Тема в когнитивной психологии 8 страница



Дело в том, что существует целый ряд других форм проявления психики, которые психология выделила и включила в круг своего рассмотрения. Среди них — фак­ты поведения, неосознаваемые психичес­кие процессы, психосоматические явления, наконец, творения человеческих рук и ра­зума, т. е. продукты материальной и ду­ховной культуры. Во всех этих фактах, явлениях, продуктах психика проявляет­ся, обнаруживает свои свойства и поэто­му через них может изучаться. Однако к этим выводам психология пришла не сразу, а в ходе острых дискуссий и драма­тических трансформаций представлений о ее предмете.

В нескольких последующих лекциях мы подробно рассмотрим, как в процессе развития психологии расширялся круг изучаемых ею феноменов. Этот анализ по­может нам освоить целый ряд основных понятий психологической науки и сос­тавить представление о некоторых ее ос­новных проблемах. Сейчас же в порядке подведения итога зафиксируем важное для нашего дальнейшего движения раз­личие между психическими явлениями и психологическими фактами. Под пси­хическими явлениями понимаются субъ­ективные переживания или элементы внутреннего опыта субъекта. Под психо­логическими фактами подразумевается го­раздо более широкий круг проявлений психики, в том числе их объективные формы (в виде актов поведения, телесных процессов, продуктов деятельности людей, социально-культурных явлений), которые используются психологией для изучения психики — ее свойств, функций, законо­мерностей.


39


В.А.Иванников

[ОТРАСЛИ ПСИХОЛОГИИ]1

[Предмет и задачи общей психологии]

Сегодня психология участвует не толь­ко в решении научных задач, но и в реаль­ной жизни, помогая развиваться конк­ретным коллективам, семье, отдельному человеку.

При выделении психологии как от­дельной науки никто не думал о разделе­нии ее на отдельные отрасли, связанные с различными сферами жизни человека. Психология была единой наукой, изучав­шей все проявления психики человека и животных, поэтому при выделении при­кладных отраслей традиционный раздел психологии получил название общей пси­хологии.

Что изучает общая психология?

Человек думает, говорит — он обладает речью и мышлением; человек вспоминает просмотренный кинофильм, мечтает об от­пуске. Это возможно благодаря памяти и воображению. Жизнь любого из нас напол­нена волнениями о разных событиях, ко­торые радуют или огорчают, т.е. вызыва­ют определенные чувства. Ежедневно мы стремимся к чему-либо, проявляя волю и настойчивость в достижении малых и боль­ших целей.

Человеческие ощущения, восприятие, внимание, память, мышление, речь, вообра­жение, чувства, воля — все это отдельные стороны нашей психики, или психические процессы.


Каждый из нас отличается личными ус­тойчивыми особенностями, более или ме­нее постоянными качествами. Один любит рыбную ловлю, другой — заядлый коллек­ционер, у третьего — “божий дар” музы­канта. Стало быть, у нас разные интересы, разные способности. И вообще мы все очень разные. Один веселый, другой спокойный, третий вспыльчивый. Интересы, способно­сти, темперамент, характер — это психи­ческие свойства человека.

Но наличие устойчивых психических свойств не означает, что человек постоянно пребывает в одном и том же состоянии. Порой мы бываем угрюмы, раздражитель­ны, тревожны, порой — веселы, общитель­ны, а иногда испытываем мучительный разлад с собой. Это — психические состоя­ния.

Все эти процессы, состояния, свойства личности, связанные в один тугой узел, и составляют наш внутренний мир, нашу ду­шевную жизнь, т. е. психику. А наука, изу­чающая психику человека, общие законо­мерности психической деятельности, — это и есть общая психология. И еще, выделе­ние отраслей этой науки в другие, само­стоятельные области — это, с одной сто­роны, требование жизни, а с другой — показатель зрелости психологии. Показа­тель того, что она приобрела способность решать задачи многих областей жизни. Это прорыв психологии в практику.

За сто лет, прошедших со времени со­здания первой лаборатории эксперимен­тальной психологии, были разгаданы мно­гие тайны мышления, внимания, памяти и других психических процессов. Открыва­лись новые факты, которые не могли быть доступны простому наблюдению. Так, на­пример, ученые выяснили, что построение образа предметов является активной ра­ботой всего организма, начиная от двига­тельной активности органа восприятия до общей физической активности человека. Казалось бы, чтобы увидеть предмет, дос­таточно перевести на него взгляд. Но ка­кую работу проделывают при этом наши глаза! Попробуйте во время фотосъемки по­трясти свой аппарат — вместо четкой фо­тографии вы получите смазанное изобра­жение. А вот глаз практически никогда не находится в покое, он постоянно дви-


40


жется (эти движения очень малы и пото-му незаметны), однако без помех воспри­нимает движущиеся предметы. Более того, такое состояние глаз, как оказалось, есть необходимейшее условие нормального вос­приятия предметов. Остановить глаз не-возможно, он постоянно либо совершает небольшие скачки в разные стороны, либо медленно “дрейфует”. Чтобы видеть, глаз должен постоянно двигаться, “ощупывая” предметы и выискивая наиболее характер­ные признаки объектов, по которым те опознаются.

Интересные и неожиданные результа-ты были получены при исследовании па-мяти. Очень многие жалуются на свою память. Если человеку показать тридцать слов или цифр, то из них он обычно запо-минает с первого раза пять—семь, в иных случаях — семь—девять. Но оказалось, что помним мы гораздо больше, только быст­ро забываем. Если эти тридцать слов рас­положить таблицей, т. е. в виде пяти строк, каждая из которых включает шесть слов, и, показывая на короткое время, попросить запомнить слова каждой строки, то резуль-таты не меняются, однако если сразу после того как изображение исчезает, указать, какую строчку надо воспроизвести, испы-туемый почти без ошибок делает это. Зна-чит, какое-то время испытуемый помнит почти все. А потом этот материал не от­кладывается в памяти, с тем чтобы его можно было бы извлечь в нужное время. Обычно мы запоминаем не все, что видели или слышали, а то, что надо для дела. Мно-го усилий уделяют психологи изучению человеческого мышления. В обыденной речи мышлением называют самые различ­ные психические явления. Мы говорим: “Я думаю о своем сыне”, “Я думаю о лет­нем отдыхе”. Но чаще всего это не мысли, а воспоминания, образы воображения, меч­ты. Мысль — всегда решение какой-либо новой задачи, анализ ее условий, выбор путей, которые могут привести к нужному результату, и их опробование. И в повсед­невной жизни подлинное мышление — не такое уж частое событие. Большую часть своих поступков мы совершаем не заду-мываясь, по привычному шаблону.

Попробуйте решить вот такую задачу: из емкости, вмещающей 15 литров воды, надо отлить ровно 3 литра, но вам дали всего две мерки — 8 и 5 литров. Вы без


труда решаете такую задачу: надо внача-ле взять из емкости 8 литров, а затем из них отлить 5 и останется нужных 3 лит­ра. Решите еще несколько таких задач:

Емкость  Мерки   Надо получить

1. 12 л    6и2л            4л

2. 16 л    9и3л            6л

3. 10л   7и4л           3л

4. 8л      4и2л          2л

Если вы задачи № 3 и 4 решили тем же способом, что и две первые задачи, то вы, действуя привычно, не заметили, что есть более простой способ их решения: № 3 — 10—7 = 3, № 4 — от 8 сразу от­нять искомых 2 литра. Это следствие сформировавшейся установки на способ решения аналогичных задач.

Каковы законы движения мысли? Как перед человеком возникает мыслительная задача, каким образом отыскиваются спо-собы ее решения, от чего зависит успеш-ность решения? Все эти и многие другие вопросы служат предметом изучения пси­хологов. Результаты, полученные в психо-логических исследованиях мышления, не только помогают понять движение чело-веческой мысли, но имеют важное значение при создании “думающих” машин, воспро-изводящих некоторые стороны мыслитель-ной деятельности человека.

В настоящее время одна из централь-ных проблем — разработка психологии личности, поиск ответа на вопросы о том, что представляет собой личность, чем она определяется: какое значение имеют врож-денные биологические особенности чело-века и какое — социальные условия жиз-ни, в которых складывается личность. Идет интенсивное изучение внутренних побудительных сил поведения, деятельно-сти человека — его потребностей, интере-сов, убеждений, установок и причин, их определяющих. Для дальнейшего разви­тия нашего общества первостепенное зна-чение имеет ясное понимание того, что та-кое всесторонне развитая, гармоническая личность, в чем состоит своеобразие спо-собностей человека к разным видам дея­тельности, каковы условия, ведущие к их развитию и проявлению.

Но главная задача общей психологии — создание теории психики, объединяющей и объясняющей все полученные в иссле-

41


дованиях факты и закономерности. И пер­вые вопросы, которые возникают при по­строении такой теории, — вопросы о роли психики в живом мире, о тех функциях, которые она выполняет в эволюции и в жизни каждого организма, о механизмах психического отражения предметов, явле­ний, закономерностей окружающего мира. Эти вопросы общая психология решает в тесной связи с зоопсихологией и психо­физиологией.

В 20-х годах нашего века советский ученый А.Н.Северцев поставил вопрос об эволюционной роли психики. Он пришел к выводу, что приспособление высших жи­вотных с их сложной организацией к бы­стро меняющимся условиям внешней сре­ды было бы невозможно без изменения их поведения, регулируемого психикой. В работах советского психолога А.Н.Ле­онтьева были показаны необходимость и условия появления и развития психичес­кого отражения — от простейшей чув­ствительности до сложных форм челове­ческого сознания.

Психическое отражение представляет собой важнейшее звено человеческой де­ятельности, благодаря которому осуществ­ляется ориентировка в окружающем ми­ре, необходимая для того, чтобы направить практические действия на удовлетворение материальных и духовных потребностей. Человеческая психика в отличие от пси­хики животных имеет общественно-исто­рическую природу: она складывалась и совершенствовалась в ходе развития об­щества, в результате усвоения каждым но­вым поколением опыта предшествующих поколений.

В понимании психики большую роль играет изучение ее мозговых механизмов. Так, например, исследование процессов, про­исходящих в мозгу при воздействии внеш­них раздражителей, позволило понять, почему каждый новый раздражитель (сти­мул) выделяется на фоне других, воспри­нимается ясно и четко. Если при этом регистрировать физиологические реакции человека, то можно проследить, скажем, су­жение сосудов руки и расширение сосудов головы, движения глаз и головы в направ­лении к месту раздражителя, при этом отмечаются также изменения электро­физиологической активности мозга и дру­гие реакции, обеспечивающие наилучшие


условия восприятия данного и последую­щих раздражителей. Этот комплекс реак­ций был назван ориентировочной реак­цией.

Если стимул повторяется несколько раз, то описанные реакции на него уменьшают­ся вплоть до полного исчезновения, а сам стимул перестает обращать на себя внима­ние: либо вовсе не замечается, либо почти сливается с фоном. Были выделены нейро­ны, которые меняют свою активность по мере повторения стимула. Одни нейроны (их назвали нейронами новизны) вначале отвечают на новый стимул усилением сво­ей активности, но по мере повторения сти­мула их активность уменьшается, а потом и вовсе исчезает. Другие (нейроны привы­кания) при появлении нового стимула тор­мозят активность, а по мере повторения постепенно восстанавливают ее до прежнего уровня. Команды от этих нейронов посту­пают в соответствующие центры, выклю­чая один и возбуждая другой. В результа­те одни реакции прекращаются (например, текущая деятельность), а другие появляют­ся (сужение или расширение сосудов, изме­нение чувствительности органов чувств и т.д.). При повторении раздражителя ней­роны новизны и привыкания меняют свою активность и ориентировочная реакция угасает.

Закономерности возникновения и уга­сания ориентировочных реакций, установ­ленные психофизиологией, дают возмож­ность объяснить многие факты внимания и восприятия, их учет оказывается необ­ходимым для выявления оптимальных условий функционирования психических процессов.

Все прикладные отрасли психологии, решая свои собственные теоретические и практические задачи, обогащают общую психологию новыми фактами и идеями, на основе которых разрабатывается общая те­ория — фундамент всех отраслей психоло­гии. У общей психологии, как и у других областей психологического знания, имеется хорошая возможность для своего дальней­шего развития.

Что же дает общая психология любо­му из нас? Чем вооружает родителей как воспитателей и учителей собственных де­тей?

Общая психология помогает объяснить различные типичные явления психики,


42


помогает устанавливать причины психи­ческих явлений. Психологические знания о свойствах памяти, ощущениях, представ­лениях, чувствах, волевых качествах и т.п. позволят современным родителям уви­деть индивидуальные особенности своих детей, обнаружить у них зарождение но­вых, очень важных для будущего качеств, новых чувств, новых черт воли и фор­мирующегося характера. Информирован­ность в вопросах психологии удержит от ошибок в воспитании, проистекающих из упрощенных житейских представлений о психических явлениях. Знание общей пси­хологии крайне важно для самосознания и самовоспитания.

Психология и медицина

Вторая половина XX века характерна ускорением ритма жизни. Невиданные ранее скорости передвижений, поток ин­формации, вызывающий бурные эмоции при невозможности повлиять на ход собы­тий, увеличение числа конфликтов на ра­боте, дома, в службах быта, распростране­ние профессий, требующих постоянного эмоционального напряжения, — все это способствовало быстрому росту сердечно­сосудистых и душевных заболеваний, травм мозга, связанных с техническими авариями. В диагностике и лечении ду­шевных заболеваний психологи приняли участие с момента организации первых клиник для душевнобольных. Но постепен­но стала выявляться также существенная роль психологии при сосудистых и онко­логических заболеваниях (в том числе при опухолях мозга), при черепно-мозговых травмах и других так называемых сома­тических болезнях.

Значительная часть сосудистых забо­леваний, травм и опухолей приводит к по­ражению различных участков головного мозга. При этом нарушается нормальное осуществление различных психических функций и для уточнения места пораже­ния мозга и, главное, для восстановления нарушенных психических функций нужен психолог.

При инфарктах, онкологических и дру­гих соматических заболеваниях течение болезни и выздоровление больного во мно­гом зависит от реакции больного на за­болевание, от его душевного состояния.


Одни впадают в панику, не соответствую­щую тяжести заболевания, и становятся инвалидами, хотя по своему состоянию мог­ли бы жить почти нормальной жизнью. Другие, напротив, не понимая тяжести сво­его состояния, ведут неправильный образ жизни, усугубляя свою болезнь. И в том, и в другом случае требуется вмешательство психолога, создающего правильное отноше­ние больного к своему заболеванию, форми­рующего вместе с врачом хорошее настрое­ние и желание скорейшего выздоровления.

Первые медицинские клиники, в кото­рые пришел психолог (или в которых вра­чам пришлось заниматься психологией), были клиниками нервных и душевных заболеваний. Если задача врача — поста­вить диагноз и подобрать лечебные сред­ства, то цель психолога в клинике — вы­яснить нарушения психики больного. Выявляется реакция больного на заболе­вание, идет поиск компенсации возни­кающих психических отклонений, врачу даются рекомендации о путях нормализа­ции психических процессов при выздоров­лении. Принимает участие психолог так­же и в психотерапевтическом лечении.

Нарушения психических процессов, приводящие человека в клинику, не все­гда видны не только окружающим, но и самому больному (или видны всем, кроме больного). Попадая к врачу, больные обыч­но жалуются на быструю утомляемость, затруднения в работе, на плохое внима­ние, память и плохую сообразительность (пациентов с такими жалобами примерно 50% от всех поступивших в клинику, при­чем большинство жалуется на ухудшение памяти и внимания). Вторая группа жа­лоб включает изменение характера, повы­шенную раздражительность, снижение ин­тереса ко всему, подавленное настроение. Встречаются больные, которые жалуются только на бессонницу, головные боли и боли в других органах. Есть и такие, которые ни на что не жалуются, а объек­тивные обследования нередко выявляют значительные расстройства психики этих людей. И при этом оказывается, что ча­сто нарушено не то, на что жалуется боль­ной. Дело в том, что нарушение одной функции (памяти, внимания, мышления) обязательно сказывается на других пси­хических функциях. Еще не так давно психика представлялась набором отдель-


43


ных способностей — восприятия, памяти, мышления, эмоций и т.д. Сейчас мы уже не можем не рассматривать психику как единое целое, которое проявляется то как работа памяти, то как мыслительная дея­тельность, то как внимание в зависимос­ти от тех задач, которые в данный момент решает человек. Ведь для запоминания чего-либо необходимо это увидеть или ус­лышать, обратить на это внимание, понять и связать со своим прежним опытом, удивиться или остаться равнодушным, захотеть запомнить, реально запечатлеть и воспроизвести. Поэтому мы различаем память как способность к запечатлению событий и память как реальную челове­ческую деятельность по сохранению и вос-произведению того, что связано с жизнью человека и необходимо ему. И вот когда больной жалуется на свою память, психо-лог должен найти звено нарушения памя-ти и объяснить причину нарушения.

Это может быть первичное расстрой­ство оперативной памяти на текущие со-бытия (корсаковский синдром, был опи­сан С.С. Корсаковым при алкогольных отравлениях). При таком нарушении па-мяти больной не может вспомнить, что с ним только что было, не помнит то, что было вчера, хотя все, что было до заболева-ния, помнит хорошо.

Больные с корсаковским синдромом не узнают лечащего врача, здороваются с ним по нескольку раз в день, не помнят, наве­щали ли их сегодня родственники.

Но память может быть нарушена и при сохранной способности запечатления и воспроизведения запоминаемого материа-ла. При резко сниженной умственной работоспособности (вследствие каких-то заболеваний) больной жалуется на свою память. Объективное обследование дей­ствительно обнаруживает у него наруше­ния памяти в виде резких колебаний объема запоминаемого. Когда здоровому человеку несколько раз предлагали запом­нить по десять слов, с 4—6 раз он уверен­но воспроизводил все десять. У больных со сниженной умственной работоспособ­ностью результаты выглядят примерно так: при первом представлении десяти слов они запоминают 5—7, затем — 3—6, затем 2, 6, 3, 1, 5, 0, 1, т.е. если в норме наблюдается увеличение числа запомина-емых слов, то у больных быстро наступа-


ет истощение и результаты ухудшаются, причем особенно резко при опосредован­ном запоминании. При опосредованном запоминании человек может пользовать­ся любыми знаками, которые можно со-отнести с запоминаемыми словами. Напри-мер, испытуемый может нарисовать что-то, отложить карточку на каждое слово и т.д. Обычно такие приемы помогают за-поминанию и воспроизведению. Больные же с пониженной работоспособностью ухудшают свои результаты по сравнению с непосредственным запоминанием. Поэто-му психолог, заметив значительные ко­лебания в запоминании или подозревая снижение работоспособности, обычно пред­лагает больному задание на опосредован­ное запоминание. Значит, при снижении работоспособности мы наблюдаем на­рушение памяти, но не как первичный дефект, а как вторичное расстройство памяти при сохранной способности к запе-чатлению.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 75;