Специфика взаимосвязи отношений к родителям и личностных особенностей младших подростков с нормативным и девиантным поведением



Специфические причины девиантного поведения подростков

На российской научно-практической конференции «Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков» (РАО, 1996) встал вопрос о широком социальном аспекте помощи детям «группы риска». Отмечалось, что волна детской безнадзорности грозит приблизиться к уровню 20-х годов; несовершеннолетние бродяжничают, принимают алкоголь, употребляют наркотики, грабят и убивают. Подчеркивалась необходимость профилактики каждого негативного явления и медико-психолого-педагогической реабилитации несовершеннолетних. Именно в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних особое значение приобретают специфические психологические знания, на основе которых исследуется природа отклоняющегося поведения подростков, а также разрабатываются практические меры по предупреждению асоциальных проявлений (22, С. 20).

Психологи и педагоги США, считая возраст 12 лет разграничительной линией между детством и отрочеством, указывают, что с 13 лет начинается знаменитый возраст тинейджеров. Отечественные ученые начало подросткового возраста также относили к 12-ти годам (Люблинская А.А.), но современные источники (Дубровина И.В., 1997; Прихожан А.М., Толстых Н.Н., 1990; Фельдштейн Д.И., 1994; Цукерман Г.А., 1998 и др.) – к десяти. Т.о., в настоящее время отмечается тенденция к его «омоложению». Г.А. Цукерман пишет, что «граница, разделяющая младший школьный и подростковый возраст, должна быть размытой, не укладывающейся в точную цифру» (273, С. 18). Т.В. Драгуноваподчеркивает, что «границы подросткового возраста примерно совпадают с обучением детей в 5 – 8 классах современной школы» (64, С. 98). Следовательно, подростковый возраст охватывает период от 10 – 11 до 14 – 15 лет.

Чтобы лучше понять специфическую природу отклоняющегося поведения подростков, необходимо рассмотреть то общее, типичное, что характерно представителям данного возраста.

Еще Аристотель писал, что подростковый возраст – это ряд «пубертатных трансформаций». Половые инстинкты создают значительное внутреннее напряжение: повышена возбудимость, ослаблены тормозные процессы (Еникеев М.И., 1999; Кле М., 1992; Ремшмидт Х., 1994). Следовательно, происходящие в организме подростка биологические изменения, ярко выраженные во внешних признаках, могут обусловливать резкие изменения его поведения.

М. Мид (1928), изучавшая влияние социальных условий на психологические особенности подростков, убедительно доказала, что юность, подростничество, кризис подросткового возраста – факт нашей цивилизации. Характер протекания подросткового периода жизни зависит от сложности общества, от той дистанции, которую оно устанавливает между возрастными группами, от способов перехода из одной группы в другую. После работ Маргарет Мид переходный возраст начинает рассматриваться не как психологическая трансформация, обусловленная половым созреванием, а как культурный процесс вхождения ребенка в социальную жизнь взрослого. Следовательно, причины девиантного поведения подростка следует искать в нарушениях процесса его социализации.

Сутью подросткового возраста Л.С. Выготский (1929) считал несовпадение трех точек созревания: «Половое созревание начинается и завершается раньше, чем наступает окончание общеорганического развития подростка, и раньше, чем подросток достигает окончательной ступени своего социально-культурного формирования». Он указал типичные черты подростка: возникновение интроспекции, ведущей к самоанализу; появление особого интереса к своим переживаниям, неудовлетворенность внешним миром, уход в себя, появление чувства исключительности, стремление к самоутверждению, противопоставление себя окружающим, конфликты с ними (184, С. 50). Т.о., отклонения в поведении могут быть связаны с изменениями, происходящими в личностиподростка. Поскольку психофизическое, умственное, социальное, эмоциональное развитие отличается качественным своеобразием, оно во многом определяет все дальнейшие особенности взросления и поведения подростка.

Ж. Пиаже определил, что центральным событием, «запускающим» череду качественных изменений в поведении подростков, является когнитивная перестройка. Если период до 12 лет связан с развитием конкретных операций, то после 12 лет отмечается переход к стадии формальных операций, характеризуемой способностью вырабатывать и применять эффективные стратегии планирования поиска и организации информации. Однако регрессия поведения может быть вызвана переходом индивида на предшествующие уровни его психического развития (Еникеев М.И., 1999), если поражаются отдельные регуляционные компоненты психики: смысловые, целевые, операциональные, потребностно-мотивационные. Задержка физического или психического созревания, нарушая развитие личности, может проявляться в различных формах девиантного поведения. Так, Х. Ремшмидт отмечает, что снижение способности к счету и чтению, если их вовремя не скорригировать, могут стимулировать возникновение невротических расстройств, глубоких кризисов самооценки, асоциального поведения (198, С. 262). Не случайно Н. Вайзман характеризует отклонения в поведении, рассматривая их как результат педагогической запущенности психически неустойчивых подростков, которые по физическому и половому развитию отстают от сверстников; с аномалиями развития организма; подростков с ускоренным половым развитием и повышенной аффективностью, возбудимостью, агрессивностью, а также с расторможенностью влечений - жестоких, бродяжничающих, употребляющих наркотики (по 40).

Л.С. Славина (1966), изучая недисциплинированных школьников с нарушениями в аффективно-мотивационной сфере личности и с неправильно сформировавшимся отношением к школе, отмечала, что следует принимать во внимание самобытность личности подростка, его достижения в других сферах, иначе его самооценка будет отличаться односторонностью (221).

Как отечественные, так и зарубежные исследователи считают подростковый возраст периодом противоречий, притязаний на взрослость и признание, углубления самоанализа, развития самосознания, становления "Я-концепции", стремления к социальному и личностному самоопределению (Выготский Л.С., Бернс Р., Божович Л.И., Дольто Ф., Драгунова Т.В., Кон И.С., Кондратьев М.Ю., Мудрик А.В., Прихожан А.М., Ремшмидт Х., Столин В.В., Толстых А.В., Фельдшейн Д.И., Эриксон Э. и др.). Л.И. Божович (1979) подчеркивает, что стремление к новому, взрослому положению, выход за пределы дозволенного дают подростку возможность дальнейшего развития. Подростковый протест, негативизм, искаженные формы самоутверждения могут возникнуть, если взрослые при этом продолжают относиться к подростку как к ребенку.

Многие исследователи (Донцов И.А., Драгунова Т.В., Кочетов А.И., Колесов Д.В., Ковалев А.Г., Мягков И.Ф., Фельдштейн Д.И., Цукерман Г.А.) пришли к выводу, что подростковый возраст является тем периодом, когда уже отчетливо выступает потребность в самовоспитании и ведется активная работа над собой. Это возраст становления самостоятельности, формирования чувства собственного достоинства, выражающего потребность в самоопределении и самоутверждении подростка в среде взрослых. Между притязаниями и реальными возможностями есть еще значительные расхождения, и даже противоречия. Подросток, с одной стороны, не может отказаться от своих притязаний и, с другой стороны, не может видеть своих слабостей и ограниченности,которые нередко маскирует внешней независимостью и развязностью в поведении (16, 17, 19, 41, 44, 63, 65, 70, 85, 94, 101, 105, 127, 141, 146, 153, 176, 196, 200, 230, 240, 241, 247, 273, 293).

Сколько бы противоречий подросткового возраста не выделяли ученые, все сходятся в том, что это возраст социализации (врастания в мир человеческой культуры и общественных ценностей) и индивидуализации, т.е. открытия и утверждения своего уникального и неповторимого "Я".

Рассмотрение проблемы отклоняющегося поведения подростка через призму концепции психического развития ребенка, разработанной Д.Б. Элькониным, позволяет выявить три ключевые ситуации, характеризующиеся качественным отставанием индивида в освоении социального опыта действий и отношений: либо зацикливание "на игре ради игры", "учебе ради учебы", либо существенный дисбаланс в соотношении интимно-личностного общения и учебно-профессиональной деятельности в рамках многоплановой деятельности, реализация которой в социально одобряемых формах соответствует ожиданиям социума, предъявляемым стоящему на пороге зрелости индивиду (104, С. 38 - 39). М.Ю. Кондратьев (1997) считает "искривлением" деятельностной линии онтогенеза недостаточную обученность подростка, его психическую неподготовленность к соответствующему возрастным нормам, привычному для данного социума способу взаимодействия с окружающей действительностью. Однако это один из аспектов отклоняющегося поведения, понимание механизмов которого может быть осуществлено с позиций психологической концепции развития личности.

Так, А.В. Петровский в концепции персонализации личности рассматривает потребность индивида быть "идеально представленной" в сознании значимых других людей личностью, причем теми своими особенностями, которые он сам ценит в себе. Однако потребность бытьличностью (стремление подчеркнуть свою индивидуальность, неповторимость) может быть удовлетворена лишь при наличии способности быть личностью. Разрыв между этой потребностью и способностью может привести к серьезным нарушениям процесса личностного развития, качественно искривить линию личностного роста. В подростковом возрасте наряду с адаптацией осуществляется активная индивидуализация и интеграция подростка в группу сверстников.

Индивидуализация подростка может проявляться в форме самоутверждения, которое имеет положительное влияние на процесс и результаты общественной и учебной деятельности, если его мотивом является стремление к лидерству и престижности (Ю.М. Орлов). В то же время, согласно мнению Д.И. Фельдштейна, самоутверждение подростков может иметь и социально-полярные основания – от подвига до правонарушения.

Кондратьев М.Ю. (1997) выделяет ведущий мотив подростка: «Чем бы ни выделиться, лишь бы выделиться», «запечатлеться в другом мире», что может провоцировать отклоняющееся поведение. Филонов Л.Б. (1987) считает источником девиантного поведения подростка «поиск пределов допустимого». Это может оказывать негативное воздействие на самосознание, порождать честолюбие, неадекватность самооценки, провоцируя конфликты в отношениях с окружающими. Овчинский В.С.(1991) обратил внимание на то, что несовершеннолетние правонарушители характеризуются искаженной, сильнои преждевременно развитой потребностью в свободе и самостоятельности. Т.о., стремление к новизне, оригинальности поведения, лидерству и престижности, желание бороться, достигать являются типичными чертами подростка (Кон И.С., 1987; Мудрик А.В., 1976).

Следует заметить, что стремление подростка к необычайным ситуациям, приключениям, завоеванию признания, испытанию границ дозволенного, рассматриваемые взрослыми как отклоняющееся поведение (Ермолаева-Томина Л.Б., 1995; Мухина В.С., 1995; Мяло К.Г., 1991; Филонов Л.Б., 1979 и др.), с точки зрения самого подростка могут считаться "нормальными ситуациями", отражая поисковую активность подростка и стремление к расширению границ индивидуального опыта. Т.о., нарушения поведения могут быть следствием выраженного протекания подросткового кризиса - кризиса идентичности (Дольто Ф., Эриксон Э., Сагатовская Л.С. и др.).

А.Е. Личко, А.В. Мудрик, В.Н. Мясищев, Орлов Ю.М., Э. Эриксонподчеркивают важность для подростка складывающейся «системы отношений» со сверстниками (151, С. 34); общение со сверстниками выделяется в качестве ведущей деятельности этого периода; потребность подростков в общении, в аффилиации, изучении межличностного взаимодействия становится основным фактором в их психологическом развитии. Многие действия, свойственные подростку в ситуации общения, следует оценить как поисковые, направленные на удовлетворение потребности в получении новой информации, новых переживаний, расширении своего опыта.

Исследователи отмечают, что на отклонения в поведении подростка оказывают влияние следующие особенности взаимоотношений:положение изгоя в классе, отвержение со стороны учителей, ярлык девианта в школе (Бадмаев С.А., 1999; Белкин А.С., 1981; Еникеев М.И., 1999; Личко А.Е., 1983; Степанов В.Г., 1991 и др.). Возможно, что отчуждение подростков от школы происходит вследствие нетактичности, раздражительности по отношению к подростку со стороны педагогов, равнодушия учителей, у которых отсутствуют элементарные знания о причинах и формах проявления педагогической запущенности (Тарас А.Е., 1982). М.Ю. Кондратьев (104, С. 58) подчеркивает, что низкий статус школьника в классе, невозможность индивидуализироваться, а затем интегрироваться в классе, неудовлетворенная потребность самоутвердиться в рамках школы ведут к тому, что подросток начинает активный поиск других сообществ, где он мог бы компенсировать личностные неудачи (Ананьев Б.Г., Коломинский Я.Л., Творогова Н.Д.).

Подросток, стремясь найти уважение и признание своей независимости, тяготеет к участию в спортивных, музыкальных, других академических или неформальных группах (269, с. 491). Борисов И.Ю., Розин М.В. отмечают у современных подростков из неформальных групп потребность в событийности, стремление к риску. Фрустрация этой группы потребностей переживается как «пустота», «скука», «тоска», «проскальзывание жизни». Причем, неформальная субкультура не есть нечто особенное. Она впитывает в себя многие характеристики традиционной подростковой «уличной» субкультуры, являясь и группой социальной инициативы, и клубом по интересам, фан-клубом, карнавально-демонстративным движением хиппи и панков, и подростковой бандой.

У подростка, включенного в деятельность уличных групп, которые складываются стихийно, как правило, на почве нездоровых интересов, часто представляют собой микросреду, отрицательно влияющую на подростка, формируются социально-отрицательные интересы, стремление к взрослым формам поведения: ранний сексуальный опыт, групповое употребление наркотиков, алкоголизация (Двойменный И.А., Чуфаровский Ю.Ф., 1999). Членство в подростковых группах, "кодекс чести" которых опирается на доминированиегрупповых норм над общечеловеческими, становится залогом девиантного поведения подростка. Механизм его таков: формы предпреступного поведения закрепляются в поведенческие стереотипы, формируется асоциальный стиль поведения, который может перерасти в устойчивый антисоциальный (Еникеев М.И., 1999). Принадлежность к девиантной группе дает подростку новые способы самоутверждения, позволяет максимизировать свое «Я» уже не за счет социально-положительных, в которых он оказался банкротом, а за счет социально-отрицательных черт и действий.

Негативные последствия для личностного становления подростка наблюдаются в рамках замкнутого круга общения, закрытого воспитательного учреждения, в условиях социальной депривации (Кондратьев М.Ю., Корнева Л.Ю., Мухина В.С. и др.), т.к. сужение социального поля активности противоречит как общеличностным, так и специфически возрастным потребностям подростка. Исследователи рассматривали личностные особенности детей с отклонениями в поведении, связанными с явлением депривации со стороны родителей, педагогов, сверстников, как нарушения в структуре самосознания, представленного притязаниями на признание, половой идентификацией, осознанием себя во времени, стремлением к реализации прав и обязанностей (Бережнова Л.Н., 1995; Данилюк С.Б., 1993; Дугарова Т.Ц., 1999; Дьяконова Т.И., 2000; Лубовский Д.В., 1990; Максимова Н.Ю., 1996; Мухина В.С., 1991; Прихожан А.М., Толстых Н.Н., 1990).

Ученые единодушно отмечают огромное влияние на формирование отклоняющегося поведения детей и подростков семьи и семейных отношений (Адлер А., Боулби Дж., Лисина М.И., Миньковский Г.М., Прихожан А.М., Спиваковская А.С., Царегородцева Л.М., Юстицкий В.В., Эйдемиллер Э.Г., Хямяляйнен Ю. и др.). Безнадзорность, попустительство со стороны родителей, ослабление социального контроля являются внешними условиями, допускающими возможность бесконтрольного поведения, которое переходит во внутреннюю неспособность личности к самоограничению (Еникеев М.И., 1999).

Современные исследования показывают сложность и амбивалентность отношений подростка к взрослым (Добсон Дж., 1992; Дубровина И.В., 1997; Усанова О.Н., Шаховская С.Н., 1995). Так, отчуждение между подростком и родителями, которое выражается в ссорах, дефиците общения, отдалении подростка от семьи, неодобрении родителями его друзей, является фактором риска возникновения психических нарушений и поведенческих отклонений (198, С. 259-261).Л.М. Зюбин (1966), К. Уэда (1989), Э.Щур (1977) считают эмоциональную депривацию одним из пусковых механизмов делинквентности.

Т.о., к девиантному поведению прибегает отклоненная социумом личность; слабые связи "семья-ребенок", "школа-ребенок" способствуют ориентации молодежи на группы сверстников, которые являются преимущественно источником девиантных норм.

Если А. Бандура и Р. Уолтерс (1955) отмечали у агрессивных, асоциальных подростков враждебные чувства к отцу и матери, то Горьковая И.А. (1994) подчеркивает, что подростки-делинквенты менее требовательны к своим родителям, им характерно более эмоциональное отношение к отцу и матери. Позитивность с их стороны они видят в том, что те идут на поводу у подростка, не стремясь к лидерству. Криминальные подростки характеризуются положительным отношением к отцу и матери, даже если терпели в семье унижения и побои (Ратинов А.Р., 1988; Уварова Г.В., 1999). Эти парадоксальные данные для нас представляют особый интерес.

Причинами отклонений в поведении подростков являются и реалии настоящего периода в жизни общества. Подростки остро переживают социальное расслоение, невозможность для многих получить желаемое образование, жить в достатке, в последние годы у несовершеннолетних в течение полугода или года изменяются ценностные ориентации. (В 70-80-е годы для этого требовалось не менее трех лет). Отвержение базовых социальных ценностей является первопричиной девиантного поведения. Морально-психологический «сдвиг» выражается у подростков в асоциальном поведении и сопровождается правонарушениями, побегами, заболеваниями по наркологическому признаку, серьезными нервно-психическими расстройствами (Ананьев В.А., 1999; Вахромов Е., 2000, Еникеев М.И., 1999). Д.И. Фельдштейн (1998) отмечает, что у современного подростка желание соответствовать ожиданиям коллектива и общества ослабевает, а желание уклониться от них, напротив, растет; отсутствуют условия для реального выхода подростков на серьезные дела общества, что лишает их возможности занять активную социальную позицию, освоить отношения взрослого общества. Это противоречие приводит к искусственной задержке личностного развития современных подростков, острому внутреннему конфликту. Не случайно И. Лушагина (1988) обращает внимание специалистов по коррекции асоциального поведения на то, что противоправное поведение современных детей и подростков растет в два раза быстрее, чем у взрослых.

Поскольку подросток, склонный к девиантному поведению, излишне любознателен, крайне нестабилен, стремится к риску и существованию в неопределенности (143, С. 16), наибольший интерес для него представляют ситуации, связанные с напряжением - конфликты, ситуации риска (Аршавский В.В., Петровский В.А., Ротенберг В.С.).

Трудно объяснимые поведенческие реакции подростков могут быть следствием заострений, акцентуацийхарактера (Кон И.С., Личко А.Е., Мудрик А.В, Реан А.А. и др.). Если раньше акцентуации считались аномалией личности, то теперь они входят в критерий нормы, поскольку характерны 90% подростков (Иванов Н.Я., Личко А.Е., 1994; Иванова Т.В., 2000). И все же они способствуют определенным нарушениям в сфере общения. Так, при гипертимной акцентуации характера - наиболее распространенной среди подростков - выраженная реакция эмансипации и высокий уровень конформности, проявление в системе отношений черт мужественности создают почву для возникновения социальной дезадаптации, риска алкоголизации и наркотизации подростка. Акцентуация неустойчивого типа связана с изменчивостью настроения, поступков и действий без видимых причин, с нежеланием трудиться, праздностью, слабоволием, трусостью, поверхностностью контактов. Экзальтированному типу свойственна высокая впечатлительность, сильная привязанность к друзьям, искреннее и глубокое переживание чужих проблем. Тревожный тип склонен к страху, чрезмерной подчиненности, дерзкому выбросу негативных эмоций. Следовательно, при наличии какой-либо акцентуации характера (заострении черт определенного типа) личность отличается некоторыми индивидуальными гипертрофированными качествами, нарушающими социальные контакты или содействующие развитию отношений. К. Леонгард отмечал, что до 50% населения имеют акцентуированные черты характера; Н. Смишек считает, что подростку могут быть присущи одновременно несколько акцентуаций характера, которые к концу подросткового возраста должны сглаживаться. Т.о., склонность к девиациям обусловлена наряду с влиянием социальных факторов свойствами самой личности.

Данный постулат отмечается и в рамках базовой теоремы первичной социализации (Доннермейер Дж.,1998), основные положения которой состоят в том, что как нормальное, так и отклоняющееся поведение индивида является следствием обучения социальному поведению, продуктом взаимодействия социальных, культурных и психологических характеристик.

Личности младшего подростка посвящены работы М. Джонсона (1980), У. Дамона, Д. Харда (1988), Л. Кольберга (1984) и др. Они отмечают у младшего подростка новый уровень языкового общения: значительные области личного опыта могут стать предметом коммуникации, эмоционально-мыслительным событием, разделенным с другим человеком. Так, в суждениях о себе и других появляются обобщенные психологические категории, психологические концепции характера и темперамента, социологические концепции групповых взаимодействий и лидерства. Возникает новый уровень представлений о справедливости при принятии совместных решений, распределении ценностей, когда в расчет берутся мнения и интересы всех участников; появляется взгляд на ситуацию с позиции внешнего наблюдателя. В моральных суждениях начинает складываться ориентация на “золотое правило”, но пока без учета возможных последствий собственных действий (Кольберг Л., 1984).

 По мнению Д. Элкинда, младшие подростки живут в мире самопоглощенности, т.к. этому возрасту свойственен новый виток эгоцентризма. Поскольку они существует одновременно в мире взрослых и мире детей (культурная маргинальность), “жизнь этих детей внутренне чрезвычайно напряжена: они чувствуют себя объектами постоянного, пристального внимания и оценивания, живут как бы на сцене, действуют перед воображаемой аудиторией, чьи возможные реакции постоянно пытаются предугадать” (273, С. 22). Младшему подростку свойственна выраженная эмоциональная неустойчивость, конфликтность и агрессивность, застенчивость и максимализм, склонность к риску, самоиспытаниям (Кле М., Кон И.С., Прихожан А.М. и др.). Самооценка их неустойчива и «сверхобобщена», что отражает резкие качественные изменения в структуре личности в этот критический период и позволяет осуществить переход на новый, «взрослый» уровень личностного развития (Швецова Н.И., 2000; Шашок В.Н., 1999). При этом "ядерная" часть, представляющая в структуре личности биопсихическую основу, менее подвержена изменениям (Айзенк Г., Джеймс У., Кеттелл Р., Ковалев А.Г., Ломов Б.Ф., Мерлин В.С., Мерфи Г., Мясищев В.Н., Платонов К.К., Рубинштейн С.Л. и др.), а динамическая структура периферической части, фиксирующая основные проявления личности, имеющая социальную природу, больше подвержена изменениям (Антинян Ю.М., Блувштейн Ю.Д., Ратинов А.Р. и др.). В структурно-динамической системе личности взаимосвязь самооценочных компонентов, эмоциональной сферы и личностного поведения в период 9 -13 лет отражается в фазах синкретизма, дифференциации и интеграции личностных характеристик (Шашок В.Н., 1999). Личность как динамичная организация все же имеет в своей структуре основополагающие стабильные аспекты, которые объединяют и организуют различные элементы личности, ее поведение.

Поскольку у 37% младших подростков отмечается парциальное присутствие психической ригидности в структуре личности, это ведет к резкому ограничению вариантов поведения, поведенческим срывам, трудностям осознания собственных психологических проблем, актуального состояния мотивов и потребностей (Петрова В.Н., 1999).

В происхождении отклоняющегося поведения младших подростков влияние группы сверстников иногда больше, чем влияние особенностей личности (А.Р. Ратинов, О.Д. Ситковская, Коченов М.М., 1998). Однако исследователи отмечают, что определенные качества в структуре личности подростка предрасполагают к девиациям, а определенные ситуации развития (фрустрирующие ситуации) и особое стечение обстоятельств способствуют их проявлению (Кондратьев М.Ю., Кудрявцев В.Н., Пирожков В.Ф., Реан А.А., Розин М.В. и др.). Не случайно Х. Ремшмидт (1994), считая регулятором поведения человека его личностные качества, отмечает, что отклоняющееся поведение подростков часто сопряжено с определенным окружением и типом ситуаций.

Г.В. Уварова (1998), рассматривая личностные особенности криминальных подростков, как мальчиков, так и девочек, отмечает у них отрицательное отношение к школе и одноклассникам, с которыми они если и общаются, то больше негативно, чем хорошо; ненависть к отличникам; негативную установку к другим людям, чести и достоинству. Для подростков с асоциальным и антисоциальным поведением характерно отчуждение от общепринятых правил социального общежития; отторжение от позитивных социальных ценностей (Панкратов В.В., 1991). Им не трудно ударить незнакомого человека, а "врага" или "чужака" могут ударить до 80% правонарушителей, причем как юноши, так и девушки; для достижения собственной цели более половины готовы нанести другому имущественный ущерб (Нарозников Н.К., Овчинский В.С., 1991).

Поскольку у несовершеннолетних самооценкаеще не определилась (Корнева Л.В., 1999), ценностные ориентациине сложились в систему (240, с. 163), все же можно говорить о их специфике у подростков-правонарушителей. Во-первых, они оценивают себя значительно ниже законопослушных по самооценочным категориям внешней привлекательности, ума, успешности в учебе, доброты и честности (Макаровская И.В., 2000). Во-вторых, свои неудачи они приписывают чему-то внешнему - везет меньше, на их долю выпало больше несчастья, негде себя показать, производят на других неблагоприятное впечатление и пр. В-третьих, у них возрастает значимость объектов, удовлетворяющих потребность престижа. На фоне преобладания у делинквентов потребительских тенденций ценностные ориентации имеют прямую связь со структурой их досуга: приобретение спиртного, посещение баров и дискотек, просмотр кинофильмов и телепередач, отсутствие интереса к чтению книг (Долгова А.И., 1970). Среди современных подростков с отклоняющимся поведением популярны фильмы с уголовной тематикой (Цилуйко М.В., 1998).

Группа грузинских исследователей (240, С. 168) установила, что у несовершеннолетних правонарушителей потребность социального престижа теряет свою направленность, перерастая в низшую форму самоутверждения, когда индивид удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-делинквенту свойственна гипертрофированная потребность в свободе, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуация, когда он должен получать разрешение от других на каждый свой поступок (Чхартишвили Ш.Н.).

Особенности деформации ряда существенных для развития личности в подростковом возрасте психологических характеристик, обусловленность отклоняющегося поведения характерологическими особенностями личности, дисгармоничностью развития характера рассматривались также в работах Александрова А.А. (1973); Заики Е.В., Крейдун Н.П., Ячиной А.С. (1990), Личко А.Е. (1973); Реана А.А. (1991). Зафиксированы следующие параметры развития личности подростков с отклоняющимся поведением: отношение к будущему является крайне неопределенным, вплоть до отсутствия содержательной ориентации; будущее выступает как прямое отражение примитивных желаний настоящего; общечеловеческие ценности чаще всего отвергаются; отсутствует интерес к учебе и познанию. Подростки – делинквенты фактически игнорируются сверстниками, выпадают из круга нормального подросткового общения. Большинство этих подростков живут в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. Имеют сочетание не менее трех грубых криминогенных качеств, акцентуации характера, наиболее частые из которых – эпилептоидная, неустойчивая, гипертимная. По данным Реана А.А., во всех случаях имеется не один, а два-три пика дисгармоничности в профиле характера подростка. Подавляющее большинство подростков с отклоняющимся поведением – мальчики, среди которых у 50% выражена склонность к алкоголизации; социальные отношения этих подростков имеют высокую конфликтность.

Е.В. Заика, Н.П. Крейдун, А.С. Ячина (1990) выделяют личностные особенности делинквентных подростков, свидетельствующие о деформации их характера криминогенный комплекс личностинесовершеннолетнего правонарушителя: наличие конфликтов с окружающими, неприязненное отношение к позиции взрослого; заниженная у 56% подростков потребность в общении, которая выступает средством самоутверждения и компенсации неудовлетворенности своим положением; принятие подростков, состоящих на учете в ИДН, и их групповых норм (от 77 до 99% случаев). Игнорирование девиантов сверстниками с нормативным поведением говорит об их выпадении из круга нормального подросткового общения.

Обобщение результатов эмпирических исследований позволило констатировать у подростка с девиантным поведением следующие психологические особенности: неприятие педагогических воздействий; неумение преодолевать трудности (Тышкова М., 1987); игнорирование препятствий; сверхнапряженность, (Заика Е.В., Крейдун Н.П., Ячина А.С., 1990); апатичная подчиненность группе с асоциальными установками (Реан А.А., 1994); сниженная самокритичность, двойной локус контроля; синдром тревожного ожидания, неуверенности в себе, порожденный систематическими учебными неуспехами (Невский И.А., 1994); негативные установки к учебной деятельности, физическому труду, к себе и окружающим людям; слабость самоконтроля, склонность неадекватно реагировать на фрустрирующие обстоятельства (Максимова Н.Ю., 1996); крайняя степень эгоцентрированности (Пашукова Т.И., 1998); агрессивность (Можгинский Ю.Б., 1999). Особый интерес представляют те данные, которые получены в исследованиях периода социально-экономического кризиса нашего общества.

Поскольку «в детском и юношеском возрасте природные типы поведения еще не «сплавлены» с ролями, профессиональными навыками, остаются пластичными, более податливы воздействиям воспитания» (28, С. 39), личность, как все живое, динамична и меняется в процессе жизни (151., С. 348), структурный подход к рассмотрению личности подростка, объединяющий перечисление его признаков и качеств, был справедливо подвергнут критике А.Р. Ратиновым. Однако любое понимание механизма деформированного развития личности, приводящих подростка к отклонениям в поведении (Зюбин Л.М., Уэда К., Щур Э.), невозможно без учета следующих его составляющих:

  постепенное усугубление отдельных негативных качеств личности, складывающихся в криминогенный комплекс;

 особое стечение обстоятельств и действие факторов, приводящих к «сонастройке» и взаимодействию криминогенных качеств, их развитию и фиксации;

  фоновым условием для образования и развития криминогенного комплекса является наличие у подростка общих трудностей и отставания в развитии личности;

 наличие криминогенного комплекса делает подростка нечувствительным к воздействию воспитательных мер, направленных на коррекцию отдельных сторон его личности.

Следует заметить, что отклоняющееся поведение в форме безнравственного, аморального, неэстетичного поведения практически не имеет гендерных различий (Бочкарева Н.И., 2000; Менделевич В.Д., 2001). Ю.М. Антонян, Л.В. Перцова, Л.С. Саблина (1991) отмечают, что причины делинквентного поведения девочек заключены в семье, которая не контролирует их сексуальную активность, не формирует у них стиль жизни, манеры держаться, присущих традиционно женщине черт пассивности, заботливости, чувствительности (Барретт и Макинтош, 1982; Касбурн, 1979; Сафина Г.В., 1993). В гендерном аспекте подростковая делинквентность в статистике представлена крайне редко и только в общем виде. Однако отмечается, что усилия социальных учреждений должны быть направлены на воспроизведение такой идеологии семьи, которая бы выполняла функции контроля и справлялась с задачами социализации (Даллос Р., Макглауглин Е., 1993).

В заключении параграфа следует отметить наличие большого количества исследований, касающихся типов, тактик, стратегий взаимодействия родителей с детьми, и недостаточную разработанность вопросов отношений самого подростка к родителям (Берко Д.В., 1998; Бине Е., 1998; Розин М.В., 1990). Практически нет исследований, касающихся вопросов отношений к родителям подростка с девиантным поведением (Горьковая И.А., РомицынаИ.В., 1994;). Крайне фрагментарно изучены представления подростка о ближайшем окружении. Остается открытым вопрос о том, стремится ли личность перестроить отношения и поведение, которые противоречат нормам социума.

Анализ причин происхождения девиантного поведения младших подростков позволил нам сформулировать ряд вопросов:

1. Действительно ли поведение личности в неких ситуациях зависит от статических черт личности? Ведь, согласно Кеттеллу, поведение личности - это непредсказуемая функция от ситуации и структуры личности.

2. Поскольку устойчивая структура развивающейся личности младшего подростка еще не сформировалась, можно ли выделить компоненты, определяющие ее девиантное поведение?

3. Зная черты личности подростка, можно ли будет предсказать его поведение?

4. Какие же личностные особенности подростка предрасполагают к девиантному поведению? И каково значение ситуации развития?

Т.о., чтобы ответить на поставленные вопросы, необходимо провести сравнительное исследование по выявлению личностных особенностей младших подростков, детерминирующих внутреннюю готовность к совершению отрицательных поступков и проступков, а также ситуации, влияющей на проявление и устойчивость негативных форм поведения подростка.

Специфика взаимосвязи отношений к родителям и личностных особенностей младших подростков с нормативным и девиантным поведением


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 192; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!