Тема 5. Предпосылки возникновения категорий рода и жанра в эпоху синкретизма



1. Прочитайте главы «Литературные роды в эпоху синкретизма» и «Жанры в эпоху синкретизма» в учебнике С. Н. Бройтмана «Историческая поэтика» (Теория литературы: В 2 т. Т. 2. – М., 2004).

2. По хрестоматии (Бройтман С. Н. Историческая поэтика: Хрестоматия-практикум. – М., 2004) прочитайте фрагменты из следующих работ: А. Н. Веселовский. Три главы из «Исторической поэтики»; О. М. Фрейденберг. Поэтика сюжета и жанра; П. А. Гринцер. Древнеиндийский эпос. Генезис и типология; М. М. Бахтин. Проблема речевых жанров. Эпос и роман. Ответьте на вопросы после фрагментов и в конце разделов на с. 322 – 325 (задания 1 – 5).

3. Проблема происхождения категории рода. Роль слова в обрядово-мифологическом синкретизме.

4. Предпосылки возникновения литературных родов: пение, речь, наррация.

5. Прокомментируйте с точки зрения происхождения категории рода фиджийскую песню (меке) о Зако-Мбау. Зако-Мбау – может быть, вождь, может быть, дух острова Мбау. Ву-ни-валу – другое имя Зако-мбау. Туи-на-иау – здесь, палубный дом. Зако-Мбау собирается в военный поход. Песня исполняется во время изготовления лодки.

Лодку готовит себе Зако-мбау,

Вяжет из досок Туи-на-иау –

Поло’к, на котором силки разложит,

Силки, что расставит он, Ву-ни-валу.

6. Автор и герой в раннем эпосе.

7. Проблема происхождения драмы. Мим. Катарсис как завершающее действие драмы.

8. Лирика и обряд. «Природа, ставшая человеком» (О. М. Фрейденберг).

9. Специфика отношений автора и героя в лирике и ее реализация в поэтической форме.

10. Какие черты, характерные для лирики в начале ее формирования как литературного рода, могут быть обнаружены в следующих произведениях скандинавских скальдов (переводы С.В. Петрова)?

В рог врезаю руны,

Кровью здесь присловье

Крашу и под крышей

Красных брагодательниц

Пьяной пены волны

Пью из зуба зубра.

Бедно, Бард, обносишь

Брагой наше брашно!

Эгиль сын Грима Лысого

Я за ель исландску,

Ясну и прекрасну,

Дам все земли данов,

Даже те, что дальше.

Эйр стрел терний кожи

Стоит с рощей с тою

Боле долов бриттских,

Бильзлатообилья.

Кормак сын Эгмунда

 

Стойко ясень Санна

Стал, в бою блистая,

Лесом листьевласым

Льдин, опасных панцирям.

Халльфред Трудный Скальд

Нам с тобой, Улль стали,

Стать та не пристала –

Драться девы ради,

Дружбу нашу рушить.

Милых жен немало

Можно взять в заморье.

Велемудрый витязь

С волком волн отбудет.

Храфн сын Энунда

11. Первый кризис синкретизма: разложение «двуединой полярности» и появление ритуальных жанров.

12. Синкретизм серьезного и смехового в ритуальных жанрах. Дифференциация серьезных и смеховых жанров.

13. Тематизация обряда в ранних формах лирики.

14. Наследие мифа и ритуала в жанрах фольклора: волшебная и бытовая сказка.

15. Переосмысление мифологических элементов в ранних литературных жанрах.

16. Охарактеризуйте следующий фрагмент из вавилонской повести «О все видавшем» (перевод И. Дьяконова) (см. задание к предыдущей теме) в аспектах рода и жанра.

17. Охарактеризуйте следующий текст в аспектах субъектной структуры, образности, сюжета, рода и жанра.

 

Книга Ионы

Глава 1

Привелось Ионе, Амиттаеву сыну, услыхать такое слово Господне:

— Собирайся, ступай в Ниневию, великий город, и возвести там, что их дурная слава дошла до меня.

Но Иона собрался бежать от Господа в Таршиш, спустился в Яфо, нашел корабль, который уходил в Таршиш, и сел на него, заплатив за провоз, чтобы уплыть с ними в Таршиш от Господа.

Тогда Господь напустил на море большой ветер, и поднялась на море большая буря, и была опасность, что корабль разобьется. И моряки испугались, и каждый стал звать своего бога и бросать в море всякую утварь, какая была на корабле, чтобы он сделался легче. А Иона, спустившись внутрь корабля, улегся и уснул себе крепким сном. И тогда начальник моряков подошел к нему и сказал:

— Что ты тут разоспался? Вставай, зови своего Бога, вдруг Бог выручит нас и мы не погибнем.

И все сказали друг другу:

— Давайте метнем жребий и узнаем, из-за кого нам эта беда. И они метнули жребий, и жребий пал на Иону. Тогда они сказали ему:

— Скажи нам, из-за кого нам эта беда, какое твое занятие, откуда ты держишь путь, из какой ты страны, из какого народа.

И он сказал им:

— Я еврей и страшусь Господа, Бога небес, который сотворил море и сушу.

Тогда они устрашились донельзя и сказали ему:

— Зачем ты это сделал? (Ведь они узнали, что он бежит от Господа, потому что Иона сказал им это.)

И они сказали ему:

— Что же нам сделать с тобой, чтобы море отступилось от нас? (Ведь море бушевало, не унимаясь.)

И он сказал им:

— Возьмите меня и выбросьте в море, и море от вас отступится. Ведь я же знаю, что застигла вас такая большая буря из-за меня.

Тогда они принялись грести изо всех сил, чтобы повернуть к берегу, но это им не удавалось, потому что море, бушуя, наступало на них. И тогда они стали звать Господа, говоря:

— Господи, не дай нам погибнуть из-за этого человека, но не взваливай на нас крови невинного! Ведь ты — Господь и поступаешь так, как захочешь.

И они взяли Иону и выбросили его в море, и море перестало бурлить. И они устрашились донельзя Господа, и принесли Господу жертвы, и дали обеты.

Глава 2

А Господь устроил так, что Иону проглотила большая рыба. И был Иона в брюхе этой рыбы три дня и три ночи. И в брюхе рыбы Иона помолился Господу, своему Богу, и сказал:

- Я в злосчастье Бога позвал,

И Господь меня услыхал,

Я из недр преисподней вскричал,

И ты голос мой услыхал.

Ты в пучину бросил меня,

В сердце моря меня метнул,

И потоки - вокруг меня,

И валы твои - надо мной.

И подумал я, и сказал:

«Вот и убран я с глаз твоих!

Разве храм твой увидеть вновь

Доведется мне?

Я до самой души своей

Влагой бездны объят, гляди,

Я травою морской, гляди!

- С головой укрыт!

Я спустился до низа гор,

Я навеки заперт землей.

 Погаси же теперь во мне

Жизнь мою, Господи!»

Да, о Господе вспомнил я,

Расставаясь с душой своей,

И молитва моя дошла

До тебя в твой святой храм.

Тот, кто суетный вздор чтит,

Где он милость к себе найдет?

Так прими же мою хвалу

В дар за то, что ты спас меня!

Все, что Господу обещал,

Совершу теперь.

И Господь устроил так, что рыба извергла Иону на сушу.

Глава 3

И привелось Ионе во второй раз услыхать слово Господне:

— Собирайся, ступай в Ниневию, великий город, и возвести там о том, о чем я сказал тебе прежде!

И тут Иона собрался и пошел в Ниневию, как ему велел Господь. А Ниневия была у Бога великим городом, на три дня пешего хода. И, проходя по городу, сколько за день можно пройти, Иона возвещал и говорил:

— Еще сорок дней, и Ниневия будет разрушена.

И поверили люди Ниневии Богу, и объявили пост, и все, от знатных до убогих, оделись в рубище. И дошла та весть до царя Ниневии, и он встал с престола, снял с себя свое одеяние, надел на себя рубище и сел на золу. И велел объявить в Ниневии такой наказ царя и его сановников: «Пусть ни люди, ни скот, ни крупный, ни мелкий, не принимают пищи, не ходят на пастбища и не пьют воды. И рубищем пусть будут покрыты люди и скот, и пусть изо всех сил взывают к Богу, и пусть отвернется каждый от своего дурного пути и от зла, которое творит своими руками. Кто знает, вдруг Бог и раздумает, и сменит на милость свой пылкий гнев, и мы не погибнем».

И Бог увидал по делам их, что они отернулись от своего злого пути, и ему стало жаль учинять им бедствие, о котором он говорил, и он не учинил им его.

Глава 4

А Иона огорчился этим донельзя и возмутился, И он взмолился к Господу и сказал:

— Ах, Господи, не это ли я и говорил, когда еще был в своей стороне? Потому-то я и бежал заранее в Таршиш! Ведь я же знаю, что ты Бог добрый и кроткий, долготерпеливый и многомилостивый, что ты полон жалости и отходчив. А теперь, Господи, отними у меня душу мою, потому что лучше умереть мне, чем жить.

Но Господь сказал Ионе:

— Сильно ли ты огорчен?

Тогда Иона вышел из города, остановился восточнее города, сделал себе там навес и сел под него в тени, ожидая увидеть, что станет с городом. А Господь устроил так, что выросла тыква, которая поднялась выше Ионы, чтобы тень над его головой остудила его недовольство. И тыкве этой обрадовался Иона донельзя. Но Бог устроил так, что на другой день на рассвете червь подточил тыкву, и она засохла. А когда взошло солнце, Господь послал жгучий восточный ветер, и солнце било в голову Ионы так, что он изнемог и пожелал себе смерти.

— Лучше,— сказал он, — умереть мне, чем жить. И тогда Бог сказал Ионе:

— Сильно ли ты огорчен из-за этой тыквы?

— Я прямо-таки до смерти огорчен,— сказал Иона,

И тогда сказал Господь:

— Тебе жаль тыквы, над которой ты не трудился, которой ты не растил, которая за ночь родилась и за ночь погибла.

Так как же мне-то не пожалеть Ниневии, такого великого города, где больше ста двадцати тысяч жителей, которые не умеют отличить правды от кривды, и где столько скота?

Перевод С. Апта

 

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 135;