РАЗВИТИЕ ЧУВСТВА ДИСТАНЦИИ У БОКСЕРОВ



 

Чувство дистанции у боксеров может проявляться по-разному в зависимости от особенностей той или иной дистанции. Так, учитывая существование ударной и за­щитной дистанций, можно говорить о чувстве ударной или защитной дистанции. В основе чувства ударной ди­станции лежит умение боксеров определять расстояние до партнера для нанесения ударов. Чтобы точно опреде­лить ударную дистанцию, боксер должен уметь не толь­ко правильно определять расстояние до партнера, но и контролировать направление, точность и быстроту собст­венных движений. Только умея соразмерять расстояние до партнера с направлением, быстротой и точностью соб­ственных движений, боксер может точно определять ударную дистанцию. Таким образом, в основе воспита­ния чувства ударной дистанции у боксеров лежат вос­приятия, связанные с определением расстояния до партнера, а также с оценкой направления, точности и быстроты собственных движений.

При определении защитной дистанции боксеру необходимо, прежде всего, уметь оценивать ударную дистан­цию партнера, а также направление и быстроту его ударных движений и перемещений. Только в этом случае боксер сможет правильно выбрать свою защитную ди­станцию.

Таким образом, в основе чувства защитной дистан­ции лежат восприятия, связанные главным образом с оценкой направления, скорости и амплитуды движений партнера.

При определении или сохранении дистанции во время поединка боксеру приходится реагировать не просто на изменение партнером расстояния, а на целостный двига­тельный акт, поэтому большое значение для успешного определения и сохранения дистанции имеет реакция на движущийся объект, а также умение прогнозировать перемещения партнера и отдельных частей его тела. На основе определения особенностей манеры передвижения партнера можно со значительной степенью точности предугадывать его перемещения и в соответствии с ними выбирать удобную для себя дистанцию.

Рассматривая психофизиологические механизмы чув­ства дистанции, можно заметить, что в его основе лежат восприятия, образующиеся под влиянием специализиро­ванных условий боксерской деятельности: восприятие расстояния до партнера, а также восприятия точности, быстроты и амплитуды как собственных движений, так и движений партнера. На этой основе образуется ком­плексное восприятие, позволяющее оценивать расстояние до партнера для осуществления боевых приемов. С уче­том вышесказанного чувство дистанции можно охарак­теризовать как специализированное восприятие позво­ляющее боксерам рассчитывать расстояние до партнера для осуществления боевых приемов.

Из приведенного определения чувства дистанции явствует, что оно тесно связано с непосредственным вы­полнением боевых приемов. Действительно, определение расстояния до партнера не является самоцелью, оно не­обходимо прежде всего для точного управления движе­ниями в соответствии с этим расстоянием, например для точного нанесения ударов или для успешного сохране­ния нужной дистанции. Поэтому под развитием чувства дистанции мы понимаем воспитание у занимающихся умения тонко ощущать и оценивать расстояние до парт­нера (до цели) и на этой основе точно управлять своими действиями.

Современная психология и физиология спорта рассматривают чувство дистанции как специализированное комплексное чувство, складывающееся из целого ряда ощущений, возникающих под влиянием специфических занятий тем или иным видом спорта. К таким ощуще­ниям относятся мышечно-суставные, вестибулярные, зри­тельные и другие, которые составляют чувствующую основу восприятия пространства и времени.

Анализ научных работ по проблемам  восприятия пространства и времени дает определенные теоретиче­ские предпосылки для выработки средств и методов раз­вития чувства дистанции у боксеров.

Известно, что умение своевременно и точно опреде­лять расстояние до объектов и управлять своими движе­ниями в пространстве возможно только в том случае, если пространство и время своевременно и точно воспри­нимаются органами чувств.

Какие же органы чувств или, как их называют, ана­лизаторы участвуют в пространственно-временной ориен­тировке человека? Часто некоторые исследователи при­писывали исключительное значение в пространственном восприятии какому-либо одному анализатору (зритель­ному, вестибулярному и т. п.).

Большинство авторов подчеркивают, что вестибуляр­ный анализатор не является ведущим в восприятии про­странства, однако он играет большую роль в поддержа­нии равновесия, в определении положения и ускорения тела в пространстве. Обычно вестибулярные ощущения выступают в неразрывной связи со зрительной и мышечно-суставной ориентировкой человека в пространстве и времени.

Осязание и тактильные ощущения также имеют важ­ное значение в пространственной ориентировке человека. С помощью осязания можно ощущать пространственную протяженность ощупываемых предметов, а также их форму. Эти ощущения передаются на зрительные области мозга, в результате чего у человека возникает целост­ный зрительный образ предмета, которою он не видел, но ощупывал. Следует отметить, что указанные ощуще­ния имеют большое значение в ближнем бою, когда зри­тельная ориентация значительно сужена, а иногда и вовсе отсутствует.

Слуховой аппарат является анализатором простран­ства и времени. Человек ориентируется во внешнем мире не только по местонахождению, форме, величине и другим пространственным признакам и отношениям види­мых предметов, но и по местоположению невидимого предмета, являющегося источником звука. Благодаря замыканию большого количества связей слухового ана­лизатора с двигательным, зрительным и другими разви­вается способность определять направление звука и рас­стояние до звучащего предмета.

Неоценимое значение при восприятии пространства имеет зрительный анализатор. Он информирует человека о пространстве как об одной из основных форм сущест­вования материи и каждого отдельного тела и явления. Способность, к зрительному отражению пространства не является врожденной. Она вырабатывается постепенно в процессе индивидуального развития и носит условно-рефлекторный характер.

Велика роль зрительного анализатора в пространст­венной оценке расстояний до различных объектов и в пространственной оценке спортивных движений. Как по­казали исследования А. Н. Крестовникова и его сотруд­ников, даже частичное выключение зрительных функ­ций, например, при ограничении поля центрального или периферического зрения, существенно влияет на точность и характер выполнения некоторых привычных движений в различных видах спорта, в том числе и в боксе.

Особенно большая, можно сказать исключительная, роль в пространственной оценке движений и расстояний до объектов принадлежит двигательному анализатору. Это объясняется тем, что кинестетические ощущения свя­зываются с другими ощущениями и участвуют во всех движениях человеческого тела.

Таким образом, можно считать, что связь мышечно-суставных ощущений со всеми другими обеспечивает чувственную основу ориентировки человека в простран­стве, поэтому развитие мышечно-суставных ощущений — важнейшее условие повышения точности и скорости лю­бых движений человека, в том числе и спортивных. На основе информации о точности выполнения движения, поступающей в центральную нервную систему от рецепторов двигательного аппарата, происходят многочислен­ные поправки амплитуды, направления и скорости движений. Только основываясь на этой информации, можно точно управлять движениями в пространстве. О большом значении двигательного анализатора в спорте говорят результаты многочисленных исследований, показывающие, что острота и точность мышечно-двигательной чув­ствительности у спортсменов гораздо выше, чем у лю­дей, не занимающихся спортом. Кроме того, она зависит от спортивной квалификации и совершенствуется в про­цессу спортивной тренировки.

В пространственном анализе участвуют зрительный, вестибулярный, двигательный и другие анализаторы, однако роль каждого из них может быть различной в зависимости от структуры двигательной реакции, ее био­логического значения и т. п.

При анализе психофизиологических механизмов чув­ства дистанции было установлено, что оно складывается из целого ряда ощущений. Так, например, с помощью вестибулярных ощущений во взаимосвязи со зрительны­ми и мышечно-суставными ощущениями боксер контро­лирует положение своего тела и отдельных его частей в пространстве, а также быстроту и направление своих движений.

Тактильные ощущения помогают боксеру ориентиро­ваться на ближней дистанции, когда боксеры соприка­саются друг с другом, а возможности зрительного ана­лиза расстояния до партнера значительно снижены или совсем отсутствуют. В такой ситуации, безусловно, ве­дущее значение в ориентировке боксера приобретают тактильные и мышечно-суставные ощущения.

При определении расстояния до партнера на средней и дальней дистанциях ведущее значение имеют зритель­ные ощущения.

Таким образом, ведущая роль названных ощущений может быть различной в зависимости от условий, в ко­торых приходится определять расстояние до партнера. Тем не менее, наибольшее значение в формировании и развитии чувства дистанции у боксеров имеют зритель­ные и мышечно-суставные ощущения.

Чтобы научить человека определять расстояние до объекта, необходимо вырабатывать у. него точные дви­гательные рефлексы на пространственные раздражители, развивая пространственно-различительные функции, его анализаторов. Особенно большое значение при этом имеет установление условнорефлекторных связей между зрительным и двигательным анализаторами. Доказано, что образование такой зрительно-двигательной ассоциа­ции способствует формированию у занимающихся зри­тельно-двигательных образов и представлений, без которых невозможно овладение техникой физических упраж­нений. Поэтому при выполнении какого-либо движения спортсмен должен стремиться к связи своих мышечных ощущений со зрительными.

Все это справедливо и для бокса. Помня, что зритель­ные и мышечно-суставные ощущения являются основным источником чувства дистанции у боксеров, нужно в пер­вую очередь развивать у них пространственно-различи­тельные функции зрительного и двигательного анализа­торов. Объединив зрительное впечатление о расстоянии до цели с измерением расстояния путем движений (нане­сение удара, приближение к цели на определенное рас­стояние и т. д.), боксер может научиться точно оцени­вать расстояние только с помощью зрения.

Известно, что для выработки тонкого ощущения рас­стояния до объекта необходимо развить умение диффе­ренцировать (различать) расстояния. Опыты И. П. Пав­лова и его сотрудников показали, что начинать нужно с грубой дифференцировки и постепенно подводить ее к тонкой.

Исключительно большую роль в дифференцировке внешних раздражений (в том числе и пространственных) играет слово. В физиологических опытах по изучению процесса дифференцировки раздражителей соответству­ющее слово не только заменяет дифференцируемый раз­дражитель, но: и организует весь процесс дифференци­ровки. Особенно важно, чтобы словесные сигналы вклю­чались в пространственно-различительную деятельность человека в виде срочной информации о результатах вы­полняемых действий. В последнее время профессором В. С. Фарфелем и его учениками были разработаны ме­тодические приемы применения срочной информации, способствующие улучшению качества обучения двига­тельным действиям, требующим точного и своевремен­ного выполнения.

Ю. П. Пьянков, А. С. Ревзон, В. С. Чебураев, К. Ю. Данилов, Р. А. Роман и другие авторы в своих работах доказали, что применение срочной информации о совершаемых действиях улучшает точность простран­ственной и временной оценки движений, способствуя тем самым значительному улучшению спортивной тех­ники. При этом процесс обучения намного сокращается по сравнению с процессом обучения той же технике, но без использования принципов срочной информации.

Так, Ю. П. Пьянков (1960) и А. С. Ревзон (1961), обучая занимающихся точно оценивать длину своих ша­гов и прыжков, давали им задания увеличивать или уменьшать эту длину на несколько сантиметров. В ре­зультате чего занимающиеся очень быстро и точно научились определять длину своих шагов и прыжков.

Наблюдения и эксперименты свидетельствуют о том, что помимо срочной информации о выполняемых движениях получаемой занимающимися в количественных вели­чинах, они сами должны оценивать результаты выполне­ния своих движений, причем самооценка движения долж­на предшествовать объективной его оценке. В этом случае занимающиеся приучаются анализировать свои ощущения во время выполнения движений и сравнивать их с объективной оценкой, что способствует улучшению пространственно-различительных функций анализаторов и тем самым повышению точности восприятия своих дви­жений в пространстве и во времени (А. Ц. Пуни, 1959, и др.).

Основываясь на принципах срочной информации о выполняемых действиях и их самооценки, можно разра­ботать целый ряд методических приемов для развития чувства дистанции. Приводим один из них. Испытуемому предлагается с опущенными руками приблизиться к де­ревянной стойке на расстояние вытянутой руки. После этого, не меняя положения туловища, он должен вытя­нуть руку. Линейкой измеряется величина ошибки (на сколько сантиметров рука не дошла до стойки или пере­шла за нее). После каждой попытки испытуемый должен сам, на глаз, оценить расстояние в сантиметрах, а затем ему сообщается действительная величина ошибки. В ре­зультате таких многократных испытаний глазомера мож­но развить чувство дистанции у боксеров.

Для развития тонких двигательных ощущений и по­вышения кинестетического контроля за точностью дви­жений полезен прием частичного выключения зрительной ориентировки. Исследованиями установлено, что при вре­менном устранении функции зрения двигательные вос­приятия и представления приобретают относительную самостоятельность и отчетливость (А. Н. Крестовников, Н.Р. Богуш, 1956; А. С. Батуев, 1960, и др.). Час­тичное выключение зрения и чередование Выполнения упражнений со зрительным контролем и без него может способствовать даже улучшению различительной работы зрительного анализатора. Дело в том, что связь какого-либо анализатора с деятельностью других изменяет функциональное состояние временно связываемых анали­заторов. Повышать чувствительность одного анализа­тора можно не только прямым путем, упражняя его функции, но и косвенным — воздействуя на него через раздражение других анализаторов (Б. Г. Ананьев, 1961; А. И. Бронштейн, 1941; С. В. Кравков, 1941, и др.).

Нужно только учесть, что упражнения с частичным выключением зрительного контроля при обучении бок­серов можно применять лишь во время нанесения ударов по неподвижной цели, так как точно нанести удар по движущейся цели без зрительного контроля практически невозможно. Например, боксер подходит к дели на дальнюю дистанцию и запоминает ее. Затем он закрывает глаза и наносит удар с шагом вперед. Таким образом, зрительному представлению о расстоянии до цели долж­ны соответствовать определенная длина шага, положение руки и туловища. Для того чтобы лучше прочувствовать и запомнить их, и выключается зрительный контроль. Упражнения со зрительным контролем и без него нужно чередовать, в результате должна повыситься точность двигательной и зрительной оценки расстояния до цели.

До сих пор при рассмотрении чувства дистанции мы учитывали в основном пространственные факторы, по­скольку чувство дистанции есть, прежде всего, часть чув­ства пространства. Однако очень важным фактором, влияющим на чувство дистанции и тесно связанным с ним, является временной фактор. Дело в том, что расчет дистанции и осуществление действий в соответствии с ней происходят в непрерывно изменяющихся временных условиях и требуют своевременности выполнения. Изве­стно, что быстрота реакции на движущийся объект, а также способность оценивать микроинтервалы времени при выполнении движений существенно влияют на точ­ность пространственной ориентировки, а следовательно, и на чувство дистанции. Кроме того, имеются некоторые исследования, которые показывают, что точность оценки на глаз расстояния до какого-либо объекта и пространст­венная точность этих движений, а следовательно, и чув­ство, дистанции значительно ухудшаются при дефиците времени оценки. Поэтому при обучении чувству дистан­ции необходимо обязательно учитывать временной фактор.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 86; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ