Есть и другие свидетельства боя с ВСУ, находящимися на Краматорском аэродроме. Что вам известно насчет этого?



Да, был бой, но, чтоб выяснить все нюансы, надо организовать вам диалог с участниками тех событий. Бой и огневой контакт имел место, это не скрывалось, да и как такое можно скрыть? Но все же лучше вам опросить участников тех событий, дабы не исказить информацию.

9) Как выходила вторая колонна боевиков со Славянска, можете ли вы показать это на карте?

Колонна выходила между 4 и 5 блокпостами. Карта прилагается. Выходили ближе к 4 блокпосту. На тот момент 4 блокпост стоял дальше, после мы его перенесли ближе к городу. На карте указаны оба расположения 4 блокпоста.

10) Колонна, которая выходила на Краматорск, и колонна, которая пошла на 5 БП, выходили одновременно?

Не могу сказать точно. Тот же Гиркин говорил, что колонн было шесть, и они выходили с получасовой разницей. Часть шла на 5 блокпост, часть должна была пройти мимо 4 блокпоста.

11) Почему авиация не могла работать ночью во время выхода боевиков в Краматорск?

Авиация вообще ночью не работает. Ни штурмовая, ни боевые вертолеты, они просто не видят цели.

12) Где размещались наши артиллерийские батареи и могли ли они накрывать трассу за Краматорском?

Трассу за Краматорском? Никак нет. Одна стояла на Карачуне, вторая – под Красным Лиманом. Вот тут были Д-30 (показывает на карте, отсчитывает квадратики), раз, два, три… вот сюда могли достать. 15 км может бить Д-30. Значит, мы могли бить только по Краматорску, но, извините, по городу мы стрелять не могли.

Комментарий Подушкина: есть свидетельство человека, который был в Краматорске и видел колонну и дал координаты, ему сказали отойти на 400 метров, но в итоге обстрела не было.

Ответ: правильно, потому что города мы не накрываем. Координаты могут прийти в штаб АТЦ, разведка и артиллерия их отработали. Говорят: мы можем, да. Но разрешение на огонь должен дать старший. Значит, старший просто запретил стрелять по Краматорску. Старшему показали точку среди города, он что, должен был дать разрешение открыть туда огонь?

Видимо, потому и не стреляли по колонне посреди Краматорска.

Подушкин: это Орджоникидзе, тут нет жилых массивов. Тут парк, тут улица.

Ответ: если мы классифицируем рядом строения – мы туда не стреляем, пока не будет, как минимум, трех источников. Что да, там безопасно для мирного населения и есть цели, которые можно поразить. Потому, судя по всему, старший и не дал приказ стрелять по Краматорску, имея информацию от одного источника.

13) Колонна гражданских авто, которая днем заходила на Краматорск и шла на Донецк – можно ли было организовать блокпосты или заграждения, чтоб остановить автобусы на трассе? Разрабатывалась ли такая операция?

Вопрос некорректный. Колонны, выходившие на Краматорск, шли ночью. Как можно было что-то там организовать? А вот днем, с Краматорска, на Дружковку и Донецк – тогда колонны двигались днем. И выходили они в основном на гражданских машинах. И когда пилот летит днем, ему говорят, что под ним где-то там боевики, а он отвечает, что видит перед собой только автобусы, маршрутки и гражданские автомобили, которые едут по три-четыре машины, он не может идентифицировать, кто там внутри сидит. Если нанесет удар и уничтожит гражданских, ему отвечать за это?

Но есть видеосвидетельство, что по дороге шла колонна брони порядка шести единиц, тащили за собой НОНу.

По какой трассе? По основной трассе?

Нет, не по основной.

Надо смотреть, что за трасса и отработала ли разведка по фиксации этой колонны. Зона нами не контролировалась и, возможно, что разведка там упустила эту броню.

14) Почему авиация не отработала по технике сепаратистов, аккумулированной у Ясиноватского блокпоста.

Далее идет диалог с человеком, отвечавшим за авиацию в этом секторе:

Значит, смотрите, я могу говорить только за группировку, которую возглавлял. Ни один вылет не делается без согласования со штабом АТО. Когда началась операция по освобождению двух городов, представителям противоборствующей стороны были известны цели. Мы знали, что выходят колонны, но, к сожалению, об этом же и знали наши противники, потому что утечка информации была очень серьёзной. Я в этом уверен полностью, потому что, даже вылетая на цели, по которым я работал лично, меня встречали там ракетами.

Мы вылетали в те дни не один раз и видели, что в основном вся военная техника, о которой было известно, была брошена в городах. Выходил личный состав на чём попало, от гражданских автомобилей до автобусов, даже детских автобусов. И когда эта техника собиралась и нам ставили задачи на «свободную охоту» между упомянутыми городами, работать по боевикам было невозможно, так как уверенности в том, что это конкретно будут боевики, не было даже на 50%. Кроме того, мы знали, что там заложниками были, как минимум, водители автобусов, хватало ещё и гражданских. Были и пленные. Так что работать мы по таким целям не могли, тем более, вы сами знаете, как против нас велась пропаганда, и каратели и так далее. Разбить колонну с гражданскими было бы преступление с любой стороны.

Но были конкретные цели, конкретно обозначенные. Мы по ним работали.

В то время в штабе АТО за «воздух» отвечал генерал-лейтенант Василий Никифоров. Он нам ставил задачу конкретно и говорил, что атаковать только при явном распознавании цели.

Были ли на трассе наши авианаводчики?

Нет. Никто не мог составить план движения техники, это была не наша территория, а колонна не шла одним потоком, она была разбита на множество частей. Полевые авианаводчики работают только непосредственно в линии боевого соприкосновения.

На чем вы работали?

Я работаю на СУ-25.

Там выходило порядка 6 единиц брони, направлявшиеся из Краматорска по второстепенным дорогам, были замечены в Дружковке. Были ли данные у вас об этой технике?

Нет. По второстепенным дорогам мы не работали. Задача у нас была – работать по главным дорогам. Это Краматорск-Красноармейск и со Славянска на Северск и через Северск уход в сторону Луганска. Основная – это та, которая шла на юг с Краматорска. Это и были основные дороги, которые мы прочесывали. Нам тогда ГШ впервые разрешил такой способ боевых действий как «свободная охота». О второстепенных дорогах информация, если появлялась, она была или неподтвержденной, или сильно запоздалой. Если бы у меня было на то время не шесть самолетов, а столько, сколько надо, чтоб было в авиаполке, то мы бы прорабатывали большее количество дорог. А так работали только по определенным целям и главным дорогам. И резервов у меня не было. Авиация сделала тогда всё, что могла. Несколько единиц военной техники мы нашли и накрыли их, но, вы тоже поймите, они не шли одной лентой и по одной дороге.

Так вы кого-то накрыли в дороге?

Ну конечно.

Это была бронетехника?

Я уже не помню точно, но это была идентифицированная военная техника. Зеленого цвета. Насколько помню, там были и военные авто, и вперемешку с ними гражданские машины.

Они не шли большими колоннами, максимум шесть-семь автомобилей, а в основном три-четыре. Пару таких мы накрыли. Я это точно знаю, поскольку, когда после того, как на нас попытались выплеснуть эту гнилую информацию, мы проверяли по записям в документах, и там пара атак указаны. Пообщался с теми летчиками, они мне и говорят: командир, ну вот тогда помните то и то, мы их тогда накрыли.

Были ли какие-то запреты на использование самолетов из штаба АТО?

Нет.

И генерал Никифоров разрешил «свободную охоту»?

Да, но «свободная охота» выполняется только при полном распознавании цели и не делается по принципу «лети куда хочешь, бомби, что заблагорассудится». Она выполняется в конкретном районе, в определенном квадрате, определенным составом сил.

Значит, у Ясиноватского блокпоста «свободная охота» не могла быть?

Нет. Это уже край был. В ту сторону мы не доходили, потому что уже тогда со стороны Макеевки начали наблюдать излучение ПВО. И работать на тех высотах, на которых там работали в свое время, мы не могли. Ну и результат вы знаете. Пять единиц у меня потеряны – это следствие того, сколько ПВО было стянуто россиянами.

Так что задачи, исходившие из штаба АТО были адекватные, продуманные. У нас были прописаны цели, и мы по ним работали. Там разные были ситуации, например, гражданская техника, в которой были определены боевики, заходит в населенный пункт. Мы их ждем на выезде из населенного пункта, а они не выходят. А топливо не бесконечно… В общем, несколько единиц мы накрыли, минирование дорог – мы этим тоже занимались, я этим лично занимался. Было выполнено на отлично.

Вопрос от Александра Шульмана: сколько времени занимало от принятия решения на вылет до собственно вылета и достижения самой цели?

Самое минимальное. Вы учтите наше месторасположение для начала, вы в курсе, где находится наш аэропорт?

Шульман: да.

Подлетное время составляло 30-35 минут. Время на запуск – 15 минут. После получения задачи, если техника в готовности, то минимум 45-50 минут на отработку, принятие решения, постановку задач и выдвижение экипажей к самолетам. Это самый идеальный вариант, если техника готова. Если принимается решение на смену вооружения. Смена вооружения на паре самолетов – это час десять. В общем, от получения приказа до нажатия боевой кнопки – полтора часа. Это идеальный вариант. В случае смены вооружения, ну можете сами посчитать.

Шульман: соответственно при маршевой скорости за полтора часа цель уходит минимум на 60 км?

Ну конечно. И её ещё приходится ловить. А это тоже время.

Шульман: спасибо, процесс ясен, вопросов больше не имею.

15) Правда ли, что Гиркина в колонне не было? Правда ли, что Пономарев и любовница Гиркина были оставлены в Славянске, а позже взяты в плен?

Был ли Гиркин в колонне или нет – на сто процентов может ответить только сам Гиркин. А Пономарев и любовница действительно остались в Славянске. Пономарев был не в курсе ухода колонны из Славянска. А любовницу мы потом обменяли на приличное количество пленных.

16) Сколько военной техники было брошено в Славянске и Краматорске?

Не помню сколько, БМД с НОНой оставили, за которой мы гонялись, ребята с 25-й её узнали, свою родную, танк, была техника, но вот точно не смогу сказать по количеству. Техники оставили.

17) Петровский, командир сепаратистов, говорил, что все основные дороги были перекрыты, остались лишь полевые дороги, по которым днем ездили БТРы, а по ночам работали там группы СпН. Так ли это было?

Нет, это ложь, там такого не было. Только блокпосты. Сил и средств для этого не хватало. Дороги из зеленки вечно простреливались, к нам постоянно что-то прилетало. Стрелковое, гранатомёты – там могло прилететь всё, что угодно, так что только блокпосты.

18)Есть ли данные по технике, что встречала и охраняла колонны на Ясиноватском блокпосте?

Точных данных нет.

19) Что за бой был в Краматорске, когда украинский танк что-то там расстреливал в Краматорске, а рядом вальяжно ходили офицеры?

Да, видимо, постановочное видео, кто-то попросил пострелять на камеру. В Краматорске днём боев не было, сепаратисты ушли ночью из Краматорска.

20) Есть информация о подводном кладбище у Славянска. Правда ли это?

Да, это правда, я там лично не был, но действительно какое-то количество трупов хоронили в озере под Славянском, это были трупы боевиков, погибших в боях, и мирные жители.

21) Недавно вышла статья Юрия Бутусова, где он прямо обвиняет, что Славянск был сдан по договоренности Гиркина с Муженко. Не могли бы вы ответить на некоторые постулаты этой статьи.

А) Гиркин формировал колонну двое суток, и об этом было известно нашей разведке, но ничего не предпринималось. Так ли это?

За два дня до выхода из Славянска шли бои, и, думаю, у Гиркина там хватало, чем заняться, кроме как формировать колонну. Опять же, как можно говорить, что мы ничего не предпринимали, если два дня шли бои и устанавливался контроль над территориями?

Б) Бутусов утверждает, что Муженко лично давал запрет на обстрел колонн и этому есть свидетели.

Бутусов так и пишет, я знаю, они есть, они говорят… Пусть скажет, что за военнослужащие, у нас всё легко проверяется, где были эти люди, в каких боевых действиях участвовали и насколько они были правы в своих требованиях. Если есть военнослужащие, которые так считают, готовы встречаться, беседовать и обсуждать, не проблема.

В) Есть в статье Юрия Бутусова такое утверждение, что некий офицер при выходе из Славянска боевиков назвал Муженко «предателем Украины». Правда ли это?

Такой факт есть, и действительно офицер в запале назвал генерала «предателем Украины», вот только этот генерал был не Муженко.

Г) За 4-5 дней командованию было известно о побеге из Славянска.

Командованию не было это известно точно. У нас бои шли эти 4 дня, за 4 дня до этого Гиркину не было никакого смысла бежать из Славянска, а мы не знали, как закончатся эти бои. 1 числа только началась операция. С 20-30 был мораторий на ведение боевых действий, с чего это Гиркину планировать побег? Когда Николаевка была уже освобождена, тогда он срочно решил бежать. Нам одного-двух дней не хватило.

Serg Marco, Антон Швец

Вопросы также задавали Александр Шульман, Дмитрий Подушкин

http://petrimazepa.com/voyna/gogogo-2.html


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 265; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!