Количество призреваемых в Доме трудолюбия



при Иоанно-Предтеченском женском монастыре(1894-1916гг.)*

Количество 1894 1912 1916
девочек в приюте 77 53 63
призреваемых в Доме трудолюбия прим. 30 прим. 30 39

*1894 г. – ГАТО. Ф. 170. Оп. 3. Д. 3775. Л. 55; 1912 г. - Город Томск. Томск, 1912. С. 83; 1916 г. – ГАТО. Ф. 170. Оп. 4. Д. 598. Л. 64.

Иоанно-Предтеченский монастырь приобрел в конце XIX - начале ХХ в. неоценимый опыт трудового воспитания и помощи сиротам и женщинам в сложной жизненной ситуации. Оказание поддержки, внушение надежды на будущее, умелое применение методов трудового воспитания характеризуют работу Дома трудолюбия как качественно новую форму социально-каритативной деятельности женских обителей того времени. Иоанно-Предтеченский монастырь в конце XIX - начале XX вв. стал крупным городским просветительско-благотворительным центром. Создание новых приютов было актуально и в начале века, так как в г. Томске в 1912 г. существовало всего семь приютов (в т. ч. и при женском монастыре), в которых призревалось 409 детей о. п. [11, с. 79 - 81]. К 1916 г. монастырь использовал следующие формы организации просветительско-благотворительной деятельности:

- училище для девочек-сирот духовного звания с пансионом;

- Дом трудолюбия с приютом и церковно-приходской школой;

- библиотеки монастырская (310 книг) и училищная (165 книг);

- больница (откр. 1898 г.) с аптекой для сестер монастыря и Дома трудолюбия;

- богадельня для престарелых и больных сестер.

Открытие новых социальных заведений имело важное значение для всей губернии с населением 1.134.748 жителей о. п., в которой на 1 января 1884 г. действовало всего 5 детских приютов и 9 богаделен различных ведомств, из них 3 приюта и 2 богадельни в губернском центре. Развитие дела общественного призрения в конце XIX- начале XX в. привело к учреждению новых благотворительных заведений и к 1912 г. в Томске работало 8 приютов, 3 богадельни, Дом трудолюбия, приют-ясли, ночлежный дом, школа для глухонемых [11, с. 79 - 85]. Приюты и дома трудолюбия при поддержке государственной власти открывались и в других сибирских городах, но нигде не достигли такого уровня развития как в Томске [2, с. 97 - 98].

Деятельность социальных учреждений при монастырях Томской епархии в начале ХХ в. неоднократно отмечалась во Всеподданейших отчетах обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания. В 1902 г. отмечалась работа больниц с врачебным персоналом при Улалинском и Бийском женских монастырях [3, с.176]. В 1914 г. в числе наиболее известных 10 приютов обителей как по количеству призреваемых детей, так и по образцовой постановке воспитания приводился в пример приют Томского Иоанно-Предтеченского монастыря [4, с. 122 - 123].

В начале ХХ в. государство и РПЦ в качестве примера достойного подражания приводили работу монастырских лечебных заведений, направленную на оказание помощи всем приходящим без различия вероисповедания, подчеркивая то огромное значение, которое может приобрести при распространении данного опыта "дело оказания православными обителями врачебной помощи населению" [21]. Существенную помощь населению оказывали лечебные заведения при Киево-Покровском монастыре (165 мест), Киево-Печерской лавре (100 мест).

В конце XIX в. служителям РПЦ Томской епархии вместе с населением пришлось пройти череду серьезных испытаний. В неурожайный 1892 г. в связи с наплывом переселенцев в Томскую губернию возникла угроза возникновения эпидемии тифа и продовольственного кризиса. Епископ Макарий обратился к служителям РПЦ и пастве с посланием о необходимости действенной помощи переселенцам. Особое внимание обращалось на спасение малолетних нищих. Программа действий состояла из двух важных составляющих: 1. Возбуждение горячего сочувствия к переселенцам с церковной кафедры и во внебогослужебных беседах, побуждение прихожан к обеспечению переселенцев отдыхом и ночлегом. 2. Организация помещений при приходах для больных в целях оказания медицинской помощи, бесплатных столовых при приходах на пути следования переселенцев [26, с. 2 - 6]. В осуществлении программы активно участвовали сестры женских монастырей и общин. Кроме осуществления помощи непосредственно в стенах обителей они обеспечивали работу бесплатных столовых и в отдаленных от монастырей районах. Данная форма помощи переселенцам успешно применялась и в начале ХХ в. Так, в 1901 - 1902 гг. из 173 сестер Барнаульского монастыря 18 обеспечивали работу бесплатных столовых в Покровской, Ярковской, Карасукской, Нижне-Чулымской и Касмалинской волостях.

Во время эпидемии 1892 г., когда резко усилилось обращение православных к Богу, священники и монашествующие томских монастырей оказывали населению религиозно-нравственную помощь. С 26 июля по 17 августа 1892 г. число исповедовавшихся и причастившихся в храме Алексеевского монастыря составило более 900 человек, в церквях Иоанно-Предтеченского около - 800. Богослужение шло круглосуточно, многие насельники монастырей сами заболели от постоянных контактов с зараженными. Священники Алексеевского монастыря были командированы настоятелем в многолюдные приходы Томска для помощи в напутствии больных и исполнении треб. Священник В. Козырев был отправлен в Желтовскую больницу, где находился до конца эпидемии. Он исповедовал и причастил более 600 больных. Желтовская больница, по сути, была бараком для больных из беднейших слоев населения. Со стороны монастырей была оказана конкретная помощь в организации лечения и ухода за больными. С благословения настоятелей в больнице трудились послушник Алексеевского монастыря и четыре послушницы Иоанно-Предтеченского (одна из них умерла). Образование приютов для детей-сирот при Барнаульском и Бийском женских монастырях также связано с последствиями эпидемий 90-х гг. XIX в., а их развитие в дальнейшем с появлением категории солдатских детей-сирот. Наибольшее количество солдатских детей-сирот после Русско-японской войны было в Бийском (731), Барнаульском (677), Змеиногорском уездах (314), что связано с комплектацией на их базе наиболее пострадавших в боях Барнаульского и Томского полков.

Примером милостивого отношения к поверженному врагу являлась работа служителей РПЦ с военнопленными во время Русско-японской войны. Территория Томской губернии в числе прочих была использована как место ссылки мирных японцев, оставшихся на Дальнем Востоке и попавших в плен. С апреля 1904 г. стали поступать первые партии военнопленных. Из-за отсутствия спецлагерей для них из 500 человек, находящихся на территории губернии весной 1905 г., часть разместили в спортивном манеже и офицерском собрании, часть - в с. Колпашеве и заимке Томского Иоанно-Предтеченского монастыря [10, с. 225 - 230]. В донесении благочинного градо-томских монастырей было указано, что по распоряжению светской власти в мае 1904 г. два дачных помещения монастыря занято военнопленными японцами до 400 человек, позже - 273 [5]. Кроме помещений пленные обеспечивались продуктами питания, медицинской помощью.

Во время Русско-японской войны в Сибири шла подготовка госпиталей на базе существующих больниц, только в Томске было сформировано пять. После просьбы военного министра Синоду о размещении в православных монастырях и других учреждениях духовного ведомства больных и раненых воинов на содержание от казны по указу Его Императорского Величества из Синода от 3.05.1904 г. преосвященным (по Сибирскому, Казанскому, Московскому и Петербургскому округам) было поручено доставить сведения в центральное управление Синода о числе мест во врачебных заведениях [6]. Все монастыри Томской епархии подали данные в мае 1904 г.

В отчете обер-прокурора Синода за 1914 г. отмечалась особо энергичная пастырская работа монашествующего духовенства. Помимо энергичной пастырской работы монашествующего духовенства во время Первой мировой войны, в 1914 г. в 207 монастырях (в основном в европейской части) были открыты лазареты, из них собственно лазаретов – 139, а при 68 обителях были отведены помещения под лазареты. Общее число кроватей в монастырских лазаретах (оборудованных и содержащихся за счет монастырей) — 4135. В 50 монастырях, выделивших помещения под лазареты, — 5455 (по 18 монастырям отсутствуют сведения). Общее количество кроватей для больных и раненых - не менее 10040 [4, с. 24 - 27].

В годы Первой мировой войны РПЦ выполняла функцию моральной поддержки населения. Определениями Синода от 19.12.1914 г., от 28.07.1915 г. православные монастыри были призваны к жертвам и трудам на нужды войны: к отводу помещений для выздоравливающих и увеченных воинов, учреждению приютов для солдатских сирот, участию в сборе пожертвований на лечение раненых и помощи солдатским семьям, приготовлению госпиталей и подготовке лиц к уходу за ранеными [27, с. 483 - 486]. С начала войны сестры женских монастырей Западной Сибири принимали участие в сборе денежных средств, продовольствия и фуража, шитье белья для солдат, приготовлении просфор для исполнения треб армейским духовенством. Монастыри давали приют солдатским вдовам и детям [22, с. 205 - 210]. После увеличения количества беженцев, прибывших в Томскую губернию, им стала оказываться планомерная помощь со стороны епархиальных структур. Был создан епархиальный комитет по призрению беженцев, в него поступала информация из приходов о количестве беженцев, необходимой одежде, обуви, питании, устройстве жилищ, школ, трудовой помощи. В сборе денежных средств принимали участие Томские Алексеевский монастырь и архиерейский дом. При Иоанно-Предтеченском монастыре действовала церковно-приходская школа для детей беженцев. Ученики школы снабжались обувью и одеждой от епархиального комитета. [30, с. 49 - 50] На заимке Алексеевского монастыря проживали беженцы.

В целом социально-каритативная деятельность женских монастырей и общин Томской епархии шла в рамках процесса развития социальных учреждений Российской империи. Во второй половине XIX - начале ХХ в. возросла роль женских обителей епархии в выполнении социальной функции, внимание к которой значительно усилилось в данный период. По сравнению с европейской частью России, в Западной Сибири с ее обширными и малоосвоенными просторами и слаборазвитой сетью государственных и частных социальных заведений монастыри играли более значительную роль как социальные центры. Просветительско-благотворительные заведения при женских обителях Томской епархии имели сравнительно невысокие количественные характеристики, но надо учесть, что они являлись составляющей частью церковных школ и благотворительных заведений епархии, которые количественно преобладали над подобными учреждениями других ведомств. Многолетняя работа в этой области позволила создать при женских обителях епархии взаимодействовавшие между собой, эффективно действовавшие структуры с квалифицированными кадрами. Монастыри играли роль социального стабилизатора, решая проблемы общества путем призрения и обучения, лечения социально незащищенных слоев общества. Большое значение имела деятельность обителей во время эпидемий, неурожаев, войн.

Социально-каритативная деятельность осуществлялась монастырями в форме организации школ, приютов, больниц, библиотек, богаделен. На основании количественного и качественного роста учебных и благотворительных заведений, применения новых форм и методов работы, политики государства и общего развития просветительской епархиальной сети нами было выделено два этапа в процессе развития просветительско-благотворительной деятельности обителей епархии:

1-й этап - 60-80-е гг. XIX в. – возникновение просветительских и благотворительных заведений при монашеских обителях. Расширение социально-каритативной сферы приложения усилий монастырей.

2-й этап - 90-е гг. XIX – начало XX в. – количественный рост и качественные изменения в работе социальных и учебных заведений. Активизация деятельности монастырей как епархиальных центров просвещения и благотворительности.

В конце XIX – начале XX вв. для женских обителей были характерны следующие формы работы:

1) создание просветительско-благотворительных комплексов (школа, приют, богадельня, библиотека, больница);

2) создание учебных заведений по подготовке учителей.

В настоящее время формы и методы социально-каритативной работы монастырей и женских общин XIX-XX вв. активно используют и развивают православные обители. В качестве нового направления работы монастырей в современный период можно отметить создание на их базе лечебниц для наркоманов.

Список литературы

1. Благотворительные заведения при монастырях // Прибавления к "Церковным ведомостям". 1902. – № 6.

2.Воробьева Г. И. Женщины-благотворительницы в истории Омска // Катановские чтения – 98: Материалы докладов Второй всероссийской научно-практической конференции. – Омск, 1998.

3. Всеподданейший отчет обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания за 1902 год. – СПб., 1905.

4. Всеподданейший отчет обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного исповедания за 1914 год. – СПб., 1916.

5. Всеподданейший отчет обер-прокурора Св.Синода по ведомству православного исповедания за 1914 год. – СПб., 1916.

6. ГАТО. Ф. 170. Оп. 3. Д. 4300. Л.23.

7. ГАТО. Ф.170. Оп. 3. Д.4300. Л. 10.

8. ГАТО. Ф.170. Оп.3. Д.1627. Л. 13 - 16.

9. ГАТО. Ф.170. Оп.4. Д.598. Л. 11, 13, 42 – 59; Ф. 184. Оп. 1. Д. 25. Л. 27 - 29.

10. ГАТО. Ф.184. Оп.1. Д. 25. Л.28 - 29.

11. Горелов Ю. П. Сибирские власти в Русско-японской войне // Ученые записки факультета истории и международных отношений.(Памяти Зинаиды Георгиевны Карпенко) Вып.1. Кемерово, 2001.

12. Город Томск. – Томск, 1912.

13. Зверинский В. В. Монастыри в Российской империи. – СПб., 1887.

14. Зверинский В. В. Преобразование старых и учреждение новых монастырей с 1764 - 1795 по 1 июля 1890 года. – СПб., 1890.

15. Знаменский П. В. История Русской церкви. – М., 2000. – 462 с.

16. Мисюрев А. А. Краткий статистический очерк Томской епархии. – Томск, 1897.

17. Освальт Ю. Духовенство и реформа приходской жизни 1861 - 1865 // Вопросы истории. – 1993. – № 11 - 12.

18. Прибавления к "Церковным ведомостям". – 1909. – № 32.

19. Прибавления к "Церковным ведомостям". – 1909. – № 39.

20. ПСЗ. Собр. 2. – Т. 41. – № 431596.

21. Ростиславов. Опыт исследования об имуществах и доходах наших монастырей. – СПб., 1876.

22. Сведения о лечебных заведениях, имеющихся при монастырях ведомства православного исповедания. – СПб., 1908.

23. Скачкова Г. К.Женские монастыри Тобольской губернии в конце XIX - начале XX в. // Русский вопрос: история и современность: Материалы Третьей всероссийской научной конференции. – Омск, 1998.

24. Скачкова Г. К. К вопросу о духовном развитии женщин Западной Сибири (конец XIX - начало ХХ вв.) // Культурное наследие Азиатской России. Материалы I Сибиро-Уральского истрического конгресса. – Тобольск, 1997.

25. Справочная книга по Томской епархии 1914 год. – Томск, 1914.

26. Томские епархиальные ведомости. – 1886. – № 7. – неофиц. отдел.

27. Томские епархиальные ведомости. – 1892. – № 4. – неофиц. отдел.

28. Томские епархиальные ведомости. – 1915. – № 16. – офиц. часть.

29. Томские епархиальные ведомости. – 1916. – № 12. – офиц. часть.

30. Томские епархиальные ведомости. – 1916. – № 15. – неофиц. часть.

31. Томские епархиальные ведомости. – 1916. – № 2. – офиц. часть.

32. ЦХАФ АК. Ф. 187. Оп. 1. Д. 3. Л. 1 -3 6.

 

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 177; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!