Тема 3. Комедии Бомарше «Севильский цирюльник» и «Женитьба Фигаро»



 

Вопросы для обсуждения:

1.Интрига и сюжет комедии «Севильский цирюльник».

2.Образы героев.

3.Условное и реальное в «Цирюльнике».

4.Композиция комедии.

5.Художественный язык комедии. «Женитьба Фигаро» как новый этап в развитии драматургической концепции Бомарше.

6.Образы персонажей (граф, графиня, Фигаро, Сюзанна, Керубино). Внешнее проявление (характер, «маска») и личность персонажа.

7.Комическое и чувствительное, рациональное и чувственное в пьесе.

8.Идейная структура «Женитьбы Фигаро». Утопический аспект символики комедии.

 

Задания:

· Проанализируйте внешний ход действия в «Севильском цирюльнике». В чём отличие построения интриги «Цирюльника» от интриги комедий Мольера (например, «Тартюфа»)? Сопоставьте роль случайностей в комедиях Мольера и Бомарше. Каковы основные приёмы Фигаро как интригана? Проанализируйте значение в сюжете монолога Базиля о клевете. Можно ли говорить о единстве действия «Севильского цирюльника» в строгом смысле? Прокомментируйте фрагмент из второго акта:

ЯВЛЕНИЕ XII

Г р а ф, Б а р т о л о, Р о з и н а. Граф, в форме кавалериста, делая вид, что он навеселе, напевает "Разбудим ее".

Б а р т о л о. Что ему надо? Какой-то солдат! Идите к себе, сеньора. Г р а ф (напевая "Разбудим ее", направляется к Разине). Кто из вас двух, сударыни, зовется доктором Чепухартоло? (Тихо Разине.) Я -- Линдор. Б а р т о л о. Бартоло! Р о з и н а (в сторону). Он произнес имя Линдор! Г р а ф. Чепухартоло он или Олухартоло, я на это плевать хотел. Мне важно знать, которая из вас... (Розане, показывая записку.) Вот вам письмо. Б а р т о л о. Которая! Вы же видите, что это я! Которая! Уйдите, Розина, он, как видно, пьян. Р о з и н а. Потому-то я и останусь, сударь, ведь вы один. Присутствие женщины иногда действует. Б а р т о л о. Идите, идите, я не из робких.

ЯВЛЕНИЕ XIII

Г р а ф, Б а р т о л о.

Г р а ф. А, я вас сразу узнал по приметам! Б а р т о л о (графу, который прячет письмо). Что это вы прячете в карман? Г р а ф. Я для того и прячу в карман, чтобы вы не знали, что это такое. Б а р т о л о. По приметам! Вы не с солдатом разговариваете. Г р а ф. А вы думаете, что так трудно описать ваши приметы?

С трясучей лысой головою, С фигурой грузной и кривою И с тусклым взглядом пескаря; Нога -- точь-в-точь медвежья лапа, Лицо темней, чем у арапа, На вид свирепей дикаря. Одно плечо другого выше; Нос -- точно острый выступ крыши: Ворчливый, хриплый звук речей. Рот -- на манер звериной пасти... У всех дурных страстей во власти: Ну, словом, перл среди врачей!

Б а р т о л о. Что это значит? Вы пришли меня оскорблять? Вон отсюда сию минуту! Г р а ф. Вон отсюда! Ай-ай, как невежливо! Вы человек грамотный, доктор... Бородартоло? Б а р т о л о. Не задавайте мне дурацких вопросов. Г р а ф. О, это вас не должно обижать! Я ведь тоже доктор и уж во всяком случае не хуже вашего умею... Б а р т о л о. Это каким же образом? Г р а ф. Да я же врач полковых лошадей! Потому-то меня и назначили на постой к собрату. Б а р т о л о. Смеют равнять коновала... Г р а ф. (Говорит.)

Простите, доктор, виноват: Вы и отец ваш Гиппократ Гораздо выше нас, быть может!

(Поет.)

Наука ваша, милый друг, Куда существенней поможет: Не уничтожит злой недуг, Зато больного уничтожит!

Ну, разве это для вас не похвала? Б а р т о л о. Таким невежественным знахарям, как вы, вполне пристало унижать первейшее, величайшее и полезнейшее из искусств! Г р а ф. Особенно полезное для тех, кто им занимается. Б а р т о л о. Такое искусство, успехи которого почитает за честь озарять само солнце! Г р а ф. И чьи оплошности спешит укрыть земля. Б а р т о л о. Сейчас видно, неуч, что вы привыкли разговаривать с лошадьми. Г р а ф. Разговаривать с лошадьми? Ай, доктор, а еще умный человек! Неужели вам не известно, что коновал лечит своих больных, ни о чем с ними не говоря, меж тем как врач подолгу с ними говорит... Б а р т о л о. Не леча их? Вы это хотите сказать? Г р а ф. Это вы сказали, а не я. Б а р т о л о. Кой черт принес сюда этого треклятого пьянчужку? Г р а ф. Душа моя, вы, кажется, отпускаете на мой счет шуточки? Б а р т о л о. В конце концов что вам угодно? Что вам нужно? Г р а ф (делает вид, что очень рассердился). Вот тебе раз! Что мне угодно! Да вы что, сами не видите?

ЯВЛЕНИЕ XIV

Р о з и н а, г р а ф, Б а р т о л о.

Р о з и н а (вбегает). Господин солдат, не гневайтесь, прошу вас! (Бартоло.) Говорите с ним помягче, сударь: человек не в полном рассудке... Г р а ф. Вы здраво рассуждаете: он не в полном рассудке, но ведь мы-то с вами люди рассудительные! Я -- человек учтивый, вы -- красивы... Вот и весь сказ. Одним словом, в этом доме я признаю только вас. Р о з и н а. Чем могу служить, господин солдат? Г р а ф. Сущей безделицей, дитя мое. Но только, может быть, я выражаюсь не совсем ясно... Р о з и н а. Я догадаюсь. Г р а ф (показывает ей письмо). Вчитайтесь получше, как можно лучше. Все дело в том... Скажу вам напрямик: позвольте мне у вас переночевать. Б а р т о л о. Только и всего? Г р а ф. Больше ничего. Вот вам записка от нашего квартирмейстера. Б а р т о л о. Посмотрим.

Граф прячет письмо и подает ему другую бумагу.

(Читает.) "Доктору Бартоло предлагается приютить, накормить напоить и спать уложить..." Г р а ф (подчеркивает). Спать уложить. Б а р т о л о. "...только на одну ночь некоего Линдора. По прозванию Школяра, кавалериста полка..." Р о з и н а. Это он, он самый!.. Б а р т о л о (живо Разине). Что такое? Г р а ф. Ну, что ж, разве я вам солгал, доктор Балдартоло? Б а р т о л о. Можно подумать, что этому человеку доставляет какую-то злобную радость на все лады коверкать мою фамилию. Убирайтесь вы к черту с вашимБалдартоло, Бородартоло и скажите вашему нахалу-квартирмейстеру, что, после того как я съездил в Мадрид, меня освободили от постоя. Г р а ф (в сторону). Ах ты, господи, вот досада! Б а р т о л о. Ага, приятель, это вам не по вкусу? Даже хмель соскочил! А все-таки убирайтесь вы отсюда подобру-поздорову, живо! Г р а ф (в сторону). Чуть было себя не выдал. (Бартоло.) Убираться подобру-поздорову? Если вас освободили от постоя, то, я надеюсь, вас не освободили от обязанности быть вежливым? Убираться! Покажите мне ваше свидетельство об освобождении. Хоть я и не грамотен, а все-таки разберу. Б а р т о л о. Сделайте одолжение. Оно у меня тут, в бюро. Г р а ф (не сходя с места, в то время как Бартоло направляется к бюро). Ах, моя прелестная Розина! Р о з и н а. Так вы -- Линдор? Г р а ф. Возьмите же скорей письмо. Р о з и н а. Осторожнее, за нами следят. Г р а ф. Достаньте платок, я уроню письмо. (Приближается к ней.) Б а р т о л о. Но-но, сеньор солдат! Я не люблю, чтобы так близко подходили к моей жене. Г р а ф. Разве это ваша жена? Б а р т о л о. А что же тут такого? Г р а ф. Я вас принимал за ее предка не то с отцовской, не то с материнской, вернее с праматеринской стороны, -- между ней и вами по крайней мере три поколения. Б а р т о л о (читает бумагу). "На основании точных и достоверных сведений, полученных нами..." Г р а ф (снизу ударяет рукой по бумаге, и она взлетает под потолок). На что мне вся эта белиберда? Б а р т о л о. Знаете что, солдат? Я сейчас кликну слуг и они вам покажут. Г р а ф. Сражение? Извольте! Сражаться -- это мое ремесло (показывает на пистолет за поясом), они у меня отведают пороху. Вы, сударыня, вероятно, никогда не видели сражения? Р о з и н а. И видеть не хочу. Г р а ф. А между тем нет ничего веселее сражения. Прежде всего вообразите (наступает на доктора), что неприятель по ту сторону оврага, а наши -- по эту. (Разине, показывая письмо.) Достаньте платок. (Плюет на пол.) Положим, это овраг.

Розина вынимает платок, граф роняет письмо с таким расчетом, что оно падает между ним и ею.

Б а р т о л о (нагибаясь). Ага!.. Г р а ф (поднимая письмо). Вот так-так! А я еще собирался открыть вам тайны моего ремесла... На вид такая скромная женщина! А что как не любовная записка выпала у нее сейчас из кармана? Б а р т о л о. Дайте, дайте! Г р а ф. Dulciter / Легче (лат.)/, папаша. Кому что! А если б у вас выпал рецепт слабительного? Р о з и н а (протягивает руку). Ах, господин солдат, я знаю, что это такое! (Берет письмо и прячет в карманчик своего передника.) Б а р т о л о. Уйдете вы или нет? Г р а ф. Ну, что ж, уйду. Прощайте, доктор, не поминайте лихом. Еще два слова, радость моя: попросите смерть, чтобы она на несколько походов забыла обо мне, -- никогда еще я так не дорожил своей жизнью, как теперь. Б а р т о л о. Ступайте, ступайте. Если бы я имел влияние на смерть... Г р а ф. Если бы? Да ведь вы же доктор! Вы столько сделали для смерти, что она ни в чем не откажет вам. (Уходит.)

 

· Сравните принципы создания образа героя у Мольера и Бомарше. Обладают ли герои «Цирюльника» строгой определенностью внешних черт характера, поведения? Всегда ли персонажи действуют в соответствии со своими характерами? В каких случаях и по какой причине нарушается логика характера? Прокомментируйте фрагмент из третьего акта:

ЯВЛЕНИЕ II

Б а р т о л о, г р а ф, одетый бакалавром.

Г р а ф. Мир и радость всем, в этом доме живущим! Б а р т о л о. Пожелание как нельзя более уместное. Что вам угодно? Г р а ф. Сударь, я--Алонсо, бакалавр и лиценциат... Б а р т о л о. Я в домашних наставниках не нуждаюсь. Г р а ф. ...ученик дона Базиля, монастырского органиста, имеющею честь обучать музыке вашу... Б а р т о л о. Да, да, Базиль, органист, имеющий честь, -- все это мне известно. К делу! Г р а ф (в сторону). Ну, и человек! (Бартоло.) Внезапный недуг удерживает его в постели... Б а р т о л о. Удерживает в постели? Базиля? Хорошо сделал, что сообщил. Сейчас же иду к нему. Г р а ф (в сторону). А, черт! (Бартоло.) Под словом "постель" я разумею комнату. Б а р т о л о. Пусть даже легкое недомогание. Идите вперед, я за вами. Г р а ф. (в замешательстве). Сударь, мне было поручено... Нас никто не слышит? Б а р т о л о (в сторону). Должно быть, мошенник... (Графу.) Нет, загадочный господин, что вы! Говорите, не стесняясь, если можете. Г р а ф (ветерану). Проклятый старикашка! (Бартоло.) Дон Базиль просил передать вам... Б а р т о л о. Говорите громче, я плохо слышу на одно ухо. Г р а ф (возвысив голос). А, с удовольствием! Граф Альмавива, который проживал на главной площади... Б а р т о л о (а испуге). Говорите тише, говорите тише! Г р а ф (еще громче), ...сегодня утром оттуда съехал. Так как это я сказал Базилю, что граф Альмавива... Б а р т о л о. Тише, пожалуйста, тише! Г р а ф (все также). ...живет в нашем городе, и так как именно я обнаружил, что сеньора Розина ему писала... Б а р т о л о. Она ему писала? Дорогой мой, говорите тише, умоляю вас! Присаживайтесь, давайте поговорим по душам. Стало быть, вам удалось обнаружить, что Розина... Г р а ф (с достоинством). Несомненно. Базиль, узнав об этой переписке, встревожился за вас и попросил меня показать вам письмо, но вы так со мной обошлись... Б а р т о л о. Ах, боже мой, я с вами обошелся совсем не плохо! Только неужели нельзя говорить тише? Г р а ф. Вы же сами сказали, что на одно ухо глухи. Б а р т о л о. Простите, сеньор Алонсо, простите мне мою подозрительность и суровость, но меня преследуют враги, строят мне козни... да и потом ваша манера держать себя, ваш возраст, ваша наружность... Простите, простите. Значит, письмо при вас? Г р а ф. Давно бы так, сударь! Но только я боюсь, что нас подслушивают. Б а р т о л о. А кому подслушивать? Мои слуги спят без задних ног! Розина со злости заперлась! Все у меня в доме вверх дном. Пойду на всякий случай проверю... (Тихонько приоткрывает дверь в комнату Разины.) Г р а ф (в сторону). С досады я сам испортил себе все дело. Как же теперь, не оставить письма? Придется бежать. А тогда не стоило и приходить... Показать письмо?.. Если б только я мог предупредить Розину, это было бы бесподобно. Б а р т о л о (возвращается на цыпочках). Сидит у окна, спиной к двери, и перечитывает письмо своего двоюродного брата, офицера, которое я распечатал... Посмотрим, что пишет она. Г р а ф (передает ему письмо Розаны). Вот оно. (В сторону.) Она перечитывает мое письмо. Б а р т о л о (читает). "С тех пор как вы сообщили мне свое имя и звание..." А, изменница! Это ее почерк. Г р а ф (в испуге). Говорите и вы потише! Б а р т о л о. Вот одолжили, милейший!.. Г р а ф. Когда все будет кончено, вы меня, если найдете нужным, отблагодарите. Судя по тем переговорам, которые ведет сейчас дон Базиль с одним юристом... Б а р т о л о. С юристом? По поводу моей женитьбы? Г р а ф. А зачем же я к вам пришел? Он просил передать вам, что к завтраму все будет готово. Вот тогда-то, если она воспротивится... Б а р т о л о. Она воспротивится. Г р а ф (хочет взять у него письмо, Бартоло не отдает). Вот когда я могу быть вам полезен: мы покажем ей письмо, и в случае чего (таинственно) я не постесняюсь ей сказать, что получил его от одной женщины, а что той его передал граф. Вы понимаете, что смятение, стыд, досада могут довести ее до того, что она тотчас же... Б а р т о л о (со смехом). Вот она, клевета! Теперь я вижу, милейший, что вас действительно прислал Базиль! А чтобы она не подумала, что все это подстроено заранее, не лучше ли вам познакомиться с ней теперь же? Г р а ф (сдерживая порыв восторга). Дон Базиль тоже считает, что так лучше. Но как это сделать? Ведь уж поздно... Времени осталось немного. Б а р т о л о. Я скажу, что вы вместо Базиля. Ведь вы могли бы дать ей урок? Г р а ф. Для вас я готов на все. Но только будьте осторожны: истории с мнимыми учителями -- это старо, это мы двадцать раз видели в театре... Что, если она заподозрит... Б а р т о л о. Я сам вас представлю,--это ли не правдоподобно? Вы скорей напоминаете переодетого любовника, чем услужливого друга. Г р а ф. Правда? Вы думаете, что моя наружность ее обманет? Б а р т о л о. Ни один черт не догадается. Она сегодня ужасно не в духе. Но только она на вас взглянет... Клавесин в соседней комнате. Пока что вот вам развлечение, а я во что бы то ни стало ее приведу. Г р а ф. Смотрите же, ничего не говорите ей о письме! Б а р т о л о. Не говорить до решительной минуты? Конечно, иначе оно не произведет никакого впечатления. Я не из таких, чтобы мне надо было повторять одно и то же, я не из таких. (Уходит.)

 

· В каком смысле можно говорить о единстве образа героя у Бомарше? В чём социальная и психологическая типичность образов Фигаро, графа, Розины, Бартоло? Как соотносится сюжетная функция героя с его личностью? Определите значение сентенций в репликах героев для создания характера. Прокомментируйте фрагмент:

* ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *

Сцена представляет улицу в Севилье; во всех домах окна забраны решеткой.

ЯВЛЕНИЕ I

Г р а ф один, в широком темном плаще и шляпе с опущенными полями. Прохаживаясь по сцене, вынимает часы.

Я думал, сейчас больше. До той поры, когда она имеет обыкновение показываться в окне, ждать еще долго. Ну, ничего: лучше прийти раньше времени, чем упустить возможность увидеть ее. Если б какому-нибудь придворному любезнику могло прийти в голову, что я, в ста лье от Мадрида, каждое утро стою под окнами женщины, с которой ни разу словом не перемолвился, он принял бы меня за испанца времен королевы Изабеллы. А что в этом такого? Все охотятся за счастьем. Мое счастье заключено в сердце Розины. Но как же так? Подстерегать женщину в Севилье, когда в столице и при дворе сколько угодно вполне доступных наслаждений? Вот их-то я и избегаю. Я устал от побед, беспрерывно доставляемых нам корыстью, обычаем или же тщеславием. Это так отрадно, когда тебя любят ради тебя самого! И если бы с помощью этого переодевания я мог убедиться... Кого-то черт несет!

 

· Сделайте вывод о соотношении интриги и сюжета в «Севильском цирюльнике».

· Какую роль играют в комедии театральные условности? Обратите внимание на соотношение «сентиментальных» и «комических» сцен. Как использует Бомарше свет и цвет? Сделайте вывод об основных принципах композиционного строения комедии. Прокомментируйте фрагмент из третьего акта:

ЯВЛЕНИЕ IV

Г р а ф, Р о з и н а, Б а р т о л о.

Р о з и н а (с напускным раздражением). Толковать со мной об этом бесполезно, сударь. Мое слово свято. Я и слышать не желаю о музыке. Б а р т о л о. Дай же мне договорить, дитя мое! Это дон Алонсо, ученик и приятель дона Базиля, -- дон Базиль предлагает его в качестве свидетеля на нашей свадьбе. Музыка тебя успокоит, поверь! Р о з и н а. Ну, уж это извините! Чтоб я еще стала петь сегодня!.. Где этот самый учитель, которого вы стесняетесь выпроводить? Я мигом с ним разделаюсь, а заодно и с Базилем. (Узнав своего возлюбленного, вскрикивает.) Ах! Б а р т о л о. Что с вами? Р о з и н а (схватившись за сердце, в сильном волнении). Ах, боже мой, сударь!.. Ах, боже мой, сударь!.. Б а р т о л о. Она снова теряет сознание!.. Сеньор Алонсо! Р о з и н а. Нет, я не теряю сознания... Но когда я повернулась... Ай! Г р а ф. У вас нога подвернулась, сударыня? Р о з и н а. Да, да, нога подвернулась. Ужасно больно. Г р а ф. Я сразу заметил. Р о з и н а (глядит на графа). Боль отдалась в сердце. Б а р т о л о. Надо скорей сесть, надо скорей сесть. Да где же кресло? (Уходит за креслом.) Г р а ф. Ах, Розина! Р о з и н а. Как вы неосторожны! Г р а ф. Мне столько нужно сказать вам! Р о з и н а. Он все равно не даст. Г р а ф. Нас выручит Фигаро. Б а р т о л о (приносит кресло). Вот, деточка, садись. Как видите, бакалавр, сегодня ей уж не до урока. Как-нибудь в другой раз. Прощайте. Р о з и н а (графу). Нет, постойте. Мне немножко легче. (Бартоло.) Я чувствую, что виновата перед вами, сударь, и, следуя вашему примеру, хочу немедленно загладить... Б а р т о л о. Вот оно, женское сердечко! Однако, дитя мое, после такого потрясения тебе необходим полный покой. Прощайте, бакалавр, прощайте. Р о з и н а (графу). Ради бога, одну минуту! (Бартоло.) Если вы, сударь, не позволите мне взять урок и доказать на деле, что я раскаиваюсь, я буду думать, что вы не хотите сделать мне приятное. Г р а ф (тихо Бартоло). Я вам советую не противоречить ей. Б а р т о л о. Ну, как хочешь, моя ненаглядная. В угоду тебе я даже буду присутствовать на уроке. Р о з и н а. Не стоит, сударь. Ведь вы же не охотник до музыки. Б а р т о л о. Уверяю тебя, что сегодня я буду слушать с наслаждением. Р о з и н а (тихо графу). Что за мученье! Г р а ф (берет с пюпитра ноты). Вы это желаете петь, сударыня? Р о з и н а. Да, это премилый отрывок из "Тщетной предосторожности". Б а р т о л о. Опять "Тщетная предосторожность"! Г р а ф. Это последняя новинка. Картина весны, и при этом довольно яркая. Попробуйте, сударыня... Р о з и н а (глядя на графа). С большим удовольствием. Я люблю весну, это юность природы. С концом зимы сердце становится как-то особенно чувствительным. Его можно сравнить с невольником: долгие годы проведя в заточении, невольник с неизведанной силой ощущает прелесть возвращенной ему свободы. Б а р т о л о (тихо графу). Вечно в голове какие-то бредни. Г р а ф (тихо). Понимаете, что за ними кроется? Б а р т о л о. Как не понять! (Садится в кресло, где сидела Розина.) Розина (поет).

 

· Какие приёмы, найденные в «Севильском цирюльнике», использует Бомарше в «Женитьбе Фигаро»? Какие изменения вносит Бомарше в драматургическую концепцию «Женитьбы» по сравнению с «Цирюльником»? Прокомментируйте фрагмент:

ЯВЛЕНИЕ III

 

 Ф и г а р о один, в самом мрачном расположении духа,расхаживает впотьмах.

 

О женщина! Женщина! Женщина!Созданиеслабоеиковарное!.. Всякое живое существо не может идти наперекор своему инстинкту, неужелижетвойинстинкт велит тебе обманывать?.. Отказаться наотрез, когда я сам ее об этом молил в присутствии графини,а затем,вовремяцеремонии,даваяобетверности...Он посмеивался, когда читал, злодей, а я-то,какдурачок...Нет вашесиятельство,выеенеполучите...вы ее не получите. Думаете что если вы – сильный мира сего,такуж,значит,и разумомтожесильны?..Знатноепроисхождение,состояние, положение в свете, видные должности–от всегоэтогонемудрено возгордиться!А много ли вы приложили усилий для того, чтобы достигнуть подобного благополучия? Вы дали себе трудродиться, толькоивсего.Вообщежеговоря, вы человек довольно-таки заурядный. Это не то что я, черт побери! Янаходилсявтолпе людейтемногопроисхождения,и ради одного только пропитания мнепришлосьвыказатьтакуюосведомленностьитакую находчивость,какихвтечениевеканепотребовалосьдля управления всеми Испаниями. А вы еще хотите со мною тягаться... Кто-то идет... Это она... Нет,мнепослышалось.Темно,хоть глазвыколи,ая вот тут исполняй дурацкую обязанность мужа, хоть я и муж-то всего только наполовину! (Садитсянаскамью.)

Какаяуменя,однако,необыкновенная судьба! Неизвестно чей сын, украденный разбойниками,воспитанныйвихпонятиях,я вдруг почувствовал к ним отвращение и решил идти честным путем, и всюду меня оттесняли! Я изучил химию, фармацевтику, хирургию, и,несмотряна покровительство вельможи, мне с трудом удалось получить место ветеринара. В конце концовмненадоеломучить больныхживотных, и я увлекся занятием противоположным: очертя голову устремился к театру. Лучше бы уж я повесилсебекамень нашею. Я состряпал комедию из гаремной жизни. Я полагал, что, будучи драматургомиспанским,ябеззазрениясовестимогу нападатьнаМагомета. В ту же секунду некий посланник... черт егознаетчей...приноситжалобу,чтоявсвоихстихах оскорбляюблистательнуюПорту,Персию,частьИндии,весь Египет, а также королевства: Барку,Триполи,Тунис,Алжири Марокко.Ивотмоюкомедиюсняливугодумагометанским владыкам, ни один из которых,яуверен,неумеетчитатьи которые,избивая нас до полусмерти, обыкновенно приговаривают: "Вот вам, христианские собаки!" Ум невозможно унизить, такему отмщаюттем, что гонят его. Я пал духом, развязка была близка: мне так и чудилась гнусная рожа судебного пристава с неизменным пером за ухом. Трепеща,ясобираювсюсвоюрешимость.Тут началисьспорыопроисхождении богатств, а так как для того, чтобы рассуждать о предмете,вовсенеобязательнобытьего обладателем,то я, без гроша в кармане, стал писать о ценности денег и о том, какой доход они приносят.Вскорепослеэтого, сидяв повозке, я увидел, как за мной опустился подъемный мост тюремного замка, а затем, у входа в этот замок,меняоставили надеждаисвобода.(Встает.)Какбымнехотелось,чтобы когда-нибудь в моих руках очутился одинизэтихвременщиков, которыетаклегко подписывают самые беспощадные приговоры, – очутился тогда, когда грозная опала поубавит в нем спеси! Ябы емусказал...что глупости, проникающие в печать, приобретают силу лишь там, где их распространение затруднено, чтогденет свободыкритики,тамникакая похвала не может быть приятна и чтотолькомелкиелюдишкибоятсямелкихстатеек.(Снова садится.)Когдаимнадоелокормить неизвестного нахлебника, меня отпустили на все четыре стороны, а так как есть хочется не только в тюрьме, но и на воле, я опять заострилпероидавай расспрашиватьвсехикаждого, что в настоящую минуту волнует умы. Мне ответили, что, пока я пребывал на казенныххлебах,в Мадриде была введена свободная продажа любых изделий, вплоть до изделийпечатных, и что я только не имею права касаться в моих статьях власти, религии, политики, нравственности,должностных лиц,благонадежныхкорпораций,Оперноготеатра, равно как и другихтеатров,атакжевсехлиц,имеющихкчему-либо отношение, – обовсем же остальном я могу писать совершенно свободно под надзоромдвух-трехцензоров.Охваченныйжаждой вкуситьплодыстольотрадной свободы, я печатаю объявление о новом повременном издании и для пущей оригинальности придумываю ему такое название: "Бесполезная газета". Что тут поднялось! На меня ополчился легион газетных щелкоперов,менязакрывают,и вотяопятьбезвсякогодела.Я был на краю отчаяния, мне сосватали было одно местечко, но, к несчастью, я вполне кнему подходил.Требовалсясчетчик,ипосемунаэто место взяли танцора. Оставалось идти воровать. Я пошел в банкометы.Ивот тут-то,изволителивидеть, со мной начинают носиться, и такназываемые порядочные люди гостеприимно открываютпередомнойдверисвоихдомов,удерживая,однакож,всвоюпользу тричетверти барышей. Я могбыотличноопериться,яуженачалпонимать,чтодлятого,чтобынажитьсостояние,не нужнопроходить курс наук, а нужно развить в себеловкостьрук.Нотаккаквсе вокруг меня хапали, а честности требовали от меняодного,топришлосьпогибатьвторично.Насейразявознамерилсяпокинутьздешниймир, и двадцать футов воды ужеготовы были отделить меняотнего,когданекийдобрыйдухпризвал меня к первоначальной моей деятельности. Я снова взял врукисвой бритвенный прибор и английский ремень и, предоставивдым славы тем глупцам, которые только им и дышат, а стыд бросивпосредидороги,какслишкомбольшуюобузудляпешехода,заделался бродячим цырюльником и зажил беспечною жизнью. В одинпрекрасный день в Севилью прибыл некий вельможа, он меня узнал,яегоженил,ивот теперь, в благодарность за то, что я емудобыл жену, он вздумал перехватить мою!Завязываетсяинтрига,подымаетсябуря.Янаволосокот гибели, едва не женюсь насобственной матери, но в это самое время один за другимпередомнойпоявляются мои родители. (В сильном возбуждении, встает.)

Заспорили: это вы, это он, это я, это ты. Нет, это немы.Ну,такктоже наконец? (Снова садится.) Вот необычайное стечениеобстоятельств! Как все это произошло? Почемуслучилосьименноэто, а не что-нибудь другое? Кто обрушил все эти события на моюголову?Я вынужден был идти дорогой, на которую я вступил, самтого не зная, и с которой сойду, сам того не желая, и яусыпалеецветаминастолько,насколькомнеэтопозволяламоявеселость. Я говорю: моя веселость, а между тем в точностимненеизвестно,больше ли она моя, чем все остальное, и что такое,наконец, "я", которому уделяется мною так много внимания: смесьнеподдающихсяопределениючастиц,жалкое,придурковатоесоздание,шаловливыйзверек,молодойчеловек,жаждущийудовольствий, созданный для наслаждения, радикускахлебанебрезгающийникаким ремеслом, сегодня господин, завтра слуга – в зависимостиотприхотисудьбы,тщеславныйизсамолюбия,трудолюбивый по необходимости, но и ленивый... до самозабвения!Вминутуопасности–оратор,когда хочется отдохнуть – поэт,при случае – музыкант, порой – безумновлюбленный.Явсевидел,всемзанимался, все испытал. Затем обман рассеялся, и,совершенноразуверившись...разуверившись...Сюзон,Сюзон,Сюзон,какяиз-затебястрадаю! Я слышу шаги...сюда идут.Сейчас все решится. (Отходит к первой правой кулисе.)

· Проанализируйте идейную структуру «Женитьбы Фигаро»; определите смысл соотношения образов гpaфa и Фигаро, Розины и Сюзанны, женских и мужских персонажей.

· Сделайте вывод об идейном замысле «Женитьбы Фигаро» Бомарше.

 

Литература

Основная:

Грандель Ф. Бомарше. М., 1979.

Кагарлицкий Ю. И. Театр на века. Театр эпохи Просвещения: Тенденции и традиции. М., 1987.

Дополнительная:

Аникст А. А. Теория драмы от Аристотеля до Лессинга: История учений о драме. М., 1967.

Артамонов С. Д. Бомарше. М., 1960.

Мокульский С. С. Бомарше. Жизнь и творчество. М., 1957.

Мокульский С. С. Пьер Бомарше // Мокульский С. С. О театре. М., 1963.

Финкельштейн Е. Бомарше. М.; Л., 1957.

Штейн А. Л. Бессмертный Фигаро // На вершинах мировой литературы. М., 1988.

Штейн А. Л. Политическая комедия Бомарше // Штейн А. Л. Веселое искусство комедии. М., 1990.

Рекомендуемые источники:

Бомарше. Драматические произведения. Мемуары / Вступ.ст. и коммент. Л. Зониной. М., 1971 (БВЛ).

Бомарше. Избр.произв. : в 2 т. / Сост., вступит.ст. и коммент. С. Д. Артамонова. М., 1966.

Французский театр эпохи Просвещения : в 2 т. Вступит.ст. и коммент. С. Мокульского. М., 1957.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 480;