Выходит, что большинство людей опыту без памяти предпочитают память без опыта



Я вовсе не утверждаю, что мы хотим помнить все, что с нами произошло. Есть вещи, о которых мы не хотим вспоминать, более того, были бы счастливы, если бы они вообще не происходили.

 

На людскую память нельзя полагаться, на беспамятство, к сожалению, тоже.

Станислав Ежи Лец

 

По‑моему, результаты опыта говорят сами за себя. Джон Локк был недалек от истины, утверждая, что наше Я и наша память суть одно и то же.

Неожиданную поддержку Джон Локк получил со стороны пожарных. Оказывается, первое, что люди стремятся вынести из горящего дома, – это альбомы с фотографиями, то есть воспоминания.

А теперь позвольте пригласить вас в кино на «дневной сеанс». Давайте поговорим о фильмах, в которых затрагиваются проблемы души и тела, памяти и Я.

 

Арнольд Шварценеггер – философ и Терминатор

Так чем же определяется наша личность? Чем отдельный человек отличается от остальных?

Теме поиска самоидентификации посвящено несколько книг моего любимого писателя‑фантаста Филипа Дика. В 1982 году режиссер Ридли Скот снял фильм «Бегущий по лезвию» с Харрисоном Фордом в главной роли. Это довольно вольная экранизация романа Ф. Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», По сюжету специальным агентам поручено выявлять андроидов. Как отличить их от людей? Есть один простой способ. Если объект не способен испытывать чувства, значит, он андроид. Так что такое человек? Набор чувств? Или воспоминаний? В этом и заключается вся сложность проблемы души и тела – нельзя соединить «взгляд изнутри» со «взглядом снаружи». Вспомните об эмоциях, которые вы способны испытывать: удивление, скуку, жалость, страх, раскаяние, печаль, отвращение, одиночество, любовь, ревность, отчаяние, счастье, надежду, ужас, стыд, гордость, волнение, злость… Где находятся все эти чувства? Мы переживаем их (не все сразу, конечно) внутри себя. Как может кто‑то другой увидеть или почувствовать то, что чувствуем мы? Самый гениальный ученый и самый блестящий нейрохирург не найдет в нашем мозгу, даже если мы разрешим ему туда заглянуть, ничего из перечисленного. «Взгляд снаружи» не дает представления «о том, что по‑настоящему важно на этом свете».

В чем состоит природа души и как она связана с телом? «Бегущий по лезвию» – это не только прекрасный научно‑фантастический фильм, это еще и глубокий религиозно‑философский трактат о смысле жизни и смерти.

«Вспомнить все», Еще один научно‑фантастический фильм, снятый в Голливуде. (Позже тот же режиссер, Пол Верховен, снимет знаменитый «Основной инстинкт» с Шэрон Стоун.) Его глубокий анализ можно найти в книге Марка Роландса «Философ на краю вселенной». Центральная тема картины – человеческая память. Главный герой, роль которого исполняет Арнольд Шварценеггер, страдает от ночных кошмаров. Ему снится один и тот же сон: он на Марсе, в компании некой сексуальной брюнетки. В реальной жизни, жизни простого работяги, он женат на совсем другой женщине (ее играет Шэрон Стоун. Из чего сразу становится ясно, что фильм научно‑фантастический. Кто же будет мечтать о брюнетке, если с ним рядом Шэрон Стоун?).

Герою Арнольда трудно различить, где кончается сон и начинается явь, какие из его воспоминаний настоящие, а какие – поддельные. Он отправляется в «турфирму», которая организует для клиентов виртуальные путешествия, вживляя им в мозг ложные воспоминания, и покупает тур на Марс. Во время операции неожиданно выясняется, что ему раньше уже стирали память. Клиенту плохо, персонал в панике. Арнольд сдирает с себя проводки и в состоянии крайнего раздражения покидает фирму. Вскоре он узнает, что Шэрон Стоун – не настоящая его жена, а агент, приставленный следить за ним. Затем он получает видеокассету, которую когда‑то послал сам себе. Оказывается, его настоящее имя Хаузер и он был секретным агентом на Марсе, управляемом бездушной корпорацией, которая держит население планеты в черном теле. Хаузер поддержал движение повстанцев, и в наказание за это ему стерли память. Интрига фильма в том, что главный герой, чья память постоянно подвергается трансформациям, вынужден сомневаться в подлинности собственного Я. Был он на Марсе или не был? События, о которых он помнит, происходили на самом деле или приснились ему?

По мнению Марка Роландса, фильм ставит три главных вопроса. Что делает нас теми, кто мы есть? Что позволяет нам отличаться от остальных? Благодаря чему сохраняется целостность нашей личности? Филип Дик, Пол Верховен и Арнольд Шварценеггер дают нам на эти вопросы один ответ. Это наша память.

Но вы, конечно, понимаете, что все далеко не так просто. И Шварценеггер вскоре изменит свое мнение. Произойдет это в фильме «Шестой день».

 

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; […] И был вечер, и было утро: день шестой.

Быт. 1:27, 31

 

Эту ленту снимал режиссер Роджер Споттисвуд. Авторы сценария – Кормак и Мэрианн Уибберли.

Краткое содержание картины таково. (Действие разворачивается в недалеком будущем.)

Жизнь Адама Гибсона (Арнольд Шварценеггер), его красавицы жены и умницы дочери светла и безоблачна. По утрам он встает, целует дочь, целует жену и идет на работу. Вечером возвращается с работы, целует дочь, а жена целует его. Так продолжается изо дня в день. Безоблачный горизонт его безмерного счастья не омрачает ни одно темное пятнышко. Но вы ведь не допускаете мысли, что Шварценеггер станет сниматься в занудном фильме, в котором нет ни драйва, ни философских озарений? Однажды Адам возвращается с работы и обнаруживает дома… себя. Как выясняется, в результате сбоя в программе клонирования людей на свет появился клон Адама – именно он и расхаживает по Адамову дому. И не просто расхаживает, а играет с его дочкой и целуется (и, наверное, не только целуется) с его женой. Но самое интересное заключается в том, что в процессе клонирования происходит пересадка клону памяти, мыслей и чувств донора. Иными словами, клон есть полная копия Адама. Они оба – Адам Гибсон. Возможно ли такое?

По Локку, между клоном и оригиналом никаких различий не существует. Марк Роланде и я думаем иначе. Так в чем же проявляются эти отличия?

Предположим, что меня, как героя Шварценеггера, клонировали. Значит ли это, что я и Хаим Клон – одно и то же лицо? Я помню, как отец привел меня в шахматный кружок, но и клон это помнит. Я помню, как радовался, когда чешская сборная стала чемпионом мира по хоккею, но и клон держит это событие у себя в памяти. Я помню, как писал книгу «Беседы о теории игр» (это была скрытая реклама), но и он помнит, что писал ее… Так в чем же, черт возьми, разница?

Разница в том, что мои воспоминания подлинные. Я действительно ходил в шахматный кружок, а он только помнит это. Я действительно был горд, когда выиграл свою первую партию, а ему только кажется, что он чувствовал гордость. Но и тут все, как обычно, непросто. Допустим, Адама убьют до того, как в его доме появится клон. Будет ли в этом случае клон отличаться от оригинала? И если да, то чем? Тем, что его воспоминания не настоящие? Но кто может об этом знать? Никто.

А что, если Адама уговорили принять участие в эксперименте клонирования во сне. Известный своим бесстрашием, он согласился, его клонировали и тут же безболезненно умертвили. Кто проснется утром в его постели?

А что, если его клонируют дважды? Кто тогда настоящий Адам? Ведь два человека не могут быть одним.

Найти ответ на эти вопросы непросто.

 

Шоу Трумана

Я думаю, вы уже соскучились по Филипу Дику. В 1959 году он написал книгу, использовав в качестве названия строку из «Гамлета»: «Распалась связь времен». В 1998 году на ее сюжет был снят чудесный фильм «Шоу Трумана» (режиссер Питер Уир), в котором тоже затрагиваются вопросы памяти, самоидентификации и различий между реальным и воображаемым миром. Главного героя фильма (его потрясающе играет Джим Керри) зовут Труман («говорящее» имя! По‑английски true man означает «настоящий человек»). В один не самый прекрасный день Труман узнает, что он герой кошмарного реалити‑шоу. Все население его родного городка Сихэвен, за исключением его самого, составляют профессиональные актеры. Вся его жизнь – одна большая мыльная опера, в которой он поневоле участвует с момента рождения. Все вокруг – поддельное. Сихэвен – одна большая декорация. И только Труман – настоящий. Осознав, в чем дело, он решается на побег.

Фильм Уира оказался пророческим. Он предсказал появление жанра реалити‑шоу и того, какую огромную (непомерно огромную) власть обретет над зрителем телевидение. Как отличить настоящую жизнь от подделки? Шоу Трумана – это не просто рассказ о всесилии телевизионных продюсеров. В картине содержатся глубокие философские и даже религиозные идеи. Не зря продюсера шоу, в котором участвует главный герой, зовут Кристоф. Некоторые критики усматривают в этом имени намек на Антихриста.

Американский психиатр Йоэль Голд столкнулся в своей практике с новым видом психоза. Его пациентв1 были убеждены в том, что их жизнь – телевизионная передача. Некоторые из них получали от этого огромное удовольствие, другие ужасно мучились. Когда 11 сентября 2001 года в здания Всемирного торгового центра врезались самолеты, один его пациент специально поехал в Нью‑Йорк, чтобы убедиться, что это не новый сюжетный ход в его реалити‑шоу. Другой пациент пытался вместе с подругой забраться на статую Свободы, намереваясь таким образом сбежать из своей «телепередачи».

Голд назвал этот вид шизофрении синдромом Трумана. Откуда нам знать, что наша жизнь настоящая? Может быть, мы всего лишь участники грандиозной межгалактической программы «Розыгрыш»? И в момент нашей смерти из‑за облака выйдет режиссер и спросит: неужели мы поверили, что все пережитое произошло с нами на самом деле?

Или вся наша жизнь просто странный сон? Мы еще поговорим на эту тему.

 

Алиса, Мейбл и таблица умножения

Но вернемся к Алисе. Вначале она не знает, как ответить на вопрос «Кто такая Алиса?», Первая ее мысль: может, она вовсе не Алиса? Может, она превратилась в Мейбл – самую глупую в классе девочку? Это предположение нуждается в проверке. Интересно отметить, что Алисе в голову не приходит, что она может быть кем‑то третьим, не Алисой и не Мейбл. Она полностью уверена в том, что если она не Алиса, то наверняка – Мейбл. Это очень распространенная логическая ошибка. Например, многие убеждены, что если коммунизм потерпел неудачу, то капитализм – замечательная и очень успешная социальная формация. Однако вполне возможно, что и коммунизм плох, и капитализм «не фонтан», а вместе с ними еще десяток‑другой социальных проектов. Ошибка Алисы того же сорта. Она ведь может не быть ни Алисой, ни Мейбл, ни королевой Викторией. Здесь нет никакого «или – или». Алиса проверяет себя на знание таблицы умножения и успокаивается. Она точно не Мейбл. Вот какая у нее получается таблица.

 

5x4=12

6x4=13

7x4=14

·

·

·

12x4=19

 

«Я так никогда до двадцати не дойду», – сокрушается Алиса.

Но в целом она вполне удовлетворена своими познаниями в умножении, из чего следует, что она не Мейбл. (Кстати сказать, для некоторых случаев подобная таблица умножения совершенно верна. Любителям математики предлагается поразмыслить на эту тему.)

 

Дэвид и Я

Великий шотландский философ Дэвид Юм, учение которого мне очень по душе, утверждает, что он вообще не понимает, что означает Я. По его словам, он знает, что иногда ему холодно, иногда – жарко, иногда он голоден, иногда – сыт, иногда испытывает любовь, иногда – ненависть. Как все это связано с Я? Подобные рассуждения характерны для восточной философии (в том числе для древнего индийского мыслителя и буддиста Нагарджуны). В их основе лежит отрицание существования Я. Но так думают не только на Востоке. Как мы уже говорили, во многих индейских племенах принято менять имя человека в зависимости от жизненных обстоятельств и событий, формирующих его личность. То есть индейцы тоже не верили в единичность и неизменность Я.

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 103;