Компетенция субъектов в вопросе урегулирования статуса городского округа с внутригородским делением



Мы уже обратили внимание на то, что, с одной стороны, изначально регулирование субъектов в сфере МСУ было достаточно скромным, сводилось к тому, чтобы применить правила, установленные федеральным законом, и издать иные законы, устанавливающие границы и наименования МО в соответствующих субъектах. Так и произошло оформление законами субъектов и наделение статусами МО.

Затем с мая 2014 года мы видим, что появляются достаточно широкие полномочия у субъектов РФ:

1) по установлению самого порядка изменения статуса городского округа в связи с наделением его статусом городского округа с внутригородским делением

2) право установить критерии для такого деления: при каких условиях мы можем говорить о том, что городской округ должен быть разделен на самостоятельные внутригородские районы, имеющие статус МО, а когда такое деление не будет сопровождаться приданием таким структурным частям города самостоятельного статуса МО.

Можно догадаться, что такая широкая регулятивная компетенция субъекта РФ вызвала не мало вопросов. Вопрос связан с тем можно ли говорить здесь о единообразном подходе и не нарушается ли принцип правовой определенности, поскольку субъекты РФ, по сути говоря, отсутствуют здесь, определяют в законе ориентиры, по которым он может решить вопрос о том делиться ему на районы как МО или оставаться в прежних рамках, когда город крупный делится на районы, но эти районы не становятся МО.

Практика сейчас достаточно противоречивая и вызывает много вопросов у граждан в том числе и МО, городов, которые спрашивают: почему субъект в каких-то случаях наделяет статусом МО районы, а в каких-то – нет? Это был один из вопросов, направленных в КС в качестве жалобы. Но жалобы не была принята, так как суд посчитал ее недопустимой (посчитал, что права подателя жалобы не затронуты).

Вопросы правового регулирования в сфере МСУ на уровне субъектов РФ Ò В сфере территориальной организации МСУ: Ò оформление законами субъектов РФ наделения муниципальных образований (МО) статусом, установления и изменения их границ и наименований, а также оформление их преобразования, создания, упразднения (ч.2 ст.10, ч.2 ст.11, ч.1 ст.12, ч.2 ст.13 ФЗ 131); ! + Регулирование изменения статуса ГО в связи с наделением его статусом ГО с ВГД (ч.7.1 ст.13 ФЗ 131 в ред. ФЗ №136 от 27.05.2014) ! + Установление законом субъекта РФ критериев для деления ГО с ВГД на ВГР (ст.2 ч.1 ФЗ №131 в ред. ФЗ №136 от 27.05.2014)

Учет мнения населения при изменении границ МО

Иные вопросы, связанные с регулированием на уровне субъекта, затрагивают вопрос учета мнения населения при изменении границ МО.

Если даже проанализировать подробно сам закон, проанализировать в буквальном смысле те нормы, которые там приведены, то мы не найдем прямых отсылок к такой компетенции субъектов. Но этот смысл был выявлен Конституционным судом. В частности, из ст. 12 ч. 4 ФЗ № 131.

Напрямую там, конечно, такого положения мы не найдем, однако, суд посчитал, что субъекты РФ должны привлекать население и обязательно выявлять мнение населения непосредственно, через форму прямой демократии в том числе, например, опросы, в том случае, если федеральный закон устанавливает порядок учета мнения населения через решения представительного органа.

«Согласие населения или учет мнения населения осуществляется путем принятия решения представительным органом или через решение представительного органа» – это формула будет нам в законе встречаться постоянно. Эта формула вызывает немало вопросов: вроде бы мы учитываем мнение населения, но почему-то в решении представительного органа.

Чтобы сгладить это противоречие КС попробовал перекинуть «мост» и сказал, что такая формулировка не означает, что позиция представительного органа берется просто из каких-то соображений депутатов, а представительный орган и администрация должны выявить мнение населения, прежде чем они будут это решение принимать. Но вот как они будут его выявлять – это должен решать субъект.

 Значит, получается, что порядок учета мнения населения при изменении границ и принятии решения представительным органом о согласии или несогласии на территориальное изменение должно основываться на выявленном мнении населения, а как будет оно выявляться – регулирует субъект.

Почему здесь «?» в презентации стоит – потому что это условие не прямо предусмотрено законом, а выведено КС путем толкования норм 131-ФЗ. По сути говоря это компетенция, которая не законом предусмотрена, а Конституционным судом. Тут есть момент, когда мы видим, что суд выступает в качестве правотворца.

 

Ò установление порядка учета мнения населения при изменении границ МО (ч.4 ст.12 ФЗ №131 в конституционном истолковании КС РФ, Определение №214-О-П от 6.03.2008) ?

 

В отношении городских округов все совсем иначе. Тут есть прямая норма о том, что порядок учета мнения должен определяться законом субъекта.

 

! + Регулирование порядка учета мнения населения ГО при наделении его статусом ГО с ВГД (ч.7.1 ст.13 ФЗ 131 в ред. ФЗ №136 от 27.05.2014) Ò законы о порядке осуществления муниципально-территориальных преобразований в связи с изменением границ между субъектами РФ (ч.3 ст.10 ФЗ №131)

Гриценко хочет нам показать насколько современное регулирование пытается привлекать законодательство субъектов в регулирование МО, но очень фрагментарно, только в отношении ГО с ВГД. Все остальные виды МО остаются в старом режиме. Эта диспропорция вызывает вопрос: откуда такая разница?

Если уж мы хотим привлекать субъект РФ и считаем, что особенности географические, исторические, национальные, экономические и т.д. должны быть учтены через регулирование субъекта, то почему это не касается вообще всего муниципального устройства, а только ГО с ВГД.

 


Дата добавления: 2018-04-05; просмотров: 60; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ