Физиологическое выражение эмоций



Эмоции выражаются не только в двигательных реакциях: мимике, жестах, но и в уровне тонического напряжения мышц. В клинике мышечный тонус часто используется как мера аффекта. Многие рассматривают повышенный мышечный тонус как показатель отрицательного эмоционального состояния (дискомфорта), состояния тревоги. Тоническая реакция диффузна, генерализована, захватывает все мышцы и тем затрудняет выполнение движений. В конечном счете, она ведет к тремору и хаотичным, неуправляемым движениям.

Лица, страдающие от различных конфликтов и особенно с невротическими отклонениями, характеризуются, как правило, большей скованностью движений, чем другие. Многие психотерапевтические приемы связаны со снятием этой напряженности, например, методы релаксации и аутогенной тренировки. Они учат расслабляться, в результате чего уменьшается раздражительность, тревожность и связанные с ними нарушения.

Одним из наиболее чувствительных индикаторов изменения эмоционального состояния человека является его голос. Разработаны специальные методы, позволяющие по голосу распознавать возникновение эмоциональных переживаний, а также дифференцировать их по знаку (на положительные и отрицательные). Для этого голос человека, записанный на магнитную ленту, подвергается частотному анализу. С помощью компьютера речевой сигнал разлагается на частотный спектр.

Установлено, что по мере возрастания эмоционального напряжения ширина частотного спектра произносимых слов и звуков расширяется и сдвигается в область более высокочастотных составляющих. При этом для отрицательных эмоций спектральная энергия концентрируется в более низкочастотной части смещенного спектра, а для положительных эмоций – в его высокочастотной зоне. Эти сдвиги в спектре речевого сигнала могут быть вызваны даже очень большой физической нагрузкой. Этот метод позволяет в 90% случаев правильно определять увеличение эмоционального напряжения, что делает его особенно перспективным для изучения состояний человека.

Важным компонентом эмоций являются изменения активности вегетативной нервной системы. Вегетативные проявления эмоций весьма разнообразны: изменение сопротивления кожи, частоты сердечных сокращений, кровяного давления, расширение и сужение сосудов, температуры кожи, гормональный и химический состав крови и др. Известно, что во время ярости повышается уровень норадреналина и адреналина в крови, учащается ритм сердца, перераспределяется кровоток в пользу мышц и головного мозга, расширяются зрачки. Благодаря этим эффектам животное подготавливается к интенсивной физической деятельности, необходимой для выживания.

Особую группу эмоциональных реакций составляют изменения биотоков головного мозга. Физиологи считают, что у животных ЭЭГ-коррелятом эмоционального напряжения является ритм настораживания (гиппокампальный тета-ритм). Его усиление и синхронизация наблюдаются при появлении у животного оборонительного, ориентировочно-исследовательского поведения. Гиппокампальный тета-ритм усиливается также во время парадоксального сна, одной из особенностей которого является резкое возрастание эмоциональной напряженности. У человека такого яркого ЭЭГ-показателя эмоционального состояния, каким является гиппокампальный тета-ритм животного, найти не удается. Ритм, подобный гиппокампальному тета-ритму, у человека вообще плохо выражен. Лишь во время выполнения некоторых словесных операций и письма в гиппокампе человека удается наблюдать возрастание регулярности, частоты и амплитуды тета-ритма.

Эмоциональные состояния человека находят отражение в ЭЭГ скорее всего в изменении соотношения основных ритмов: дельта, тета, альфа и бета. Изменения ЭЭГ, характерные для эмоций, наиболее отчетливо возникают в лобных областях. По некоторым данным у лиц с доминированием положительных эмоций регистрируются альфа-ритм и медленные составляющие ЭЭГ, а у лиц с преобладанием гнева – бета-активность.

Ряд авторов для регистрации эмоциональных состояний у больных применяли электросудорожную терапию методом униполярных припадков, которые вызываются наложением электрораздражения на одну сторону головы – правую или левую. Они нашли, что положительные эмоциональные состояния связаны с усилением альфа-активности в левом полушарии, а отрицательные эмоциональные состояния – с усилением альфа-активности в правом и усилением дельта-активности в левом полушарии.

Кроме того, появление эмоциональных состояний сопровождается изменениями электрической активности миндалины. У пациентов с вживленными электродами в миндалину при обсуждении эмоционально окрашенных событий обнаружено усиление в ее электрической активности высокочастотных колебаний. У больных с височной эпилепсией, для которых характерны выраженные эмоциональные нарушения в виде повышенной раздражительности злобности, грубости, в дорсомедиальной части миндалины зарегистрирована эпилептическая электрическая активность. Разрушение этого отдела миндалины делает пациента неагрессивным.

Кеннон предлагал свою теорию эмоций, в которой он утверждал, что эмоции возникают в результате деятельности таламуса. Именно сюда притекают разнообразные нервные импульсы и тут же формируются особые эмоциональные процессы. Опыты над таламусом показали, что одновременное раздражение некоторых участков гипоталамуса приводило к особым проявлениям поведения, характерным для той или иной эмоции. После этих опытов стали говорить, что гипоталамус – это участок головного мозга, в котором формируются эмоции. Установлено участие в эмоциональных реакциях гиппокампа и миндалины, базальных ганглиев – скорлупы, хвостатого ядра, бледного шара и ограды. Позднее выявили участие поясной извилины.

В конце концов, была сформулирована теория о лимбической системе, представляющей собой совокупность структур головного мозга, принимающих участие в образовании эмоционально-мотивационного поведения. Согласно этой теории эмоции возникают в гиппокампе, оттуда направляются в гипоталамус, таламус и затем в поясную извилину – круг Папеца. С поясной извилины импульсы распространяются на другие участки коры больших полушарий. Поэтому любые психические процессы приобретают эмоциональную окраску.

Был разработан новый метод исследования эмоций с помощью вживления электродов, при помощи которого выявили существование «центров удовольствия», но их локализацию было очень трудно определить. Оказалось, что они рассеяны по многим подкорковым областям головного мозга. Рядом с «центрами удовольствия» располагаются «центры наказания». Их количество также многочисленно, и, что интересно, эти центры настолько близки друг к другу, что расстояние между ними достигает всего 0,5 мм.

Существуют и так называемые «ложные эмоции», когда раздражение глубинных структур мозга сопровождается лишь эмоциональным выражением без соответствующего эмоционального переживания. Ярким примером может служить болезнь Паркинсона (развивается на почве склеротических изменений сосудов подкорковых отделов мозга). Такие больные могут внезапно проявлять мимические выражения эмоций, не испытывая их: начинают смеяться, когда совсем не смешно, либо плакать, когда совсем не грустно. Или, наоборот, у больного масса душевных переживаний, но при этом его лицо ничего не выражает. Можно привести еще пример ложных эмоций. Актеры всегда ими пользуются для своей игры, и это делается намеренно, достигается тренировками без всяких нарушений головного мозга.

Ученые установили, что на возникновение эмоций также оказывают влияние и другие системы организма: пищеварительная, эндокринная, а также информация извне. Можно увидеть и вегетативный компонент эмоций (расширение и сужение зрачков, краснота и бледность и т.д.). Важнейшие вегетативные центры располагаются в мозге именно в гипоталамусе (в отделе, который непосредственно относится к механизму эмоций). При этом симпатические центры находятся в задних отделах гипоталамуса, а парасимпатические – в передних. С функцией симпатической нервной системы тесно связана функция мозговой части надпочечников, выделяющая в кровь адреналин и норадреналин. Парасимпатическая система функционально связана с другим органом эндокринной системы – поджелудочной железой. Учитывая тесные связи этих двух отделов вегетативной нервной системы, мы выделяем симпатоадреналовую и вагоинсулиновую системы.

Кеннон экспериментально доказал, что при эмоциях возбуждается симпатоадреналовая система: в крови повышается содержание сахара, а затем и выделение его с мочой. На повышение сахара сейчас же вторично возбуждается вагоинсулиновая система: в кровь выбрасывается большое количество инсулина, а это приводит к снижению сахара в крови. Благодаря такому постоянному воздействию двух систем, происходит уравновешивание процессов в организме.

В концепцию Кеннона были внесены изменения, которые говорили, что при возникновении эмоций возбуждается не только симпатическая нервная система. Выяснилось, что эмоциональное возбуждение часто сопровождается усилением деятельности кишечника и мочевого пузыря. А это результат повышенного функционирования парасимпатической нервной системы. Как выяснилось позднее, при возникновении эмоций возбуждаются обе системы сразу, но из-за того, что действия одной системы преобладают над другой, мы думаем, что возбуждается только одна система.

Некоторые ученые связывали положительные эмоции исключительно с парасимпатической системой, а отрицательные – с симпатической. Но вряд ли это соответствует действительности. Небольшой сдвиг вегетативного баланса в парасимпатическом направлении наблюдается при состоянии покоя, комфорта, расслабления; симпатическом – для бодрости, оптимизма. Обращает на себя еще и тот факт, что активно-оборонительные реакции (агрессия, ярость) расположены в «симпатической сфере влияния», а пассивно-оборонительные (страх, депрессия) – в «парасимпатической сфере».

Была рассмотрена проблема влияния эмоций на функции эндокринных органов. Гипоталамус на этот раз выступает как центр, регулирующий функции эндокринных желез. За примерами влияния гормонов на психическую деятельность далеко идти не придется: раздражительность и суетливость, повышенная эмоциональность; вялость неподвижность при недостатке функций щитовидной железы. У здоровых людей преобладание функции тех или иных эндокринных желез приводит к особенностям характера.

Функции эмоций

Отрицательное влияние некоторых эмоций было доказано не только у человека, но и у животных. Хорошо известно, что стадо животных, охваченное паникой, нередко мчится навстречу смерти. Это не просто банальный вопрос, возникающий почти у каждого. Он очень важный и совершенно неслучайный. Дело в том, что некоторые ученые считали, будто эмоции совсем не нужны для людей и животных, среди других психических состояний, но это не так. Эмоции в организме человека и животных выполняют очень важную функцию – регуляторную.

Выделяют несколько регуляторных функций эмоций: отражательную (оценочную), побуждающую, подкрепляющую, переключательную, коммуникативную.

Отражательная функция эмоций выражается в обобщенной оценке событий. Эмоции охватывают весь организм и представляют почти мгновенную и интегральную оценку поведения в целом, что позволяет определить полезность и вредность воздействующих на организм факторов еще до того, как будет определена локализация вредного воздействия. Примером может служить поведение человека или животного, получившего травму конечности. Ориентируясь на боль, он немедленно находит такое положение, которое уменьшает болевые ощущения.

Эмоция как особое внутреннее состояние и субъективное переживание выполняет функцию оценки обстоятельств ситуации на основе возникшей потребности и интуитивного представления о возможностях ее удовлетворения. Эмоциональная оценка отличается от осознанных когнитивных оценочных операций ума, она выполняется на чувственном уровне.

Предвосхищающие эмоции успешно изучались в составе мыслительной деятельности при решении творческих задач. Эмоции предвосхищения связаны с появлением переживания догадки, идеи решения, которая еще не вербализована.

Подкрепляющая функция. Симонов П.В. выделяет у эмоций подкрепляющую функцию. Известно, что эмоции принимают самое непосредственное участие в процессах обучения и памяти. Значимые события, вызывающие эмоциональные реакции, быстрее и надолго запечатлеваются в памяти. Так, у сытой кошки нельзя выработать условные пищевые рефлексы. Для успешного обучения необходимо наличие мотивационного возбуждения, в данном случае отражающегося в чувстве голода. Однако соединения индифферентного раздражителя с голодовым возбуждением еще недостаточно для выработки условных пищевых рефлексов. Требуется третий компонент – воздействие фактора, способного удовлетворить существующую потребность, т.е. пищи.

Переключательная функция эмоций состоит в том, что они часто побуждают к изменению поведения. Переключательная функция эмоций наиболее ярко обнаруживается в экстремальных ситуациях, когда возникает борьба между естественным для человека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать определенной этической норме. Конфликт потребностей переживается в форме борьбы между страхом и чувством долга, страхом и стыдом. Исход зависит от силы побуждений, от личностных установок субъекта.

Коммуникативная функция является важной функцией эмоций. Мимика, жесты, позы, выразительные вздохи, изменение интонации являются «языком чувств» и позволяют передавать свои переживания другим, информировать их о своем отношении к явлениям, объектам и т.д.

Развитие эмоций

Эволюционная перспектива.У низших позвоночных значительного развития достигает только ствол мозга. Лимбическая система развивается только у эволюционно более продвинутых форм. В филогенетическом ряду вплоть до дельфинов и человека относительная величина коры больших полушарий постепенно возрастает.

Ствол и другие структуры заднего мозга являются источником жестко запрограммированного поведения, необходимого для выживания. Например, все ящерицы определенного вида поворачиваются боком и демонстрируют свой горловой мешок для того, чтобы напугать противника. В поведении человека улыбка при приветствии представляет собой, видимо, генетически запрограммированное выражение лица. На лицах новорожденных всех народов присутствует некое подобие улыбки, а дети 2 – 3 месяцев улыбаются каждому, кого видят. Даже младенцы с сильно выраженной микроцефалией, т.е. почти лишенные коры большого мозга, также демонстрируют выражение, напоминающее улыбку. Эта улыбка, возможно, того же происхождения, что и «оскал испуга», который некоторые обезьяны используют как защитную реакцию или как знак подчинения. И уж во всяком случае, она означала (и до сих пор означает) отсутствие агрессивных намерений.

Исследования Чарльза Дарвина, систематизированные в работе «Выражение эмоций у человека и животных» (1872), привели его к убеждению, что многие проявления чувств в жестах и мимике – результат эволюционного процесса. Некоторые из эмоциональных выражений, свойственных лицу человека, очень сходны с теми, которые были свойственны нашим недалеким обезьяньим предкам. Дарвин рассматривал эти способы выражения эмоций как сохранившиеся остатки действий, связанных с нападением и защитой. Этолог Нико Тинберген называл их «интенциональными движениями» - фрагментами подготовки животного к действию.

По мере развития социальности у животных эти выразительные движения, которые ранее были только предвозвестниками действительного поведения, приобретали самостоятельную роль. Они-то и сделали возможным создание системы социальной коммуникации. Животное могло теперь информировать других членов семейства о своем внутреннем состоянии или о внешних событиях. Эти в высшей степени полезные способности позволяли общественным видам больше усложнять организацию группы.

Существуют убедительные данные в пользу того, что ряд фундаментальных человеческих эмоций имеет эволюционную основу. Эти эмоции наследственно закреплены в организации лимбической системы. Исследователи показывали фотографии представителям разных культур и просили их определить, какие эмоции на них изображены. И несмотря на различия между этими культурами, большинство опрошенных распознавало основные эмоции: страх, гнев, удивление, радость.

Онтогенез эмоций.Уже у новорожденного бывает выражение, похожее на улыбку. Это, по-видимому, чисто рефлекторное явление, не связанное с событиями окружающего мира. Конечно, прежде всего, возникает плач. Первый звук, который издает новорожденный, - это крик. В первые месяцы ребенок то и дело плачет, но через несколько недель улыбка становится более определенной и ребенок улыбается в ответ на самые разнообразные стимулы. Затем примерно в два с половиной месяца появляется социальная улыбка, обращенная к другому человеческому существу. С этого момента ребенок требует социальных контактов.

Формы поведения, связанные с улыбкой и плачем, и их развитие, по-видимому, универсально отражают процесс созревания нервной системы. Даже у детей, рожденных слепыми, наблюдается такая же последовательность событий. С точки зрения эволюционной перспективы становится ясным значение этих двух типов поведения для выживания. Плач – это первый наиболее важный эмоциональный сигнал: он сообщает тем, кто заботится о ребенке, что какие-то его биологические потребности не удовлетворены. Социальная улыбка ребенка способствует привязанности к нему тех, кто его воспитывает, и дает им побудительный мотив для общения с ребенком и стимуляции его развития. Интересно, что у котят жалобный писк предшествует мурлыканью, а у щенят скуление начинается на три месяца раньше, чем виляние хвостом.

Когда дети впервые начинают улыбаться при виде лиц, они еще неспособны отличать одно лицо от другого. Но уже в возрасте 5 – 6 месяцев они начинают уверенно узнавать знакомые лица. Вскоре после этого возникают другие универсальные эмоции: ребенок начинает испытывать страх при приближении незнакомца и проявляет большое неудовольствие, когда его отделяют от матери. Эти два типа поведения – боязнь незнакомца и недовольство при отлучении от матери – обычно прекращаются в возрасте около двух лет.

Тот факт, что развитие эмоций у всех грудных детей проходит одни и те же фазы, указывает на то, что их поведение скорее детерминировано биологически, чем психологически. Один из важных аспектов созревания нервной системы, который может играть роль в наблюдаемой последовательности, является миелинизация нервных волокон. В период от 6 до 15 месяцев мозг младенца претерпевает быстрые изменения, связанные с отложением миелина во всех важнейших нервных трактах, в том числе и тех, которые связывают гиппокамп с гипоталамусом, идут от гипоталамуса через таламус к коре больших полушарий и связывают кору с гиппокампом. Для нервных волокон миелин то же, что изоляция для электрических проводов: он облегчает проведение возбуждения. Образование и накопление миелина – это показатель физиологического созревания, поэтому социальные страхи (например, боязнь незнакомца), возникающие в период миелинизации лимбической системы, возможно, отражают вновь развившуюся способность младенца отличать незнакомые лица от знакомых.

Неудовольствие при отделении от матери кончается, когда наступает новый этап в развитии познаний – устанавливается то, что психологи называют

Постоянством объекта: ребенок теперь понимает, что предметы и люди продолжают существовать и тогда, когда он не может их увидеть, услышать или потрогать. Этот важнейший этап интеллектуального развития обычно приходится на возраст около двух лет. По-видимому, он становится возможным благодаря развитию каких-то важных нервных механизмов, но сущность которых пока еще не ясна.

Глава 2. Типы эмоций

Эмоции субъективные реакции животных и человека на воздействия внутренних и внешних раздражителей, проявляющихся в виде удовольствия или неудовольствия, радости, страха и т.д. Эмоции представляют собой активные состояния специализированных мозговых структур, побуждающих животных и человека «минимизировать» (ослабить) или «максимизировать» (усилить) эти состояния. Характер эмоции определяется актуальной потребностью и прогнозированием вероятности (возможности) ее удовлетворения. Низкая вероятность удовлетворения потребности делает эмоцию отрицательной (страх, ярость); возрастание вероятности по сравнению с ранее имевшимся прогнозом придает эмоции положительную окраску (удовольствие, радость).

 Путем раздражения мозга электрическим током сначала у животных, а затем и у человека были выявлены системы мозговых структур, ответственных за реализацию отрицательных и положительных эмоций. Эти системы имеют свои представительства в головном мозге, главным образом в передних отделах новой коры, в лимбической системе, в гипоталамусе. Эмоциям принадлежит решающая роль в процессе обучения, в подкреплении вновь формирующихся условных рефлексов. Они изменяют пороги восприятия, активируют память, служат дополнительным средством коммуникации (мимика, интонация голоса и т.п.).

 Стремление к повторному переживанию положительных эмоций побуждает живые существа активно искать неудовлетворенные потребности и новые способы их удовлетворения. Если отрицательные эмоции преимущественно служат самосохранению особи, потомства или группы, то положительные содействуют их саморазвитию в процессе освоения новых сфер действительности. Эмоции, возникающие в связи с удовлетворением высших социальных потребностей человека, принято называть чувствами: интеллектуальными, нравственными, эстетическими. Сильные, стремительно возникающие эмоции, носят название аффектов, длительно сохраняющиеся эмоциональные состояния – настроением.

В психологии эмоция – психическое отражение в форме непосредственного переживания смысла жизненных явлений и ситуаций, обусловленного отношением их объективных свойств к потребностям субъекта. Непременные компоненты жизнедеятельности, могучее средство активизации сенсорно-перцептивной деятельности личности. В теории деятельности эмоции определяются как отражение отношения результата деятельности к ее мотиву. Если с точки зрения мотива деятельность успешна, возникают положительные эмоции, если не успешна – отрицательные. Эмоции – ключ к разгадке неосознаваемых мотивов, нужно только подмечать, по какому поводу они возникают и какого они свойства.

 В ходе эволюции эмоции возникли как средство, позволяющее живым существам определять биологическую значимость состояний организма и внешних воздействий. Простейшая форма эмоции – так называемых эмоциональный тон ощущений – непосредственные переживания, сопровождающие отдельные жизненно важные воздействия (например, вкусовые, температурные) и побуждающие к их сохранению или устранению. В экспериментальных условиях, когда субъект не справляется с возникшей ситуацией, развиваются аффекты.

 Эмоции по происхождению представляют собой форму видового опыта: ориентируясь на них, индивид совершает необходимые действия (избегание опасности, продолжение рода и т.п.), целесообразность которых от него скрыта. Эмоции важны и для приобретения индивидуального опыта – в этом случае они вызываются ситуациями и сигналами, предшествующими прямым вызывающим эмоции воздействиям, что позволяет заблаговременно к ним приготовиться. Уровень энергетической мобилизации (активации) организма, необходимый для осуществляемых эмоциями функций, обеспечивается вегетативной нервной системой во взаимодействии со структурами головного мозга, представляющим центральный нервный субстрат эмоции. При эмоциях происходят изменения в деятельности органов дыхания, пищеварения, сердечно-сосудистой системы, желез внутренней секреции, скелетной и гладкой мускулатуры и пр.

 Эмоции человека – продукт общественно-исторического развития. Они относятся к процессам внутренней регуляции поведения. Будучи субъективной формой выражения потребностей, они предшествуют деятельности по их удовлетворению, побуждая и направляя ее. Высший продукт развития эмоций человека – устойчивые чувства к предметам, отвечающим его высшим потребностям. Сильное, абсолютно доминирующее чувство называется страстью. События, сигнализирующие о возможных изменениях в жизни человека, наряду со специфическими эмоциями могут вызывать изменения общего эмоционального фона – настроения.

 Эмоциональная жизнь человека наполнена многообразным содержанием; эмоции выражают оценочное отношение: 1) к отдельным условиям, способствующим или препятствующим осуществлению деятельности, например, страх, гнев; 2) к конкретным достижениям в ней – радость, огорчение; 3) к сложившимся или возможным ситуациям и пр. Характер и динамика ситуативных эмоций определяется как объективными событиями, так и чувствами, из которых они развиваются; так, из любви может развиться гордость любимым человеком, огорчение из-за его неудач, ревность и пр.

Отношение к отражаемым явлениям как главное свойство эмоций представлено: 1) в их качественных характеристиках; к ним относится: а) знак – положительный, отрицательный; б) модальность – удивление, радость, отвращение, негодование, тревога, печаль, тоска и пр.; 2) в динамике протекания самих эмоций – длительность, интенсивность; 3) в динамике внешнего выражения эмоций – эмоциональной экспрессии – в мимике, речи, пантомимике.

 Эмоции различаются степенью осознанности. Конфликт между осознанными и неосознанными эмоциями чаще всего лежит в основе неврозов. Развитие эмоций в онтогенезе выражается: 1) в дифференциации качеств эмоций; 2) в усложнении объектов, вызывающих эмоциональный отклик; 3) в развитии способности регулировать эмоции и их внешнее выражение. Эмоциональный опыт изменяется и обогащается в ходе развития личности в результате сопереживаний, возникающих в общении с другими людьми, при восприятии произведений искусств, под влиянием средств массовой информации. Эмоции выступают в роли регуляторов общения, влияя на выбор партнеров общения и определяя его способы и средства. Одно из средств общения – выразительные движения, имеющие сигнальный и социальный характер. При некоторых общих чертах они существенно различаются в разные исторические эпохи и в различных культурах.

Эмоции играют важнейшую роль в самосознании, в формировании и поддержании чувства самоидентичности. Теория дифференциальных эмоций рассматривает эмоцию как наиболее фундаментальный способ организации ощущений. По этой теории можно выделить следующие эмоции: интерес, радость, удовольствие, удивление, печаль, горе, гнев, отвращение, страх и тревога, смущение, стыд, вина, совесть, любовь и др.

Так, гнев, отвращение и презрение – самостоятельные эмоции, но они часто взаимодействуют друг с другом. Ситуации, активирующие гнев, часто в той или иной мере активируют эмоции отвращения и презрения. В любой комбинации эти три эмоции могут стать главным компонентом враждебности. В гневе человек чувствует себя гораздо увереннее, чем при любой другой отрицательной эмоции. Гнев мобилизует энергию, необходимую для самозащиты. Уверенность в себе и ощущение собственной силы стимулируют человека отстаивать свои права. В отличие от проявлений агрессии, переживание и выражение гнева может иметь позитивные последствия, особенно в тех случаях, когда человек сохраняет контроль над собой.

Переживание стыда сопровождается обостренным самосознанием. Это мешает осмыслению ситуации и повышает вероятность неадекватных реакций на нее. Способность к стыду означает, что индивид склонен учитывать мнение и чувства окружающих его людей, таким образом, стыд способствует большему взаимопониманию между людьми и большей ответственностью перед обществом. Кроме того, стыд побуждает человека к приобретению различных навыков. Человек, неспособный противостоять переживанию стыда, почти наверняка обречен на печаль и даже на депрессию. Адекватной реакцией на переживание стыда можно считать готовность человека к самосовершенствованию.

Вина играет ключевую роль в процессе развития личной и социальной ответственности, в процессе становления личности. Переживание вины - результат самонаказания. Человек испытывает вину вследствие нарушения неких, принятых им этических, моральных или религиозных стандартов. Переживание вины сопровождается гложущим ощущением собственной неправоты по отношению к другому человеку. Развитие вины и становление совести – важнейшие этапы психологического созревания личности.

Любовь – фундаментальное для человеческой природы чувство. Эмоциональная связь между детьми и родителями, между братьями и сестрами, между супругами является неотъемлемой частью нашего эволюционного наследия. Любовь объемлет социальные отношения, прочную привязанность, эмоциональную связь. Любовь характеризуется интересом и радостью, а любовные отношения могут пробуждать весь спектр эмоций.

Интерес и любопытство

Интересформа проявления познавательной потребности, обеспечивающая направленность личности на осознание целей деятельности и этим способствующая ориентировке, ознакомлению с новыми фактами, лучшему отражению действительности. Субъективно обнаруживается в эмоциональном тоне, который приобретает процесс познания, во внимании к объекту интереса. Удовлетворение интереса не ведет к его угасанию, а вызывает новые интересы, отвечающие более высокому уровню познавательной деятельности.

Интерес в динамике развития может превратиться в склонность как проявление потребности в осуществлении деятельности, вызывающей интерес. Различают интерес непосредственный, вызываемый привлекательностью объекта, и интерес, опосредованный к объекту как средству достижения целей деятельности. Устойчивость интереса выражается в длительности его сохранения и его интенсивности. Об устойчивости интереса свидетельствует преодоление трудностей в осуществлении деятельности, которая сама по себе интереса не вызывает, но является условием осуществления интересующей деятельности. Оценка широты или узости интереса определяется его содержательностью и значимостью для личности.

Эмоция интереса сыграла важную роль в эволюции человека, выполняя разнообразные адаптивные функции на протяжении всей истории его существования. Интерес к неизвестному составляет основу исследовательской, познавательной деятельности и имеет важное значение для процессов внимания, памяти и научения. Эмоция интереса играет важную роль в мотивации успеха. Интерес необходим также для развития навыков, именно он мотивирует деятельность человека, направленную на совершенствование врожденных способностей.

Любопытство – по определению Мак-Даугалла – инстинкт, или врожденная психофизиологическая предрасположенность, определяющая то, что человек, обладающий ею, воспринимает, обращает внимание на предметы определенного класса, то, что он испытывает эмоциональное возбуждение определенного свойства при восприятии такого предмета, и то, что он действует в отношении этого предмета особым образом или хотя бы испытывает толчок к такому действию. Мак-Даугалл считал эмоциональный компонент инстинктов ядром мотивации. Он определил инстинкт любопытства и связанную с ним эмоцию удивления как один из основных инстинктивных процессов человека.

 Мак-Даугалл положил начало ряду представлений о любопытстве. Во-первых, он воздал должное фактору новизны при возникновении любопытства: “Естественным возбуждением инстинкта любопытства является любой предмет, сходный и в то же время отличный от знакомых, привычно замечаемых предметов”. Во-вторых, он признавал тесное и неустойчивое равновесие, существующее между любопытством и страхом, а также сходство между “возбудителями” этих двух состояний. Его убеждение в том, что меньшие степени незнакомости или необычности вызывают любопытство, а большие степени – страх, предвосхитило положение Томкинса о том, что активация интереса и страха отличаются лишь по крутизне градиента стимуляции.

 Согласно Мак-Даугаллу: “Инстинкт любопытства лежит в основе самых замечательных достижений человека, так как именно в нем коренятся истоки его научной и теоретической деятельности”. Автор считал, что положение общества по шкале цивилизации можно судить по распространенности любопытства среди его членов и, что взлет и падение цивилизаций связано с тем, в какой степени великие умы этих цивилизаций следовали стремлению к теоретическим обобщениям и поиску нового, а не размышляли над достижениями прошлого. Он считал, что наиболее важным результатом действия любопытства было совершенствование представления о причинности, которая является фундаментальным фактором повышения уровня развития цивилизации. Мак-Даугалл полагал, что продолжительный прогресс возможен лишь в культуре, где стабилизирующие и консервативные функции религиозного чувства уравновешивают действия, стимулированные интересом и духом поиска.

Удивление

Удивлениефункция появления тех событий, которые не ожидались, но, в принципе, возможны (совершенно неожиданные события, согласно Чарлсворту, удивление не вызывают). Удивление порождается резким увеличением нервной стимуляции. Внешней причиной является внезапное и неожиданное событие (удар грома, взрыв фейерверка, неожиданное появление друга).

 Выражение удивления связано с сокращением мимических мышц. Брови подняты, создавая морщины на лбу, глаза расширены, приоткрытый рот принимает овальную форму. При более сильном удивлении специфическое выражение лица дополняется своеобразными изменениями позы. Если человек стоит, колени слегка согнуты и тело устремлено вперед. Одной из особенностей удивления является то, что оно длится очень недолго. Однако более важной причиной является впечатление, что в момент удивления отсутствуют мысли, как будто бы обычные мыслительные процессы остановлены. Это несколько напоминает ощущение от слабого электрического удара: ваши мускулы быстро сокращаются и вы почти чувствуете покалывание электрического тока, который проходит по нервам.

 В момент удивления субъект не знает в точности, как реагировать, имеется только чувство неопределенности, созданное внезапным, неожиданным событием. При удивлении уровень расположенности к объекту значимо выше, чем уровни самоуверенности и импульсивности, а последние значимо выше, чем уровень напряженности. Импульсивность при удивлении выше, чем в других эмоциях, исключая гнев и радость. Самоуверенность при удивлении выше, чем при какой-нибудь из отрицательных эмоций. Величина напряженности в ситуациях удивления выше, чем при отрицательных эмоциях, она приблизительно такая же, как в ситуации интереса, и выше, чем в ситуации радости; удивление занимает место между положительными и отрицательными эмоциями.

 Человек всегда испытывает ту или другую эмоцию, и зачастую не одну. Некоторые эмоции имеют значительную психологическую инерцию – однажды возникнув, они продолжаются очень долго. Горе может быть примером эмоции, которую трудно быстро прекратить. Общеизвестно, как трудно разрушить депрессию – комплекс эмоций и чувств, в которых доминирует горе. Внезапное появление ядовитой змеи или мчащегося автомобиля на пути человека в состоянии депрессии могло бы означать верную смерть, если бы удивление не способствовало изменению его эмоционального состояния. Таким образом, удивление выполняет функцию вывода нервной системы из того состояния, в котором она в данный момент находится, и приспособления ее к внезапным изменениям в нашем окружении.

Радость

Радость – ощущение после какого-либо творческого или социально значимого действия, которое производилось не для достижения радости или получения пользы. Радость не является процессом еды или питья. Это также не вторичное влечение, основанное на этих процессах. Она может следовать, а может и не следовать из предыдущих действий. Радость – это не то же самое, что чувство сенсорного удовольствия. Сенсорное удовольствие может быть иллюстрировано принятием теплой ванны, поглаживанием, поцелуем, питьем вина и т.д. Хотя все эти события могут предшествовать или сопровождать чувство радости, оно не сводится к ним. Радость может быть связана с весельем и играми, но веселящийся человек необязательно испытывает радость. Развлечение может сопровождаться страхом, если субъект неуверен в себе; агрессией, если он садист; болью, если он мазохист.

Согласно теории Томкинса об эмоциональной активации, радость является одной из эмоций, которые активируются резким уменьшением градиента нервной стимуляции. Возбуждение ребенка, которого подбрасывают в воздух и его радость, возникающая при попадании в руки отца, показывает активацию радости возрастанием и последующим уменьшением стимуляции. Очень трудно говорить о причинах радости, поскольку ее переживание необязательно следует из специфической ситуации или действия. Это, скорее, побочный продукт восприятия, мышления или действия. Радость может возникать на различных стадиях творческой работы, при открытии, при завершающем творческом достижении или просто триумфе.

Радость может возникать от упражнений, улучшающих физические возможности, при еде или питье, которые удовлетворяют чувство голода и жажды, или вследствие чего-то, что уменьшает напряжение, гнев, отвращение, презрение, страх или стыд, которые вторгаются в нашу повседневную жизнь. Радость может возникать при узнавании чего-то знакомого, особенно после длительного отсутствия или изоляции от знакомого человека или объекта. Знакомые или друзья обновляют наш интерес к себе, проявляя себя с новой стороны, а это приводит к более глубокому узнаванию человека, приносящему радость. В длительной дружбе или любви этот цикл повторяется бесконечно. Переживание радости возникает иногда во время мечтаний, грез наяву или других форм воображения или познания. Возможно, даже испытать радость во время сна, и такая радость может возникать как счастливые воспоминания.

 Радость, так же как и другие эмоции, может возникать спонтанно или без специфических предшествующих событий. Радость имеет различные биологически значимые влияния на человека и его жизнедеятельность. Во-первых, радость облегчает и усиливает социальные связи. Улыбка одного человека вызывает улыбку на лице другого. Во-вторых, радость предполагает освобождение от негативной стимуляции. В-третьих, поскольку радость может проистекать из уменьшения боли, напряженных потребностных состояний и негативных эмоций, она облегчает привязанность к объектам, которые помогли эти неприятные переживания уменьшить. Радость может взаимодействовать с другими эмоциями, аффектами, познанием, действием, восприятием и т.д. Радость, по крайней мере, временно, может ослаблять или усиливать влечение.

 Удовлетворение потребности необязательно ведет к радости, но оно часто снижает порог радости и создает состояние, способствующее радости. Во всяком случае, известно, что радость часто следует за хорошей едой или сексуальными отношениями с любимым человеком. Взаимодействие или комбинация интереса и радости помогает развитию игровой и социальной активности и, вероятно, представляет собой краеугольный камень любви и аффективных отношений. К человеку, являющемуся длительным источником возбуждения и радости, должна, вероятно, существовать сильная и продолжительная привязанность. Эта комбинация радости и интереса создает наиболее положительные эмоциональные аспекты романтических отношений. Очевидно, что в любви и длительных интимных отношениях присутствуют фактически все эмоции, но радость и интерес составляют их основу.

Когда человек, который возбуждает и приносит радость другому человеку, не проявляет к нему интереса или удовольствия от его присутствия, этот человек может стать причиной стыда. Прототипом такого отрицательного межличностного взаимодействия является улыбка, в ответ на которую другой человек не отвечает улыбкой. Всякий раз, когда мы радуемся или веселимся при чьей-либо потере, мы, вспоминая это, ощущаем вину. Когда мы наслаждаемся запрещенными вещами, мы как следствие также ощущаем вину. Если наше удовольствие от запретного противоречит нашей совести или морально-этическим стандартам, это с еще большей вероятностью приводит к вине.

 Вина может возникать как в результате реальных действий, так и в результате фантазии. При сочетании радости и презрения может возникать жестокость. Когда эта комбинация эмоций проявляется с такой регулярностью, что образует личностную черту, результатом может быть формирование садистского характера. Прототипом реакции радости – презрения может служить улыбка торжества при крахе побежденного противника. Сочетание радости и презрения имеет место, например, когда человек наслаждается победой, свидетельствующей, как он думает, о том, что он лучше того, кого победил. По данным ряда авторов феноменология радости заключается в следующем:

1) радость увеличивает способность индивида познать и оценить мир. Это значит, что счастливый человек гораздо более способен увидеть красоту и добро в природе и в человеческой жизни. Переживая радость, люди более склоны наслаждаться объектом, чем критически его анализировать. Они воспринимают объект как он есть, а не пытаются изменить его. Они скорее чувствуют близость к объекту, чем желание отстраниться и объективно рассмотреть его. Возможно, одной из причин того, что некоторые мистические переживания доставляют нам такую большую радость, является то, что мы стоим перед тайной в благоговении и понимаем, что не можем понять ее или постигнуть ее значение с помощью объективного анализа;

 2) радость заставляет человека почувствовать, что существуют разнообразные связи между ним и миром. Радость – это нечто большее, чем положительная установка на себя и на мир, это особого рода звено или связь. Это может быть описано как острое чувство торжества или сопричастности с объектами радости и с миром в целом;

3) радость часто сопровождается чувствами силы и энергетического подъема, хотя они не являются обязательной составной частью переживания радости;

4) возможно, естественным следствием сочетания радости с ощущением собственной силы является связь радости с чувствами превосходства и свободы, ощущением того, что человек больше, чем он есть в обычном состоянии.

По определению Шутца, радость – это чувство, которое возникает из реализации своих возможностей. По теории Шутца, препятствия к самореализации могут быть препятствиями для появления радости:

1) одним из самых распространенных препятствий для самореализации и возникновения радости являются некоторые особенности социальной жизни человека. Иногда правила и инструкции подавляют творческую активность, устанавливают всепроникающий контроль и предписывают заурядность и посредственность;

2) безличные и слишком строго иерархизированные отношения между людьми;

3) догматизм в отношении воспитания детей, секса и религиозных организаций. Они затрудняют человеку познание самого себя, любовь и доверие к себе, что мешает испытывать радость. К таким же последствиям ведет неопределенность мужских и женских ролей;

 4) большое значение, которое наше общество придает материальному успеху и достижениям;

5) помимо перечисленных препятствий, относящихся к личностному и социальному функционированию, помешать самореализации могут телесные изъяны, анатомическая и функциональная неполноценность. В этом случае человек менее способен к ощущениям и переживаниям, которые ведут к самореализации и радости.

Переживание радости характеризуется чувством удовлетворения и чувством уверенности в себе, в радости человек чувствует себя любимым и заслуживающим любви. Улыбка и смех – выражение радости. С эволюционной точки зрения, эмоция радости вместе с эмоцией интереса обеспечивает положение человека в обществе. Брэдбери (1969) обнаружил, что социально активные люди, эмоциональный опыт которых отличается большим разнообразием, чаще испытывает позитивные эмоции.

Страдание и печаль

Страдание– отрицательная эмоция, связанная с глубинным аффектом. Страдание возникает как результат продолжительного воздействия чрезмерного уровня стимуляции. По Фрейду, основные источники страдания следующие: 1) превосходящие силы природы; 2) бренность человеческого тела; 3) недостатки интуиций, регулирующих взаимоотношения людей в семье обществе и государстве. Источниками стимуляции могут быть боль, холод, жара, шум, яркий свет, громкая речь, разочарование, неудача, потеря. Считается, что боль, голод и некоторые сильные и длительные эмоции могут служить внутренними причинами страдания. Страдание также может быть вызвано воспоминанием или предвидением условий, при которых оно возникло или должно возникнуть.

Первой причиной страдания является акт рождения, физическое отделение ребенка от матери. Есть данные о том, что новорожденные, помещенные в комнату с репродуктором, имитирующим биение сердца матери, быстрее прибавляют в весе и меньше кричат, чем дети в обычных палатах. Предполагается, что звук сердцебиения имитирует возвращение к дородовым условиям. Отчуждение, физическое или психологическое, остается на протяжении всей жизни одной из основных и наиболее общих причин страдания. К страданию приводит вынужденное расставание с семьей или друзьями, но быть одиноким вследствие отчуждения или психологического одиночества можно, даже находясь в толпе народа.

 Другой важной причиной страдания является неудача, как реальная, так и воображаемая. Человек может страдать из-за того, что он не на высоте на работе или в школе. В этом случае причины страдания связаны с личностными установками. Страдание также может быть вызвано реальной или воображаемой неудачей в социальных контактах, любовных отношениях или спорте. Внешней формой выражения страдания является печальное лицо. При явном выражении страдания брови поднимаются вверх и во внутрь, иногда образуя П-образную арку в нижней части середины лба. Внутренние углы верхних век неподвижны, а нижнее веко может быть поднято вверх. Углы рта опущены, а мышцы, расположенные в области подбородка, поднимают вверх центр нижней губы.

 Безусловно, прототипом выражения страдания в моменты сильного горя является плач. Однако у взрослых плач не всегда означает просто страдание, плач может иметь место в любой момент огромного восторга (слезы радости) или при гневе и сильной фрустрации. В этих случаях часто испытывается некоторое страдание, но его причина не очевидна – радостное событие может вызвать в памяти предшествующую разлуку, а фрустрация – неудачи и разочарования. Люди научаются контролировать выражение лица и голос при страдании. Начиная с раннего подросткового возраста, человек при страдании сдерживает плач, понижает голос и быстро разглаживает лицо. Плач весьма редок у взрослых, причем мужчины плачут реже, чем женщины.

Томкинс выделил 3 психологические функции страдания. Во-первых, страдание сообщает самому страдающему человеку и тем, кто его окружает, что ему плохо. Это выражается, прежде всего, через плач ребенка. Лицо, выражающее страдание обычно вызывает сопереживание сочувственные реакции со стороны наблюдателя. Во-вторых, страдание побуждает человека предпринять определенные действия, сделать то, что необходимо для уменьшения страдания, устранить его причину или изменить свое отношение к объекту, служащему причиной. В-третьих, страдание обеспечивает умеренную “негативную мотивацию”. Показано, что чувство напряженности при страдании меньше, чем при любой другой отрицательной эмоции. До некоторой степени “негативная мотивация” является необходимой для того, чтобы заставить человека решать свои проблемы и проблемы других. Но если проблема мучительна, он скорее будет избегать ее, а не бороться с ней. С этой точки зрения страх, например, не может обеспечить продолжительную мотивацию для поддержания работы по разрешению проблемы, т.к. эта мотивация слишком неприятная.

 Страдание служит еще одной фундаментальной цели. Оно облегчает сплочение людей внутри групп, будь то семья, клуб или общество в целом. Поскольку разлука вызывает страдание, избегание или предвидение страдания является силой, удерживающей человека рядом с любимыми и друзьями. По классификации Томкинса, существуют 4 основных типа социализации страдания:

1) социализация страдания через наказание; этот тип социализации имеет место, когда родители или воспитатели выражают свое негативное отношение к страданию ребенка или наказывают его, не обращая внимания на причину, вызвавшую страдание. Например, отец может бранить ребенка за отказ идти спать, а в другом случае таким же образом бранить его, когда он входит в комнату, плача от того, что упал и разбил коленки. Переплетение множества страданий, при которых “не существует выхода” и нет возможности выразить страдание или вызванный страданием гнев без того, чтобы не навлечь на себя еще большее наказание, приводит, в конце концов, к притворству, изоляционизму, низкой сопротивляемости фрустрации, слабо выраженной индивидуальности, чрезмерному избеганию страдания, апатии и усталости. Если же родители сочетают последовательно проводимое наказание с помощью в преодолении страдания, ребенок с течением времени может достичь значительной степени самоуважения и уверенности в себе;

2) поощрение проявлений страдания при социализации; применяя поощряющий тип социализации страдания, родители пытаются успокоить ребенка и осуществляют активные попытки уменьшить воздействие стимулов, вызывающих страдание. При этом они действуют на причины страдания (если они ограничиваются ласковыми словами и сочувствием, ребенок во взрослом состоянии будет обладать ярко выраженным инфантилизмом). Если родители активно борются с отрицательными раздражителями, возможности ребенка выражать страдание, бороться с ним и побеждать его будут намного шире. Он будет больше доверять другим людям, с большей вероятностью будет честным, готовым прийти на помощь, будет более смелым и устойчивым к фрустрации. Он будет благополучно переживать страдания, сопровождающие любовь и радость, у него будет более оптимистическое отношение к самому себе и к жизни в целом. Таким образом, этот тип социализации страдания представляется более продуктивным, чем социализация через наказание. Выбор типа социализации, используемый родителями, зависит от их прошлого опыта и аффективно-когнитивных ориентаций;

3) метод неполного поощрения; этот тип социализации демонстрируется родителями, которые просто целуют, обнимают и похлопывают своего плачущего ребенка, вместо того чтобы попытаться преодолеть страдание или хотя бы сделать его причину понятной для ребенка, чтобы он был способен справиться с аналогичной ситуацией в будущем. Воспитанный таким образом ребенок, столкнувшись с чем-то, вызывающим страдание, не будет бороться, а попытается искать успокоения в каких-либо действиях, не связанных с причиной страдания. Из такого ребенка может вырасти алкоголик или наркоман;

 4) смешанные методы социализации страдания; не все формы социализации страдания являются такими четкими и однозначными, как рассмотренные выше; реальный процесс социализации часто сочетает в себе разные методы. Так, в разные периоды жизни ребенка родители могут использовать разные приемы, например, поощрять его плач в младенческом возрасте и наказывать, когда он начинает ходить. Другой пример смешанного метода состоит в использовании разных форм социализации отцом и матерью. Результатами смешанной социализации страдания являются замедление интеграции личности, неудовлетворенность контактами с другими людьми, повышенная заинтересованность в поддержании межличностных отношений и разрешении конфликтов.

Поскольку страдание является распространенной отрицательной эмоцией, оно часто сочетается или взаимодействует с другими эмоциями, чаще также отрицательными. Предполагают, что страдание является врожденным возбудителем гнева. Внешние воздействия, вызывающие непрерывное страдание, могут понизить порог гнева. Связь страха и страдания может иметь место при различных условиях. Например, если ребенок плачет, будучи оставлен один, и родители наказывают его за плач, страдание может становиться условным возбудителем страха. Эта связь страдания и страха может закрепиться таким образом, что когда впоследствии столкнется с трудной, вызывающей страдание задачей или ситуацией, он начинает бояться. Следствием страдания и страха очень часто является генерализованный пессимизм, ведущий к развитию ипохондрии. Связь страдания и страха может привести к потере физической смелости.

 Боль часто вызывает страдание. Если имеется сильная связь страдание-страх, то образуется цепочка боль-страдание-страх и, как следствие, человек будет бояться любой ситуации, связанной с болью. Если родители выказывают ребенку презрение или безразличие, когда он плачет, он может привыкнуть сгорать от стыда всякий раз, когда ему захочется плакать. Частые переживания страдания, связанного со стыдом, могут сделать человека неуверенным и даже презирающим самого себя.

Психологической основой печали могут быть разнообразные проблемные ситуации, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, неудовлетворенные первичные потребности, другие эмоции, а также образы представления и воспоминания. Главной и универсальной причиной печали и горя является чувство утраты, возникающее в результате смерти любимого человека или разлуки с ним. Переживание печали обычно описывают как уныние, грусть, чувство одиночества и изоляции. Хотя эмоция печали может оказать весьма пагубное воздействие на человека, она характеризуется меньшим уровнем напряжения, чем другие негативные эмоции. Эмоция печали выполняет ряд психологических функций. Переживания сплачивают людей, укрепляют дружеские и семейные связи; печаль тормозит умственную и физическую активность человека, и тем самым дает ему возможность обдумать трудную ситуацию; печаль побуждает человека к восстановлению и укреплению связей с людьми.

Горе

Горесложная структура, включающая фундаментальные эмоции и эмоционально-когнитивные взаимодействия. Переживание горя происходит вследствие взаимодействия страдания с другими аффектами, а также в результате аффективно-когнитивных взаимодействий. Факторы, определяющие горе, могут быть условно разделены на 3 группы:

 1) биологические факторы; поскольку горе понимается как взаимодействие страдания и других фундаментальных эмоций, имеются основания считать, что горе обладает генетическими детерминантами и приспособительной ценностью. Анализируя природу и значение горя, Эйврил формулирует гипотезу о его биологической основе. Его аргументы основываются на том, что люди и высшие приматы ведут групповой образ жизни. В эволюционной перспективе и до некоторой степени в современной жизни группа обеспечивает защиту от агрессоров (или хищников) и успешность в добывании пищи. Наоборот, отделение от группы уменьшает шансы на выживание. Эйврил доказывает, что горе является более значимой силой социального сплочения, чем положительные мотивы;

 2) культурные факторы; Эйврил в своем анализе поведения, связанного с тяжелой утратой, выделяют два компонента - горе и скорбь. Он определяет скорбь как конвенциональное поведение, определенное и предписанное социокультурным влиянием. Проявление скорби значительно различается в разных культурах. Японцы, испытывая горе, могут улыбаться при посторонних, чтобы не обременять других своими страданиями. У некоторых народов поведение при тяжелой утрате выглядит с точки зрения европейца как праздник, но при более внимательном рассмотрении оказывается, что такое поведение следует четко определенным в данной культуре правилам и обычаям. Переживания и мотивационные явления, связанные с горем, могут изменяться от культуры к культуре, в зависимости от степени, в которой различные культуры затрудняют или облегчают взаимодействие страдания с различными основными эмоциями. По данным Блока, горе и чувство вины высоко коррелировали у членов американской выборки и были ортогональны в выборке испытуемых-норвежцев. Социокультурные факторы влияют на интенсивность и продолжительность горя. Например, в культуре Микронезии, поскольку воспитание детей осуществляется не только родителями, но и многими другими людьми, не являющимися членами семьи, горе, переживаемое при потере члена семьи, может быть более сильным, чем в других культурах, но чрезвычайно кратковременным. Сходное явление наблюдается среди приматов, хотя в этом случае играют роль видовые особенности. Макаки-резус, у которых существует сильная привязанность между матерью и детенышем, обнаруживают более глубокое горе при разлуке, чем макаки тех видов, у которых материнские функции распределены между взрослыми самками стаи. Наиболее значимой культурной детерминантой горя является утрата роли. Роль отца, матери, ребенка, мужа и т.д. предписана культурой и потеря любимого человека означает утрату соответствующей роли;

 3) психологические факторы; причины горя связаны с аффективными привязанностями к людям, предметам или идеям. Разлука или утрата объекта привязанности, таким образом, означает утрату источника радости и возбуждения и, в зависимости от возраста человека и природы объекта, утрату любви, уверенности и чувства благополучия, Фактором, общим для всех психологических причин горя, является ощущение потери ценного и любимого, такого, к чему имелась сильная эффективная привязанность. Доминирующим выражением лица человека при горе является выражение страдания и печали. Внешние проявления горя могут выполнять коммуникативную функцию, вызывая сочувствие и помощь.

Страх и ярость

Переживание страха ощущается и воспринимается людьми как угроза личной безопасности. Страх побуждает людей предпринимать усилия, направленные на избежание угрозы, на устранение опасности. Страх может быть вызван как физической, так и психологической угрозой. Переживание страха сопровождается чувством неуверенности, незащищенности, невозможности контролировать ситуацию. Однако страх несет в себе и адаптивную функцию, заставляя человека искать способы защиты.

Страх и ярость представляют собой тесно связанные эмоции, однако они значительно отличаются как по внешнему вегето-соматическому проявлению, так и по субъективным переживаниям. Способность проявлять страх и ярость остается у декортицированных животных, хотя для них характерна эмоциональная неустойчивость.

Гипоталамус, по-видимому, является одной из основных структур, ответственных за происхождение страха и ярости. Многократно показано, что электрическая стимуляция задних областей гипоталамуса вызывает указанные состояния у кошек и обезьян. Разрушение вентролатерального ядра приводит у крыс и кошек к продолжительным периодам агрессии. Имеются также данные об ответственности за ярость и оборонительное поведение у кошек перифорникальной области переднего гипоталамуса. Страх и ярость при электрической стимуляции гипоталамуса удавалось вызвать из рядом расположенных пунктов. После удаления всех частей конечного мозга, за исключением гипоталамуса, у кошек в ответ на звуки высокой частоты развивалось характерное поведение страха и ужаса.

В создании эмоций страха и ярости существенная роль, вероятно, принадлежит стволовым структурам. У хронических мезенцефалических кошек можно вызвать характерные проявления страха. Ряд авторов, используя технику электрической стимуляции и локальных повреждений показали, что в число структур, ответственных за интеграцию страха и ярости, необходимо включить ряд областей промежуточного и среднего мозга. 

К центральным образованиям, имеющим отношение к механизмам ярости, относится миндалина. После двустороннего удаления этой структуры у обезьян наблюдалась эмоциональная ареактивность, связанная с потерей чувства страха и ярости. Они безбоязненно брали в рот змей, которых обычно панически боятся. Разрушение миндалиныприводит к изменениям их внутригрупповых отношений. Самцы, ранее господствовавшие в группе, переходят в подчиненное положение. Имеются также многочисленные описания превращения диких животных в ручных после разрушения миндалины. Дополнительное удаление коры делает такое животное весьма злобным. Таким образом, в организации эмоциональной реакции страха и ярости принимает участие целая иерархия сложно взаимодействующих структур.

Побуждение

Побуждение – суммарный психофизиологичекий процесс, направленный на поддержание гомеостаза на уровне целого организма, на уровне всех функциональных систем. Некоторые концепции побуждения как центрального мотивационного состояния включали в себя представления об эмоции, как мотивации, но ни одна из них эффективно не использовала представления об отдельных эмоциях и не вводила различения между эмоциями и другими мотивационными феноменами. В теории дифференциальных эмоций понятие побуждение определяется в основном в терминах тканевого дефицита, связанного с выживанием индивида и поддержанием функций его организма. С этой точки зрения, побуждения становятся значимыми факторами в индивидуальном мышлении и действии лишь тогда, когда нормальное биологическое существование индивида подвергается опасности.

 Побуждение зависит от взаимодействия с эмоциями. В качестве примера можно взять побуждения боли и секса, т.к. их важность для индивида и для общества относительно независима от культурных и экономических условий. Боль может быть определена на клеточном, нервном и физиологическом уровнях, но существует и субъективное переживание боли, которое имеет особое значение. Функция побуждения боли – сигнализировать о поражении или нарушении функции. В этой роли она полезна, но хроническая боль может нарушать нормальную жизнедеятельность, изматывая людей и убивая все желания. Острая и внезапная боль вызывает эмоцию страха, повышающую бдительность индивида и способствующую бегству от объекта или условия, причиняющего боль. Продолжительные периоды боли вызывают страдания, а хроническая боль в сочетании с вызванным болью страданием может вести к ощущению безнадежности и отчаяния, характеризующему депрессию. Боль в сочетании со страданием может вести к гневу и повышать вероятность агрессии. При необычных обстоятельствах боль может вызвать эмоцию вины, напоминая о личной ответственности индивида. Взаимодействие боли, эмоции и знания может развиваться в аффективно-когнитивные структуры, влияющие на устойчивость к боли и на тенденции жаловаться на боль. И то и другое изменяется в зависимости от определенных личностных характеристик.

Рассмотрение сексуального побуждения и сексуальных отношений осложнено множеством аффективно-когнитивных структур или установок, многие из которых исходят из того факта, что сексуальный контакт включает физическое и эмоциональное взаимодействие. Некоторые взаимодействия секса и эмоций могут быть связаны с полом. Например, переживание боли и страдания часто связано с фазами менструального цикла. Сексуальное возбуждение значительно усиливается эмоцией интереса, а взаимодействие секса, интереса и радости обеспечивают оптимальные условия для сексуального наслаждения и возникновения любви. Страх и вина, взаимодействуя с сексуальным побуждением, могут нарушать или рассогласовывать сексуальное переживание. Сексуальное побуждение может формировать аффективно-когнитивные структуры. Юноши, молодые, взрослые, т.е. в какой-то степени люди всех возрастов сталкиваются с трудной задачей формирования своего собственного отношения к сексуальному поведению и утверждения морально-этической структуры счастливых и здоровых сексуальных взаимоотношений.


Дата добавления: 2018-05-09; просмотров: 406; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!