Экономические воззрения эпохи феодализма 26 страница



Таким образом, основной экономический закон капитализма — закон прибавочной стоимости — в период империализма получает своё дальнейшее развитие и конкретизацию. Если при домонополистическом капитализме господство свободной конкуренции приводило к уравнению нормы прибыли отдельных капиталистов, то в условиях империализма монополии обеспечивают себе монопольно высокую, максимальную прибыль. Именно максимальная прибыль является двигателем монополистического капитализма.

Объективные условия для получения максимальных прибылей создаются установлением господства монополий в тех или иных отраслях производства. На стадии империализма концентрация и централизация капитала достигают наивысшей степени. В силу

1 И.В. Сталин, Экономические проблемы социализма в СССР, стр. 38.

237

атого расширение производства требует огромных капитальных вложений. С другой стороны, в период йонополистического капитализма развёртывается ожесточённая конкурентная борьба между гигантскими предприятиями. В этой борьбе побеждают сильнейшие хмонополии, располагающие крупнейшими капиталами и получающее максимальные прибыли.

За счёт максимальных прибылей монополии имеют возможность осуществлять расширенное воспроизводство и обеспечивать своё господство в капиталистическом мире. Погоня монополий за максимальной прибылью ведёт к крайнему обострению всех противоречий капитализма.

Общую основу максимальной прибыли капиталистических монополий, как и всякой капиталистической прибыли, составляет прибавочная стоимость, выжимаемая из рабочих путём эксплуатации их в процессе производства. Эксплуатация рабочего класса повышается монополиями до крайней степени. Путём применения всевозможных потогонных систем организации и оплаты труда достигается беспрерывная изнуряющая интенсификация труда, означающая прежде всего огромный рост нормы и массы прибавочной стоимости, выжимаемой из рабочих. Далее, интенсификация труда ведёт к тому, что множество рабочих оказываются излишними и попадают в ряды армии безработных, лишённых какой-либо надежды на возвращение в процесс производства. С предприятий выбрасываются также все рабочие, для которых непосильно чрезмерное ускорение производственных процессов.

В США норма прибавочной стоимости в горной и обрабатывающей промышленности, исчисленная на основании официальных данных, составляла в 1889 г. 145%, в 1919 г.—165, в 1929 г.— 210, в 1939 г.—220%. Таким образом, за 50 лет норма прибавочной стоимости возросла в 11/2 раза.

В то же время реальная заработная плата неуклонно снижается в результате увеличения дороговизны жизни. Повышение цен на средства существования, усиливающаяся тяжесть налогового бремени и инфляция ещё больше уменьшают реальный заработок рабочего. В эпоху империализма в огромной степени возрастает разрыв между заработком рабочего и стоимостью его рабочей силы. Это означает ещё более резкое действие всеобщего закона капиталистического накопления, обусловливающего относительное и абсолютное обнищание пролетариата. Рост эксплуатации рабочего класса в процессе производства дополняется ограблением трудящихся как потребителей; рабочим приходится переплачивать крупные суммы монополиям, устанавливающим высокие монопольные цены на производимые и продаваемые ими товары.

В условиях монополистического капитализма товары, производимые монополиями, продаются уже не по ценам производства,' а по значительно более высоким — монопольным — ценам.

238

Монопольная цена равна издержкам производства плюс максимальная прибыль, значительно превышающая среднюю норму прибыли; монопольная цена выше цены производства и, как правило, превышает стоимость товаров. В то же время монопольная цена, как указывал ещё Маркс, не может уничтожить границы, определяемые стоимостью товаров. Высокий уровень монопольных цен не изменяет общей суммы производимой в мировом капиталистическом хозяйстве стоимости и прибавочной стоимости: что выигрывают монополии, то теряют рабочие, мелкие производители, население зависимых стран. Одним из источников максимальной прибыли, которую получают монополии, является перераспределение прибавочной стоимости, в результате которого немонополизированные предприятия часто не выручают и средней прибыли. Поддерживая цены на высоком уровне, превышающем стоимость товаров, монополии присваивают себе результаты роста производительности труда и снижения издержек производства. Таким образом, они облагают население всё возрастающей данью.

Важным орудием монополистического вздувания цен служит таможенная политика буржуазных государств. В эпоху свободной конкуренции к высоким таможенным пошлинам прибегали преимущественно более слабые страны, промышленность которых нуждалась в защите от иностранной конкуренции. В эпоху империализма, наоборот, высокие пошлины служат монополиям средством наступления, борьбы за захват новых рынков. Высокие пошлины помогают поддерживать монопольные цены внутри страны.

В целях завоевания новых внешних рынков монополии широко применяют демпинг — продажу товаров за границей по бросовым ценам, значительно ниже цен внутреннего рынка, а часто даже ниже издержек производства. Расширение сбыта за границей в порядке демпинга позволяет поддерживать высокие цены внутри страны, не сокращая производства, причём потери, обусловленные бросовым экспортом, покрываются за счёт повышения цен па внутреннем рынке. После того как данный внешний рынок завоёван и закреплён за монополиями, они переходят к продаже товаров по высоким монопольным ценам.

Эксплуатация основных масс крестьянства монополиями выражается прежде всего в том, что господство монополий порождает растущее расхождение между уровнем цен на продукты сельского хозяйства и на промышленные товары (так называемые «ножницы» цен): сбывая товары по искусственно вздутым ценам, монополии в то же время скупают у крестьян продукты их хозяйства по чрезвычайно низким ценам. Являясь орудием выкачивания средств из сельского хозяйства, монопольные цены задерживают его развитие. Одним из сильнейших рычагов разорения крестьянских хозяйств является развитие ипотечного кредита. Монополии опутывают крестьян долгами и затем за бесценок присваивают себе их землю и имущество.

Скупка (монополиями продуктов крестьянского хозяйства по крайне низким ценам вовсе не значит, что городской потребитель пользуется дешёвыми продовольственными продуктами. Между крестьянином и городским потребителем стоят посредники — торговцы, объединённые в монополистических организациях, которые разоряют крестьян и обирают городских потребителей.

239

«Капитализму,— писал М. Торез в работе «Политика Коммунистической партии в деревне»,— удалось превратить мелкую крестьянскую собственность — парцеллы, на которых крестьяне работают иногда 14—16 часов в день,— не в средство существо-гания и процветания трудящихся крестьян, а в орудие их эксплуатации и закабаления. Путём ипотек, путём махинаций финансовых пиратов, путём высоких налогов и поборов, высокой арендной платы и в особенности путём конкуренции со стороны крупных землевладельцев — капиталистов, буржуазия разоряет средних и мелких крестьян».

Далее, источником максимальных прибылей монополий является закабаление и ограбление экономически отсталых и зависимых стран буржуазией империалистических государств. Систематическое ограбление колоний и других отсталых стран, превращение ряда независимых стран в зависимые страны составляют неотъемлемую черту монополистического капитализма. Империализм не может жить и развиваться без непрерывного притока дани из ограбляемых им чужих стран.

Монополии получают огромные доходы прежде всего от своих капиталовложений в колониальных и зависимых странах. Эти доходы являются результатом самой жестокой и бесчеловечной эксплуатации трудящихся масс колониального мира. Монополии наживаются посредством неэквивалентного обмена, то есть путём продажи в колониальных и зависимых странах своих товаров по ценам, значительно превышающим их стоимость, и скупки производимых в этих странах товаров по непомерно низким ценам, не покрывающим их стоимости. Наряду с этим монополии получают из колоний высокие прибыли по транспортным, страховым, банковским операциям.

Наконец, источником наживы для монополий являются войны и милитаризация экономики. Войны гигантски обогащают магнатов финансового капитала, а в промежутках между войнами монополии стремятся сохранить высокий уровень своих прибылей путём безудержной гонки вооружений. Войны и милитаризация хозяйства приносят монополистам богатые военные заказы, оплачиваемые казной по вздутым ценам, обильный поток ссуд и субсидий из средств государственного бюджета. Предприятия, работающие на войну, ставятся в исключительно выгодные условия в отношении снабжения сырьём, материалами производства и обеспечения рабочей силой. Всякие законы о труде отменяются, рабочие объявляются мобилизованными, стачки запрещаются. Всё это даёт возможность капиталистам до крайности повысить степень эксплуатации путём доведения интенсивности труда до высших пределов. В то же время жизненный уровень трудящихся масс неуклонно снижается вследствие роста налогов, дороговизны жизни, карточной системы распределения продуктов питания и других предметов первой необходимости.

240

Таким образом, милитаризация капиталистической экономики как в условиях войны, так и в мирное время означает резкое усиление эксплуатации трудящихся масс в интересах роста максимальных прибылей монополий.

Основной экономический закон современного капитализма, определяя весь ход развития капитализма на его империалистической стадии, даёт возможность понять и объяснить неизбежность роста и обострения присущих ему неразрешимых.противоречий.

КРАТКИЕ ВЫВОДЫ

1. Империализм, или монополистический капитализм, есть высшая и последняя стадия развития капиталистического способа производства. Переход от домонополистического капитализма к монополистическому капитализму совершился в течение последней трети XIX века. Империализм окончательно слооюился к началу XX века.
2. Основные экономические признаки империализма таковы: 1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной окизни; 2) слияние банковского капитала с промышленным и образование на этой базе финансового капитала, финансовой олигархии; 3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение; 4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие между собой мир; 5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими империалистическими державами. Завершение территориального раздела мира ведёт к борьбе за его передел, неизбежно порождающей империалистические войны мирового масштаба.
3. Основной экономический закон монополистического капитализма заключается в обеспечении максимальной капиталистической прибыли путём эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путём закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путём войн и милитаризации народного хозяйства.

241

ГЛАВА ХVIII
КОЛОНИАЛЬНАЯ СИСТЕМА ИМПЕРИАЛИЗМА

Роль колоний в период империализма. Колониальные захваты, стремление к образованию крупных империй путём покорения более слабых стран и народов существовали и до эпохи империализма и даже до возникновения капитализма. Но, как показал Ленин, в период империализма роль и значение колоний существенно изменяются не только по сравнению с докапиталистическими эпохами, но и по сравнению с периодом домонополистического капитализма. К «старым» «методам колониальной политики прибавляется борьба монополистов за источники сырья, за вывоз капитала, за сферы влияния, за хозяйственные и военно-стратегические территории.

Как было показано, закабаление и систематическое ограбление народов других стран, особенно отсталых стран, превращение ряда независимых стран в зависимые страны составляет одну из главных черт основного экономического закона современного капитализма. Капитализм в ходе своего распространения по всему миру породил тенденцию к хозяйственному сближению отдельных стран, к уничтожению национальной замкнутости и постепенному объединению громадных территорий в одно связное целое. Единственным способом, посредством которого монополистический капитализм осуществляет постепенное экономическое объединение громадных территорий, является закабаление колоний и зависимых стран империалистическими державами. Это объединение происходит путём создания колониальных империй, основанных на беспощадном угнетении и эксплуатации колониальных и зависимых стран метрополиями.

В период империализма завершается образование капиталистической системы мирового хозяйства, которая строится на отношениях зависимости, на отношениях господства и подчинения. Империалистические страны путём усиленного вывоза капитала, расширения «сфер влияния», колониальных захватов подчинили своему господству народы колоний и зависимых стран. «капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения -горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли» 1. Таким образом, отдельные национальные хозяйства превратились в звенья единой цепи, называемой мировым хозяйством. Вместе с тем население земного шара раскололось на два лагеря — небольшую группу империалистических стран, эксплуатирующих и угнетающих колониальные и зависимые страны, и на громадное большинство колониальных и зависимых стран, народы которых ведут борьбу за освобождение от ига империализма.

1 В.И. Ленин, Империализм, как высшая стадия капитализма, Сочинения, т. 22, стр. 179.

242

На монополистической стадии капитализма сложилась колониальная система империализма. Колониальная система империализма представляет собой всю совокупность колоний и зависимых стран, угнетаемых и порабощаемых империалистическими государствами.

Колониальные грабежи и захваты, империалистический произвол и насилие, колониальное рабство, национальный гнёт и бесправие, наконец, борьба империалистических держав между собой за господство над народами колониальных стран — таковы формы, в которых протекал процесс создания колониальной системы империализма.

Империалистические государства путём захвата и ограбления колоний стремятся преодолеть растущие противоречия внутри своих стран. Высокие прибыли, выкачиваемые из колоний, дают возможность буржуазии подкупать верхушку квалифицированных рабочих, которая в интересах буржуазии старается вносить разложение в рабочее движение. В то же время эксплуатация колоний ведёт к обострению противоречий капиталистической системы в целом.

Колонии как аграрно-сырьевые придатки метрополий. В эпоху империализма колонии представляют собой прежде всего наиболее надёжное и выгодное поле приложения капитала. В колониях финансовая олигархия империалистических стран располагает безраздельной монополией приложения капитала, получая особенно высокие прибыли.

Проникая в отсталые страны, финансовый капитал разлагает докапиталистические формы хозяйства — мелкое ремесло, полунатуральное мелкокрестьянское хозяйство — и вызывает развитие капиталистических отношений. В целях эксплуатации колониальных и зависимых стран империалисты строят на их территории железные дороги, создают промышленные предприятия по добыче сырья. Но в то же время империалистическое хозяйничание в колониях задерживает рост производительных сил и лишает эти страны условий, необходимых для их самостоятельного экономического развития. Империалисты заинтересованы в хозяйственной отсталости колоний, так как эта отсталость облегчает им сохранение власти над зависимыми странами и усиление эксплуатации этих стран.

Даже там, где промышленность относительно более развита,— например в некоторых странах Латинской Америки — развивается лишь горнодобывающая промышленность и некоторые отрасли лёгкой: хлопчатобумажная, кожевенная, пищевая. Тяжёлая индустрия, являющаяся базой экономической самостоятельности страны, крайне слаба; машиностроение почти отсутствует. Господствующие монополии принимают специальные меры, чтобы помешать созданию производства орудий производства: отказывают колониям и зависимым странам в кредитах на эти цели, не продают необходимого оборудования и патентов. Колониальная зависимость отсталых стран препятствует их индустриализации.

243

В 1920 г. доля Китая в мировой добыче угля равнялась 1,7%, в выплавке чугуна —0,8, в производстве меди — 0,03%. В Индии производство стали в расчёте на душу населения накануне второй мировой войны (1938 г.) составляло 2,7 килограмма в год против 222 килограммов в Великобритании. Вся Африка в 1946 г. располагала лишь 1,5% топлива и электроэнергии, производимых в капиталистическом мире. Даже текстильная промышленность в колониальных и зависимых странах является слаборазвитой и отсталой. В Индии в 1947 г. было около 10 миллионов веретён против 34.5 миллиона веретён в Англии, население которой в 8 раз меньше населения Индии; в Латинской Америке в 1945 г. было 4,4 миллиона веретён против 23,1 миллиона веретён в США.

Лишённые условий для самостоятельного индустриального развития, колонии и полуколонии остаются аграрными странами. Источниками существования преобладающей массы населения этих стран является сельское хозяйство, скованное полуфеодальными отношениями. Застой и деградация сельского хозяйства задерживают рост внутреннего рынка.

Господствующие в колониях монополии допускают там развитие лишь таких отраслей производства, которые обеспечивают поставки сырья и продовольствия для метрополий. Это — добыча полезных ископаемых, возделывание товарных сельскохозяйственных культур и их первичная обработка. Вследствие этого экономика колоний и полуколоний приобретает чрезвычайно однобокий характер. Империализм превращает порабощенные страны в аграрно-сырьевые придатки к метрополиям.

Экономика мнопих колониальных и зависимых стран специализирована на производстве одного-двух продуктов, идущих целиком на вывоз. Так, в период после второй мировой войны нефть составляет 97% вывоза Венесуэлы, оловянная руда — 70% вывоза Боливии, кофе — около 58% вывоза Бразилии, сахара свыше 80% вывоза Кубы, каучук и олово — свыше 70% вывоза Малайи, каучук и чай — 80% вывоза Цейлона, хлопок — около 80% вывоза Египта, кофе и хлопок — 00% вывоза Кении и Уганды, медь —около 85%» вывоза Северной Родезии, какао — около 50% вывоза Золотого Берега (Африка). Однобокое развитие сельского хозяйства (так называемая монокультура) отдаёт целые страны на полный произвол монополистам — скупщикам сырья.

В связи с превращением колоний в аграрио-сырьевые придатки к метрополиям в огромной мере возрастает роль колоний как источников дешёвого сырья для империалистических государств. Чем выше развит капитализм, чем сильнее чувствуется недостаток сырья, тем острее конкуренция и погоня за источниками сырья во всём мире, тем отчаяннее борьба за приобретение колоний. В условиях монополистического капитализма, когда промышленность потребляет огромные массы угля, нефти, хлопка, железной руды, цветных металлов, каучука и т.п., никакая монополия не может считать себя обеспеченной, если в её руках нет

постоянных источников сырья. Из колоний и зависимых стран монополии получают необходимые им огромные массы сырья по низким ценам. Монопольное обладание источниками сырья даёт решающие преимущества в конкурентной борьбе. Захват источников дешёвого сырья позволяет промышленным монополиям диктовать монопольные цены на мировом рынке, продавать свои изделия по вздутым ценам.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 22;