Высоцкий (запись) Здесь вам не равнина



Ведущий 2. Мы живем в гостинице в Набережных Челнах, на берегу Камы. Дорога к Дому культуры, и все магнитофоны, как пулеметы, выставляются в окнах, и Высоцкий слушает и проходит мимо собственного голоса, и в каждом окне – Высоцкий, разные песни.

Анна Еремина  Про глупцов

Ведущий. Набережные Челны – город работяг, настоящий дух труда – и вдруг такой сложный театр, как на Таганке. Прием хороший, благодарный, но слухи – что прибыл театр имени Высоцкого. Что прибыл театр, где главным режиссером Высоцкий, это прибыл Высоцкий. Финал гастролей – решили по просьбам трудящихся сделать после спектакля концерт.

Юлия Осипова Про мангустов и людей

Ведущий. Абдулов вспоминает: огромное первозданное поле, шатер-гигант, который построили работяги, потому что узнали, что будет выступать Высоцкий. Первобытное небо, первобытная степь. И в этом шатре огромное количество скамеек, и на них сидят люди. По моим нынешним воспоминаниям – тысяч сто. И еще столько же за пределами. Ночь, жутко черная ночь. Смехов ведет вечер, Золотухин поет песни из «Бумбараша», Дима Межевич поет песни Окуджавы, Зина Демидова читает стихи Блока. Зина Славина читает Ольгу Бергольц. И в конце должен быть Высоцкий.

 

Екатерина Кулакова Нет, Володя, ты не мог умереть!

Ведущий 2. Золотухин вспоминает: сто тысяч бурчат, переговариваются, жужжат. Зрительское внимание равно нулю. Зал гудит, никого не слушает, ждут того, ради которого все это устроено. Высоцкий за кулисами раздражен. И вдруг – Володя выходит к микрофону, и зал при виде Высоцкого – как будто тишину всосали, вакуум наступил. У него разговор очень прямой был, как в стихах, так и в жизни. Представляете, что он сказал? И что, самое главное, было в подтексте: «Если вы…(то-то, то-то, то-то) не прекратите (так-то, так-то, так-то), не захотите слушать моих товарищей, которые – тут он щедро наделил всех, - то я (и зал замер) – не выступлю!» Он как-то это сердцем сказал.

 

Ведущий. И весь зал превратился в единоличие. До этого он был разнообразным, а стал единоличием: говорите, мол, что хотите, только дайте нам Высоцкого. После очень дружно принимали всех, поняли вдруг, что все остальные тоже очень положительные. А потом, когда сказали: «Выступает Владимир Вы…» - началось такое! Всегда поражала феноменальность отношения к нему. Недоброжелатели говорят: он хрипатый, он плохой поэт, берет все голосом дворовым, грубоватыми словами. Но этими дурными словами нельзя объяснить народную любовь. Истину мы видели своими глазами: сидят работяги, никакой скандальной славы, они устали после тяжелого труда, они смотрят на своего Володю, они жадно вслушиваются в каждое слово. Ощущение такое, что людям недодали кислорода, правды, чести добра. И благодарность людей волной возвращалась из зала на сцену.

Ольга Бабченко                      Белое безмолвие                         

Ведущий 2. Нина Максимовна, какой Володя был в детстве? Что это был за человечек?

 

Ведущая. Вы знаете, он очень рано как-то сделался уже Человеком, вы понимаете? Не было у него разных причуд, то как многие дети: бросаются на пол, кричат, что-то требуют. Он сам забавлялся, играл, у него не было такого количества игрушек, как теперь родители закупают. Была у него лошадка, которую он очень любил. Лошадь была прекрасной, теперь таких лошадей и представить трудно. Вот он кормил ее, чистил, у него гараж был, машинки две-три стояли, он очень хорошо умел играть. Дом наш – бывшая гостиница «Наталис» около Рижского вокзала. Я была одна, некому было помогать, бабушек не было, я часто его просто подбрасывала Гисе Моисеевне, буквально с первых дней рождения. Огромный коридор у нас был, восемнадцать комнат в нашем коридоре. В основном в квартире было удивительно дружеское настроение. Теплые отношения между соседями. Соседи очень любили Володю, брали его, играли с ним. Всех он называл по имени-отчеству – Вера Яковлевна, Евдоким Кириллович. У Евдокима Кирилловича было двое сыновей, и вот от одного с войны не было долго известий… все это отлагалось у Володи в памяти, потом написаны были песни

Татьяна Назарчук  Песня о конце войны

Ведущий. В 47-м году он уехал вместе с отцом и Евгенией Степановной, которую он называл мама Женя, в Германию. Володя был понимающий какой-то мальчик. Наряду с тем он был очень живой, очень шаловливый, иногда непослушный. Когда Володю привезли в Германию, он обязательно хотел иметь такой костюм, как у папы.

 

Ведущая. Сделай мне, пожалуйста, костюм военного, я буду военный, сделай мне костюм как у папы. Ну, хорошо, сделали ему костюм в Военторге, шили на заказ в ателье, и костюм, и две пары брюк – как у папы, ему нужно было обязательно и навыпуск и галифе. А с сапогами получилась неурядица – в Военторге не было колодки такой маленькой, так что я поехала в Берлин и шили сапоги у немцев. Я привезла эти сапоги, говорю: «Одевай», - «Нет, я хочу посмотреть, такой носок, как у папы на сапогах или нет». Вынес сапог. Поставил – а, все нормально. Очень любил этот костюм, очень. Он только в школу в другой одежде ходил, а так: «Я буду все равно военный».


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 217; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!