Учение о доминанте А.А. Ухтомского



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

КРАСНОЯРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.П. Астафьева

(КГПУ им. В.П. Астафьева)

 

Институт социально-гуманитарных технологий

Кафедра специальной психологии

 

Контрольная работа по дисциплине «Основы нейрофизиологии и ВНД»

Тема «Мотивация и доминанта»

 

 

Выполнил:

Студент 1 курса заочного отделения

Направление подготовки: 44.03.03 «Специальное (дефектологическое) образование»

направленность (профиль) образовательной программы Логопедия

Григоренко Д.Е.

Проверил:

                                                                                к.м.н., доцент кафедры специальной психологии

Я.В. Бардецкая

 

Красноярск 2017

Содержание

Введение----------------------------------------------------------------------------------3

1. Феномен мотивации в психологии: к истории проблемы ------------------5

2.Учение о доминанте А.А. Ухтомского-------------------------------------------9

3. Доминантный очаг: основные характеристики-------------------------------14

Заключение------------------------------------------------------------------------------16

Список литературы---------------------------------------------------------------------17

 

 

Введение

Проблема мотивации является одной из наиболее значимых в психологии. Мотив представляет собой первичную основу волевых процессов, а их содержание и направленность, в свою очередь, определяют суть модели поведения личности, то есть её собственную сущность. По этому поводу выдающийся отечественный психолог Н. Н. Ланге писал: «…волевые акты являются полным выражением всей психической личности…» [1, с. 290].Мотивационной сферы личности является одним из базовых элементов «ядерной триады психологии» – «образ-мотив-действие». Порождённые многообразными потребностями человека, мотивы являются движущими факторами любой его деятельности. Кроме того, побуждая к деятельности, мотивы придают ей тот смысл, который значим именно для данной личности.

О важности проблемы мотивации свидетельствует тот факт, что невозможно подойти к изучению личности, не зная об уникальных особенностях её мотивационной сферы. В свою очередь, мотивационная сфера личности, как и любое другое психическое явление, имеет своё материальное основание в работе ЦНС. Мотивационные проявления психики обоснованы таким нейрофизиологическим феноменом как доминанта. Доминантные очаги представляют собой господствующие участки возбуждения в ЦНС, каждый из которых отвечает за деятельность, осуществляемую в данный момент и имеющую наибольшую мотивационную значимость для индивида «здесь и сейчас». Следовательно, изучение нейрофизиологического механизма доминантных очагов ведёт нас к пониманию источника и способа функционирования психологического феномена мотивации. При этом, данный нейрофизиологический механизм в каждом акте порождённой им деятельности наполняется идеальным смыслом, заключённым в наших мотивах и только в этом идеальном смысле обретает значение не просто телесной функции, но именно психологического феномена. Материальное настолько же идеально, насколько идеальное материально. Без понимания этой не только психологической, но и, прежде всего, философской и естественнонаучной максимы, невозможно построение современной теории личности в психологии.

 

 

Феномен мотивации в психологии: к истории проблемы

 

Начало научному изучению мотивации и доминантных очагов положили выдающиеся отечественные учёные И. М. Сеченов, И. П. Павлов и А. А. Ухтомский. Если рассмотреть богатейшее научно-теоретическое наследие этих исследователей в качестве взаимосвязанных этапов, то можно увидеть, как шло развитие теоретической мысли в направлении раскрытия феномена мотивации. Один из основоположников физиологии И. М. Сеченов в своём фундаментальном открытии центрального торможения объяснил физиологическую основу волевого поведения индивида в среде. Человек, благодаря наличию механизма торможения, обладает способностью «не идти на поводу» у факторов внешней действительности и осуществлять свою, свободную линию поведения. Торможение одних участков ЦНС, в свою очередь, предполагает наличие других, более актуальных на данный момент участков как очагов господствующего возбуждения, отвечающих за функционирование мотивационных доминант. 

Если И. М. Сеченов ещё не подошёл непосредственно к исследованию феномена доминанты и мотивации, то его ученик И. П. Павлов был уже на пороге этого значительного открытия. Изучение рефлекторного поведения Павловым изначально базировалось на выявлении исключительной роли биологических потребностей в их формировании. Впоследствии учёный пришёл к выводу о необходимости расширения факторов формирования условных рефлексов. Он начал писать о «рефлексе свободы», «рефлексе рабства», «рефлексе цели»: «рефлекс целей есть основная форма жизненной энергии каждого из нас. Жизнь только того прекрасна и сильна, кто всю жизнь стремится к постоянно достигаемой и никогда не достижимой цели. Вся жизнь, все её улучшения, вся её культура делается людьми, стремящимися к поставленной ими цели» [Цит. по: 5]. В данном положении И. П. Павлов обосновывал значимость внебиологических детерминант формирования поведенческой мотивации – социальных, духовных и культурных. Такое понимание причинных факторов поведения выводило физиологию и психологию того времени на принципиально новый уровень понимания человека как  изначальной целостности идеального и материального, социального и биологического начал. В идее целостности факторов формирования рефлекторной деятельности И. П. Павлов предвосхитил будущее плодотворное развитие науки о человеке, указал её единственно верное – диалектическое – направление. К сожалению, это направление, заданное Павловым, не было принято многими психологами будущего. Абсолютизированные варианты как «материализма», так и «идеализма» сделали много вреда для научной психологии. Склонность к метафизическим абстракциям приводит к тому, что даже среди современных психологов зачастую выявляются фундаментальные методологические разногласия, не позволяющие создать более или менее общепринятую психологическую теорию личности.

 В своей идее о «рефлексе цели» И. П. Павлов вплотную подошёл к учению о господствующей мотивации, нейрофизиологической основой которой является доминантный очаг (что было выявлено позже А. А. Ухтомским). Данный рефлекс, по Павлову, объединяет все потребности в прочное мотивационное единство, именуемое целью. Мировая литература знает множество персонажей, одержимых какой то одной всепоглощающей целью и действующих в соответствии с «рефлексом цели». Многие герои Достоевского, Сервантеса, Цвейга – это люди «одной идеи», всецело доминирующей в их духовно-психологическом мире и выступающей в качестве главной мотивации их поведения. Образы их являются во многом гиперболизированным, но всё же вполне реальным отражением человеческой действительности.

Достойным преемником И. М. Сеченова и И. П. Павлова стал выдающийся русский физиолог и психолог А. А. Ухтомский. Именно ему принадлежит заслуга открытия доминантных очагов психики человека, выявления механизма их функционирования и влияния на формирование мотивации. Восприняв сеченовскую идею о независимой (волевой) линии поведения субъекта в среде, а также павловскую идею о всепоглощающем «рефлексе цели», молодой учёный сосредоточился на научном объяснении, по его выражению, «бесстрашия человека», действующего в зачастую враждебной среде. Как свидетельствует исследователь «русского пути» в науке о поведении М. Г. Ярошевский, А. А. Ухтомского изначально не удовлетворяли метафизические попытки объяснения волевых решений принципом «Да будет!». Он искал единственно научного – детерминистского – их объяснения [6, с. 323].

В исследовании волевой активности субъекта А. А. Ухтомский основывался, прежде всего, на физиологии, которая, по его мнению, выступала как наука об общих законах жизни, но именно через призму жизнедеятельности организма. В своей трактовке данной проблематики А. А. Ухтомский шёл вразрез с представителями локализационизма (В. М. Бехтеревым и другими учёными), утверждавшими статическое понимание органа, как первичного элемента организма. По Ухтомскому, «органом может служить… всякое сочетание сил, могущее привести при прочих равных условиях всякий раз к одинаковым результатам» [6, с. 326].  Такое сочетание сил и представляет собой доминанту. Открытие это было осуществлено, как это иногда бывает в науке, почти случайно, когда в ходе одного из экспериментов с собакой электрическое раздражение передних конечностей не привело к обычному эффекту, а, напротив, стало подкреплением совершенно иной реакции. После её осуществления, обычная реакция на раздражение возобновилась. Не придав сначала этому случаю особого внимания, А. А. Ухтомский впоследствии анализировал его и пришёл к заключению о существовании таких «блуждающих центров» – доминантных очагов возбуждения нервной ткани, притягивающих к себе все раздражители и блокирующих все неактуальные реакции. Данные очаги выступают как нейрофизиологическая база господствующих мотивов, направляющих поведение человека в определённое русло – на осуществление, как выразился бы И. П. Павлов, «рефлекса цели».

 

 

Учение о доминанте А.А. Ухтомского

 

В исследовании доминанты А.А. Ухтомский выделил три стадии её развития:

- безразличное привлечение всевозможных рецепций;

- образование условного рефлекса, в ходе которого из множества рецепций доминанта «выбирает» ту, которая представляет для неё наибольшее значение;

- образование связи данной доминанты с данной рецепцией (группой рецепций), когда внутреннее содержание и внешний образ подкрепляют исключительно друг друга.

Как видно, А. А. Ухтомский прочно связал процесс образования доминанты с рефлекторной функцией. В отличие от своего учителя Н. Е. Введенского, который не испытывал интереса к данной научной тематике, он сосредоточил своё внимание на проблеме организации рефлекторных актов, осуществляемых на нейрофизиологической основе органа как «блуждающего центра» доминантного возбуждения, определяющего господствующий мотив. Связь доминанты и условного рефлекса подтверждает современная наука. Как отмечает исследователь данной проблематики П. В. Симонов, «комбинация (точнее – синтез) механизма доминанты с механизмами формирования условного рефлекса обеспечивают два фактора, необходимых и достаточных для организации целенаправленного поведения: его активный творческий характер (доминанта) и точное соответствие объективной реальности (упроченный, тонко специализированный условный рефлекс)» [2, С. 18-19].

Связь доминанты с условным рефлексом анализируется А. А. Ухтомским очень подробно, в сопоставлении с позициями других учёных, двигавшихся в своём научном поиске в близком ему направлении. В одной из своих работ исследователь пишет: «Шеррингтоновские принципы отмечают особо, как успело отпечатлеться уже морфологически преобладание рецептивных приборов над исполнительными (двигательными). Но впервые И.П. Павлов со своими учениками осветил тот механизм и принцип, которым это преобладание формируется на ходу работы организма. Это механизм "условного рефлекса" и принцип "временной связи". Если воронка Шеррингтона имела в виду постоянные рефлекторные дуги, закрепившие функциональную и морфологическую связи между собой наследственно и филогенетически, то И. П. Павлов улавливал самое закладывание и новообразование связи в этой воронке, привлечение все новых рецептивных сфер конвергенции относительно эфферентных (исполнительных) приборов... Связь исполнительного органа с новыми рецептивными поводами может закладываться, так сказать, случайно, вследствие того, что работа данного исполнительного органа имела случаи – более или менее совпадать во времени с данной дальней рецепцией. Кора бдительно примечает такие совпадения, закладывает по их поводу новые связи, сначала временные, а затем могущие закрепиться в качестве опыта и фонда, который будет использован животным для дальнейшей жизни... перед нами новая рефлекторная дуга в процессе своего закладывания и дальнейшего закрепления» [3, С. 225-226].

Итак, доминанта складывается на основе рефлекса. Но какова «механика» этого процесса? Каким образом один нервный центр в своей рефлекторной работе начинает преобладать над другими? Ответ на данный вопрос содержался в принципиально новом понимании органа и организма, которое разрабатывал А. А. Ухтомский, следуя в данном отношении концепции своего учителя Н. Е. Введенского. Это было динамическое понимание органа как центра сочетания сил, а не локальное статическое образование. Такая концепция органа позволяло поставить задачу очень большого масштаба – объяснить организм как единое динамическое целое, единство которого определяется интегративной функцией нервной системы. Решение данной исследовательской задачи позволяло достичь главной цели. Она состояла в том, чтобы на основе знания целостного строя организма и системы всеобщей связи его органов (центров сочетания сил) раскрыть научные способы воспитания высокоморальной модели поведения человека посредством формирования адекватных данной цели доминант (мотиваций).

Одним словом, А. А. Ухтомский в своём научном поиске вышел на принципиально новый уровень исследования: он связывал физиологическую проблематику с психологической, устанавливая то междисциплинарное отношение, которое могло объяснить феномен человеческого поведения. После открытия явления доминанты в 1911 г. (сам термин появился в его работах значительно позже, лишь в 1922 г.), А. А. Ухтомский полностью сосредоточился на проблеме детерминации поведения. Прежде всего, его интересовал вопрос о внешней «неадекватности» поведенческой модели условиям среды: «Я рискнул в своё время предложить вниманию исследователей проблему о доминанте потому, что самому мне она пояснила многое в загадочной изменчивости рефлекторного поведения людей и животных при неуловимо мало изменяющейся среде, и обратно; настойчивое повторение одного и того же образа действия при совершенно новых текущих условиях» [4, с. 317].  

 Как на физиологическом уровне формируется доминанта? Этому вопросу А. А. Ухтомский уделял особое внимание, поскольку в его решении раскрываются общие закономерности той динамической модели организма, которую развивал учёный. Тот или иной нервный центр может стать доминантой при наличии определённых свойств, которые перечисляет А. А. Ухтомский:  

- В момент возбуждения некоторая центральная область мозга должна обладать повышенной возбудимостью по отношению к раздражителям. В таком состоянии нервный центр, например, может детерминировать высокое внимание к слабым, но значимым раздражителям на фоне сильных, но малозначимых; 

- Способность нервного центра накапливать возбуждение и поддерживать его во времени;

- Инерция, которая выражается в том, что «однажды начавшись в данном центре, возбуждение продолжается далее».

В процессе исследования А. А. Ухтомский пришёл к выводу, что общим рабочим принципом организации нервных центров является как раз доминанта.

Открытие доминанты дало А. А. Ухтомскому возможность разгадать загадку, которой он посвятил долгие годы предыдущих исследований: объяснить, как формируются принципиально новые мотивационные модели, не определяемые безусловными рефлексами. Как пишет в данной связи М. Г. Ярошевский, «сведение всех побуждений к инстинктам, гомеостатическим регуляциям, принципу наименьшего действия, безусловным рефлексам и т.п. снимает проблему развития мотивации, образования и наращивания в фило- и онтогенезе новых побудительных сил, генераторов новых импульсов. За счёт чего возникают данные силы и импульсы?

По А. А. Ухтомскому, их порождает процесс взаимодействия живого со средой, и нарастающая мощность доминанты как мотива не может иметь другого источника, кроме взаимодействия живой системы внешнего мира» [6, с. 339]. В данной идее Ухтомского «растворяется» любая метафизическая абстракция, которую применяли (и ещё до сих пор иногда применяют) в объяснении человеческой деятельности. Например, абстракция «абсолютной свободы», несостоятельность которой доказывается детерминированностью каждого деятельностного акта взаимодействием индивида со средой (природной, духовной, культурной, социальной средой, «живущей» не только вне личности, но и в ней самой). Или такая же абстракция «автоматизма» в поведении, жёстко детерминируемого безусловными рефлексами и инстинктами (такой «автоматизм» опровергается самой реальностью поведения человека, обладающего способностью строить независящую от ситуации деятельностную линию).  

Способность к формированию принципиально новых мотивационных моделей на основе образования новых доминантных очагов свидетельствует о чрезвычайной активности нервной ткани (это её принципиальное свойство). Ещё задолго до открытия доминанты А. А. Ухтомский выражал своё несогласие с идеей об изначально пассивной природе процессов торможения.А. А. Ухтомский воспринял идею И. М. Сеченова и Н. Е. Введенского о торможении как факторе активного состояния нервной ткани. В данном случае, А. А. Ухтомский, вслед за И. М. Сеченовым, вошёл в противоречие с ранее распространёнными представлениями о торможении как утомлении, истощении нервной ткани. Работа доминанты запускает и процессы торможения, но они представляют собой лишь ещё одно проявление активности. Здесь мы видим теоретический контур того фундаментального принципа современной психологии, начало которого в науке было заложено А. А. Ухтомским. Принцип этот состоит в активности индивида, в его стремлении выйти из реактивного, гомеостатического состояния на простор созидательной (а иногда, к сожалению, и разрушительной) деятельности в среде. Именно в такой, активной деятельности, по Ухтомскому, может сформироваться развитая личность. Особое внимание выдающийся учёный уделял вопросу активного взаимодействия индивида с социальной средой. Процесс личностного становление невозможен без «заслуженного собеседника»: «Только там, где ставится доминанта на лицо другого, как на самое дорогое для человека, впервые преодолевается проклятие индивидуалистического миропонимания, индивидуалистической науки. Ибо ведь только в меру того, насколько каждый из нас преодолевает самого себя и свой индивидуализм, самоупор на себя, ему открывается лицо другого. И с этого момента, как открывается лицо другого, сам человек впервые заслуживает, чтобы о нём заговорили как о лице» [6, с. 342].

 

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 650; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!