РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИЙ КОНФЛИКТ: СПЕЦИФИКА ОСВЕЩЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПРЕССОЙ



Аннотация. В статье обозначены роли и задачи СМИ при освещении политических конфликтов, описаны модели освещения политических конфликтов. Также проанализированы особенности освещения конфликтов российской прессой, в частности «Российской газетой» и «Новой газетой».

Ключевые слова: политические конфликты, модели информационного сопровождения конфликтов, освещение политических конфликтов в СМИ.

 

L.V. Zaytseva

FSAEI HE «Northern (Arctic)

Federal University

named after M.V. Lomonosov»

Arkhangelsk, Russia

RUSSIAN-TURKISH CONFLICT: SPECIFICITY OF DOMESTIC PRESS COVERAGE

Abstract. The article identifies roles and objectives of the media in coverage of political conflicts, describes models of coverage of political conflicts. Is also analyzed Russian media coverage of conflict, particularly in, «Rossiiskaya Gazeta» and «Novaya Gazeta».

Key words: political conflicts, models of information support of conflicts, coverage of political conflicts in the media.

 

Современные СМИ сложно сегодня представить без политической информации. Она занимает значительный объем массмедиа, дается потребителю первой из всего многообразия материалов. Особо обсуждаемы и популярны среди населения политические конфликты: СМИ не могут и не должны игнорировать их, поскольку такой конфликт часто меняет не только политическую обстановку, но и качество жизни обывателя. Например, вводу санкций, обесцениванию национальной валюты, подъему цен и, как следствие, общему снижению уровня жизни в России предшествовал политический конфликт на Украине и присоединение Крыма.

СМИ в политическом конфликте могут выступать в нескольких ролях: быть одной из противоборствующих сторон, пособником конфликта, его организатором или посредником, т.е. способствовать его урегулированию. Наиболее предпочтительна для массмедиа последняя роль, тем не менее в действительности она встречается не часто.

Согласно литературе для журналистов[147], существует две модели информационного сопровождения конфликтов: идеальная (позитивная) и реальная (негативная). В идеале СМИ следует стать для аудитории как бы «проводником» по конфликту, дать объективную информацию о причинах, сторонах конфликта, полно сообщать о событиях и стадиях, поддерживать социальные технологии редукции конфликта. Журналист должен погрузиться в тему, быть в ней специалистом и предоставлять потребителю исключительно правдивую информацию.

Однако в силу зависимости российских СМИ от учредителей и спонсоров в виде власти или бизнеса, чаще всего массмедиа идут по пути реальной модели информационного сопровождения конфликта. То есть газета/канал/интернет-издание защищают интересы лишь одной из сторон конфликта: дают ложные образы сторон, стереотипизируют их в негативном или позитивном ключе, воспроизводят мнимые причины конфликта, избирательно информируют о событиях. Тем самым СМИ способствует эскалации конфликта, поднимает социальную напряженность.

Можно выделить и третью модель информационного сопровождения конфликтов – назовем ее «нулевой» – когда массмедиа замалчивают о конфликте. Такую модель нельзя назвать «нейтральной» по аналогии с предыдущими моделями, поскольку сокрытием информации СМК так или иначе способствуют одной из сторон конфликта, той, которой выгодно неоглашение. Так, в 2012 году СМИ Архангельской области сыграли на руку экс-депутату Государственной Думы Алексею Пехтину, промолчав о том, что в его собственности обнаружили незадекларированную недвижимость в США. В Думу Пехтин прошёл по спискам от Архангельской области и Ненецкого автономного округа, многие из его избирателей остались не в курсе конфликта, а экс-депутат смог продолжить карьеру в одной из крупных государственных компаний.

Мы анализируем специфику освещения политических конфликтов российской прессой, в качестве объекта мы выбрали конфликт между Россией и Турцией, урегулирование которого продолжается и на сегодняшний день. 24 ноября 2015 года бомбардировщик Су-24М ВКС России был сбит турецким истребителем в районе сирийско-турецкой границы. Экипаж «сушки» катапультировался, но командир Олег Пешков был обстрелян с земли сирийскими повстанцами и погиб, штурман Су-24 был эвакуирован. В ходе спасательной операции погиб еще один российский военнослужащий. Мы провели контент-анализ двух печатных изданий: «Российской газеты» (далее «РГ») как официального вестника правительства РФ, и «Новой газеты» (далее «НГ») как представителя независимой прессы.

«РГ» следует негативной модели информационного сопровождения конфликта. Ею представлена только одна версия – бомбардировщик границ не нарушал, а сбили его, поскольку Турции невыгодны военные действия по уничтожению ИГИЛ (ИГ), которые ведет наша страна. Газета прямо и бездоказательно обвинила Турцию в сотрудничестве с террористами и их финансовой поддержке. В публикациях заявляется, что Турция ведет «масштабный нелегальный бизнес с боевиками ИГ» и является «главным перевалочным пунктом для террористов»[148]. В тексте «К Анкаре есть вопросы» цитируется глава МИД России Сергей Лавров, который утверждает, что «террористы используют для подготовки территорию Турции», а «удар по российскому самолету пришелся после бомбардировки нефтяных районов, контролируемых террористами ИГИЛ. Как известно, этот «сырьевой» канал используют турецкие контрабандисты»[149]. Издание отрицает, что Су-24 мог нарушить границу Турции.

В публикациях «РГ» подвергается стереотипизации президент Турции Эрдоган, газета позиционирует его предателем (подзаголовок интервью с экспертом гласит «История предательств турецкого президента Реджепа Таийпа Эрдогана»[150]). Также уничтожение самолета из публикации в публикацию называется «ударом в спину», «предательством». Турецкая сторона даже в новостных материалах описывается с применением экспрессивной лексики: «это было сделано самым подлым, трусливым и коварным образом», «организованное убийство»[151], «беспрецедентное по своей вероломности событие»[152]. В противовес российские летчики и участники спасательной операции стереотипизируются героями, борцами с террором.

Издание внушает читателю, что санкции против Турции необходимы, представляет это как наказание, «ответ» за Су-24 и летчиков. Газета одобряет дальнейшую эскалацию конфликта и не объясняет читателю, как эти санкции могут отразиться на обычных гражданах, что могут вновь вырасти цены на отдельные продукты питания, появиться проблемы с русско-турецким бизнесом, а россияне лишатся излюбленного бюджетного места отдыха.

Любопытно, что после письма, в котором Эрдоган выразил сожаления по поводу сбитого самолета (27 июня 2016г.), тон публикаций «РГ» кардинально меняется. Турецкий лидер из «предателя» превращается в «президента», не раз подчеркивается, что он принес извинения и выразил соболезнования, что убийца летчика находится в тюрьме. Вместо «удара в спину» уничтожение бомбардировщика аккуратно называется «известным инцидентом»[153]. Более того, в одной из публикаций заявлено, что ««Разрыв» с Турцией был вызван случайностью, не имел серьезных причин»[154].

После активного нагнетания конфликта «РГ» пытается умалить его. В летних публикациях нет ни слова о погибших летчиках, лишь однажды сказано, что предпохоронные процедуры были проведены Турцией достойно. Журналисты не забывают упомянуть, что итог конфликта «стал результатом настойчивой и продуманной политической линии России, ее отказа от ультиматумов»[155]. Из причин, по которым нашей стране вновь необходимо сблизиться с Турцией упоминается только лишь совместная борьба с терроризмом, в пособничестве которому полгода назад «РГ» обвиняла Турцию.

Мы можем сделать вывод, что в данном политическом конфликте «РГ» заняла позицию пособника. В своем стремлении поддержать российскую сторону издание необъективно подает информацию, бездоказательно обвиняет оппонента, настраивает читателей на негативное отношение к Турции. Теперь же, после урегулирования конфликта, публикации «РГ» о восстановлении отношений выглядят абсурдно и неубедительно. Вдумчивый читатель вряд ли продолжить доверять изданию.

Независимая «НГ» уделила меньше внимания российско-турецкому конфликту, однако сделала это более основательно. Изначально издание не отрицает, что Су-24, возможно, нарушил границу Турции, и утверждает, что бомбардировщики и ранее неоднократно пересекали границу.

Газета объективно изложила версии события, но назвать информационное сопровождение позитивным мы не можем, поскольку в некоторых публикациях российская сторона предстает агрессором. Обозреватель Павел Фельгенгауэр утверждает, что Россия в Сирии бомбит туркоманов, а «для турецкой военной касты сирийские туркоманы — это турки, которых турецкие вооруженные силы должны безусловно защищать от внешних угроз и нападений, в том числе от ударов российских ВКС»[156]. Т.е. журналист заявляет, что Турция ответила агрессией на удары по мирному населению, впрочем, не подтверждает это фактами. Версия с торговлей нефтью отрицается.

В отличие от «РГ», «НГ» положительно стереотипизирует турецкого президента. Газета пишет, что Эрдоган «довольно резко отреагировал на обвинения в участии в нефтяной контрабанде» и «заявил, что не останется президентом Турции, если подтвердятся подозрения о закупках его страной нефти у международной террористической группировки “Исламское государство”»[157]. Российская сторона обвиняется изданием во лжи, сокрытии истинных причин, турецкая же представлена жертвой.

Позитивным моментом в освещении конфликта «НГ» мы можем назвать то, что журналисты призывают не разжигать конфликт дальше. Они высмеивают то, что Крым разорвал отношения с Турцией раньше, чем Москва, и что даже школьники собирают деньги на новый Су-24. Журналисты уверены, что эскалация конфликта может отрицательно сказаться не только на Турции, но и на нашей стране.

После письма Эрдогана печатное издание без характеристики сторон конфликта «раскладывает по полочкам» причины примирения, перечисляет плюсы примирения для обеих сторон, говорит, что «нормализацию отношений с Анкарой стоит приветствовать»[158]. Эти публикации можно назвать объективными и соответствующими позитивной модели. Подобное аналитическое изложение сильнее убеждает читателя, побуждает верить журналисту. Любопытно, что «НГ» уличает своих коллег в необъективном освещении и поддержке российской стороны: «В российских медиа Турция превращается из злейшего врага россиян в нашего доброго соседа, страну, которая заслуживает сочувствия в связи с террористическими атаками»[159].

Мы не можем однозначно назвать модель информационного сопровождения конфликта в «НГ» позитивной, поскольку причины конфликта описаны однобоко и российская сторона представлена в нелицеприятном свете. При всем том можно сказать, что в данном конфликте издание выступило скорее посредником, способствовало урегулированию конфликта, поскольку назвала положительные стороны возобновления отношений и все-таки пыталась изложить турецкую версию событий.

Мы убеждены, что при освещении политических конфликтов первостепенными задачами СМИ являются деэскалация конфликтов и содействие в их урегулировании, снижение социальной напряженности, объективное и правдивое изложение и описание читателю событий, версий и участников конфликта. К сожалению, редкие СМИ действительно следуют позитивной модели освещения конфликтов и не разжигают их еще сильнее. Как показал анализ, ни «НГ» ни «РГ» не остались полностью объективными в описании конфликта и его сторон, а правительственное издание наоборот пыталось усугубить конфликт. Только после примирительного шага президента Турции, то есть когда необходимым стало ослабить возмущение людей, газеты стали более объективны и менее экспрессивны в своих публикациях.

 

Список литературы:

1. Гаврилов Ю. Переговоры, которых не было // РГ. 2015. №6840(269). 26 ноября.

2. Замахина Т. Бороться вместе // РГ. 2015. №6840 (269. – 26 ноября).

3. Козырев Г.И. Политическая конфликтология: учебное пособие. М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФА-М, 2008.

4. Кузьмин В. Тест на прочность. // РГ. 2016. №7012(144). 4 июля.

5. Латухина К., Пчельников Л., Шестаков Е. Эрдоган принес извинения // РГ. 2016. №7007(139). 28 июня.

6. Макарычев М. Анкару призывают к ответу // РГ. 2015. №6841(270). 29 ноября.

7. Макарычев М. К Анкаре есть вопросы // РГ. 2015. № 6838(267). 25 ноября.

8. Мартынов К. Турецкая дружба // НГ. 2016. №69. 29 июня.

9. Мартынов К. Экстренная нормализация // НГ. 2016. №70. 1 июля.

10. Муртазин И. Контрабанда и пропаганда // НГ. 2015. №133. 2 ноября.

11. Практическая конфликтология для журналистов. М.: Права человека, 2006.

12. Радзиховский Л. Время собирать камни // РГ. 2016. №7013(145). 5 июля.

13. Фельгенгауэр П. Как вытащить «турецкий нож» из спины // НГ. 2015. №131. 25 ноября.

14. Шестаков Е. Верблюды и танки // РГ. 2015. №6842(271). 30 ноября.


УДК 316.77 (075.8)/ББК 60.56я7.                                                                                                                                                 

Л.Ю. Карицкая

                                          ФГБОУ ВО «Мурманский арктический государственный университет»,

г. Мурманск, Россия

                                     


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 71; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ