Групповое совершение преступления.



Вопрос по поводу группового совершения преступления. Поскольку я рассказывала про признаки хищения квалифицирующие в целом, давайте, наверное, сделаем так: то, что касается кражи, те признаки, которые идентичны для грабежа и разбоя, и для прочих преступлений, чтобы не повторяться мы рассматриваем сразу для всех хищений, а то что есть специфического для разбоя, например, применение оружия, то мы будем рассматривать применительно к разбою, когда будем состав разбоя рассматривать. Поэтому большинство вещей, которые я сейчас буду говорить применительно к незаконному проникновению, применительно к размерам хищения, применительно к групповым формам совершения преступления – это все распространяется абсолютно точно на все категории хищения. С учетом того, что мы с вами чуть раньше говорили по поводу трансформации умысла. Речь шла о том, что хищение начинается как тайное и заканчивается как открытое или насильственное и когда в процессе изъятия или обращения имущества появляется потерпевший или другие лица.Применительно к этой же самой ситуации относительно недавно, в марте 2015 года Постановление пленума дало дополнительное разъяснение, касающееся группового совершения преступления. Кода лицо единолично совершает посягательство, то вопросов не возникает, он сам оценивает ситуацию, которая видоизменилась. Если имущество невозможно продолжать изымать или продолжать удерживать в своем господстве, благодаря тому, что появился потерпевший или другое лицо, то он предпринимает какие-то действия для того, чтобы эти препятствия ликвидировать и тем самым применять насилие или хотя бы просто в присутствии этого потерпевшего открыто изымает имущество. Здесь вопросов не возникает по поводу трансформации умысла. А вот что делать в ситуации, когда несколько лиц совершает преступное посягательство? Как у всех у них определиться с трансформацией умысла? В практике возникала ситуация спорная применительно к случаям, когда один из соучастников применял насилие в случае такого появления потерпевшего или третьего лица, любого свидетеля совершаемого посягательства. Если применяется насилие и открыто изымается имущество всеми соисполнителями в присутствии потерпевшего или другого лица, то вопросов не возникает, понятно, что если они все начинают его избивать, то у всех у них трансформация умысла из тайного хищения в насильственное происходит. А вот что делать в ситуации, если все остальные не принимают участие в применении насилия, но при этом продолжают изымать имущество? Занимается там возникшим препятствием один из исполнителей, ну и пусть занимается дальше, а мы изымаем имущество. Возникал вопрос: следует ли говорить о том, что их хищение стало просто открытым, у них произошла трансформация умысла с кражи на грабеж или мы будем говорить, что у них трансформация умысла дошла и до разбойного нападения, потому как один из них применяет насилие? Практика шла по пути того, что если они каким-то образом содействуют, способствуют, дают указание, активно воспринимают эту ситуацию с применением насилия одним из своих соисполнителей, то тогда речь идет о квалификации действия всех лиц как разбойного нападения. Если же они изымали имущество как и продолжали изымать имущество, особенно когда это происходит не в присутствии всех соучастников. 5-комнатная квартира, в четырех комнатах изымают имущество три соучастника, четвертый заходит на кухню,а там бабушка спит. Он применяет насилие к этой бабушке, убивает бабушку, а потом появляются те, которые собрали имущество по всем остальным комнатам и их ставят перед фактом того, что было применено насилие: вот она бабушка, вот оно имущество, мы его изъяли и тем самым один из них совершает эксцесс, но присоединяются ли все остальные к этому умыслу и можно ли говорить о том, что эксцесс исполнителя в последующем растворяется в том, что они сами приняли эту ситуацию и умысел трансформировался у всех? Практика шла по пути того, что не признаеммы подобные ситуации достаточными для того, чтобы говорить о разбойном нападении, если при непосредственном участии и присутствии это насилие не применялось. Пленум принял эту позицию, но та формулировка, которая была внесена в ПП, там изменению подверглись 14 и 15 пункты, появился П. 14.1 именно применительно к групповому совершению преступления,говорит о том, что фактически пленум несколько по иному, более широко трактует эти ситуации в настоящее время. Пленум говорит о том, что в тех случаях, когда группа предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества – тайного хищения, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы предварительной договоренности, совершает действия, которые преобразуют данное хищение в открытое или насильственное – действие, которое образует грабеж или разбой. Необходима для него квалификация по ст. 161 илист.162, а в отношении тех лиц, которые не принимали непосредственного участия в применении насилия, но если они продолжили участие в преступлении, если они воспользовались примененным соисполнителем насилием для того, чтобы завладеть имуществом или для того, чтобы удержать, то независимо оттого, применяли они тоже насилие или нет все равно их действия тоже следует квалифицировать как грабеж или как разбой, в зависимости оттого, что сделал соисполнитель. И с теми же самыми квалифицирующими признаками, которые характерны для этого соисполнителя. Если он совершил применение насилия, которое закончилось причинением смерти, то в соответствии с ПП мы должны квалифицировать его действия как разбой по ч. 4 по п. «в», сопряженное с убийством. Убийство вменять другим соучастникам мы не будем, потому что они в нем непосредственно не участвовали, а вот в отношении совершенного хищения мы должны им вменить тот же самыйп. «в» ч. 4 ст. 162. Получается, приняв то, что делает один из соисполнителей, они тем самым разделяют его квалификацию. А если они узнали о том, что там бабушка на кухне когда уже полностью все вещи вынесли из квартиры и только потом он сказал, они даже не знали, что он бабушку убил? Вспоминаем, что может поменять квалификацию преступления и на каком этапе. Могут ли повлиять обстоятельства, которые обнаружились на этапе оконченного преступления на квалификацию этого преступного деяния? Не могут. Если обнаружилась ситуация уже после того, как они завладели имуществом и получили возможность распорядиться тогда, когда хищение окончено – это на квалификацию не влияет. Гораздо сложнее ситуация тогда, когда они еще юридически преступление не завершили. Собирали в этих трех комнатах имущество, пришли с мешочками из каждой комнаты, а тут бабушка лежит мертвая и радостный четвертый соучастник: а я тут бабушку убил, она бы нам помешала. Что делать в этой ситуации? У них преступление еще не закончено. В принципе они принимают вроде как эту ситуацию за счет того, что продолжают имущество удерживать и обращают в свою пользу. Но фактически воспрепятствовать удержанию имущества, что сказано в ПП, что они воспользовались этим для того, чтобы завладеть или для того, чтобы удержать имущество. Воспользовались – предполагается, что здесь было определенное препятствие, которое устраняет одно из лиц и все остальные этим пользуются и фактически используют ситуацию, которая произошла помимо их воли. В принципе ПП в той редакции, которая есть сейчас позволяет нам говорить о том, что можно квалифицировать их действия как разбой. Я считаю, что это неразумно, фактически, когда они обнаружили это препятствие оно уже было устранено и устранено помимо их воли и не охватывалось их умыслом. Поэтому на мой взгляд, в подобных ситуациях тоже необходимо говорить о том, что трансформации у этих соучастников не произошло. Только тогда, когда они понимают в момент применения насилия, что это насилие применяется для того, чтобы удержать имущество, завладеть имуществом и используют эту ситуацию, только тогда мы можем говорить о том, что они своими действиями принимают все то, что совершил соисполнитель. Иначе мы перейдем на совершенно иную трактовку понятия соучастия, характерное для зарубежных стран, когда все то, что потенциально мог совершить один соисполнитель вменяется в вину всем остальным вне зависимости оттого, фактически хотели они или не хотели совершения подобных действий. Могли предполагать? Могли. Значит, все вменяется. В российском праве такого нет и быть не должно.

Еще один момент, который характеризует ПП применительно к групповым преступлениям, на который хотелось бы мне обратить внимание, потому что он несколько выбивается за пределы того, что мы традиционно воспринимаем как распределение ролей при совершении преступления в группе лиц по предварительному сговору. У кого Постановление есть посмотрите п. 10 ПП первый абзац последнее предложение. По поводу того, кого мы можем признаватьсоисполнителями при совершении хищения. Смущает меня не сама формулировка, а то, что в качестве примера приведено. В Постановлении сказано, что если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия в совершении преступления, то содеянное ими квалифицируется как соисполнительство. А дальше Пленум приводит примеры. Первый пример: лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, замков, запоров и т.д. – этот пример вряд ли кого-то может смутить, потому что способ совершения преступления с проникновением предполагает, что это часть объективной стороны. лицо, которое реализует часть объективной стороны – соисполнитель. Согласны? Согласны. Здесь вопросов не возникает, иначе мы не сможем вменить всем остальным этот признак проникновения если он не будет реализован одним из соисполнителей. Дальше. По заранее состоявшейся договоренности вывозил похищенное. А вот этот момент меня несколько смущает. Что означает «вывозил похищенное»? Если речь идет о том, что в соответствии с распределением ролей одни изымали имущество, передавали другому, а он его вывозил, то тогда – да, те, которые собирают имущество по квартире, в мешочек завязывают и выбрасывают тому, который стоит внизу, а он подбирает, складывает в машину и увозит. Те, которые собирают имущество в квартире осуществляют изъятие. Тот, который подбирает и увозит осуществляет обращение имущества в пользу всех участников этого преступного деяния. Ели же речь идет о том, что он помогал вывозить похищенное стоя где-нибудь за углом, сидя в машине и ожидая, пока они соберут, вынесут из квартиры, погрузят ему в машину, а он только увез – то не получается его действия рассматривать как соисполнительство. Потому как его действия осуществляются после того как объективная сторона завершена. Хищение завершено тогда, когда они получили возможность распорядиться похищенным имуществом. А получили возможность распорядиться они помимо его участия, тогда, когда они вынесли эти вещи из квартиры. Собственно говоря, все. Да, это по предварительной договоренности делается, но его действия фактически не образуют объективную сторону совершенного преступления, потому что объективная сторона уже реализована без него. Поэтому такого рода действия с точки зрения распределения ролей так, как это понимается в уголовном законодательстве, должны быть рассмотрены как пособнические, а не как соисполнительские. Но, исходя из того, как это сформулировано в ПП мы можем трактовать достаточно широко и рассматривать в ситуации, когда он стоял за углом и ему принесли вещи, а он их увез – это тоже укладывается в ту формулу, которая написана в Пленуме – по заранее сложившейся договоренности вывозил похищенное. Третий вариант, который в качестве примера приведен: подстраховывал других участников от возможного обнаружения – это тоже очевидные вещи, с которыми не поспоришь. Мы уже говорили, что если это тайное хищение чужого имущества, то признак тайности – это обязательный признак, который образует объективную сторону – способ совершения преступления. И тот, кто обеспечивал способ совершения преступления – тот реализовывал объективную сторону и это значит, что тот, кто стоял и наблюдал, чтобы не появились посторонние лица, обеспечивал признак тайности, то есть участвовал в реализации объективной стороны. Это то, что касается группового совершения преступления.

П. «б» ч. 2 ст. 158 УК – кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище.П. «а» ч. 3 ст. 158 УК – кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище.Незаконное проникновение в жилище, помещение и хранилище. Вопрос о незаконном проникновении мы будем рассматривать применительно ко всем трем вариантам, несмотря на то, что в ст. 158 УК они разнесены в два признака в разной части: проникновение в помещение и хранилище – в ч. 2 ст. 158, проникновение в жилище – в ч. 3 ст. 158. Применительно к другим формам хищения, где такие способы предусмотрены к грабежу и разбою – они не разводятся, они рассматриваются в качестве единого – проникновение в помещение, жилище и хранилище. Чем обусловлено разделение этих признаков при краже и отсутствие такого разделения при грабеже и разбое, как вы считаете? Наверное, общественная опасность разная. При грабеже и разбое большая опасность… Жители там были… Степень общественной опасности разная. Для проникновения в помещение и хранилище при краже и для проникновения в жилище. Этой разницы нет при разбое и грабеже, потому что грабеж и разбой совершается в присутствии других лиц. В любом случае посторонние лица: сам потерпевший, свидетели, когда кто-то есть. Такой разницы в общественной опасности нет, уже все равно в присутствии совершается и если грабеж может перерасти, то перерасти только в разбой. По степени общественной опасности это не такой серьезный переход, который может произойти, если речь идет о перерастании кражи в разбой. А вот при перерастании кражи в разбой большая вероятность этого – для проникновения в жилище. В помещении и хранилище максимум кого можно встретить – это охранника, потому что вряд ли кто-то будет проникать в помещение, переполненное народом без намерения применить насилие, опасное для жизни и здоровья – это сразу разбой. Поэтому грабеж здесь вряд ли возможен. И кража точно также вряд ли может преобразоваться во что-то более опасное при проникновении в помещение или хранилище. А вот при проникновении в жилище вероятность того, что окажутся потерпевшие, посторонние лица, которые окажут или не окажут сопротивление, станут потерпевшими от преступления, гораздо более вероятно. И поэтому проникновение в жилище законодатель признал более общественно опасным и вынес в ч. 3 ст. 158. Это такое маленькое отступление по различию квалифицирующих признаков. То, что касается содержательной составляющей: что для кражи, что для грабежа, что для разбоя они одинаковые. Есть признаки незаконности проникновения, есть понятия жилища, помещения и хранилища, поэтому рассматривать мы будем все вместе.

Проникновение. Что касается сначала проникновения. У нас есть признак незаконности проникновения и нам необходимо определиться с тем, что такое незаконное. Когда проникновение будет законным, а когда незаконным. И нам необходимо определиться с самим проникновением, каким образом оно будет осуществляться. Давайте начнем с вами с того, что такое проникновение в жилище? Проникновение в жилище, помещение или в хранилище вне зависимости оттого, о чем мы ведем речь предполагает разные варианты. Это может быть физическое – самое простое и понятное, когда человек зашел и изъял имущество. Здесь вопросов ни у кого не возникает.

Но проникновение может иметь место и тогда, когда непосредственного вхождения в жилище, помещение или хранилище не осуществлялось. Когда использовались различные технические средства, приспособления, животные: дрессированные кошечки, собачки и обезьянки, которые через окно проникают в соответствующее помещение или жилище и изымают имущество. Зря смеетесь, сейчас только что рассказывала на семинарском занятии историю. История абсолютно реальная. Практика американская, относительно давнишняя, но очень оригинальная сама ситуация, поэтому всегда рассказываю в качестве примера. В одном из американских отелей у постояльцев стали пропадать украшения с прикроватных тумбочек. Как обычно перед сном сняли украшения, положили на тумбочку, проснулись – нет. Никто не заходил. Проверили всех горничных, всех работников, проверили ключи, никто не забирал, никто не проникал, по данным видеокамер никто не проходил по коридору в течение всей ночи. Украшения пропадают. Обнаружили через определенный промежуток времени, когда один из работников отеля увидел крысу, пробегающую по коридору в зубах с золотым украшением. Дрессированная крыса, которая проникала в номера и изымала золото. Вот вам вопрос о проникновении. Такая ситуации, которая достаточно длительное время происходила, поувольняли половину персонала, никак не могли определиться, в конечном итоге выяснили, каким образом происходит.

Проникновение с использованием технических средств, животных, с использованием лиц, которые не подлежат уголовной ответственности. Но в данном случае мы переходим на признаки посредственного исполнителя, когда ребенка подсадили в форточку, ребенок залез 5-летний, 7-летний, 10-летний, изъял имущество и принес тому, кто это все задумал. Он фактически не проникал, тем не мене, хищение с проникновением будет иметь место. Проникновение предполагает, что у лица нет доступа к этому помещению, жилищу или хранилищу. Отсутствие доступа может быть абсолютно в силу различных причин и соответственно мы должны с вами определиться по остаточному принципу, что не является незаконным проникновением для того, чтобы определиться, что все остальное – это незаконное проникновение. Во-первых, есть ситуации, когда проникновение разрешено. Если мы говорим о жилище, то это проникновение, которое разрешено – вхождение в это жилище разрешено собственникам, владельцам или иным проживающим в нем лицам. В этом случае незаконность проникновения будет отсутствовать. Если это помещение или хранилище. Законность проникновения может быть обусловлена тем, что во-первых, это помещение открыто для свободного доступа в течение какого-то периода времени: помещение банков в рабочее время, помещение магазинов, поликлиник, различного рода организаций, которые оказывают социальные услуги населению и т.д. Все те помещения, которые в течение какого-то периода времени находятся в свободном доступе для любого гражданина. Но здесь мы должны помнить, что эти помещения имеют свободный доступ только в определенный промежуток времени: банк с 9 до 18 работает, в этот период времени вход в банк открыт. Если проникновение осуществляется после 18 часов, после того, как банк закрыт, проникновение будет иметь место незаконное. В таких помещениях как правило не вся территория является открытой для доступа посетителей. В магазин зашли, если это магазин самообслуживания, то торговые залы они свободны для доступа. Все, что касается складских помещений и специальных витрины там, где стоит продавец за прилавком, за прилавок вход воспрещен. Все, что касается подсобных помещений, помещений для персонала и т.д. это часть территории, закрытая для свободного доступа. Если изъятие происходит с этой части территории, то мы говорим о незаконном проникновении. Если лицо проникло на территорию,которая имеет открытый доступ в момент, когда доступ был открыт, но умышленно осталось там на тот период времени, когда доступ уже закрыт: зашел в магазин, спрятался за прилавок, магазин закрыли, он из-за прилавка вышел, забрал все, что ему требуется из торгового зала. В данном случаемы тоже будем говорить о незаконном проникновении, потому что в этот момент находиться в этом помещении лицо права не имело. Точно также это касается доступа в помещение и хранилище, тех лиц, которые имеют доступ в силу своего служебного положения, в силу выполнения своих профессиональных обязанностей или в силу иных обстоятельств. Все мы с вами имеем право доступа в наш университет на территорию всех корпусов по смарт-карте. Но не для всех все помещения являются открытыми, вряд ли кому-то придет в голову, что любому студенту открыт доступ на 6 этаж в кабинеты преподавателей. Правда же? В сами кабинеты – нет. По идее на 6 этаж в общем-то тоже не должно быть. Разрешение лица, которое имеет право доступа вам осуществить этот доступ, точно так же как и в квартиру: в квартиру вас никто не пускает, но если друзья вас пригласили, то можно. Точно так же это касается и подобных помещений. В преподавательскую в «кабинет 41» вход студентов тоже не предполагается, но если преподаватель говорит: мы консультацию будем проводить там, пойдем поговорим, потому что здесь шумно – он вас приглашает, имея право доступа самостоятельности предоставляет такое право доступа вам. Та же самая история – в помещение и хранилище. Если мы говорим про хранилище – заведующий складом, кладовщик, уборщица, которая имеет доступ на склад для того, чтобы там взять швабру, тряпку, ведро и помыть полы. У них есть ключи, у них есть право доступа, опять же в связи с выполнением своих профессиональных обязанностей. Если этот же самый кладовщик не в свою смену, не в связи с выполнением своих профессиональных обязанностей использует этот ключ и проникает в помещение, значит мы говорим о том, что признак незаконного проникновения имеет место.Вопрос из аудитории не слышно. Точно также, независимо про жилище, помещение или хранилище мы говорим, тоже будет незаконное проникновение, если доступ в данный момент был для данного лица закрыт. Далее. Если мы ведем речь о наличии права доступа, право доступа должно быть в тот момент, когда лицо изымает имущество, если когда-то у него был ключ от квартиры, потому что он эту квартиру снимал, а потом по какой-то причине забыл этот ключ хозяину квартиры сдать. Уже два года в этой квартире не живет, тут вдруг решил использовать ключ, который вроде как дает ему право доступа. Хозяин квартиры тоже по какой-то причине забыл этот ключ у него забрать. На данный момент права доступа у него нет уже, несмотря на то, что у него есть ключ, поэтому здесь незаконность проникновения будет иметь место. Точно также как и в ситуациях, когда лица проживали совместно какой-то период времени, потом разошлись и в той квартире, в которой они проживали раньше совместно, она раньше принадлежала одному из них, на данный момент второе лицо уже не проживает. Проникновение будет являться незаконным. Проникновение является незаконным вне зависимости оттого, есть ли фактические препятствия для вхождения в это помещение, хранилище или жилище. Закрыта у вас дверь в квартиру или открыта, никоим образом не влияет на то, что мы будем говорить о незаконном проникновении в отношении лица, который в эту квартиру зашел.

Самый распространенный пример на эту тему: мусоропроводы есть практически в каждом доме в Петербурге. Далеко не все затрудняют себя тем, чтобы закрыть дверь на три замка, если за угол в мусоропровод несешь мусорное ведро или пакет с мусором. Дверь открыли, зашли за угол, вернулись, а там уже постороннее лицо, которое говорит: дверь-то ты открыл в квартиру, вот я и зашел. Будет незаконное проникновение? Будет, конечно! Приглашать его специально – никто не приглашал, а открытые двери – это не есть приглашение заходить всем, кому угодно. Точно также это касается открытых окон и отсутствия заборов, решеток и т.д.

Но есть один маленький нюанс, который выработан судебной практикой. Касается он хищения с подоконника открытого окна, находящегося на первом этаже. Практика строится на одном уголовном деле.Верховный суд эту квалификацию поддержал, не признав проникновение, когда речь шла о первом этаже, не очень высоком первом этаже, тогда, когда подоконник расположен как у нас в аудитории, не очень высоко и есть возможность, проходя мимо, не предпринимая никаких усилий, изъять имущество с этого подоконника. Не надо на него залазить, не надо вставать друг другу на плечи, как в Бременских музыкантах, не надо совершать какие-то действия для того, чтобы это имущество к себе пододвинуть. Открыто окно, на подоконнике стоит какое-то имущество, как бы мимо ходом, проходя мимо окна, у лица внезапно возникает умысел забрать то имущество, к которому доступ беспрепятственный. Если речь идет о том, что имущество расположено не на подоконнике, а дальше, окно открыто, а имущество стоит на столе, рядом с окном, все равно необходимо протянуть туда руку и забрать это имущество, здесь будет незаконное проникновение.Если подоконник расположен таким образом, что достать до него просто так нельзя предпринять какие-то усилия – это подоконник на пятом этаже, до которого надо еще долезть или на первом, но очень высоко, в данном случае предпринимание каких-то усилий для того, чтобы добраться до имущества исключает возможность неприменения признака незаконного проникновения. В этой ситуации мы будем говорить о том, что незаконное проникновение было.

Что еще мы должны свами отметить применительно к противоправности проникновения? Во всех тех случаях, когда мы с вами установили, что лицо находится на незаконных основаниях в помещении, жилище или хранилище – это еще не окончательное решение вопроса о том, что признак проникновения имел место быть, потому что проникновение предполагает, что умысел на изъятие имущества из этого помещения, жилища или хранилища возник до того, как лицо в нем оказалось. Проникать он должен с намерением изъять оттуда имущество. Если умысел возник уже после того, как лицо уже оказалось в этом помещении, то тогда признак незаконного проникновения мы ему вменить не можем. Условно говоря, соседи снизу звонят в квартиру и говорят: мы ваши соседи снизу, вы нас заливаете. Двери открывают соседи проходят, выясняют, что там происходит, а мимоходом обнаруживая на столе ценные вещи, прихватывают их с собой. В данном случае признака незаконного проникновения не будет, потому что умысел возник уже после того, как они вошли в это помещение. Если же они звонят с намерением изъять имущество и при этом еще и обманывают, они не соседи снизу и никто никого не заливает, их пускают в квартиру, а они изымают в ней имущество. В данном случае признак незаконного проникновения будет. Возвращаемся к ситуации облегчения доступа к имуществу.

Речь идет об использованииобмана как способа, облегчающего проникновение в помещение. Точно такжепредставляются работниками социальных служб, проводящими социальный опрос и т.д. Опять же напоминаю, что если это действительно социальный работник, который пришел соцопрос проводить, какие-нибудь волонтеры и они, проникая в помещение потом уже появляется у них умысел на изъятие, признака проникновения нет. Если они делают это изначально с намерением изъять имущество, то признак незаконного проникновения будет.А если нет обмана…..не слышно? Тогда у нас нет признака незаконности проникновения, потому что незаконность проникновения предполагает, что лицо, не исходя из своих собственных убеждений не дает право на проникновение в жилище, помещение или хранилище. Если у них есть основание для того, чтобы их пустили не обманом, то тогда фальсификации воли лица, которое проживает в этом жилище не происходит, оно на основании той информации, которую получило принимает решение о том, чтобы пустить людей в свою квартиру, поэтому здесь признака незаконности проникновения не будет. Незаконность проникновения в этой ситуации может быть только тогда, когда обманным способом (фальсификацией воли) этих лиц, имеющих право на разрешение на вхождение в жилище, помещение или хранилище, тем самым сподвигает их на то, чтобы такое разрешение дать при отсутствии реальных оснований. Смысл понятен?

Жилище. Давайте поговорим про то, что такое жилище, помещение и хранилище. Несмотря на то, что понятие «жилище» дано нам в Примечании к ст. 139 УК про незаконное проникновение, нарушение неприкосновенности жилища, напоминаю, что дополнительной квалификации по ст.139 УК не требуется, раз у нас есть такой квалифицирующий признак. Помещение и хранилище нам характеризует Примечание к ст. 158. Из этих определений есть некоторые моменты, которые мы с вами должны отметить, потому что они с одной стороны выходят за рамки этого определения, с другой стороны позволяют его более широко трактовать. Что касается жилища. Примечание к ст. 139 говорит нам о том, что это индивидуальный дом, жилое помещение, входящее в жилищный фонд, пригодное для постоянного или временного проживания. Либо помещение или строение, которое не входит в жилищный фонд, но предназначено для временного проживания. Что это значит? Квартиры – понятно, частные жилые дома – понятно, дачные домики, если они пригодны для проживания, если это не сарайчик, где три лопаты стоит, а если там есть кровать и соответствующие возможности проживания хотя бы временно в этом жилище, значит, мы признаем. Также признаются предназначенными для временного проживания, комнаты, гостиничные номера в тот момент, когда в этом номере кто-то проживает. Если это просто гостиничный номер, который стоит свободным, то речь идет о помещении, если в нем кто-то проживает, то в этот момент данное помещение преобразуется в жилище, потому что оно является местом для проживания конкретного лица. Палатки или вагончики лиц, которые работают вахтовым методом, которые находятся в геолого-разведочных партиях, экспедициях в течение всего периода времени. Пока наши друзья из ближнего зарубежья осуществляют строительство дома, они живут в вагончике и этот вагончик для них является местом временного проживания. Поэтому изъятие имущества оттуда будет являться проникновением в жилище. Если речь идет о том, что это временное размещение, которое предполагает отсутствие необходимости возможности проживания: приехали в лес, тент натянули и разложили матрасики, конечно это не проживание и жилищем признать мы не можем. Один из спорных моментов – это вопрос, касающийся кают кораблей, купе поезда, особенно когда речь идет о достаточно длительном плавании и когда речь идет о путешествии поездом Москва – Владивосток. Восемь суток люди едут, они уже все родные и для них это не то чтобы жилище, они в своем доме так долго не проживают иногда. Практика идет по пути того, что для пассажиров жилищем это не признается. Потому что основная функция – это перемещение лица. Поезд предназначен не для того, чтобы в нем жили, а для того, чтобы перемещать из одного места в другое, точно так же, как и корабль. А вот применительно к экипажу, для них, в связи с выполнением своих обязанностей, они в течение длительного периода времени живут в своей каюте, в своем купе. Применительно к этим лицам функция иная, они не переезжают с мета на место, они выполняют свои профессиональные функции, также как геологи и строители, поэтому для них купе и каюты для персонала будут являться жилищем. Понятно, что вопрос о жилище должен решаться с точки зрения того, насколько в принципе то или иное строение, помещение предназначено для проживания. Если это помещение, которое вообще не предназначено для проживания, разрушенное здание, в котором обитают бомжики, для них – это самое лучшее жилище, которое может быть, с учетом того, что там еще частично крыша даже сохранилась и над ними не капает – вообще все отлично! Но мы должны учитывать не только субъективное восприятие потерпевшими, что для них это жилище, но и восприятие самим виновным лицом, которое проникает в это строение. Он не представляет, что оно является жилищем для кого-бы то ни было. И поэтому здесь признать жилище такого рода полуразрушенное строение, несмотря на то, что там проживают люди, не можем. Точно так же, как и коробку из-под холодильника, если бомж проживает там.

Помещение и хранилище. Если жилище в первую очередь связывается с тем, что там находятся люди и эти люди там находятся на постоянном основании в связи с тем, что они здесь живут. Это ключевой момент, который мы должны определить для того, чтобы признавать или не признавать то или иное помещение жилищем. Что касается помещения и хранилища, то здесь критерии несколько иные. Помещение предполагает, что это строение или сооружение, которое предназначено для временного нахождения людей и размещения материальных ценностей для производственных или иных служебных целей. Это помещение, где находятся и люди, и материальные ценности и объединены они там  для того, чтобы выполнять какую-то функцию конкретную. Мы с вами и наши столы, за которыми мы сидим, поэтому вся территория университета – это есть помещение. Объединяет людей, которые сюда приходят, кто зачем, я лично профессиональные функции выполняю, а у вас иногда по-разному бывает. Здание – это внешняя характеристика, а помещение – внутренняя характеристика, это то, что внутри. Поэтому здание может быть и жилищем и помещением, и хранилищем, и может сочетать в себе несколько. Если это здание 15-ти этажный дом, то, начиная со второго этажа по 15 там жилище, а на первом этаже – магазины и это помещение, а с обратной стороны – склад и это хранилище. Про помещение мы с вами разобрались. Люди и материальные ценности объединяются для выполнения определенных целей

Хранилище предполагает собой хозяйственное помещение, которое обособлено от жилых построек. Этоне часть жилой постройки, кладовка в квартире, потому что кладовка в квартире – это часть жилища, а нечто обособленное. Это могут быть участки территории, это могут быть трубопроводы, это могут быть любые другие сооружения, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей. Для жилища основная цель – чтобы там люди находились, для помещения – люди и материальные ценности временно, для выполнения определенных функций, для хранилища – постоянно находятся материальные ценности, оно предназначено для того, чтобы они там хранились, поэтому оно и хранилище. Что означает необходимость восприятия постоянного или временного хранения материальных ценностей? Это значит, что даже если мы ведем речь об обособленном участке территории на дачном участке, в том правом углу, где нет никаких грядок и деревьев, там обычно складываем урожай. Это вряд ли хранилище, потому что оно никоим образом не приспособлено специально для хранения материальных ценностей. А вот если у нас там корзина закрытая сеткой и на ней висит замок, то тогда это хранилище, потому что Собственник предпринял какие-то действия, необходимые для того, чтобы обеспечить сохранность этих материальных ценностей. Поэтому, предназначенное для постоянного или временного хранения означает не только функциональное назначение, но и то, что собственник тем или иным образом осуществил действия, направленные на сохранность, на обеспечение безопасности хранения этих материальных ценностей. Поучается хранилище в банке – это помещение, а не хранилище? Хранилище в банке – это хранилище. Хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, там же и операции некоторые, это нежилые помещения... Если речь идет о помещении и хранилище, то на одной и той же территории они могут различаться: в магазине – торговый зал – это помещение, склад – это хранилище, несмотря на то, что они в одном пространстве находятся. А вот применительно к жилищу и хранилищу такого разграничения нет. Если хранилище внутри жилища, значит, мы говорим о проникновении в жилище в целом. Поэтому, хранилище предполагает обособление от жилых построек. Это совершенно очевидно связано с различием в квалификации: проникновение в жилище является более общественно опасным, применительно к краже, применительно к грабежу и разбою – особого значения не имеет. Поэтому, если мы говорим про кражу, то, что предназначено для сохранности материальных ценностей внутри жилища рассматривать как хранилище, то у нас получится так: вошел в квартиру, изъял со стола – это проникновение в жилище – ч. 3, а зашел в квартиру, вскрыл сейф – то это проникновение в хранилище – ч. 2, не логично. Поэтому таким образом и рассматривается: если мы говорим о хранилище, то оно отдельное от жилого помещения. Что касается различия помещения и хранилища – то внутри помещения вполне может находиться и хранилище. Если речь идет о торговом зале, хранилище – это не обязательно некое хозяйственное помещение в целом, это могут быть иные сооружения, некие предметы, например, кассовый аппарат, тот ящик, который предназначен для хранения денег в кассовом аппарате – это хранилище, несмотря на то, что оно явно не соответствует хозяйственному помещению по габаритам. Опять же связано с тем, что проникновение в помещение, в магазин может быть законным – вошли в торговый зал, имея право свободного доступа, потому что магазин самообслуживания, походили по торговому залу, с полки взяли чего-нибудь ценненькое для того, чтобы у нас было хищение, достаточное для уголовно-правовой квалификации – колбасу дорогую, палку на полторы тысячи рублей. Будет у нас кража уголовно-наказуемая, но кражи с проникновением у нас не будет, потому что в торговый зал доступ открыт. Зашел в торговый зал, заглянул за прилавок и из кассы достал денежные средства. Проникновения в помещения нет, а проникновение в хранилище есть. Если ночью вошел, сделал тоже самое? А если ночью зашел, то уже на этапе, когда он зашел в торговый зал и оттуда палку колбасы забрал – есть проникновение в помещение. а потом – проникновение в хранилище. Тогда применительно к одному – проникновение в помещение, применительно к другому – проникновение в хранилище. Завершая историю с проникновением, обращу ваше внимание на то, что раз мы вменяем признак проникновения, которое образует способ совершения преступления, лицо, которое этот способ реализовывало, даже если больше ничего не делало, помогало вскрыть двери или сейф – этого будет вполне достаточно для того, чтобы признать его соисполнителем, вне зависимости оттого, досталось ему имущество из этого сейфа или квартиры или нет. Вопросы еще есть с помещением и хранилищем. Если вопросов нет, значит, двигаемся дальше.

П. «в» ч. 2 ст. 158 УК – кража, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину. Признак с причинением значительного ущерба гражданину. Мы этот признак уже рассматривали, когда говорили о видах хищения, тем не менее, пару слов имеет смысл еще сказать. Чем отличается признак значительного ущерба гражданина от других стоимостных характеристик, которые квалифицируют хищение?В отличие от крупного и особо крупного размера признак значительного ущерба предполагает не установление достижения определенного стоимостного порога объема похищенного имущества, а учет и второй составляющей – признак является конкретно оценочным, есть конкретная нижняя граница, ниже которой ни при каких условиях мы не можем признать хищение с причинением значительного ущерба, ниже 2500 рублей стоимость похищенного составляет. Кактолько стоимость похищенного достигла 2500 рублей, мы можем говорить о том, что есть основания про этот признак подумать, но думать про этот признак с учетом материального положения лица, у которого имущество было изъято. Что учитываем? Будет учитываться доход, наличие имущества, наличие иждивенцев, значимость этого имущества для данного лица. Если это препарат или какой-то аппарат, который позволяет осуществлять помощь медицинского характера, ингалятор, например, дома стоит, полноценный ингалятор. У лица бронхиальная астма, ему регулярно необходимо этот аппарат использовать. С учетом того, что его заработная плата позволила ему один единственный раз в жизни купить этот ингалятор и стоит он пусть даже 2 600, стоимостной порог мы чуть-чуть превысили, в данной конкретной ситуации мы можем признать, что был причинен значительный ущерб гражданину. А если 2 490? А если 2 490, к сожалению, не можем, по одной простой причине, что этот признак, если мы говорим о признаке крупного и особо крупного размера, то он достаточно очевиден для лиц, которые совершают изъятие. А вот признак значительного ущерба, если мы вообще стоимостной порог уберем, а это так и было до определенного промежутка времени, до 2002 года, стоимостного порога у нас не было для этого признака. У нас получалось так, что лицо похищает имущество на сумму 100 рублей и по сути совершает мелкое хищение и его умыслом охватывается мелкое хищение, он считает, что не может своими действиями причинить значительный ущерб. А потерпевший говорит: для меня это настолько ценно, я эту ручку купил за 100 рублей, никогда в жизни такую ручку себе позволить не смогу, поэтому, будь любезен считай, что ты причинил мне значительный ущерб. У нас возникает коллизия, что у нас может быть размер хищения на уровне мелкого, а квалифицирующий признак искусственно создается, поэтому мы должны давать шанс лицу, которое совершает хищение, чтобы он умыслом охватывал возможность причинения значительного ущерба. Чем выше этот стоимостной порог, тем больше шансов признать значительный ущерб. Понятно, что если мы говорим про 2 600, в крайне редких случаях это можно признать значительным ущербом. Если мы говорим про 240 000 рублей и на 10 000 не дотягивает до крупного размера, то это с большей вероятностью признают значительным ущербом вне зависимости оттого, какой доход у потерпевшего. В некоторых случаях мы можем у потерпевшего спросить: 240 000 рублей, при том, что у вас 1 500 000 рублей ежемесячно, настолько ли вам значительно? Думаю, вряд ли кто-нибудь из потерпевших скажет нет. Сначала стоимостной порог, а потом уже все вопросы к потерпевшему, оценка его имущественного положения и все остальное. Еще обратите внимание, данный признак характерен только для изъятия имущества у гражданина. Применительно к юридическим лицам, к государственному, муниципальному и прочему имуществу не может быть этот признак вменен. Если у нас изымается имущество юридического лица, то у нас либо простое хищение, либо в крупном размере, промежуточного варианта нет.

П. «г» ч. 2 ст. 158 УК – кража, совершенная из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем. Признак появился тоже не сразу в уголовном законодательстве, появился он вполне обоснованно. То, что я студентам первого потока рассказывала про криминологическую обоснованность введения того или иного положения уголовного закона, в данном случае как раз абсолютно имеет место быть. Признак введен в связи с тем, что несмотря на то, что это остается по-прежнему кражей – тайным хищением, тем не менее, если это одежда, которая на потерпевших, имущество, которое при потерпевших –преступная квалификация лица, которое осуществляет изъятие должна быть более высокой. Степень общественной опасности такого деяния более высока, нежели если он зашел в пустое помещение и изъял оттуда имущество, при этом доступ впомещение был для него открыт. Вытащить из кармана – надо постараться, а это значит, с одной стороны, есть повышенная преступная квалификация, с другой стороны есть определенная повышенная дерзость у данного лица, которое не боится непосредственного контакта с потерпевшим. Этот признак предполагает, что имущество находится при потерпевшем,не обязательно находится у него в руках. Моя сумка стоит рядом со мной, это тоже имущество, которое находится при мне. Потерпевшее лицо должно иметь это имущество в сфере своего влияния, контроля: это может быть плащ, который висит на спинке стула, сумка, которая висит на спинке стула, сумка, которая стоит рядом со столом. Этот признак исключается тогда, когда потерпевший не может осуществлять господство в силу разных обстоятельств: когда не находится при нем близко. Но еще одна ситуация, которая выработана практикой: когда потерпевший по иной причине не может осуществлять контроль за своей вещь, потому что потерпевшего нет, умер. Это к чему я рассказываю? Бывают ситуации, когда завладение имуществом происходит после того, как была причинена смерть лицу при отсутствии намерения изъять имущество до момента причинения смерти: подрались, поспорили, побили друг друга, один другого побил до такой степени, что причинил ему смерть. Он стоит над трупом этого потерпевшего, а у него из кармана телефон дорогой торчит. А почему бы не изъять, раз уж я его... И изымает из кармана. В данном случае формально мы можем говорить о том, что произошло изъятие из одежды потерпевшего, но юридически потерпевшего уже нет, у нас нет объекта повышенной охраны, не смотря на то, что это преступление не является двуобъектынм, но потенциально мы говорим, что контакт с потерпевшим имеет место. А здесь потерпевшего уже нет. Никакой ловкости рук, никакой повышенной квалификации не требуется для того, чтобы у трупа из кармана изъять имущество. И мы этот признак вменять не будем. Это конкретные уголовные дела, которые были рассмотрены в судах первой инстанции, правильно или неправильно, несколько таких дел в практике ВС и ВС поддержал идею о том, что причинение значительного ущерба в этой ситуации мы установить можем, а применение из одежды, сумки или другой ручной клади – не можем, не смотря на то, что потерпевшего и в том, и в другом случае нет. Причинение значительного ущерба, там не написано потершему там написано гражданину. Это значит. Что наследникам тоже может быть причинен имущественный ущерб. Да, наследники появятся через 6 месяцев, после того, как потерпевший умер, нонаследственное право собственности имеет обратную силу в этой ситуации и собственником он будет считаться в течение того периода времени, когда он еще не вступил в наследство, поэтому ему причинен ущерб, ему не хватило в наследственной массе этого телефона. И поэтому признак причинения значительного ущерба вменен может быть и когда изъятие осуществляется у трупа. А вот признак п. «г» вменен быть не может, потому что там несколько иная характеристика, которая позволила этот признак выделить. С этим разобрались? Если вещь висит в гардеробе? Если вещь висит в гардеробе, то это не будет изъятием из одежды при потерпевшем, но если это гардероб, в который доступ закрыт – это будет изъятие из помещения. Так, двигаемся дальше. А если это гардероб закрытый, в котором нет гардеробщика и он специально предназначен для хранения вещей, значит, это будет хранилище. Ящичек в спортзале.

П. «б» ч. 3 ст. 158 УК – кража, совершенная из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода. Незаконное проникновение мы с вами разобрали. Нефтепроводы и газопроводы, нефтепродукты – тут особой проблемы не возникнет. Представляете себе что это такое, да?И изъятие имущества осуществляется за счет того, что осуществляется незаконная врезка и сливается нефть, выкачивается газ и все то, что по этим нефте-газопроводам перемещается. С учетом того, что мы вряд ли можем определить какой-нибудь другой квалифицирующий признак, например, принадлежность этого имущества, потому что кому принадлежит газ на этом этапе еще не всегда понятно. Газ ушел от поставляющей компании и не дошел до потребителя – на этом этапе он кому принадлежит? Не очень понятно. Вопрос из аудитории, не слышно. Это зависит от того, что прописано в договоре. А если в договоре прописано, что ответственность кто несет за это имущество? При этом она уже собственником не является. Проблематика есть большая, но для того, чтобы эту проблематику несколько снять и общественную опасность более высокую для этих ситуаций отметить, как раз этот признак был введен.

П. «в» ч. 3 ст. 158 УК – кража, совершенная в крупном размере. Про крупный размер мы детально разговаривать не будем, все есть в примечании. Достиг стоимостного порога в 250 000 рублей, свыше 250 тыс. и до 1 млн. – это крупный размер. Единственный момент, на который я обращу ваше внимание, применительно к признаку крупного размера и признаку особо крупного размера, который ч. 4 ст. 158 предусмотрены – это особенности совершения преступления в группе. Если имущество изымается группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, то размер похищенного мы определяем, суммируя всё то, что напохищалось каждым из участников группы. Один в одной комнате изымает имущество на 20 тыс. рублей, второй изымает имущество в другой комнате на 100 тыс. рублей и третий еще на 130 тыс. рублей изъял имущества, итого получилось 250 с копеечкой. Сложив все – мы получаем крупный размер. В данном случае мы должны установить умысел на то, чтобы имущество было похищено либо в определенном размере, либо наоборот, размер не является конкретно определенным: все, что найдем – все наше. По фактически причиненному ущербу мы будем квалифицировать деяние. Если же речь идет о том, что группа лиц по предварительному сговору договорилась на совершение преступления имея ввиду конкретную стоимостную характеристику: забираем ценные вещи, золотые украшения и на этом все, потому что специализируемся мы исключительно на этом. Зашли, изъяли, а один нашел еще что-то такое более ценное и изъял самостоятельно, не оповестив всех окружающих. И в сложении с теми ценностями, которые они изъяли вместе эта ценность, которую забрал он – с алмазами пакетик, они только на золоте специализировались, им никакие драгоценные камни были не нужны, или на серебре на столовом, не очень дорогом при этом. Они хотели тысяч на 30-50 имущества изъять. Изъяли, а он там еще пакетик с алмазами прихватил, никому об этом не сказал. Распространять на всю группу этот размер хищения мы не будем, вся группа будет нести ответственность за фактически совершенное, в рамках серебряных столовых приборов. А вот этот товарищ со своими алмазиками, его действия будут квалифицироваться в зависимости оттого, насколько эти алмазики потянут, скорее всего на ч. 4. Получается: алмазики, плюс то, что остальные изъяли? Конечно! Еще, применительно к хищению в определенном размере, еще один момент, который нужно отметить, вопрос о продолжаемом преступлении. Когда умысел единый, цель – достичь определенного размера, способ – идентичный, источник один. Каждый день из кассы достает по 3 000 рублей, потому что 253 000 она сразу достать не может. Если она каждый день по 3 000 рублей достает – это не будет определенное количество раз хищение по ч. 1 или по ч. 2. Это будет хищение в крупном размере, потому что мы охватываем общим умыслом и всю сумму, которую она насобирала мы ей вменяем. Если на насобирала, но планировала, ей через 2 месяца отдаватькредит в банке 253 000 руб., вот она каждый день по 3 000 рублей тащит, потому чтобы через 2 месяца эти 253 тыс. у нее были. Черезмесяц её деятельность пресекают. В этой ситуации мы говорим, о том, что это покушение на хищение в крупном размере, а не хищение в том фактическом размере, который она уже насобирала. Это понятно? Всем понятно или потом Надежда Ивановна мне опять будет рассказывать, что кто-то чего-то не то квалифицирует?.

П. «а» ч. 4 ст. 158 УК – кража, совершенная организованной группой.Организованную группу рассматриваем – ч. 4 п. «а» пару слов скажем на эту тему. Организованная группа. Все признаки, которые в ст. 35 для этого предусмотрены распространяются и на совершение преступления организованными группами любой формы хищения. Обращаю ваше внимание, что в ситуациях, когда мы говорим об организованной группе, вне зависимости оттого, кто какие функции выполнял, они все признаются соисполнителями. Все, что охватывалось умыслом этой группы, все, что охватывалось умыслом организатора вменяется организатору. Все, что фактически насовершала группа вменяется всем им как соисполнителям.


Дата добавления: 2018-05-12; просмотров: 192; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!