Зимняя дорога. Сражение под Суомуссалми



Наступление 163-й дивизии поначалу развивалось весьма успешно. Дело в том, что финны неточно определили маршрут наступления, они вообще не считали возможными действия в этих краях крупными силами. Поэтому полуторатысячный отряд финнов противостоял почти на порядок более многочисленной группировке 163-й сд, которая медленно втягивалась на финскую территорию двумя колоннами, между которыми оставался зазор в полсотни километров.

АНДРЕЙ ЗЕЛЕНЦОВ — КОМАНДУЮЩИЙ 163 ДИВИЗИЕЙ ПОД СУОМУССАЛМИ

ГЕОРГИЙ ВЕЩЕЗЕРСКИЙ — КОМАНДИР 81 ПОЛКА. ПОЗДНЕЙШЕЕ ФОТО

163-й стрелковой командовал Андрей Иванович Зеленцов. Он получил чин прапорщика в 1915 году, а после Февральской революции перевелся в авиацию, где служил летчиком-наблюдателем. В пехоту он вернулся уже при советах. В дальнейшем до Финской войны в его карьере не было резких поворотов, хотя, согласно воспоминаниям дочери, в 1937 году Зеленцов избавился от крупных неприятностей только благодаря протекции Бориса Шапошникова, тогда — заместителя наркома обороны. Теперь Зеленцов вел 163-ю к Суомуссалми. По обычной недоброй практике, в должность он вступил только в августе.

Финны довольно быстро показали себя жестким противником. Советские войска без особого успеха старались разгромить финские арьергарды и довольно быстро начали терпеть тактические неудачи. Однако слабость финских войск на первом этапе позволяла все же продвигаться вперед. Если южная группировка быстро втянулась в бои, для северной бездорожье оказалось более значимым препятствием, чем действия финнов. Те не ожидали появления здесь крупных сил советских войск как раз из-за отсутствия дорог, однако 163-я прокладывала их сама. Маленький финский отряд был быстро разбит, высланные ему подкрепления также мгновенно потерпели неудачу. Здесь сказалась не только разница численности: 81-й полк РККА, шедший на острие удара, был неплохо подготовленной кадровой частью. Поэтому пока южная группа топталась на подступах к Суомуссалми, северная вышла к цели, легко сминая слабые финские заслоны.

Действия 81-го полка окажут огромное влияние на ход и результат сражения, поэтому о его командире стоит сказать пару слов. Майор Георгий Вещезерский обладал довольно основательным военным образованием. Его военная карьера началась, как и у многих командиров РККА, в Первую мировую. Вещезерский окончил Павловское училище, и к концу войны был штабс-капитаном, а уже в СССР не упускал случая повысить квалификацию. Его полк имел очень хорошую подготовку, и это сказалось в дальнейшем.

Попытки финнов жестко оборонять подходы к Суомуссалми кончились тем, что РККА довольно безыскусными, но сильными ударами просто сбила их с позиций атаками с двух сторон. Финны отступили, а основные силы советской дивизии теперь действовали из самого Суомуссалми. Из деревни на север вела рокада, по которой, собственно, и пришли части, обошедшие финнов. Рокада связывала две группы дивизии в одно целое, но сама по себе слабо оборонялась.

Интересно, что в отличие от Карперешейка, в районе Суомуссалми довольно много людей не успело или даже не захотело эвакуироваться. По иронии судьбы, в этих краях жило довольно много левых. Даже после войны до 300 гражданских из числа жителей села ушли в СССР, а в ходе боевых действий красноармейцы находили в Суомуссалми немало симпатизирующих им людей, оказывавших войскам посильную помощь.

Финны в окопах под Суомуссалми

Как бы то ни было, 163-я продолжала пробираться проселками навстречу своей невеселой судьбе. Финны постоянно и довольно эффективно вели локальные контратаки. К тому же на возможностях 163-й уже начали сказываться перебои со снабжением. Войска вели бои, имея исключительно скверное, изношенное обмундирование, зимней одежды — и особенно обуви — недоставало. Некоторых необходимых предметов одежды имелось по половине от потребности, особенно дивизия нуждалась в валенках и перчатках. По поводу перчаток командующий дивизией даже в конце декабря писал в штаб 9-й армии, что солдаты вынуждены шить их из одеял, а обморожения происходят постоянно. Даже на пике боевой активности потери обмороженными оставались сравнимы с количеством раненых (в отдельных частях обмороженные вообще составляли абсолютное большинство потерь). Голод также снижал боеспособность людей. Начались перебои с подвозом боеприпасов и горючего. Дивизия вступила в район, где не могла адекватно снабжаться, пропускная способность оставшихся в тылу дорог была мизерной. И это на фоне предвоенных планов о рывках по 30 км в сутки! Реальность была такова, что даже на весьма ограниченной глубине через пару недель наступления дивизии уже требовалась передышка. Боеспособность — и так невеликая — резко упала, притом что говорить о каком-то сверхординарном воздействии противника не приходилось.

Однако перерыв, предоставленный дивизии, был очень коротким. Зато, чтобы взбодрить ее, Ставка во главе с Ворошиловым и Сталиным переориентировала на Суомуссалми еще одну дивизию, 44-ю. Надо заметить, это решение само по себе показывает уровень представлений советского командования о реальности: наступление застопорилось в первую очередь из-за ужасающих, просто-таки катастрофических проблем со снабжением… и в этой ситуации командование не находит ничего умнее, чем отправить в тот же район еще одну дивизию.

Решение о наступлении на Суомуссалми сразу силами стрелковой дивизии (к которой теперь собрались добавить еще одну) стало палкой о двух концах. С одной стороны, сам факт наступления таких крупных сил через дебри ошарашил финнов. С другой, снабжать такую массу солдат в дикой местности было невозможно. 163-я оказалась фатально ослабленной еще до начала, собственно, главных боев. Теперь же ей предстояло выдержать серьезный контрудар финских войск.

После того, как направление наступления советских войск стало ясно, финны принялись активно стягивать под Суомуссалми имевшиеся резервы. Хотя они были невелики (в первую очередь — пехотная бригада), советская дивизия оказалась уже сильно измотана боями и походом. Несмотря на небольшую численность (6 тысяч солдат против примерно двукратно превосходящей советской дивизии), финны на практике оказались более маневренными и смогли навязывать бой на благоприятных для себя условиях. В ближайшие дни финны будут действовать, имея в конкретных столкновениях локальное численное преимущество. Изобилие артиллерии и танков не могло помочь против легкой пехоты в густом лесу.

Раатская дорога. Последние танки 44 дивизии возглавлявшие прорыв и покинутые перед завалом.

Основу финских войск, действовавших при Суомуссалми, позднее на Раатской дороге и при Кухмо, составила 9-я пехотная дивизия под командованием ЯлмараСииласвуо. Этот человек, как и многие из его сослуживцев, начинал военную карьеру в егерских частях германской армии на полях Первой мировой. Во время финской гражданской войны он был комбатом, а после — возглавлял военный округ в северной части страны. Он прекрасно знал театр боевых действий, своих людей, и был одним из самых талантливых финских командиров.

Первый удар 11 декабря пришелся по стрелковому полку, оборонявшему коммуникации 163-й дивизии. Финны атаковали почти всеми своими силами, так что имели количественное превосходство, не говоря о качественном. Этим ударом финские войска перехватили дорогу, ведущую из Суомуссалми на Раате, на которой висело и без того слабое снабжение дивизии. Первой жертвой пала небольшая колонна с ранеными. Вообще финны раненых не щадили, и этот бой не стал исключением.

Медсестра Александра Кузьмина вспоминала:

Финны, они ж злодействовали… Это я не придумываю, раненые через нас проходили, я сама с этим сталкивалась. Вот, например: у нас в армии женщины служили: медики, радистки и прочее… Финны, когда их ловили, звезды вырезали на теле… Это ужас какой-то был… Я не знаю, как люди такое прощают. Кто видел, кто наяву все это видел, Вы знаете, это простить не могут. Нельзя. Я не знаю, как другие, а я вот часто вспоминаю тех искалеченных женщин…

Оседлав дорогу, финны принялись оборудовать на ней заграждения. На советской стороне еще не поняли, что происходящее — это начало катастрофы. Первоначально атаку на транспорт с ранеными приняли за диверсию маленькой группы и выслали небольшие силы для расчистки дороги. Вторая тыловая дорога также была атакована, и хотя здесь действовали несоразмерные задаче силы финнов, пути подвоза оказались под ударом. Фактически речь шла уже о почти полной изоляции основных сил 163-й стрелковой. Однако в штабе дивизии это обстоятельство не вызвало особой тревоги: до сих пор предполагалось, что под Суомуссалми действуют только диверсионные группы. Интересно, что жертвой финской засады на Раатской дороге чуть не пал Л. З. Мехлис, однако он сумел уйти под огнем. Как бы то ни было, к вечеру 11 декабря 163-я дивизия попала в худшую из возможных ситуаций. С одной стороны, положение критическое: финская бригада орудует на тылах. С другой, опасность ситуации не осознается, и никаких пожарных мер для спасения войск, соответственно, не принимается.

Однако на следующий день стало понятно, насколько серьезно положение. Как только взошло неяркое зимнее солнце, отряд, посланный на Раатскую дорогу, обнаружил, что лес вокруг просто кишит финнами. Те незамедлительно атаковали. Жестокий бой, дошедший до штыковой, увенчался разгромом советского отряда. Остатки его отошли к Суомуссалми. Правда, попытка финнов ворваться в деревню на плечах отступающих провалилась: навстречу вышли легкие танки. Амфибии Т-37 с пулеметным вооружением оказались неожиданно эффективными: противотанковых средств финны не имели, а подойти к «каракатицам» и спалить бутылками с горючей смесью не могли. В Суомуссалми финны встретили организованное сопротивление, поэтому планы по штурму деревни пришлось отложить. Однако в этот же день начался хаотичный бой на дороге севернее Суомуссалми и штаба дивизии. Боем никто не управлял: иногда Зеленцов все же отдавал какие-то распоряжения, но лучше бы он этого не делал. По итогам дня из двух дорог, связывавших 163-ю дивизию с внешним миром, финны плотно контролировали одну и огнем воспрещали движение по другой.

Далее: второй эпизод «Котлов»

Евгений Норин

Ранее: первый эпизод серии «Котлы»

14 декабря 163-я дивизия провела в глухой обороне вокруг Суомуссалми. По сути, ее основные силы уже находились в окружении. Попытки финнов ворваться в саму деревню провалились, причем атаки велись с упорством, достойным лучшего применения. Однако это оставалось единственным успехом 163-й. Кольцо смыкалось: с востока финны очень плотно обжимали Суомуссалми, бои шли на окраине, а с севера бригада перехватила дорогу, и там красноармейцам удавалось только потеснить противника, но не сбить финские заслоны.

Деблокировать 163-ю дивизию должна была прибывающая в этот район 44-я, однако ее еще предстояло дождаться. Новая стрелковая дивизия добиралась (или даже продиралась) к месту сражения медленно и мучительно, и вступала в бой отдельными частями. Словом, положение основных сил дивизии Зеленцова на середину декабря стало катастрофическим. Каждый час наносил дополнительные тяжелые потери. Раненых было некуда эвакуировать, солдаты давно не получали горячей пищи и в основном съели уже и сухпай, технику негде было чинить, боеприпасы не подвозились.

Кольцо осады вокруг 163-й быстро уплотнялось, обрастало минными полями и завалами. Маневренность советских стрелков была крайне ограниченной из-за неумения бойцов вести войну в зимнем лесу и вообще драться в отрыве от поддержки артиллерии, бронетехники и авиации. Однако после нескольких дней упорных боев удалось вытеснить финнов с рокады севернее Суомуссалми. Это, конечно, была типичная ловля конского топота: финны не исчезли, они продолжали находиться неподалеку от дороги и в любой момент могли снова выйти из леса на непредсказуемом участке. По дороге в котел прошла колонна снабжения, однако 163-я по-прежнему задыхалась без полноценной артерии. Она уже понесла тяжелые потери, причем сильно пострадал наиболее боеспособный кадровый 81-й горнострелковый полк майора Вещезерского, вынужденный воевать «за себя и того парня». Полк показал себя хорошо, несколько раз его части демонстрировали тактические успехи даже в явном меньшинстве. Однако голод, холод и постоянные перебои в снабжении делали свое дело.

Командир 163-й дивизии мрачно констатировал:

Наступать в настоящее время 163-я дивизия не может и не в состоянии выполнить эту задачу… Меня называют паникером, но я прав. Военный Совет действительного положения не знает, и если бы он знал, то безусловно пришли бы к моему выводу.

Тем не менее на финской стороне фронта пока что не имели особого повода праздновать успехи. Им удалось нанести советским войскам потери существенно выше собственных, но сражение продолжалось. Одна из двух дорог худо-бедно функционировала, а наступательный порыв финнов ослаб, и им требовался перерыв. Тем более упорные попытки финнов все же перехватить северную дорогу постоянно срывались из-за неожиданно эффективных действий все того же 81-го полка.

Итак, основные силы 163-й дивизии засели среди озер в деревне Суомуссалми и западнее вдоль рокады. Еще одна небольшая группа дивизии осталась заметно севернее, причем разрыв был прикрыт слабо. С востока продолжали прибывать части 44-й стрелковой дивизии, которые собирались прорубить к Суомуссалми коридор. Время стало врагом для обеих сторон. Подкрепления, подходившие к частям РККА, могли вскоре переломить ситуацию и освободить полуокруженную 163-ю, но та слабела с каждым днем и могла просто не дожить до спасения.

ВАСИЛИЙ ЧУЙКОВ

22 декабря Духанов был снят с должности командующего 9-й армией. Его сменил Василий Чуйков, будущий командарм в Сталинграде. Сейчас Чуйкову предстояло разобраться с исключительно трудной ситуацией. Войска армии были разметаны по громадной территории, а крупный отряд сидел фактически в котле. Появилась, правда, возможность перебрасывать подкрепления по льду промерзшего озера северо-восточнее Суомуссалми. Положение окруженцев серьезно облегчилось, хотя говорить о радикальном улучшении обстановки невозможно. Дивизия была серьезно потрепана в боях и невероятно измотана предыдущими боями и лишениями.

Одно из первых распоряжений Чуйкова, пожалуй, достойно того, чтобы привести его почти целиком:

В операциях мы имели много случаев, когда вследствие идиотской беспечности, неумения и нежелания организовать бой как следует и этот бой обеспечить всеми видами снабжения, мы понесли значительные напрасные потери. Нужно всем знать и помнить, что война и бой это не маневры, где оплошность наказывается разбором. В бою за оплошность командира и политработника льется кровь сынов нашей Родины.

Военный совет армии категорически приказывает:

1. Покончить с идиотской беспечностью, организовывать бой согласно приказам и уставам народного комиссара обороны, вести всегда непрерывную разведку и охранение, в бою искать фланг противника и бить во фланг и тыл, отдыхающих бойцов обеспечить питанием и теплом.

2. Поставить бойцов и станковые пулеметы на лыжи, тем самым создать возможность маневра на флангах и в тыл противника. Таким образом уничтожать противника, а не выдавливать и отгонять.

3. Пехота со станковыми пулеметами должна двигаться вне дороги по обеим сторонам леса, но имея зрительную связь с дорогой. Артиллерия, танки, обозы двигаются по дороге под прикрытием пехоты и с головы и хвоста. Этим каре достигнуть постоянной боевой готовности, прочесывания леса у дорог, быстрого развертывания в боевой порядок и воздействия на фланги и тылы противника, безопасности движения бойцов и матчасти.

4. Заставить всех бойцов и командиров использовать лопату, топор, кирку и пилу. При остановках на ночлег, в особенности при длительных остановках, немедленно создавать фортификационные сооружения типа блокгаузов с круговой обороной и засеками, использовать жилые и нежилые помещения, приспособляя их к обороне, тем самым экономить силы бойцов и создавать резервы для маневра.

5. Облегчить нашего бойца от ненужных для боя вещей, обеспечить перевозку этих вещей транспортом, тем самым создать для бойцов легкость движения и маневра. Командирам и комиссарам полков лично проверить обозы и транспорта и все ненужное для боевых действий сложить на складах при гарнизонах, охраняющих коммуникации. Пути подвоза обязательно оборудовать, охранять и оборонять, для чего:

а) командирам соединений и частей на путях подвоза от бывшей госграницы на запад через каждые 7–8 км сделать разъезды на дорогах и площадки для съезда обозов, автомашин и войск.

б) через каждые 5–6 км вдоль дороги в 200–300 м в лесу построить легкие деревянные блокгаузы с покрытием от ручных гранат и ружейных пуль. Блокгауз должен одновременно служить и размещением гарнизона на роту или взвод и базой для них. В таких блокгаузах должны быть размещены пулеметы, 45-мм орудия и устроены бойницы для круговой обороны. Лес перед блокгаузами должен быть расчищен на 200–300 метров, устроены засеки, завалы, оплетенные проволокой. В гарнизонах этих блокгаузов должны быть лыжники;

в) только таким обеспечением тыловых дорог мы сделаем свободным движение на них и создадим базы для действий лыжников в промежутках между ними.

Ярость Василия Ивановича легко понять: прибыв на место, он обнаружил армию в разболтанном состоянии, с открытыми флангами и незащищенным тылом. Однако времени на то, чтобы исправить эти недостатки, уже не было.

Первым делом Чуйков намеревался очистить Раатскую дорогу. Однако 44-я дивизия, чья группа наносила главный удар, потерпела полный провал. Наступление было организовано плохо, сил в нем участвовало мало.

 

Между тем время, оставшееся 163-й дивизии, утекало сквозь пальцы. Генерал Туомпо получил в качестве подкрепления дивизию усеченного состава, и в 20-х числах декабря она прибыла на место сражения. Теперь у финнов имелось достаточно сил, чтобы нанести 163-й дивизии решительное поражение.

Обстановка в котле стремительно ухудшалась. Для начала финны обрушились на северный отряд 163-й дивизии под командой полковника Шарова, с которым до сих пор почти ничего не происходило. Пользуясь подавляющим численным преимуществом, финские отряды изолировали северную группу дивизии.

Тем временем усилившиеся финские войска атаковали позиции окруженцев на рокаде, стараясь отсечь саму деревню Суомуссалми. 81-й полк еще раз показал высочайшие качества, бешено контратаковал и сорвал атаку финнов на своем участке. Однако буквально за несколько часов финны смогли нащупать слабое место, занятое отрядом тыловиков. В итоге 27 декабря финны окончательно перерезали рокаду.

Оборона 163-й дивизии начала распадаться. Северный отряд откатывался и потерял управление, а основные силы дивизии во главе с Зеленцовым были теперь полностью лишены путей подвоза. Единственным выходом оставалось отступление по льду замерзшего озера. Удивительно, но на сей раз Москва не только не диктовала решения местным командирам, но и велела действовать по обстановке. Чуйков связался с Зеленцовым, обрисовал обстановку и предложил действовать так, как тот считает правильным. Командир дивизии принял решение быстро. Дивизия отступала по льду озера.

Отход начался рано утром 28 декабря. Сборы удалось сохранить в тайне от противника. Отступление прикрывало то, что осталось от 81-го полка. Несмотря на общий провал сражения, полк майора Вещезерского без преувеличения покрыл себя славой.

Однако избежать тяжелых потерь при отходе все же не удалось. Севернее Суомуссалми оказался обложен и разгромлен отряд капитана Чайковского, из состава которого погибло более пятисот человек. Вечером на восток отступили остатки еще одного отряда, до последнего стоявшего у рокады.

Общие потери у Суомуссалми оказались тяжелыми, но не настолько, как можно было бы подумать. Согласно подсчетам Олега Киселева (лучший на данный момент из русскоязычных исследователей сражения под Суомуссалми), в составе 163-й дивизии погибло и пропало без вести (включая пленных) около 1340 человек, до 1700 солдат было ранено или обморожено. Еще в общей сложности до тысячи человек потеряли части, не относящиеся к 163-й дивизии. Таким образом, битва под Суомуссалми стоила РККА до 4 тысяч человек (включая раненых).

Финские потери оказались существенно ниже. Армия страны Суоми потеряла несколько более тысячи человек, включая 420 убитых и пропавших без вести.

Сражение при Суомуссалми при внимательном рассмотрении оказывается, конечно, более сложным явлением, чем избиение красных орд маленькими финскими отрядами. Классические оценки численности сил сторон, приводимые финскими источниками (Энгл, Паанен) выглядят просто безумно: якобы вокруг Суомуссалми сконцентрировалось аж 48 тысяч красноармейцев. Это не соответствует не то что наличным силам, но даже штатному составу советских войск в районе. 163-я дивизия насчитывала 12,7 тысяч человек, основная часть 44-й дивизии так и не приняла участия в битве. Эти силы действовали против 17-тысячной группировки финских войск. Численность людей, непосредственно принимавших участие в сражении у Суомуссалми (без учета последовавшей схватки на Раатской дороге) оказывается сравнимой. РККА имела существенно больше тяжелого оружия, но для боя в лесном сумраке полезнее пехота, и вот тут финны выигрывали.

Обращает на себя внимание, что потери 163-й — конечно, тяжелые — существенно ниже заявлявшихся финской стороной (и вообще западной историографией). Дело в том, что не имея доступа к советским документам, западные историки пользовались расчетными данными — например, считалось что в каждой советской дивизии было 18 тысяч человек. Тем не менее потери красноармейцев оказались тяжелыми.

Кстати, в документах сохранился любопытный приказ еще от декабря, подписанный в том числе лично Сталиным. В нем выражалось неудовольствие планом использовать 44-ю дивизию для охраны коммуникаций 9-й армии. В приказе значилось, что «для охраны тыла нужно использовать комендантские взводы и этапные роты». Теоретически это правильно, но в конкретных условиях северной Финляндии слабость сил на коммуникациях оказалась настоящим подарком для финнов. Между тем дальше крупные неприятности ожидали и саму 44-ю дивизию.

АЛЕКСЕЙ ВИНОГРАДОВ, КОМАНДИР 44 ДИВИЗИИ


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 312; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ