КОСМИЧЕСКИЙ ОРГАЗМ ПОСРЕДСТВОМ ТАНТРЫ 7 страница



- Тогда второй вопрос: если они начнут бить тебя, как ты будешь это воспринимать?

- Я буду считать их очень добрыми людьми. Они могли бы убить меня, а они всего лишь бьют меня.

- И теперь третий вопрос: если бы они действительно убивали тебя, тогда в момент смерти как бы ты воспринимал это? И Пурнакашьяпа ответил:

- Я бы благодарил тебя и их. Если они убьют меня, они освободят меня от жизни, в которой можно совершить так много ошибок. Они освободят меня, поэтому я буду благодарен им.

Тогда Будда сказал:

- Теперь ты можешь идти куда угодно. Весь мир является раем для тебя. Теперь нет никаких проблем. Весь мир является небесами, так что ты можешь идти куда угодно.

При таком уме в мире все в порядке. Для вашего ума в мире все не так. При отрицательном уме все вокруг плохо - и это не значит, что все действительно плохо; это плохо, потому что отрицательный ум видит только плохое.

В чем бы ты ни испытывала удовлетворение, при каком бы действии это ни происходило, сделай это фактически существующим. Это очень деликатный процесс, но и очень сладостный и чем больше вы продвигаетесь в нем, тем более сладостным он становится. Вы будете наполнены новой сладостью и благоуханием. Просто ищите прекрасное; забудьте про безобразное. Тогда наступит момент, когда безобразное также станет прекрасным. Просто отслеживайте счастливые моменты, и наступит время, когда вокруг не будет ничего, что бы вы могли назвать несчастьем. Тогда не будет никаких моментов не счастья. Имейте дело с бла-женством, и рано или поздно страданий не будет. Для положительного ума все является прекрасным.

 

55. Осознай промежуток между бодрствованием и сном

Третья техника для вспоминания самого себя: В тот момент сна, когда сон еще не пришел, а внешнее бодрствование уже исчезло, - в этот самый момент раскрывается Существование

 

В вашем сознании имеются некоторые моменты поворота. В эти моменты вы ближе к своему центру, чем в любое другое время. Вы меняете «передачу», и в тот момент, когда вы меняете передачу, вы проходите через нейтральное положение. Это нейтральное положение является более близким к вам. Утром, когда сон уходит, исчезает, и вы чувствуете себя пробуждающимся, но еще не пробудились, когда вы как раз в середине пробуждения, вы находитесь на «нейтральной передаче». Это момент, когда вы уже не спите, но еще не пробудились, как раз посередине. Вы находитесь на нейтральной передаче. При переходе от сна к бодрствованию ваше сознание меняет весь свой механизм. Оно перепрыгивает от одного механизма функциони­рования к другому. Между этими двумя механизмами другого механизма нет; между ними зазор, промежуток. Сквозь этот промежуток вы можете получить некоторое представление о своей сущности. То же самое происходит и вечером, когда вы перепрыгиваете обратно от механизма бодрствования к механиз­му сна, от сознательного к бессознательному. На одно мгновение механизма нет, нет никакого давления механизма на вас, потому что вы должны предпринять прыжок от одного механизма к другому. Если вы сможете быть осознающими между этими двумя моментами, если вы сможете стать осознающими между этими двумя моментами, если вы сможете вспомнить самого себя между этими двумя моментами, то вы получите некоторое представление о своей реальной сущности.

Как выполнять эту технику? Собираясь заснуть, расслабь­тесь. Закройте глаза, затемните комнату. Просто закройте глаза и ждите. Сон приближается; просто ожидайте, ничего не делай­те, просто ждите! Ваше тело расслаблено, тело становится тяжелым: ощутите это. Почувствуйте это. Сон имеет свой собственный механизм, он начинает работать. Ваше бодрствую­щее сознание исчезает. Вспоминайте, потому что момент будет весьма неуловимым, момент будет атомарным. Если вы упусти­те, вы упустите. Это очень короткий период - один момент, очень маленький промежуток, и в вас произойдет перемена от бод­рствования ко сну. Просто ждите, оставаясь полностью осозна­ющими. Продолжайте ждать. Это потребует некоторого време­ни. На это потребуется, как минимум, три месяца. Только тогда вы сможете получить некоторый намек на тот момент, который как раз посередине. Так что не спешите. Вы не сможете сделать это прямо сейчас; вы не сможете сделать это сегодня вечером. Но вы должны начать и вы, возможно, должны будете ждать несколько месяцев.

Обычно это внезапно случается в пределах трех месяцев. Это случается каждый день, но вашу осознанность и встречу с этим промежутком невозможно планировать. Это случается. Вы просто все время ждете, и однажды это случается. Однажды, внезапно, вы осознаете, что вы не бодрствуете и не спите – весьма таинственное явление. Вы можете даже испугаться, потому что до сих пор вы знали только два состояния: состояние бодрство­вания и состояние сна. Но вы не знаете третьего состояния вашей сущности, когда вы и не спите, и не бодрствуете. При первом столкновении с этим состоянием вы можете испугаться. Не пугайтесь. Все, что является новым, что ранее не было извест­ным, должно вызывать некоторый страх, потому что этот момент, если вы будете переживать его снова и снова, даст вам также и новые ощущения: вы будете ни живы ни мертвы, ни то ни это. Это бездна.

Эти два механизма подобны двум холмам; вы перепрыгива­ете с одной вершины на другую. Если вы остановитесь в середине, вы упадете в бездну, в пропасть без дна, вы будете все время падать, падать и падать. Эту технику используют суфии, и прежде, чем они дадут эту технику ищущим, они дают также другую практику, просто в качестве меры безопасности. Всякий раз, когда в системе суфизма предлагается эта техника, перед этим дается другая техника, которая заключается в том, что вы закрываете глаза и представляете, что вы падаете в глубокий колодец - темный, глубокий, бездонный. Просто представьте себе падение в глубокий колодец - падение, падение и падение, бесконечное падение. Дна нет, вы не можете достичь дна. Теперь это падение не может прекратиться. Вы можете прекратить его, вы можете открыть глаза и сказать, что ничего больше нет, но само по себе это падение прекратиться не может. Если вы продолжаете, то колодец является бездонным, и он становится все темнее и темнее.

В системе суфиев сначала должно практиковаться это упражнение с колодцем - с этим бездонным темным колодцем. Это приятно, полезно. Если вы практикуете это упражнение и осознали его красоту, его безмолвие, то чем глубже вы будете падать в колодец, тем более молчаливыми вы будете становить­ся. Мир остается где-то далеко, вы чувствуете, что вы улетаете далеко, далеко, далеко. Тишина нарастает вместе с темнотой, а там, в глубине, нет дна. Страх овладевает вашим умом, но вы знаете, что это всего лишь воображение, поэтому можете продол­жать.

Благодаря этому упражнению вы становитесь более при­способленными к этой технике, но тогда, когда вы падаете в колодец между бодрствованием и сном, это уже не воображае­мое; это реальный факт. И здесь тоже нет дна, эта пропасть бездонна. Вот почему Будда назвал эту ничем не заполненную пустоту шуньей. Ей нет конца. Раз вы познали ее, то вы тоже становитесь бесконечным. Это представление трудно иметь во время бодрствования. Его невозможно, конечно, иметь и во время сна, потому что тогда механизм функционирует и трудно отсоединить себя от этого механизма. Но вечером и утром имеют место другие моменты - всего два таких момента за двадцать четыре часа, - когда это очень легко, но для этого нужно ждать. В тот момент сна, когда сон еще не пришел, а внешнее бодрствование уже исчезло, - в этот самый момент раскрывается Существование: тогда вы знаете, кто вы есть, чем является ваше реальное существо, что является вашим подлинным существо­ванием. Во время бодрствования мы являемся фальшивыми, и мы очень хорошо это знаем. Во время бодрствования вы являе­тесь неискренними, неестественными. Вы улыбаетесь тогда, когда более естественными были бы слезы. Вашим слезам также нельзя верить. Они могут быть лишь фасадом, церемонией, долгом. Ваша улыбка является фальшивой, физиономисты могли бы сказать, что ваша улыбка просто нарисована. В ней нет никаких корней; улыбка только на вашем лице, только на губах. Ее больше нигде нет в вашем существе. У нее нет корней, нет других частей тела. Она навязана вам. Улыбка не идет изнутри; она навязана вам извне.

Все, что бы вы ни говорили и что бы вы ни делали, является фальшивым, и совсем не обязательно, что вы проделываете все эти фальшивые дела своей жизни сознательно - совсем не обязательно! Вы можете быть полностью не осознающим - и вы таким и явля-етесь! В противном случае очень трудно было бы все время нести эту фальшивую бессмыслицу. Это происходит автоматически. Эта фальшь продолжается во время вашего бодрствования, она продолжается даже во время вашего сна - другим образом, конечно. Ваши сновидения являются символи­ческими, а не реальными. Это удивительно, что даже во сне вы не являетесь реальным, естественным, даже во сне вы боитесь и создаете символы.

Сейчас психоаналитики все время занимаются анализом ваших сновидений, У них очень хороший бизнес, потому что вы не можете проанализировать свои собственные сны. Они симво­лические, они не являются реальными. Они говорят о чем-то только при помощи метафор. Если вы хотите убить свою мать и избавиться от нее, вы не будете убивать ее даже во сне. Вы убьете кого-либо другого, кто похож на вашу мать. Вы убьете вашу тетку или кого-нибудь еще, но не мать. Даже во сне вы не можете быть искренними. Тогда нужен психоанализ: для интерпрета­ции требуется профессионал, - но вы можете описать все таким образом, что даже психоаналитик будет обманут.

Ваши сновидения также являются полностью фальшивы­ми. Если вы будете реальным во время бодрствования, то ваши сновидения также будут реальными. Они не будут символическими. Если вы хотите убить свою мать, то вы будете видеть сон, в котором вы убиваете свою мать, и тогда, для того, чтобы показать, что означает ваш сон, не нужны будут никакие интерпретаторы. Но мы такие фальшивые. Во сне мы одни, но все еще боимся мира и общества.

Убийство матери является величайшим грехом, и я не думаю, что у вас есть пред-ставление о том, почему это является величайшим грехом. Это является величайшим грехом, потому что каждый испытывает глубокую враждебность по отношению к матери. Это величайший грех, и вы так научены, ваш ум так обусловлен, что даже мысль о причинении вреда своей матери является греховной. Она дала вам жизнь. Во всем мире, во всех обществах учат одному и тому же. Нет ни одного общества на земле, которое бы не согласилось с этим - что убийство матери является величайшим грехом. Она дала вам жизнь, а вы убиваете ее?

Но откуда это учение? Где-то глубоко существует возможность, что каждый выступает против своей матери по необходимости, - потому что мать не только дает вам жизнь, но она является также инструментом, при помощи которого вы становитесь фальшивыми; она является инструментом для принудительного навязывания вам нереального. Она сделала вас тем, чем вы являетесь. Если вы живете в аду, то она принимала в этом участие, самое большое участие. Если вы страдаете, то ваша мать где-то здесь, она спрятана в вас, потому что мать родила вас и воспитала вас - или, в действительности, выбросила вас из вашей реальности. Она фальсифицировала вас. Первая неправда случилась между вами и вашей матерью; первая ложь случилась между вами и вашей матерью - первая ложь!

Даже когда нет еще языка, и ребенок не умеет говорить, он может лгать. Рано или поздно ребенок начинает осознавать, что многие из его ощущений не одобряются его матерью. Ее лицо, ее глаза, ее поведение, ее настроение - все показывает, что что-то в нем является неприемлемым. Тогда он начинает подавлять свои чувства. Что-то не так. Языка еще нет; его ум еще не функционирует. Но все его тело начинает подавление. И тогда он начинает ощущать, что иногда что-то одобряется его матерью. Он зависит от матери, его жизнь зависит от матери. Если мать оставит его, его не будет. Все его существование центрировано на матери.

Имеет значение все, что мать говорит, делает, показывает; имеет значение все ее пове-дение. Если ребенок улыбается, а мать любит его, дает ему свое тепло, кормит его молоком, обнимает его, то он учится быть политиком. Он будет улыбаться, когда в нем нет улыбки, потому что он знает, что так он может уговорить свою мать. Он будет улыбаться фальшивой улыбкой. Тогда рождается лжец, появляется политик. Теперь он знает, как фальсифицировать, и этому он научился во взаимоотношениях со своей матерью. Это самые первые взаимоотношения с миром. Когда он станет осознавать свое страдание, свой ад, свою неразбериху, он обнаружит, что за всем этим скрывается его мать.

Существует большая вероятность того, что вы испытываете враждебность по отношению к своей матери. Вот почему каждая из культур настаивает, что убийство матери является величай­шим грехом. Даже в мыслях, даже в сновидениях вы не можете убить свою мать. Я не утверждаю, что вы должны убить ее, я просто говорю, что ваши сны также являются фальшивыми - символическими, неискренними. Вы настолько фальшивы, что не можете даже иметь реальных сновидений.

Это наши два фальшивых лица: одно проявляется, когда мы бодрствуем, другое - когда спим. Между этими двумя фальшивыми лицами имеется очень маленькая дверь, интервал. Сквозь этот интервал вы можете получить некоторое представ­ление о вашем первоначальном лице, о том лице, которое было у вас тогда, когда вы еще не общались с матерью и, следователь­но, с обществом; когда вы были один на один с самим собой; когда вы были, - но не этим и тем; когда не было разделения. Было только реальное; нереального не было. Вы можете бросить взгляд на это лицо, на это невинное лицо между этими двумя механизмами.

Обычно мы не задумываемся о своих сновидениях, мы больше думаем о часах бодрствования. Но психоанализ в боль­шей степени занимается вашими сновидениями, чем часами бодрствования, потому что знает, что в часы бодрствования вы являетесь большим лжецом. В сновидениях хоть что-то можно уловить. Во сне вы являетесь менее осознающими, вы не насилуете вещи, вы не манипулируете ими. Тогда в них можно уловить что-нибудь реальное. В часы бодрствования вы можете быть целомудренным монахом, но вы подавляете сексуальные желания. Тогда это наложит себя на ваши сновидения; ваши сновидения должны быть сексуальными. Очень трудно найти монаха без сексуальных сновидений — скорее даже, невозможно. Вы можете найти преступника без сексуальных сновидений, но вы не сможете найти религиозного человека без них. Развратник может не иметь сексуальных сновидений, но не так называемые святые, потому что все, что вы загоняете внутрь во время бодрствования, будет вырываться во время ваших сновидений и окрашивать их.

Психоаналитики не имеют дела с вашим состоянием бодрствования, потому что они знают, что это стопроцентная ложь. Если и можно получить некоторое представление о реальном, то только в сновидениях. Но тантра утверждает, что даже сновидения не являются такими уж реальными. Они более реальны - и это выглядит парадоксальным, потому что мы думаем, что сны нереальны - они более реальны, чем ваши часы бодрствования, потому что тогда вы в меньшей степени насторожены. Органы чувств спят, кое-что может выйти наружу, подавленное может проявить себя - символически, конечно, но символы могут быть проанализированы.

Во всем мире символы, которыми манипулирует человек, являются одними и теми же. Во время бодрствования вы можете разговаривать на различных языках, но во время сна вы разговариваете на одном и том же языке. Во всем мире язык сновидений является одним и тем же. Если секс подавляется, то во сне появляются одни и те же символы. Если подавляется страсть к пище, страсть к еде, голод, то появляются одни и те же символы — или подобные символы. Язык сновидений является одним и тем же, но со сновидениями все же имеются проблемы, потому что этот язык символический. И Фрейд может интерпре­тировать его одним образом, Юнг другим, а Адлер каким-нибудь третьим. И если вы будете проанализированы сотней психоана­литиков, то будет сотня интерпретаций. Вы будете еще в большем замешательстве, чем были ранее, более запутаны сотней интерпретаций одного и того же,

Тантра утверждает, что ни во сне, ни во время бодрствова­ния вы не являетесь реальными. Вы реальны только между этими двумя состояниями. Так что не связывайтесь ни с бодрствованием, ни со сном и сновидениями. Уделите внимание промежутку; осознайте промежуток между ними. Поймайте проблеск, переходя из одного состояния в другое. И раз вы узнали, когда наступает этот промежуток, вы стали его хозяи­ном. Вы имеете ключ; в любое время вы можете открыть этот промежуток и войти в него. Открывается другое измерение существования, измерение реального.

 

56. Думай о мире как об иллюзии

Четвертая и последняя техника на вспоминание самого себя: Иллюзии обманывают, цвета определяют пределы, даже делимое является неделимым.

 

Это редкая техника, она не так много использовалась, но ее использовал один из величайших учителей Индии, Шанкара. Шанкара построил на этой технике всю свою философию. Вам известна его философия майи - иллюзии. Шанкара утверждает, что все является иллюзорным. Все, что бы вы ни слышали, видели, чувствовали, является иллюзией. Оно не является реальным, потому что реальное невозможно почувствовать нашими органами чувств. Вы слышите меня, а я вижу вас, слушающих меня: это может быть всего лишь сновидением, и не существует никаких методов, чтобы определить, является это сновидением или нет. Мне может только сниться, что вы слушаете меня. Как я могу узнать, что это реально, а не является сновидением? Не существует никаких способов.

Известна история о том, как Чжуан-цзы рассказал, что однажды ночью ему приснилось, что он стал бабочкой. Утром он был очень грустным, - а он не был человеком, который мог грустить, его никогда не видели печальным. Собрались его ученики и спросили:

- Чжуан-цзы, учитель, чем ты так опечален?

- Меня расстроил мой сон, - сказал Чжуан-цзы. Ученики рассмеялись и сказали:

- Ты расстроился из-за сна - ты, который всегда учил нас не расстраиваться даже в том случае, если весь мир расстраивает вас? И всего лишь сновидение вызвало твою печаль? О чем ты говоришь?

- Это такой сон, который вызвал во мне очень и очень глубокое расстройство, печаль, страдание. Я видел в моем сне. что я стал бабочкой.

- Что же тебя так озадачило в нем?

- Вот что меня озадачило: если Чжуан-цзы мог видеть во сне, что он стал бабочкой, то почему не может быть обратного? Бабочка может видеть во сне, что она стала Чжуан-цзы. Так что теперь я в растерянности. Что является истинным и что является ложным? Что является реальным и что – нереальным. Являюсь ли я Чжуан-цзы, который видел сон о том, что он стал бабочкой, или бабочка сейчас спит и видит сон о том, что она стала Чжуан-цзы? Если возможно одно, то возможно и другое.

Говорят, что Чжуан-цзы так никогда и не смог отделаться от этой головоломки. Она осталась с ним на всю жизнь.

Как определить, что я нахожусь не во сне, разговаривая с вами? Как определить, что вам не снится, что я говорю? При помощи наших органов чувств невозможно никакое решение, потому что во сне все выглядит реальным - таким же реальным, как в жизни. Когда вы видите сон, вам всегда кажется, что это реальность. Если сны воспринимаются как реальность, то поче­му нельзя реальность считать сном?

Шанкара утверждает, что при помощи органов чувств невозможно определить, является ли вещь, находящаяся перед вами, реальной или нереальной. А поскольку нет возможности определить, является вещь реальной или нереальной, то Шан­кара называет это майей: это иллюзия. Иллюзия не означает, что это нереальное. Иллюзия означает, что невозможно решить, является это реальным или нереальным - запомните это.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 91; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!