доказавший свои способности в деле междусоюзнического контроля над движением судов, следующим образом фор­мулирует условия постоянной совместной деятельности не­зависимых друг от друга государств:

1 В 1918 году, иод руководством министра народного просве­щения, был сформирован комитет для проведения за границей «арти­стической» пропаганды». Кроме «Дома печати» в нем участвовали неофициальные члены таких организаций, как «Chambre syndicate de la haute couture»; «Journal Officiel» от 8 марта 1918 года. (Прим, автора.)


40

Должен быть установлен контакт — и непременно регулярный контакт — между соответствующими должностными лицами нацио­нальных администраций. Важно, чтобы эти лица (где возможно) ,про-должали пользоваться исполнительною властью в своих собственных ведомствах. Там же, где этому препятствуют географические условия, они должны, хотя бы в качестве специалистов, оказывать на исполни­тельную власть определенное влияние. Эти лица должны пользоваться доверием соответствующих министров и быть постоянно в курсе их политики. Они должны уметь влиять до известной степени на их дей­ствия и должны знать пределы собственного влияния. (7)

А. Сольтер добавляет, что они должны работать вместе, в достаточно тесном контакте, с целью укрепления взаимного доверия или по крайней мере с целью выяснения тех пре­делов, до которых они могут доверять друг другу. Они должны также стараться развить такого рода отношения, которые дали бы им возможность без ущерба интересам собственных государств откровенно обсуждать политику в ее ранних стадиях, прежде чем она окончательно опре­делится в их собственных странах. Официальные собрания международных представителей должны созываться только для ратификации соглашений, уже достигнутых неофи­циальным путем. Даже незначительные переговоры никогда не должны принимать характер торга.

Сольтер доказывает, что предлагаемая им система яв­ляется единственно правильной установкой роли междуна­родных административных комиссий.

Ничто не может быть бесполезнее, чем комиссия, состоящая из лиц, не занимающих определенных должностей и не обладающих лично исполнительною властью, но в то же время пытающихся на­правлять действия исполнительной власти. Другое дело, когда соби­раются люди, облеченные исполнительною властью, которую каждый из них может проявлять в своей собственной определенной сфере, —-причем собираются для того, чтобы согласовать между собою общие мероприятия и увязать их с общим планом, а затем вернуться к се,бе для приведения в исполнение того, относительно чего они пришли к соглашению Такая комиссия является полезным орудием совмест­ной работы.

Предположив, что проблема согласования междусоюз­нической пропаганды может быть разрешена удовлетвори­тельно, обратимся теперь к задачам внутренней ее органи­зации.

Коль скоро установлено, что в деле ведения пропаганды должно быть достигнуто единство действий, возникает вопрос, нужно ли при организации пропаганды стремиться


41

использовать своих заграничных дипломатических пред­ставителей,— или же для работы по пропаганде следует набирать специальный персонал?

Последняя война показала повидимому, что Дйя ука­занной цели должны быть созданы заграницей специальные агентства, несмотря на то, что дипломатический персонал часто относится недружелюбно к своим новым коллегам по деятельности за границей. Трудно думать, чтобы дипло­маты были боле* способны овладеть всеми сторонами такай новой, чисто практической работы, как пропаганда, чем специальные агентства, личный состав которых подобран как раз для этой цели. В некоторых случаях успеху мо­жет помешать также привычка дипломатов вести дела тайно. Именно поэтому тактика американского «Комитета обще­ственной информации», открыто объяснявшего свои цели нейтральным государством, на территории которых он собирался действовать, шокировала многих дипломатов, привыкших к скрытности.

Что же сказать в частности о персонале для работы по пропаганде?

Руковрдителем каждого крупного вида пропаганды должно быть лицо, престиж которого соответствовал бы престижу должностных лиц, направляющих течение по­литики. Затем — политика и пропаганда должны дей­ствовать совместно, в тесном контакте между собою. Лю-дендорф, проницательные замечания которого относительно пропаганды признаны всеми, пишет в своих «Воспомина­ниях»: «Хорошая пропаганда должна опережать политиче­ские события; она должна расчищать путь политике и формировать общественное мнение, не подавая вида, что она это делает». х Самое худшее, что могут сделать про­пагандисты и дипломаты, это — открыто противоречить друг.другу.

Нужнр дать пропагандисту возможность участвовать не только в выполнении задуманной политики, но и в ее формировании. Бесцельно пытаться проводить какую-нибудь политику, не имея от осведомленных людей опре­деленных данных, что население отнесется к ней сочувствен­но. Лица, занятые пропагандою, живут в таких условиях,

1 См, «Meine Knegsennnerungen», S, 284 ->- 313,


42

при которых ежедневное выяснение тончайших оттенков в настроении'общества является их обязанностью. Но пол­ная оценка состояния общественного мнения может быть сделана только лицами, авторитетность которых по меньшей мере равна авторитетности лиц, играющих решающую роль в делах политики. Для этого не нужно, чтобы лица, воз­главляющие отдельные виды пропаганды, занимали мини­стерские кресла или входили в состав кабинета министров, но они должны фактически пользоваться таким же влиянием, как и министры.

То, что здесь предлагается, есть логический вывод из роли, которую лорд Нортклиф играл в Великобритании. Когда он взялся за дело антинеприятельской пропаганды, то понял необходимость скорейшего разрешения всех по­литических вопросов, остававшихся до того времени неяс­ными и противоречивыми. Так, британское правительство совместно с другими дало противоречивые обещан-ия Ита­лии и Югославии. Нужно было рассеять все недоумения. Он потребовал от кабинета быстрых действий, и ему на­столько посчастливилось," что все неясности в отношениях между Англией и Италией были устранены как раз к тому времени, когда необходимо было начать сильнейшую про­паганду против австро-венгерских войск, результатом ко­торой и явилась приостановка наступления на р. Пиаве, вследствие деморализации южнославянских полков.


Дата добавления: 2018-06-27; просмотров: 212; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!