Нерепрезентативная, но важная выборка



Проанализировав результаты опроса, я решил проверить, а как обстоит дело у меня в семье. Попрошу‑ка жену рассказать о счастливых мгновениях ее жизни. По дороге домой я обдумывал, как правильно сформулировать вопрос, чтобы, с одной стороны, сохранился его беспристрастный и научный характер, а с другой – чтобы и я не был в обиде. После нелегких размышлений я нашел, как мне казалось, «идеальную научную формулировку». Мой вопрос звучал так: «Дорогая, я тут провожу опрос о счастье. Так вот, среди женских ответов обнаружилась странная тенденция, лишенная, на мой взгляд, всякой логики. Дело в том, что большинство женщин утверждают, что самым счастливым моментом в их жизни были роды. Мне бы хотелось услышать, являются ли роды самым счастливым событием твоей жизни. Заранее благодарен за искренний ответ».

Начало речи моей супруги звучало многообещающе. «Роды? – переспросила она. – Вот уж нет». Я прямо раздулся от гордости, преисполненный надежды, что счастливейший миг жизни моей жены как‑то связан со мной. Напрасная надежда! Моя жена чуть подумала и продолжила: «Самая счастливая минута – это не роды. Роды – это очень‑очень больно. Но вот первая минута после родов…» Ну вот скажите, зачем надо было все испортить?

 

О мужчинах, женщинах и страховании жизни

Позвольте рассказать вам еще одну историю, связанную с предметом нашего разговора. Однажды, довольно давно, я выступал с лекцией перед членами совета директоров одной страховой компании. Помимо прочего я говорил о различиях между мужчинами и женщинами в восприятии счастья. Вдруг один из присутствующих страховых начальников встал с места и попросил слова – ему хотелось сообщить остальным что‑то очень важное. «Ну, если очень важное, то пожалуйста», – разрешил я.

Вкратце его рассказ сводится к следующему. Исследования, проведенные страховой компанией, показали, что если большинство мужчин страхуют жизнь в пользу жен, то женщины – преимущественно в пользу детей. (Я уверен, что моим читательницам этот феномен прекрасно известен.)

Страховая компания решила выяснить, чем объясняется такая разница в поведении клиентов и клиенток, и обратилась к застрахованным женщинам с вопросом: почему они хотят, чтобы страховку после их смерти получал не муж, а дети. Наиболее распространенный ответ (в переводе на понятный не только страховым агентам язык) звучал так: «Ну вот еще! Конечно, детям. Не хватало еще, чтобы мои деньги достались его второй жене».

Из сказанного можно сделать два интересных заключения.

 

1 . Всем известно, что средняя продолжительность жизни у мужчин меньше, чем у женщин. (В семьях с особо сварливыми женами разница доходит до 46 лет.)

2 . Большинство мужчин вообще не рассматривают возможность повторного брака их жен. Спрашивается: «А почему, собственно?» Мне кажется, что причина в уже упоминавшейся выше умственной отсталости. Мужчинам кажется, что они такие замечательные, такие крутые и такие особенные, что равных им (не говоря уже о лучших) нет и быть не может. Поэтому ни о каком повторном браке речь вообще не идет.

 

Как можно после меня выйти замуж за кого‑то другого?

Загадка для мужчин

 

Моему мужу до меня как до луны.

Признание замужней дамы

 

Ну а теперь поговорим о счастливых минутах наших мачо. Я уверен, что после этого многим станет ясно, почему женщины предпочитают оставлять страховку детям, а не мужьям. Просто дети не так инфантильны.

 

Что приносит счастье мужчинам? 

Психология мужчин, или Мойше встречает Пенелопу Крус

Фрейду так и не удалось раскрыть секрет потаенных женских желаний и страстей. Зато с мужскими он продвинулся значительно дальше. Кстати, Милан Кундера утверждает, что курс мужской психологии занимает приблизительно две минуты. По его мнению, мужчинами движут две основные страсти: на втором месте находится то, что вы подумали, а на первом… Первое место, по мнению Кундеры, занимает самое заветное и самое непреодолимое желание каждого мужчины. Желание прослыть бабником.

Когда я впервые наткнулся на эту мысль, она не показалась мне правильной. Но со временем я прихожу к выводу, что Кундера, пожалуй, прав. Может быть, его предположение касается не всех мужчин в мире. Но израильских мужчин оно совершенно точно касается. Чтобы не быть голословным, приведу доказательство того, что для среднестатистической израильской мужской особи выводы чешского писателя абсолютно справедливы.

Представьте себе, что Мойше получил приказ явиться назавтра на резервистские сборы. Параллельно Мойше поставлен перед трудным выбором. Или он проводит бурную ночь с Адрианой Лимой, Кейт Мосс и Пенелопой Крус (да‑да, со всеми тремя сразу), понимая, что ему, конечно, никто никогда не поверит – кроме армейского психиатра, который навсегда избавит Мойше от необходимости служить в израильской армии. Или он продолжает видеть трех красавиц только по телевизору, зато получает на руки нотариально заверенное письмо следующего содержания.

 

«Дорогой Мойше! Спасибо за незабываемую ночь!

Таких мужчин, как ты, не было, нет и не будет!

С любовью и восхищением,

твои навеки

Адриана, Кейт, Пенелопа».

 

Каждый, кто прожил в Израиле больше недели, не сомневается, какой из двух вариантов поведения выберет Мойше.

В моем исследовании, посвященном счастливым мгновениям в жизни мужчин, утверждение Кундеры полностью подтвердилось. Даже в условиях полной анонимности многие мужчины так и не избавились от желания показать себя неисправимыми ловеласами.

Большая часть мужчин всех возрастов дали на вопросы о счастье такие ответы, которые я не смог включить в книгу – просто из цензурных соображений. Секс, секс и снова секс.

А что насчет рождения ребенка? А вот что.

14 процентов мужчин отметили рождение ребенка как счастливейший момент своей жизни.

Когда я сообщил об этом во время лекции, один из слушателей заявил, что это несомненное преувеличение и что реальная цифра должна быть намного меньше. Дело в том, продолжил он, что мужчины, связавшие рождение ребенка с минутами наивысшего счастья, по всей видимости, подразумевали появление на свет себя любимых.

Честно говоря, о подобном повороте я не думал и потому недостаточно хорошо подготовился к анализу ответов.

Я провел более глубокое исследование и обнаружил, что есть мужчины, прямо упоминающие «рождение сына», «рождение дочери» или даже «рождение близнецов». Но вот что имели в виду те, кто написал просто «момент родов», мы уже не узнаем никогда.

Участники опроса дали много стандартных ответов о событиях, запомнившихся как счастливые. В их числе:

 

• получение диплома о высшем образовании;

• встреча с будущей женой;

• первое место по кроссу во время армейской службы;

• прыжок с парашютом;

• спуск на мотоцикле к Мертвому морю;

• возможность впервые увидеть обнаженную женщину;

• роман с двумя женщинами сразу;

• поездка в Индию;

• примирение с отцом после многолетней размолвки;

• успешная учеба на офицерских курсах.

 

Вы наверняка обратили внимание, что ответы во многом совпадают с ответами молодых женщин, которым еще не довелось пережить рождение ребенка. Но, кроме них, мужчины называли много очень странных счастливых мгновений. Странных, по крайней мере, на мой взгляд.

Я не стану перечислять их, а лучше расскажу одну историю, которая поможет нам раскрыть тему.

 

Юбилей Большого Ури

Однажды меня пригласили выступить с лекцией на мероприятии, организованном в честь одной Очень Важной для нашего крохотного государства Персоны. Назвать его имя я не могу, и вы сейчас поймете почему. Я решил прочесть юбиляру и остальным присутствующим лекцию на тему «Когда Винни встретил Вуди» (совсем не случайно связанную с книгой, которую вы в данный момент читаете). Поскольку речь шла о ну очень уважаемом человеке, я сделал то, чего обычно на лекциях не делаю. Я принес вспомогательные материалы. Не бог весть какие: просто заполненные мужчинами анкеты.

«Самый счастливый момент моей жизни, – пишет один из опрошенных, – это двенадцатая минута второго тайма в матче “Бейтар Иерусалим” – “Маккаби Тель‑Авив” в 1974 году. На этой минуте Ури Мальмильян забил гол. Наши победили со счетом 2:1». Я уже открыл рот, чтобы объяснить все нелепое убожество этого «счастья» (самый счастливый момент в жизни человека? да ведь это даже не он забил гол. Это гол Ури Мальмильяна!), но тут случилось нечто совершенно непредвиденное.

Юбиляр вскочил со своего места и взволнованно воскликнул: «Да нет! Он ошибается! Это было не в семьдесят четвертом, а в семьдесят шестом. И, к вашему сведению, для меня это тоже самый счастливый момент жизни! Гол был красавец! Мальмильян промазал с одиннадцатиметрового в первом тайме, но за этот гол я все ему прощаю! Он забил с углового. Мальмильян в тот год был признан лучшим игроком, а “Бейтар” занял второе место в чемпионате Израиля!» (Потом он в подробностях изложил ход матча, но я боюсь утомить вас, поэтому не стану воспроизводить его рассказ целиком.)

 

Футбол – это не вопрос жизни и смерти. Футбол – это гораздо больше.

Мой друг. В прошлом болельщик «Маккаби Яффа»

 

Есть Бог на небе

Слышали, как вопят болельщики, когда забивает их команда? Можно подумать, гол служит им доказательством Божественного присутствия.

«Приехали», – подумал я. Ну и что мне теперь делать? Вообще‑то конечной целью моих лекций является получение денежного вознаграждения. И вряд ли я достигну этой цели, если стану издеваться над счастливейшим моментом жизни главного участника церемонии. Я понял, что должен импровизировать. Иными словами, пора было срочно начинать нести какую‑нибудь чушь.

Как известно, на практике все сложнее, чем в теории. И так уж вышло, что чушь, которую я нес в тот вечер, со временем обрела в моих глазах статус непреложной истины.

 

О мужских достоинствах Пуха

«Обратите внимание, – сказал я, – какое удовольствие мы, мужчины, способны получать от мелочей (хотя, конечно, футбол – отнюдь не мелочь). Это лишний раз доказывает, что во взглядах на жизнь мы близки к философии Винни‑Пуха. Этим мы выгодно отличаемся от женщин. Пух счастлив всему, что с ним происходит: он сочиняет дурацкие песенки и с удовольствием их распевает, он летит на воздушном шарике – прекрасно, плюхается в колючий куст – вообще замечательно. Способность превращать любой пустяк в мгновение счастья – это искусство». (По цензурным соображениям я воздержусь от подробного описания пустяка, который доставляет мужчинам так много счастья, полагая, что мои читатели и сами догадались, о чем идет речь.)

Снова и снова просматривая ответы женщин на вопрос анкеты, я обнаружил, что в большинстве случаев (не считая выздоровления любимого котика) женщины в поисках счастья не склонны довольствоваться малым. Чтобы чувствовать себя счастливыми, им требуется нечто грандиозное. Рождение ребенка, большой симфонический оркестр под управлением Зубина Меты, кругосветное путешествие, свадьба на тысячу человек…

 

Свадебный марш

Скажите, найдется ли в мире мужчина, который с детства мечтал бы о свадьбе с тысячей приглашенных? Среди моих знакомых такого точно нет.

Когда моя тогда еще невеста спросила, как мне хотелось бы отпраздновать нашу свадьбу, я подумал о долине реки Луары или альпийских лугах, куда можно поехать в компании близких друзей (можно и без них). Горные пейзажи, тишина, изысканная кухня и масса времени, чтобы побыть наедине…

Моя будущая жена в ответ сказала, что идея ей очень‑очень нравится и мы так и поступим, но… Только после роскошной свадьбы в апельсиновой роще (тогда это было модно) на тысячу гостей. После просмотра свадебного видео я с изумлением осознал, что из тысячи человек, приглашенных на торжество, как минимум девятьсот пятьдесят вижу впервые в жизни. Шестьсот из них подходили ко мне, обнимали и восклицали, до чего, дескать, я возмужал. Я не совсем понимал, чему они так удивляются: насколько я помнил, сравнивать им было не с чем.

Кого там только не было! Когда я, указывая то на одного, то на другого гостя, спрашивал родителей, кто это, то получал довольно странные ответы. «Это сосед с третьего этажа. Было неудобно его не пригласить, потому что мы пригласили соседей со второго и с четвертого»; «Это второй владелец фирмы, в которой работает твой отец» (тут я уже сам сообразил, что не пригласить его было неудобно, так как пригласили первого); «Это твой троюродный дядя из Ашдода. Вообще‑то мы не общаемся, но на свадьбу решили его позвать» – и т. д. и т. п.

Насколько все‑таки мужчинам проще. Им не нужно ничего такого. Чтобы почувствовать себя как минимум на седьмом небе, им достаточно одного гола, даже забитого из положения вне игры или с небольшой помощью рук.

Перед тем как мы предоставим слово для ответа на вопрос о счастье Винни‑Пуху, позвольте познакомить вас с одним прекрасным изречением.

 

Миг счастья – это единица времени, которая включает в себя все. Большинство людей берегут память о таких моментах как зеницу ока. И никогда не расскажут о них психологам, которые пристают с дурацкими опросами.

Анжелика Адриатис

 

Минута счастья Винни‑Пуха

Мы не можем закончить эту главу, не предоставив слово крупнейшему специалисту по счастью Винни‑Пуху.

Логично было бы предположить, что Пух наиболее счастлив, когда он ест мед. (В книге Алана Милна мед – это, конечно, всего лишь символ. Символ всего хорошего, что случается с нами в жизни. Недаром мы говорим: медовый месяц, я там был, мед‑пиво пил, бочка меда и т. д.) Но Пух слишком умен, чтобы ограничиться подобным ответом. Будьте уверены, этот толстый медвежонок только делает вид, что ничего не понимает (прием, заимствованный Винни у другого философа, тоже очень умного, – Сократа).

 

Я медвежонок Винни‑Пух,

Мне длинных слов не надо.

Я песни сочиняю вслух,

Им все ужасно рады.

 

Несмотря на опилки в голове и нелюбовь к длинным словам, Пух очень, очень умный медвежонок.

 

Я не люблю запутанных слов. Все эти «функциональный», «амбивалентный», «эзотерический», «априори». Они мне априори не нравятся. Я терпеть не могу, когда при мне произносят что‑нибудь вроде: «Мы находимся в дискретном, фрактально разделенном информационном поле с системой алгебраических уравнений второго порядка, которые не поддаются спектральному преобразованию (или преобразовыванию?) в типичной матрице Лебега». Вместо всей этой трескотни просто скажите: «Пух, сгущенка на столе». Вот вам пример короткой, красивой и очень полезной фразы.

(Мысль, пришедшая в голову Пуху и тут же оттуда вышедшая]

 

Я надеюсь, вы понимаете, насколько умен Винни‑Пух. Именно поэтому он понимает, что момент поедания меда – не самый счастливый в жизни. Думать так – значит глубоко заблуждаться. А вот и правильный ответ.

Самый счастливый момент в жизни – это секундочка до того, как я ем мед. «Мед – это очень странный предмет, если он есть…»…То есть «Остановись, мгновенье, ты прекрасно». (Винни‑Пух)

Винни говорит о счастье, которое присутствует в ожиданиях и в началах.

 

Истинное счастье всегда в первых шагах.

Чезаре Павезе

 

В чудесном романе Шолом‑Алейхема «Песнь песней» (который переиздают очень редко, по‑видимому, из‑за того, что вся бумага уходит на печать поваренных книг) есть такие строки: «Начало, самое печальное начало, лучше самого радостного конца» (если бы вы только знали, как красиво это звучит на идиш).

Но всегда надо помнить, что любой конец – это начало чего‑то другого.

Я надеюсь, что совместными усилиями мы смогли разобраться в жизненной философии Винни‑Пуха.

Следующая глава будет посвящена философии Иа‑Иа. Она целиком изложена в личном дневнике ослика, найденном в результате археологических раскопок, проводившихся в Лесу. Перед тем как приниматься за чтение, рекомендуется отдохнуть часок‑другой и немного подкрепиться.

 

Приложение

Дневник очень грустного Иа‑Иа, или Ослу под хвост

 

 

* * *

 

Я совершенно не удивлюсь, если сегодня пойдет град. Поживем – увидим. Смерч и самум тоже не исключены. Пока что погода прекрасная, но это ведь ничего не доказывает. Честно говоря, если налетит цунами, хвост у меня от изумления не отвалится. Лишь бы только в цунами не обвинили меня.

 

* * *

 

Я часто спрашиваю себя: «Зачем?» А иногда задаюсь вопросом: «Почему?» Много думаю о том, что выводы из всего этого мне не совсем понятны. Бывает, что я перестаю понимать, о чем я вообще думаю. У меня много мыслей о мыслях.

 

* * *

 

Как трудно быть печальным в день ненастный. Как трудно мыслить позитивно при ангине.

Не всякий может. Но многие хотят… С этим ничего не поделаешь.

 

* * *

 

Летом думаю начать писать трилогию. Рабочее название «В поисках утраченного хвоста».

 

* * *

 

Есть ли жизнь после смерти? Как выглядит рай для ослов? Интересно, Тигра действительно существует? После рождения разве это жизнь?

Кто‑то назвал меня однажды Философом с Пуховой Опушки. Я очень обиделся. Этот кто‑то явно не читал «Пир» Платона. Иначе он знал бы, что нам свойственно любить то, чего у нас нет. Философ – любитель мудрости. Это у меня нет мудрости? Я никакой не философ. У меня мудрости есть.

 

* * *

 

Почему во всех сказках и баснях ослы показаны полными ослами?

 

* * *

 

Недавно обратил внимание, что 13‑го числа каждого месяца все идет вкривь и вкось. В остальные дни, впрочем, тоже.

 

* * *

 

Мне снился ужасный сон. Всю ночь мне снилось, что я не могу уснуть. О боже, как я устал.

 

* * *

 

Прочитал «Золотого осла» Апулея. В этой книге повествуется о человеке, который превращается в осла (эка невидаль). Но дальше выясняется, что быть ослом очень даже интересно. Конечно, если родился под счастливой звездой.

 

* * *

 

Не устаю удивляться тому, как много невежества может умещаться в таком маленьком существе, как Пятачок.

 

* * *

 

Мне совсем не нравится мой образ в романе Алана Милна о Винни‑Пухе. (Разумеется, это роман о Винни‑Пухе. Разве кому‑нибудь могло прийти в голову написать роман об Иа‑Иа? Ха‑ха три раза.) Вот что он пишет: «Старый серый ослик Иа‑Иа стоял один‑одинешенек в заросшем чертополохом уголке Леса». Почему мое описание начинается со слова «старый»? Почему надо сразу отметить мою серость? Ну и что, что я стоял один? Может быть, именно в такие минуты я наименее одинок? Может, мой уголок Леса и зарос чертополохом, но это мой уголок.

 

* * *

 

Прочел книгу «Когда Винни встретил Вуди» какого‑то Шапиры. Понятия не имею, кто это. Ясно одно, стыд он потерял окончательно. Винни встречает Вуди?! Да они вообще никогда не встречались. Зачем это им? Я большой поклонник Вуди Аллена. У нас так много общего. Как было бы прекрасно, если бы кто‑нибудь написал книгу «Когда Вуди встретил Иа. Беседы единомышленников о том, что по‑настоящему важно в этой жизни».

 

* * *

 

Если тебя все еще питают надежды, значит, ты или юноша, или осел.

 

* * *

 

То, что осел кричит «иа», а корова – «му», это известно всем. А вот почему корова не кричит «иа», а осел не мычит, этого не знает никто.

 

* * *

 

Понимаешь ты, что вокруг тебя происходит, или нет, это совершенно не важно. В любом случае все останется по‑прежнему. Неужели для того, чтобы это понять, надо родиться ослом?

 

* * *

 

То, что нас не убивает… нас не убивает. Насчет «делает нас сильнее» Ницше ошибался. Недавно я переболел ослиной болезнью. Если что во мне после этого и стало сильнее, так это страх подхватить ее снова.

 

* * *

 

Все наши знания ошибочны. Я, например, ничего не знаю. Я даже не знаю того, чего я не знаю.

 

* * *

 

Недавно заходили Пух с Пятачком. Они очень удивились тому, что мой домик все еще стоит на месте. Все дома как дома, стоят на своих местах, и в этом нет ничего необычного. И только мой домик «все еще»…

 

* * *

 

А снег все идет и идет. По‑моему, он будет идти еще месяцев восемь. Этот холод будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь. От сырости я заболею воспалением легких. С другой стороны, здесь не бывает землетрясений. (Кто‑то еще осмеливается называть меня пессимистом?)

Днем ко мне наведался Кристофер Робин (странный мальчик) и спрашивал, не холодно ли мне. Я ответил ему, что сам не знаю почему – то ли из‑за сугробов, то ли из‑за сосулек на хвосте, то ли из‑за пронизывающего ветра, – но в четыре часа утра я не особенно страдаю от перегрева. «Только не подумай, что я жалуюсь, – сказал я, – но назвать эту погоду тропической жарой было бы преувеличением». Потом, повинуясь внезапному порыву, я прошептал ему на ухо, что если он поклянется сохранить это в тайне, то я признаюсь ему, что мне чертовски холодно. (Вы продолжаете утверждать, что у меня проблемы с чувством юмора?)

Я думаю, что если я замерзну тут насмерть, то некоторые, даже те, у кого в голове одни опилки, чуть взгрустнут обо мне. Сердце‑то у них доброе.

 

* * *

 

Когда на нее никто не смотрит, луна находится совсем не в той части неба, где ей полагается быть.

 

* * *

 

Я посмотрел «Шрек»! Классный фильм. А как тонко прописана роль осла! Его голос слегка напоминает голос Эдди Мёрфи. Я вам так скажу: «Шрек» есть величайший фильм всех времен и народов!

А в конце осел влюбляется в какую‑то дракониху и живет с ней долго и счастливо. И у них рождается много‑много дракос ликов.

 

* * *

 

Как может Сова помнить такую кучу историй и совершенно не помнить, что она их уже рассказывала раз по двести?

 

* * *

 

«Доброе утро, Иа», – сказал мне Пух.

«И тебе доброго утра, Винни», – ответил я. Но никаких сомнений относительно «доброты» этого утра у меня не возникло.

 

* * *

 

Когда я впервые увидел Тигру, я сразу понял, что добром это не кончится. Поскольку я очень искренний осел, я сразу спросил, когда Тигра намеревается уйти. Винни ответил, что Тигра – новый друг Кристофера Робина и что он не уйдет вообще. Пятачок сразу начал подлизываться к Тигре: «Не обращай внимания на Иа‑Иа. Он у нас всегда такой хмурый». А вот и неправда. В тот день я как раз пребывал в отличном настроении.

 

* * *

 

Возраст – это страшная вещь. И с каждым годом становится хуже и хуже. Быть старым ослом намного хуже, чем просто ослом. Мне говорят: «Ко всему можно привыкнуть». Но как можно привыкнуть к возрасту, он ведь все время меняется. Я читал где‑то, что во всем есть свои положительные моменты. И в возрасте тоже. Вот, например, какими бы старыми мы ни были сегодня, мы все еще значительно моложе, чем еще года через два.

Французский писатель Мишель Уэльбек (большой пессимист, на мой взгляд) сказал однажды, что к пятидесяти годам жизнь только начинается. Жаль только, что она заканчивается в районе сорока.

 

* * *

 

Только само время умеет не терять времени. Может, мы и не знаем, что делать с тем временем, что нам отпущено, зато оно знает это совершенно точно.

 

* * *

 

Надо отдать себе должное. Когда Тигра столкнул меня в воду одним из своих идиотских прыжков, я проявил максимум хладнокровия. Я вспомнил стоиков: «Будь достоин всего, что случается с тобой в жизни» и пытался выплыть чрезвычайно достойно. Я даже немного подшутил над Кроликом. Когда он спросил меня: «Иа, что ты там делаешь?» – я с чуть заметной иронией ответил: «Вот тебе пять вариантов ответа. Первый. Рою окопы. Ответ неправильный. Второй. Прыгаю с ветки на ветку. Снова ошибка. Пытаюсь устранить противоречия между квантовой теорией, общей теорией вероятности и теоремами Гёделя о неполноте. Опять мимо. Четвертый вариант. Я участвую в реалити‑шоу “Последний осел”. Мне дано задание изобразить тонущего серенького ослика. Это уже ближе, но опять не то. И наконец, вариант пятый. Я действительно тону, и мне очень нужна помощь. Ответ верный! Как это ты догадался? Даже Кролик может найти правильный ответ, если дать ему достаточное количество попыток», Ну, как вам? По‑моему, здорово.

После того как им не удалось меня спасти, я все‑таки выбрался на берег. И тут ко мне подходит Пятачок и говорит: «Иа, да ты же весь мокрый!» Как я уже говорил, этот поросенок не очень близко дружит со своими мозгами. Сил на разговоры у меня уже не было, и я попросил окружающих объяснить этому маленькому и не слишком разумному существу, что когда проводишь в воде много часов в тщетных попытках не утонуть, то можно и промокнуть.

 

* * *

 

После долгих размышлений я решил раскрыть всю правду о моем дне рождения. Хочу рассказать наконец, что тогда произошло на самом деле. Честно говоря, я вообще не понимаю, какой осел придумал праздновать старение на год. Наше приближение к нежеланному финалу. По мне, Шалтай‑Болтай был тысячу раз прав, предлагая Алисе праздновать дни нерожденья. Я бы того, кто выдумал этот самый день рождения, каждый день чертополохом кормил. Вот как описывает Алан Милн это событие (в скобках я привожу свои комментарии, отражающие реальное развитие событий).

Пух заметил, что у меня грустный вид.

Грустный? Отчего это мне быть грустным? Сегодня же мой день рождения. Самый лучший день в году! (Это я упражняюсь в остроумии.)

Твой день рождения?спросил Пух, ужасно удивленный.

Конечно. Разве ты не замечаешь? Посмотри на все эти подарки. Посмотри на именинный пирог! (Если свечи на твоем именинном пироге стоят больше, чем сам пирог, значит, наступила старость.)

Пух посмотрел – сначала направо, потом налево.

Подарки?сказал он.Именинный пирог? Где?

Разве ты их не видишь?

Нет , – сказал Пух.

Я тоже.Это шутка. (Я снова упражняюсь в остроумии. По‑моему, у меня классно получается.)

Пух почесал в затылке, совсем сбитый с толку. (Я очень люблю Винни, но в голове у него опилки. Да‑да‑да.)

А сегодня правда твой день рождения?спросил он.

Правда.

Ох! Ну, поздравляю тебя и желаю много‑много счастья в этот день.

– И я тебя поздравляю и желаю много‑много счастья в этот день, медвежонок Пух.

Но ведь сегодня не мой день рождения.

Нет, не твой, а мой.

А ты говоришь «желаю тебе счастья в этот день».

Ну и что же? Разве ты хочешь быть несчастным в мой день рождения?

А, понятно , – сказал Пух.

Хватит и того , – сказал Иа‑Иа, чуть не плача… (А вот это неправда. Я никогда не плачу. Я слегка меланхоличен, но я не плакса.)

–...хватит и того, что я сам такой несчастный – без подарков и без именинного пирога, и вообще позабытый и позаброшенный, а уж если все остальные будут несчастны…

Этого Винни‑Пух уже не вынес. (Я уже говорил, что Пух очень добрый медвежонок.)

Далее Алан Милн рассказывает, как Винни‑Пух встретился с Пятачком и они решили прийти ко мне с подарками. Пух должен был подарить мне горшочек меда, а Пятачок – огромный красный воздушный шарик. (Мне также известно, что сначала Пятачок хотел присоединиться к подарку Пуха, но Пуху эта идея не понравилась.)

Пух, страдающий манией обжорства, меда до меня не донес и подарил мне пустой горшок. А шарик Пятачка, естественно, лопнул. Огромный красный шарик. Мой любимый цвет и размер. Алан Милн описал, как я радовался, опуская лопнувший шарик в пустой горшок. Вот этот отрывок:

Здорово выходит!закричал Иа‑Иа.Входит и выходит – прямо замечательно!

Мне очень приятно , – радостно сказал Пух , – что я догадался подарить тебе Полезный Горшок, куда можно класть какие хочешь вещи!

А мне очень приятно , – радостно сказал Пятачок , – что я догадался подарить тебе такую Вещь, которую можно класть в этот Полезный Горшок!

Но Иа‑Иа ничего не слышал. Ему было не до того: он то клал свой шар в горшок, то вынимал его обратно, и видно было, что он совершенно счастлив!

Вот прямо‑таки совершенно счастлив? Я, конечно, осел, но все же я не идиот. Лопнувший шарик и пустой горшок не делают меня совершенно счастливым. Снова никто не в состоянии меня понять. Я сделал вид, что счастлив, чтобы порадовать Пуха с Пятачком. Потому что так или иначе, но они мои друзья. А любому ослу известно, что для того, чтобы приобрести друга, иногда можно закрыть на что‑то глаза, а для того, чтобы друзей сохранить, можно заткнуть еще и уши.

 

* * *

 

Да, кстати о дружбе. Кролик считает меня своим другом. А все потому, что, наткнувшись на меня однажды, он фыркнул: «Уфф!» А в другой раз, пробегая мимо, даже спросил: «Как дела?» – и понесся дальше, только пятки засверкали. Я думаю, что друг – это тот, кто, задавая подобный вопрос, останавливается выслушать ответ. Может быть, я ошибаюсь, но я так думаю.

 

* * *

 

Сделать доброе дело легче, чем быть добрым.

 

* * *

 

Я очень люблю Винни‑Пуха. Но он чересчур наивен. Вы помните, как в Лесу появился Тигра? Пух спал у себя в домике, и вдруг раздался стук в дверь. Пух спросил: «Кто там?» На что получил совершенно недвусмысленный ответ: «Это я», – «А‑а‑а‑а, ну, если это ты, тогда заходи», – сказал Пух с присущей ему наивностью и открыл дверь. В ту же секунду на него набросилось нечто прыгучее и гиперактивное. Так в Лесу появился Тигра. И с тех пор он здесь.

Не то чтобы я был против Тигры. В Лесу достаточно места для всех. Пусть Тигра скачет там, где ему нравится. Пусть лазает по всем деревьям. По мне, так пусть хоть каждый день прыгает с моста, и даже без троса. Я только не пойму, зачем ему приходить в мой унылый закоулок. Кому там может понравиться, если только ты не любитель холода, сырости и чертополоха.

 

* * *

 

Может быть, мне стоит попытаться быть чуть более общительным? Если я приду к кому‑нибудь и он скажет: «Ну вот, опять этот Иа приперся», – я все пойму и вернусь на свою унылую поляну.

 

* * *

 

Несчастный случай – это очень странная вещь. Этот случай всегда дело случая.

 

* * *

 

«Я думаю…» – нерешительно произнес Пятачок.

«Не стоит», – ответил я.

 

* * *

 

Все люди смертны.

Сократ – человек.

Следовательно, Сократ смертен.

Все ослики смертны.

Я – ослик.

Следовательно…

Я понятия не имею, какое заключение следует из этого дурацкого силлогизма. Я вообще не люблю Аристотеля с его логикой. Он напоминает мне Кролика. Так много знает, что вообще ничего не соображает. Кстати, Аристотель полагал, что у женщин меньше зубов, чем у мужчин. Странное предположение, если вспомнить, что он был женат.

 

* * *

 

Вы обратили внимание на то, что Пух всегда ходит без штанов? Легко быть счастливым, когда ты молод, глуп, не женат и тебе не надо каждое утро одеваться.

 

* * *

 

Я тут получил приглашение на вечеринку. В нем написано: «Приглашаются все». Хочу надеяться, что на другой стороне открытки нет приписки: «Кроме Иа‑Иа».

Проверил. Нет. Ну что ж, тогда я, пожалуй, схожу. В крайнем случае все скажут: «Ну вот, опятв этот Иа приперся». Я все пойму и вернусь на свою унылую поляну. Вы обратили внимание, что я повторяюсь? Это свойство присуще всем ослам.

 

* * *

 

И напоследок что‑нибудь жизнерадостное. Мое любимое изречение.

 

Когда прыгаешь от радости, смотри, чтобы у тебя не выбили почву из‑под ног.

Станислав Ежи Лец

 

 

Часть вторая


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 115;