Провозглашение нашей ответственности



Я несу ответственность.

Когда кто-то где-то начнёт искать помощь, я хочу, чтобы АС оказались рядом. И за это я несу ответственность.[2]

Шаг Восьмой

Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием возместить им причиненный ущерб.

Некоторые из нас откладывали работу по Восьмому Шагу, потому что мы боялись возмещать ущерб, что требуется сделать в Шаге Девятом. По сути, мы пытались решать вопросы завтрашнего дня, а не жить в настоящем. Однако вскоре мы поняли, что бояться нужно другого, а именно, последствий отказа работы по восьмому Шагу (например, того, что мы останемся заложниками собственного стыда), и мы препоручили свои эгоистичные страхи и предприняли необходимое действие.

Кто-то из нас считал, что люди в нашем списке (те, кому мы нанесли ущерб) на самом деле, сами должны возмещать нам ущерб. Но книга «Анонимные Сексоголики» (стр. 46-47) напомнила нам, что если мы будем таить обиду, или вести свой счёт, то этим мы будем лишь подпитывать нашу похоть и мешать своему выздоровлению. Восьмой Шаг говорит, что мы должны сосредоточиться на том ущербе, который причинили мы, и приготовиться его возместить .

Другим же казалось, что совершённые нами преступления простить невозможно, и мы говорили себе, что возмещать ущерб бесполезно, стыдно или даже опасно – для других людей или для нас самих. Но, когда мы молились о прощении и учились принимать себя, мы поняли: наша уверенность в том, что нас простить нельзя, это ложь, которую мы сами себе внушили. Как мы увидели, одно из преимуществ возмещения ущерба – это наша способность увидеть и исправить подобную ложь. Мы обнаружили, что упорство во мнении, будто нас нельзя простить, на самом деле, представляет собой проявление гордыни и мании величия. Ошибки, даже те, которые причинили вред другим людям, давали нам возможность учиться и расти. Мы начали принимать себя и людей, которые делают ошибки и время от времени ранят друг друга. Мы обнаружили, что можем найти свободу от стыда.

Недостатки, мешавшие нам проработать восьмой Шаг, это те же самые дефекты, которые мы перечисляли в шестом Шаге, и об избавлении от которых мы со смирением просили Бога в Шаге Седьмом. В Восьмом Шаге мы просто предали результаты этого процесса Богу и сделали то, что нужно было сделать дальше.

Мы доверились Богу и последовали указаниям нашего спонсора и других людей, которые многое получили от работы по этим Шагам. Мы молились о готовности и обнаружили, что, как только мы начали составлять наш список, страхи стали таять. Зачастую мы начинали с имён, упомянутых в инвентаризации четвёртого Шага. Затем мы добавляли других людей, о которых, возможно, забыли, а также тех, кого наше поведение затронуло меньше. Мы увидели, что причинённый нами ущерб порой имел далеко идущие последствия. Составляя список всех людей, которых мы обидели, мы смогли увидеть непризнанные ранее последствия нашего поведения.

С помощью других членов мы задумались о том, нужно ли включать в этот список самих себя. Мы увидели, что мы, действительно, причиняли вред окружающим. Мы также постепенно осознали, что значительную часть вреда, которую, как нам казалось, окружающие причинили нам, на самом деле, мы придумали (АА 62). Но мы узнали, что один из лучших способов возместить ущерб себе состоит в том, чтобы возместить ущерб, причинённый другим. Наши искренние попытки что-то исправить изменяют нашу жизнь и то, как мы относимся к самим себе. Работа по Восьмому и Девятому Шагам, а также ежедневное применение этой программы, оказались лучшим возмещением ущерба, который мы могли сделать себе.

Кому-то из нас было нужно подумать, как мы можем изменить своё мышление о себе, то есть, как можно сделать живое возмещение ущерба себе самому. Здесь мы увидели, как полезно предпринять позитивное действие. Например, мы нашли способ добавить в свой распорядок дня какое-то действие, или упорядочить его, или же, наоборот, что-то убрать, а может быть, изменить наши разрушительные убеждения о себе через работу над открытыми и честными отношениями с другими людьми. Мы применяли инструменты нашей программы, особенно в моменты стресса. Мы также осознали, что для процесса возмещения ущерба крайне важно простить себя и окружающих. Как указывает книга «Анонимные Сексоголики», «где-то между составлением списка и возмещением ущерба есть неписаное условие, что мы должны простить (хотя бывают моменты, когда нам нужно возместить ущерб прежде, чем мы сможем простить)» (стр. 125).

Составляя список, мы с молитвой думали о том, какой ущерб мы нанесли каждому человеку, и как можно его возместить. Как и в других сферах выздоровления, мы обнаружили, что опасно возмещать ущерб, не посоветовавшись с людьми, которые уже проработали эти Шаги. Нас могут отвлечь эгоизм и самооправдание, или мы можем начать думать, что никому не причинили вреда, кроме самих себя. Как мы узнали, такая позиция «является результатом намеренной забывчивости. Изменить ее можно лишь глубоким и честным анализом наших мотивов и действий» (12 и 12, стр. 79).

В Восьмом Шаге нашей целью было преисполниться желанием возместить ущерб людям, которых мы обидели, независимо от того, ожидаем ли мы, что другая сторона примет наши попытки возместить ущерб, или сможем ли мы вообще это сделать. Мы работали над Восьмым Шагом, чтобы добиться дальнейшего выздоровления и прочной чистоты. Оглядываясь на прошлое и преисполняясь желанием исправить то, что возможно исправить, мы ещё больше раскрывались для смиренных отношений с Силой, более могущественной, чем мы сами.

Высказывания членов АС

- -  1 - -

Я боялся составлять список. Я хотел прибегнуть к Пятой поправке, гласящей, что я не обязан свидетельствовать против себя! Не зная этого, я загнал себя в угол своим неосознанным убеждением, что причинил ущерб всем вокруг, и что я ужасен и недостоин новой жизни, которую предлагает выздоровление. Когда я не мог уже больше этого избегать и всё-таки составил список, я неожиданно испытал чувство облегчения. Список был не бесконечным.

- - 2 - -

Приближаясь к Восьмому Шагу, я наткнулся на преграду в виде собственной гордыни: я считал, что причинённое мной зло и мои ошибки непростительны, и поэтому думал, что возместить ущерб невозможно. Как я мог простить других, если не прощал сам себя? Работая по Восьмому Шагу, я просил Бога научить меня прощению. Я увидел, что простить кого-то не означает оправдывать зло; это означает, что я принимаю тот факт, что это случилось, и отказываюсь судить. В конце концов, «ничего, абсолютно ничего не происходит в Божьем мире по ошибке» (АА, стр. 417).

Я начал принимать других без гнева, и постепенно у меня появилось желание возмещать ущерб, причинённый им, независимо от того, что они сделали по отношению ко мне. Неожиданным результатом стало то, что я начал принимать себя самого и относиться к себе с большей любовью.

- - 3 - -

Когда я впервые посмотрел на Восьмой Шаг, я подумал, что в Четвёртом Шаге уже составил список причинённого мной зла, и решил, что могу переходить к Девятому Шагу. Ключевые слова здесь – «я подумал» и «я решил». Когда я стал думать о возмещении ущерба, я как будто наткнулся на стену. Я всё откладывал, и всё время думал о самых трудных случаях, и о тех, в которых я не видел возможности возместить ущерб, потому что этих людей либо нельзя было найти, либо они уже умерли. Чем дольше я тянул, тем длиннее становился мой воображаемый список.

Время шло, и я начал переживать о том, что застрял и не иду дальше. Наконец, я поговорил об этом со спонсором. Он сказал, что мне нужно составить список всех людей, которым я нанёс ущерб, не только тех, которых я уже перечислил в инвентаризации четвёртого Шага, но и тех, на кого мои поступки повлияли косвенно (их дети, супруги, работодатели, и т.д.). Я сделал то, что постоянно играло самую важную роль в моём выздоровлении, - последовал этим указаниям.

Процесс составления списка оказался для меня самым важным. Он вернул меня к реальности. Другая часть Шага – преисполниться желанием – требовала молитвы, прописывания и беседы со спонсором.

Далее, мой спонсор сказал мне, чтобы я расположил имена этих людей в порядке возрастания сложности, начиная с самых лёгких случаев. Глядя на начало списка, я вполне мог представить себе, как буду возмещать ущерб в самых простых случаях. Я обнаружил, что у меня уже появилось желание возместить ущерб первым нескольким людям. И тогда у меня появилась надежда и уверенность, что я всё же смогу «возместить ущерб им всем».

- - 4 - -

Я сказал своему спонсору, что готов возместить ущерб в одном из случаев. Он посоветовал мне написать, что я скажу, когда буду это делать. Когда я показал ему свои записи, он помог мне увидеть, что некоторые слова, которые я собирался сказать, на самом деле, лишь причинят больше вреда. Составляя такие записи и показывая их спонсору, я увидел в себе склонность оправдывать свои поступки и объяснять, почему я это сделал. Он предложил мне говорить немного, признать свою неправоту и спросить, как я могу это исправить. Эти «сценарии» на бумаге были для меня огромной поддержкой, когда я начинал волноваться о том, как буду возмещать ущерб.

- - 5 - -

Через какое-то время, когда я уже проработал Восьмой и Девятый Шаги, я увидел, что в мой список вошли не все люди, кому я когда-то причинил зло. Чтобы продолжать выздоравливать, мне было нужно пересмотреть Восьмой Шаг. Я также увидел, что мне нужно расширить своё понимание того, какой ущерб я нанёс людям. Например, я увидел, что навредил своим сексуальным партнёрам гораздо больше, чем думал поначалу. В этих связях с каждым партнёром мы создавали особую тайную жизнь. Никто из них не мог рассказать о нашей связи членам своей семьи. Получается, что я пользовался своими партнёрами и портил их отношения со своей семьёй. Я обнаружил, что эти связи имели далеко идущие последствия, подобно тому, как брошенный в озеро камень распространяет круги на воде.

- - 6 - -

Работая по Восьмому Шагу, я увидел разницу между тем, чтобы преисполниться желанием и ощутить это желание. Когда к нежеланию, которое я испытывал, добавлялось негодование или страх, мне нужно было вспомнить программный слоган, которому научил меня мой спонсор: «Начни действовать, и чувства придут». Иногда я обнаруживал, что чувство прощения по отношению к людям и к самому себе приходили тогда, когда я возмещал причинённый им ущерб. Если бы я ничего и не предпринял, я бы так ничего и не почувствовал. В книге «Анонимные Сексоголики» приводятся слова одного члена АС, который столкнулся с этой проблемой:

Как бы я ни старался, я никак не мог почувствовать, что прощаю… [но] я смог признать, что бессилен перед этим, сделать Шаги Первый, Второй и Третий, и препоручить это Богу. Потом я просто попросил о готовности предпринять необходимые действия, прежде всего, в моём собственном сердце. И вскоре я уже смог сказать в самом себе: «Папа, я прощаю тебя» (стр. 125).

В книге сделан такой вывод: «Мы совершаем акт прощения, даже если не чувствуем, что прощаем» (стр. 125).

Поскольку я не всегда чувствовал прощение по отношению к людям, мне помогли слова спонсора, который сказал, что «прощение – это отказ от мести». Препоручить своё право на месть оказалось для меня легче, чем выработать в себе чувство прощения.

- - 7 - -

Работая по Восьмому Шагу, я осознал, что, если могу любить людей, которые причинили мне боль, то, возможно, и те, которым я причинил боль, смогут полюбить меня. Если я могу простить, то, возможно, и меня смогут простить. Раньше я думал, что простить человека означает отвести от него дуло. Но если ружьё в моих руках, то получается, что я решаю, когда его отвести. Получается, что в руках такого бессильного человека, как я, оказывается слишком много власти. Сегодня я нахожу больше покоя в мысли, что прощение – это понимание, что ружья не существует вообще.

- - 8 - -

Мой спонсор сказал мне, что я должен отложить возмещение ущерба некоторым людям в моём списке. Он сказал, что, хотя я и хочу возместить причинённый им ущерб, я могу при этом нанести им больший вред. Но я не понимал, что мне всё равно нужно проделать работу по Восьмому Шагу и подготовиться к тому, чтобы возместить причинённый людям ущерб.

Вскоре после этого я неожиданно наткнулся на женщину, с которой у меня была связь. Вокруг той истории было много шума, и она знала, что я потерял работу из-за своего пристрастия. Мы поговорили, и я рассказал ей о своей программе АС. Я сказал, что знаю, что причинил ей боль, и хочу возместить причинённый ущерб, но не знаю, как это сделать, и извинился за то, что не был подготовлен. Бог позаботился об этой ситуации. Она приняла мои извинения и сказала, что читала о последствиях моих действий, и это произвело на неё большое впечатление. Она сама пережила духовное возрождение и пересмотрела свой взгляд на брак. Она сказала, что, хотя для неё это и было тяжело, теперь она благодарна за всё, через что ей пришлось пройти, и что она обнаружила. Она не держала на меня зла. Мы расстались, и в последующие годы уже не встречались.

Это событие помогло мне осознать, что я должен подготовиться к возмещению ущерба, даже если мне кажется, что я этого не смогу. Я не могу предугадать, когда Бог пошлёт мне встречу с одним из этих людей. Я начал прописывать возмещение ущерба всем людям в моём списке. Я не дождусь полной готовности, пока не приготовлю себя сам. Было у меня и ещё одно открытие: возмещение ущерба – это очередная часть моей жизни, которую я не могу контролировать, а могу только в ней участвовать. Я должен приготовиться и делать то, что должен делать в данный момент, а Бог позаботится о том, чтобы всё это состоялось.

- - 9 - -

Я попросил одного члена АС принять у меня Восьмой Шаг. У него было на четыре года чистоты больше, чем у меня. Он согласился и предложил, чтобы я написал как можно более полный список и как-то обозначил причинённый мной ущерб. Я так и сделал.

Мы встретились за час до собрания АС в соседней комнате. Я пошёл по списку с карандашом в руке, называя имена по очереди. В каждом случае причинённый мной ущерб был явным и прямым. Отношения были безнадёжно испорчены, порой разрушены навсегда. В списке были моя жена, бывшая жена, дети, двоюродная сестра, подчинённый, магазин и одна женщина, с которой я несправедливо обошёлся. В каких-то случаях ущерб придётся возмещать своей жизнью, а в каких-то – напрямую. Я помню, как в конце встречи испытал чувство удивления и облегчения. У меня был этот список. Да, это будет нелегко, но я смогу возместить ущерб во всех случаях. И в ту минуту я понял, что смогу проделать все Двенадцать Шагов АС.

- - 10 - -

К тому времени, когда я подошёл к Восьмому Шагу, я порадовался, что в инвентаризации Четвёртого Шага уже составил список всех людей, которым причинил зло. Я пересмотрел этот список и добавил ещё несколько имён.

Чтобы возместить ущерб каждому человеку в этом списке, мне сказали написать каждому письмо и подробно описать тот ущерб, который я ему причинил, и объяснить, как я собираюсь его возмещать. Некоторые письма были адресованы целым группам людей, а какие-то были анонимными, потому что я не знал, как их зовут. Эти письма были духовным упражнением и подготовкой к тому, чтобы простить себя, простить тех, кому я причинил боль, и попытаться всё исправить – то есть, «преисполниться готовности возместить им причинённый ущерб».

Мне было трудно простить людей, перед которыми я собирался признать свою вину. Я должен был постоянно себе напоминать о том, какая это бессмыслица и какое лицемерие – пытаться возмещать ущерб перед человеком, которого я не прощаю. Не испытывая готовности прощать, я просил Бога помочь мне простить их, и просил об этом так часто, как было необходимо, хотел я этого или нет. В конце концов, постоянные просьбы о Его помощи помогли, как помогают всегда, когда я прошу искренне.

В этом процессе мне также помогли слова руководства АС по «Шагу Восемь с половиной»:

Мы практикуем прощение в наших сердцах: когда думаем об этих людях, а затем вслух, возможно, даже вместе со спонсором, прощаем каждого человека в своём списке, и продолжаем прощать их каждый раз, когда возвращается негодование. Возможно, нам придётся прощать и молиться за них всякий раз, как только мы о них подумаем, до тех пор, пока не освободимся от негодования. Готовность простить и дар любви обязательно придут, если мы будем настойчивы» (125,126).

Шаги к действию

Рекомендуемое чтение

Прежде чем работать по шагу, мы предлагаем членам прочитать и изучить следующие отрывки из нашей литературы:

Анонимные Алкоголики
«За работу», стр. 76-84

Анонимные Сексоголики
«Шаги Восьмой и Девятый», стр. 123-128

Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций
«Шаг Восьмой», стр. 77-82

Один из методов работы по Восьмому Шагу

Мы принимаемся за работу с молитвой, как и в любом Шаге, который мы прописывали до сих пор. Если составление этого списка запускает в нас какую-то эмоциональную реакцию или похоть, мы молимся или берём трубку и рассказываем кому-то о том, что с нами происходит. Напоминаем себе, что поступаем правильно и предпринимаем смелый шаг.

Полезно напомнить себе о том, что такое «ущерб». Здесь нам поможет «12 и 12»:

Мы могли бы практически определить слово «ущерб» как результат столкновения инстинктов, наносящего физический, психический, эмоциональный и духовный ущерб людям. Если мы часто выказываем дурной нрав, то вызываем гнев окружающих. Если лжем или обманываем, то лишаем других людей не только каких-то благ, но и эмоциональной стабильности и душевного спокойствия. Тем самым мы даем им повод для презрения и мести. Если наше сексуальное поведение эгоистично, мы можем вызвать ревность, страдания и сильное желание отомстить. (стр. 80)

Далее в тексте это описание продолжается, и заслуживает повторного прочтения.

Мы начинаем с молитвы, а затем составляем список имён, основанный на нашей инвентаризации Четвёртого Шага и обзоре своих дефектов характера. Рядом с каждым именем пишем несколько слов о том, какой вред мы причинили. Поскольку этот Шаг требует перечислить всех людей, которым мы навредили, мы вспоминаем также их членов семьи и друзей. Не затронуло ли это кого-то из них? Не привело ли наше поведение к тому, что кто-то другой пренебрегал членами своей семьи? Не оказало ли наше поведение косвенного воздействия на сотрудников или клиентов этого человека? Мы в молитве просим Бога, чтобы Он напомнил нам о тех, кого мы, возможно забыли. Вспоминая новых и новых людей, мы записываем их имена. В «12 и 12» говорится, что нам нужно составить как можно более подробный список, независимо от того, какие действия нам придётся предпринять в Шаге Девятом (78-79).

С помощью нашего спонсора мы зачастую изменяем порядок в списке. Обычно начинают с тех случаев, в которых будет легче возмещать ущерб, и постепенно переходят к тем, где этого делать не хочется. Мы часто находим, что наша готовность заглаживать более серьёзную вину растёт по мере того, как мы идём по списку. Возмещать ущерб именно в таком порядке необязательно, но многим это помогло.

Мы обнаружили, что сразу после составления списка полезно подготовиться к возмещению ущерба. Для этого многие из нас пишут «сценарий» слов, которые нужно будет сказать каждому человеку. Когда мы записываем эти реплики, зачастую в голову приходят какие-то ещё слова примирения, или конкретные действия, которые помогут нам лучше возместить ущерб. Независимо от того, живы ли люди в нашем списке, или умерли, известно ли нам их местонахождение или неизвестно, сможем ли мы возместить им ущерб напрямую или нет, всё равно полезно записать краткий текст и молиться о том, что ещё нужно сделать в каждом случае. Мы продолжаем пересматривать свои слова и планы вместе со спонсором.

В наших словах не должно быть оправданий в своём поведении или замечаний о том, в чём были неправы другие люди. Мы признаём свою неправоту и берём на себя ответственность.

Если мы проделаем такую работу по каждому человеку в списке, это поможет нам преисполниться готовности восполнить ущерб. Эта работа принесёт нам исцеление. Обретая силы прощать других и испытывая прощение нашей Высшей Силы, мы постепенно становимся способны прощать самих себя. Один из даров Восьмого и Девятого Шагов – это избавление от стыда и вины, связанных с тем вредом, который мы причинили людям.

Восьмой Шаг – это инструмент, которым нужно пользоваться всю оставшуюся жизнь. Мы люди. Мы всегда будем обижать людей, и время от времени нам будут вспоминаться случаи, о которых мы давно забыли. Терпеливо и с помощью и водительством нашей Высшей Силы мы обретаем готовность восполнить ущерб. Затем мы будем готовы перейти к Девятому Шагу.

Некоторые вопросы для размышления

18. Какие ситуации или события, которые причинили вред вам или другим людям, и которые были не очень явными, вы обнаружили в Четвёртом Шаге? Добавили ли вы их к своему списку?

19. Откладывали ли вы составление списка по Четвёртому Шагу? Как надолго? Почему?

20. Есть ли случаи, в которых вы боитесь возмещать ущерб? Как могут в этом помочь ваши отношения с Богом?

21. Нет ли у вас чрезмерного беспокойства относительно некоторых людей, событий или институтов, несмотря на то, что это было много лет назад? Вписали ли вы их в свой список?

22. Есть ли люди, которые должны возместить ущерб вам, прежде чем вы возместите ущерб им? Почему вы так думаете?

23. Включили ли вы в этот список себя? Почему?

24. Как вам может оказаться полезным просмотреть весь свой список вместе со спонсором или другим чистым человеком? Почему вам следует сделать это прежде, чем возмещать ущерб или редактировать список?

 

Шаг Девятый

Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

Возмещая ущерб, мы старались предпринять какое-то действие, чтобы принести честность и исцеления в те отношения, которые мы испортили. Мы делали всё, что в наших силах, чтобы загладить свою вину и ложь в прошлом. Чтобы понять, как это сделать и не навредить ещё больше, нам была нужна молитва и совет других людей.

Да, мы порой получали от людей положительный отклик, но мы возмещали ущерб не для того, чтобы получить прощение или одобрение. Мы возмещали ущерб, потому что этот процесс был крайне важен для нашего выздоровления. В результате этих непростых действий мы оставались чистыми, продолжали расти и развиваться как личности и начинали реализовывать обетования выздоровления. Мы брали ответственность за свои действия, выражали сожаление, исправляли поведение, а там, где это было необходимо, возмещали убытки.

В возмещение ущерба входят и извинения, но самих по себе извинений недостаточно. Мы всю свою жизнь могли ощущать сожаление, но обычно подобные признания не приводили к необходимым переменам в нашем поведении и мышлении. Иногда, ещё до выздоровления, мы злоупотребляли извинениями, чтобы оправдать себя, свалить вину на другого или чтобы избежать неприятных последствий за свои действия. Иногда мы упоминали какие-то подробности из прошлого, и вскрывались старые раны. Так мы пытались облегчить свою совесть за счёт других, эгоистично надеясь, что нам удастся отделаться от чувства вины и отвращения. Но цель Девятого Шага иная.

Подходя к Девятому Шагу, мы старались освободиться от каких-либо ожиданий в том, как люди будут реагировать на наши слова. Кто-то ещё помнит наши прегрешения, а кто-то уже давно забыл те инциденты, за которые мы казнили себя долгие годы. Люди, которым мы причинили боль, часто принимали наше возмещение ущерба и были за это благодарны. Иногда они отвечали тем же. В редких случаях, когда нас отвергали, мы напоминали себе о том, что поступаем правильно: мы очищаем своё прошлое, чтобы дать место духовному росту. Реакция другого человека – это его ответственность. Наша ответственность был в том, чтобы сделать своё дело и доверить результаты Богу.

Мы возмещали прямой ущерб, если это было возможно, с учётом нашей нынешней ситуации и имеющихся средств. Когда могли, мы возмещали ущерб лично, потому что это лучше всего для нас самих. Однако, когда встретиться лично было невозможно, мы звонили по телефону или отправляли письмо. Мы увидели, что не стоит пытаться сделать невозможное. Мы делали, что могли, и были готовы сделать больше, если в будущем представится такая возможность. Главное – это готовность. Когда мы советовались с другими людьми, это помогало нам не допустить, чтобы наши дефекты характера причинили ещё больший вред.

Мы должны быть готовы принять последствия своих действий, даже если это потеря работы, или финансовые или юридические трудности. Однако мы должны были избегать причинения вреда тем, кому мы уже навредили, и другим людям, на которых может негативно повлиять откровение о наших прошлых ошибках, таких как наши супруги и дети.

Только одно соображение должно останавливать нас от полного признания своей вины перед другими людьми. Оно действует там, где полное признание серьезно повредило бы тому человеку, которому мы хотим возместить ущерб. Или — что не менее важно — это может повредить каким-либо другим людям. (12 и 12, стр. 86)

Если от нас зависели другие люди, о них нужно было хорошо подумать. Но это нельзя использовать как оправдание для того, чтобы ничего не делать. Было много возможностей причинить ещё больше вреда своим возмещением ущерба, и зачастую мы были к ним слепы. Мы обсуждали эти вопросы со спонсором, с другими чистыми членами АС, и если это было приемлемо, с теми, на кого это могло повлиять. Мы верили, что Бог позаботится обо всех нас, что бы ни случилось.

Когда мы не знали, что делать в какой-то ситуации, мы молились о водительстве, говорили об этом с другими и ждали – иногда это ожидание было очень неприятным и затягивалось надолго. Но в нужное время, назначенное Богом, а не нами, становилось ясно, что следует предпринять. В конце концов, мы понимали, как возместить ущерб, не причиняя ещё большего вреда. Зачастую приходилось полагаться на мудрость других чистых членов АС. Мы должны быть готовы сделать то, что нужно, как только мы понимали, что это значит. Выжидать из страха никогда нам не помогало. Может быть, мы боялись последствий, или беспокоились, что не сможем сделать всё как надо, или боялись множества других вещей, которые могли пойти не так, когда мы возьмёмся за дело. Избегая возмещения ущерба из эгоистических соображений, мы могли лишить себя одной из самых больших радостей, которые предлагает программа. И мы бросали вызов страху, брали ответственность за своё поведение и решались возместить ущерб наилучшим возможным образом.

Возмещая ущерб лично, мы старались как-то возмещать убытки, финансовые или иного рода. В некоторых ситуациях мы могли лишь признать свою вину, выразить сожаление и изменить поведение.

Когда мы не могли связаться с людьми, или когда подобный контакт причинил бы вред им или другим людям, мы возмещали ущерб косвенно. Обычно это было какое-то позитивное действие, связанное с причинённым вредом, хотя и не по отношению к тому человеку, которому мы навредили.

Во всех случаях мы могли возместить ущерб своей жизнью. Как говорится в книге «12 и 12», «расчистив руины нашей прошлой деятельности, мы можем, руководствуясь вновь обретенным знанием о себе, начать строить нормальные взаимоотношения со всеми людьми, которых мы знаем» (стр. 77).

Работая по Девятому Шагу, мы видели, как тают преграды и неожиданным образом решаются проблемы, казавшиеся неразрешимыми. Возмещая ущерб, мы обрели смелость веры.

Высказывания членов АС

- - 1 - -

Начиная Девятый Шаг, я испытывал чувство страха. Процесс возмещения ущерба включал в себя несколько очень тяжёлых визитов. Особенно много боли и смирения принесло возмещение ущерба супруге, детям и другим членам семьи. Выполнив несколько самых сложных заданий, я почувствовал благодарность, облегчение и радость. К моему большому удивлению, я обнаружил, что этот Шаг был возможностью полнее пережить Божью благодать. Это замечательное дело – исправить причинённое нами зло, отложив в сторону то зло, которое причинили нам. Нет ничего прекраснее, чем смотреть на свой список Восьмого Шага, зная, что я возместил весь ущерб, и сделал всё возможное, чтобы исправить то, что я испортил. Девятый Шаг остаётся одной из самых важных и вдохновляющих глав моей жизни.

- - 2 - -

Я не знала, как возместить ущерб ребёнку, от которого я избавилась при помощи аборта, и жертвам моего эксгибиционизма, но я знала, что должна была это сделать. Просто молиться за них было недостаточно. Чтобы эти молитвы были настоящими, я должна была что-то сделать. Я молилась о водительстве и обратилась за советом к спонсору. Я видела, что возмещать ущерб без посторонней помощи будет просто безумием, потому что я могла причинить ещё больше вреда.

Вот какие действия я предприняла, и продолжаю предпринимать сейчас:

Я написала письмо своему не рождённому ребёнку и каждой из моих жертв. Я признала свои заблуждения и помолилась о том, чтобы каждый из них был наполнен Божьей любовью и миром. Я прочитала письмо ребёнку у его могилы. Мне сказали не отправлять письма другим жертвам, а отдать их Богу.

Когда ко мне приходят воспоминания о моих жертвах, я молюсь о том, чтобы научиться видеть их глазами Бога и любить их Божьей любовью.

Я стала донором крови.

Я делаю анонимные пожертвования в центр оказания помощи жертвам сексуального домогательства.

Я участвую в финансовой поддержке ребёнка из другой страны.

Где-то в этом процессе я ощутила прощение. Я смогла наконец простить себя. Мой спонсор учил меня, что всегда есть возможность возместить ущерб видимым образом. В этом процессе я многое узнала о себе. Мой дух растёт, когда я что-то делаю, чтобы загладить свою вину. Слава Богу за физическое, ощутимое действие!

- - 3 - -

Моя инвентаризация Четвёртого Шага весьма подробно показала мне, какой физический, эмоциональный и духовный вред я причинил своей жене. Я уничтожил её самооценку и поставил её безопасность под угрозу. Я лгал. Я нарушал обещания.

Возмещая ущерб ей лично, я рассказал правду о том, кто я такой и что я сделал (стараясь при этом не нанести большего вреда). Я исправил ложь тем, что сказал правду. Я признал всё, в чём я ей нанёс ущерб. Я спросил, не хочет ли она что-то к этому добавить, и выслушал её ответ. Возмещая ущерб своей жизнью, я начал относиться к ней с большей любовью. Возмещать ущерб значит исправить причинённое зло, что-то улучшить. Я должен был изменить то, как я с ней обращаюсь, и постепенно это изменилось.

- - 4 - -

Пожалуй, самые сложные отношения у меня были с отцом. Много лет я обвинял его в своих проблемах и был готов рассказать всем, как ужасно он со мной обращался. И хотя он умер за много лет до моего выздоровления, это всё равно были для меня очень трудные отношения. Мне было трудно преисполниться желания возместить ему ущерб. После множества молитв, записей в дневнике и разговоров со спонсором я наконец ощутил желанное прощение к отцу и готовность исправить отношения. В Девятом Шаге я написал письмо, которое прочитал на могиле отца, и начал восполнять ущерб жизнью.

Я принял решение рассказывать детям и другим людям только хорошее о моём отце. Даже в ситуациях выздоровления я мог делиться своими переживаниями в этих отношениях, не выставляя отца в чёрном цвете. Это была важнейшая перемена в моём поведении. Я решил, что больше не буду винить его в своих проблемах. Когда возникали искушения, я напоминал себе о том, что получил прощение, и препоручал негативные мысли. Вскоре эти мысли ушли. Я принял решения развивать такие отношения со своими детьми, которые, как я думаю, хотелось иметь моему отцу со мной. Я решил развивать со своими братьями и сёстрами, а также с матерью, такие отношения, которые отец хотел бы видеть в моей жизни.

Раньше мои воспоминания об отце всегда были окутаны тьмой. Теперь я вижу позитивные моменты и добрые поступки.

- - 5 - -

Я работаю в организации, которая чётко делится на две части. В течение многих лет я принимал участие в изоляции и сплетнях о большинстве сотрудников, и меня больше нравилось их очернять, чем думать о примирении. Я не проявлял к людям уважения, и занёс это поведение в свой список Восьмого Шага.

Я не мог понять, как здесь можно возместить ущерб, но после молитв и консультаций Бог показал мне один способ. С одобрения спонсора, на ежегодной конференции, которую посещали члены обеих группировок, я попросил слова. Я принёс извинения тем членам большинства, которые там присутствовали. Хотя не все они были теми людьми, против кого я говорил что-то плохое, они были представителями тех, кого я очернял. Они с благодарностью приняли мои извинения; я с благодарностью получил свободу.

- - 6 - -

В мой список Восьмого Шага вошли люди, которых я использовал, чтобы подкармливать свою похоть. Будь то через СМИ или лично, я соучаствовал в унижении, деградации и оскорблении человеческого достоинства многих Божьих детей. Возмещать ущерб лично было невозможно.

Мой спонсор одобрил следующие действия с моей стороны: я нашёл организацию, которая находится далеко от меня и работает с проститутками, помогая им изменить свою жизнь и пойти в более продуктивном и достойном направлении. Я регулярно посылаю в эту организацию анонимные пожертвования. Ежедневно, а также в любой момент, когда вспомню, я молюсь, чтобы Бог помогал людям, которых использует секс-индустрия. Я несу волонтёрское служение в приюте для бездомных. Каждый год я передаю определённую сумму другому члену АС, чтобы он распределял её нуждающимся по своему усмотрению. Я прошу его не говорить мне, кому он даёт эти деньги. Я молюсь, чтобы Бог повёл меня куда-то ещё, где я могу исправить ситуацию. На это у меня уйдёт вся оставшаяся жизнь, но сегодня чувствую себя лучше, понимая, что я оказываю на мир положительное воздействие, и больше не использую людей для своей прихоти.

- - 7 - -

Я не мог себя простить. Чувство стыда за то, что я натворил, оставалось очень сильным. Меня преследовали воспоминания. Моё восприятие себя оставалось негативным – и это после пятнадцати лет чистоты!

Я плакал. Это меня смиряло. Наконец я понял, что мне нужно гораздо больше помощи, чем я думал. С помощью Бога и спонсора, у которого было много лет чистоты, и который проработал Шаги со своим спонсором, я снова прошёл все Шаги – на этот раз с осознанием того, что я ничего не знаю. Меня учили, что для выздоровления нужно тщательно проработать все Шаги, с безжалостной честностью. Я верил, что Бог простил меня, но никак не мог ощутить это прощение, пока не начал действовать. Принятие Божьего прощения началось в Четвёртом Шаге, и произошло полностью в Шаге Девятом. Действия, которые я предпринял для возмещения ущерба, помогли мне поверить в то, что я изменился. Я уже не был человеком, которые делает страшные вещи.

Шаги к действию

Рекомендуемое чтение

Прежде чем работать по шагу, мы предлагаем членам прочитать и изучить следующие отрывки из нашей литературы:

Анонимные Алкоголики
«За работу», стр. 76-84

Анонимные Сексоголики
«Шаги Восьмой и Девятый», стр. 126-128

Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций
«Шаг Девятый», стр. 83-87

Один из методов работы по Девятому Шагу

Мы причиняем боль людям из своеволия и эгоистичного страха. Работать по Девятому Шагу в одиночку значит усиливать эту проблему. Возмещая ущерб человеку, которому мы уже навредили, мы должны быть осторожными и стараться не причинить ещё больше вреда. Прежде чем связаться с этим человеком, мы рассказываем спонсору, в чём состоял этот ущерб, и как именно мы собираемся его возмещать. Другие члены АС могут заметить в нашем плане опасность, которую не увидим мы. Нам доступны десятилетия опыта в этой программе, нужно только попросить.

Если мы должны возмещать ущерб человеку, который виновен перед нами, нам может быть неловко или страшно. В этом случае возмещать ущерб будет трудно, однако это прекрасная возможность для роста. Практикуя принятие других людей и наших собственных ошибок, мы учимся смирению, а это – путь к свободе. Книга «Анонимные Алкоголики» даёт нам совет: «К врагу пойти труднее, чем к другу, но это для нас намного полезнее» (стр. 77).

Мы очень тщательно выбираем человека, которому нужно возмещать ущерб. Если мы о ком-то сплетничали, мы возмещаем ущерб не тому человеку, о котором мы сплетничали, а тому, с которым мы сплетничали (если наши слова не причинили прямого вреда). Если мы лелеяли в сердце враждебность, но никак её не проявляли, то мы не говорим этому человеку о своём недобром отношении. Мы сознаёмся в этом перед спонсором и просим совета.

Возмещая ущерб в случаях противозаконных действий, мы молимся о готовности принять последствия. Мы должны быть готовы заплатить за выздоровление любую цену. Это вопрос жизни и смерти. Мы не должны избегать ответственности, но не должны и бездумно ставить себя или кого-то ещё под удар. Здесь снова очень важно прежде поговорить со спонсором и, если возможно, с теми, на кого могут повлиять наши действия.

Прямое возмещение ущерба лучше делать лично. Если это невозможно, мы звоним по телефону, или тщательно составляем письмо, которое показываем спонсору. Если человек уже умер, мы можем пойти на кладбище и возместить ущерб на могиле.

Когда мы будем готовы возмещать прямой ущерб, мы продумываем место встречи. Мы выбираем тихое и нейтральное место, учитывая удобство другой стороны. Если нас беспокоит перспектива остаться с этим человеком наедине, мы можем выбрать для встречи общественное место. В некоторые ситуациях полезно иметь рядом другого члена АС. Например, одна женщина, думая о спокойствии мужа, решила, что поступит немудро, если встретится один на один с некоторыми людьми, которым она должна была возместить ущерб.

Мы готовимся к встрече, перечитываем свои записи и молимся. Мы просим, чтобы «вести себя разумно, тактично, смиренно, учитывая интересы других людей, но при этом не расшаркиваясь и не раболепствуя перед ними» (АА, стр. 83). Важно сделать свою речь краткой, чтобы не начать оправдываться, защищаться или сваливать вину на кого-то ещё. В отличие от Четвёртого Шага, в Девятом Шаге мы имеем дело со своим вредоносным поведением, а не внутренними последствиями своей болезни.

Вот одна распространённая формула для возмещения ущерба: «Я был неправ, что ___________ ; я прошу у тебя прощения». Если нужно возместить ущерб практически, например, выплатить компенсацию, помочь или заменить испорченное имущество, мы это обсуждаем. «Делая всё возможное, чтобы исправить ситуацию, мы показываем людям, что на самом деле сожалеем о содеянном» (АА, стр. 78). Зачастую возмещение ущерба перерастает в беседу, но если нет, то, закончив, мы можем спросить человека, не хочет ли он что-то добавить. Мы можем поинтересоваться, можно ли что-то сделать, чтобы загладить нашу вину. Мы готовы выслушать то, что он скажет, но будет неразумно соглашаться на любую непредвиденную компенсацию, не обсудив её прежде со спонсором.

Восполнив ущерб напрямую, мы зачастую связываемся с другим членом АС и рассказываем ему, что мы сделали, как всё прошло и как мы себя чувствуем.

Это даёт нам возможность не забывать о том, чего мы пытаемся достичь, и напомнить себе, что мы поступаем правильно. Подобный разговор особенно полезен после трудной встречи; он помогает понять, что именно нас беспокоит, и препоручить свои страхи в присутствии другого человека.

Есть много способов возместить ущерб косвенно. Например, мы можем заняться волонтёрским служением в организациях, которые помогают людям, потерпевшим такой же вред, который причиняли мы; мы можем делать анонимные пожертвования этим организациям, или оказывать анонимную помощь в тех сферах, где мы воплощали свою зависимость. Здесь важно, чтобы возмещение ущерба было соразмерно с величиной самого ущерба. Если мы годами причиняли людям вред, то однократного пожертвования может быть недостаточно. Мы просим свою Высшую Силу, спонсора и других людей, чтобы они помогли нам определить подходящую для каждого случая меру косвенного возмещения ущерба.

Крайне важной частью любого возмещения ущерба является изменение поведения, так называемое «возмещение ущерба жизнью». Мы идём дальше, живём в чистоте и хорошо обращаемся с окружающими нас людьми. Мы начинаем «практиковать позитивную чистоту, проявляя любовь в конкретных делах, чтобы улучшить отношения с людьми» (АС, стр. 205). Мы воздерживаемся от действий, причинявших вред в прошлом. Мы предпринимаем позитивные действия, которыми прежде пренебрегали, понимая, что, если бы поступали так раньше, то может быть, нам сейчас не нужно было бы возмещать ущерб.

Начиная возмещать тот ущерб, который мы нанесли людям, мы видим, что очень важно как можно скорее исправлять свои ошибки. Для этого, даже не закончив ещё Девятый Шаг, мы идём дальше и начинаем работу над Десятым Шагом.

 

Некоторые вопросы для размышления

10. Что может измениться, если я просмотрю свой план по возмещению ущерба вместе с Высшей Силой и спонсором?

11. В чём разница между тем, чтобы принести извинения и восполнить ущерб?

12. Что движет мной в возмещении ущерба?

13. Готов ли я принять любой исход моих действий?

14. Кому я должен возместить ущерб в первую очередь? Что меня останавливает?

15. Какие случаи возмещения ущерба я должен отложить на потом?

16. Есть ли какие-то случаи, в которых я боюсь возмещать ущерб и поэтому откладываю этот процесс? Какие можно предпринять шаги, чтобы идти к этому?

17. В каких случаях возмещение ущерба может причинить ещё больший вред, включая третьи лица?

18. Какие случаи возмещения ущерба могут привести к серьёзным последствиям для моей семьи, таким как финансовые потери или юридические проблемы?

19. Какие планы я составил для тех случаев, когда невозможно возместить ущерб напрямую, по крайней мере, в данный момент?

20. Как я буду возмещать ущерб тем, кто уже умер?

21. Должен ли я возместить ущерб самому себе? Как я могу это сделать?

22. В каких случаях лучше всего возмещать ущерб через изменения в своём поведении? Что это за изменения?

23. В книге «Анонимные Алкоголики» есть список «обетований» Девятого Шага (стр. 83-84). Исполняются ли уже эти обетования в моей жизни?

Шаг Десятый

Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

До выздоровления мы были способны убедить себя в своей правоте, даже когда чувствовали, что мы неправы. Наше выздоровление требовало, чтобы мы стремились к честности перед собой и другими людьми. Если мы хотим остаться честными, мы должны научиться распознавать, когда бываем неправы, и быть готовыми это признать. Мы заметили, что в Десятом Шаге говорится: «когда», а не «если» мы допускали ошибки. Это напомнило нам о том, что даже имея рост в выздоровлении, мы обречены на ошибки. Десятый Шаг освободил нас от ожиданий, что мы можем быть совершенными.

Когда мы приняли тот факт, что время от времени можем ошибаться, мы увидели всю мудрость совета «Анонимных Алкоголиков»: «мы должны продолжать проверку нашей жизни с нравственных позиций и исправлять те новые ошибки, которые мы делаем на своем пути». В частности, мы постоянно будем искать такие черты, как «себялюбие, нечестность, злоба и страх» (стр. 84). В прежних Шагах мы использовали процесс инвентаризации, чтобы обнаружить ошибки в своём мышлении и поведении. В Десятом Шаге при помощи непрекращающейся личной инвентаризации мы не позволяем ошибкам настоящего превратиться в прошлые катастрофы.

В Четвёртом Шаге мы узнали, что прежде чем мы сможем увидеть свои ошибки, нам нужно избавиться от мыслей об ошибках других людей. Десятый Шаг побуждает нас продолжать этот процесс ежедневно и даже ежечасно. Во-первых, мы приняли тот факт, что каждый раз, когда нас задевают чужие слова и поступки, это сигнал, что нужно менять что-то в самих себе. Мы научились воздерживаться от чрезмерно острой реакции и обвинений. Мы стали учиться сдержанности (12 и 12, стр. 90-91). Мы старались умерять немедленную реакцию, потому что она часто бывает необдуманной. Мы стали осторожно проявлять даже энтузиазм и радость от положительных событий, потому что прежде в своём эгоцентризме мы умудрялись причинять вред людям тем, что хвастались своей удачливостью или теряли голову от эйфории. Десятый Шаг требовал, чтобы каждый раз, обнаружив, что ранили кого-то своими словами или действиями, мы немедленно это признавали.

Когда нас что-то задевало, мы получали большую пользу от того, что брали паузу, молились о ясности и просили избавления от гордыни, страха и эгоцентризма. Прежде чем отреагировать в какой-то сложной ситуации, мы разговаривали с другим чистым членом АС. Это давало нам время и свободу, необходимые для того, чтобы взглянуть на события со стороны. Когда же мы спешили, мы могли причинить ещё больше ущерба. Если мы не могли никуда продвинуться, мы продолжали молиться и предавать себя Богу. После консультаций с другими людьми порой мы видели, что больше не нужно ничего предпринимать.

В другие моменты мы видели, что нам нужно признать свою неправоту. Для нас это был прогресс – увидеть свою ошибку и честно признаться в этом самому себе. Однако, как правило, признаться в этом только перед собой было недостаточно. Для многих из нас признаваться в своей неправоте было очень необычно. Страх говорил нам, что если мы неправы, то мы ничего не стоим. Мы видели в ошибках угрозу. Мы потратили массу времени и сил на то, чтобы доказать другим свою правоту. Если это было невозможно, мы старались хотя бы доказать чужую неправоту. Тем не менее, начиная работу по Десятому Шагу, мы научились задаваться вопросами: чего я хочу больше – оказаться правым или остаться чистым? Что мне дороже – правота или здравомыслие? Правота или радость, счастье и свобода? При первой возможности мы признавали свою неправоту перед другим человеком и предпринимали необходимые действия, чтобы исправить ситуацию.

В работе по Десятому Шагу самым важным является своевременное действие. Исправление прошлых ошибок в Девятом Шаге принесло нам «новую свободу и новое счастье» (АА, стр. 82). Десятый Шаг был всего лишь практическим применением того, чему мы научились в Шаге Девятом. С практикой и готовностью пришло умение вовремя признавать и исправлять свои ошибки.

Это простое признание своей вины оказало на нас очень сильное воздействие. Мы испытали новое чувство свободы и ощутили, как уходит чувство вины, когда мы прощаем самих себя. Применяя сдержанность, мы начали видеть ситуации, где мы можем помочь. Отстранение помогло нам увидеть, что другие люди тоже несовершенны, и поселило в нас сострадание к их проблемам. Мы увидели, что злиться или огорчаться из-за человеческих недостатков, чужих или своих собственных, - пустая трата времени и сил (12 и 12, стр. 92). Мы учились на своих ошибках, и когда мы увидели, что быть неправым – это нормальное и даже полезное свойство человека, у нас стало больше терпимости к другим и самим себе.

Когда мы продолжаем признавать свою неправоту в настоящем, наше прошлое не окрашивается чувством вины и стыда. Мы становимся более открытыми для духовной жизни. Непрекращающаяся личная инвентаризация – это процесс, делающий нас сильнее и лучше, и она необходима для того, чтобы стать ближе к своей Высшей Силе. Эта дисциплина самоанализа и есть наш путь к счастью и здравомыслию. Это плоды наших усилий и улучшающегося духовного состояния.

Высказывания членов АС

- - 1 - -

В качестве ежедневной инвентаризации Десятого Шага я веду дневник, и заполняю его каждое утро, пока греется вода для кофе. В этом дневнике я пишу письма Богу на следующие темы: мои чувства, как у меня дела, и какие я вынашиваю обиды и страхи. Я просто пишу обо всём этом правду. Сразу начинаю с главного, а дальше, как получится. Это может быть одна страничка, а может быть и четыре. И это я несу Богу в тихие моменты перед работой – или во время поездки на работу, или лёжа на ковре в офисе. Позднее я зачитываю это спонсору и выслушиваю его мысли. Это небольшое духовное упражнение помогло мне быть подотчётным в своих чувствах и действиях. Ещё я зачитываю свои записи другому члену АС, с которым мне удаётся в тот день поговорить. Это помогает мне не забывать о том, что я выздоравливаю, и прожить новый день в этом духе.

Раз в месяц я перечитываю всё, что записал в дневнике за прошедшие тридцать дней. Это позволяет мне увидеть появление нездоровых моделей поведения, и тогда я могу что-то предпринять. Бывали моменты, когда мне казалось, что у меня всё хорошо, но дневник показывал, что я пропускаю ежедневные удары похоти в электричке, автобусе и столовой на работе. Я думал, что лишь изредка допускаю какой-то взгляд или мысль, но дневник показывал мне, что на самом деле, я позволяю себе гораздо больше. Это открытие напугало меня настолько, что я начал действовать и молиться, дабы укрепить слабые места своего выздоровления. Таков мой метод продолжающейся личной инвентаризации. Он мне очень помогает, поскольку учит меня быть честным с самим собой, с Богом и с другими людьми.

- - 2 - -

Работая по Десятому Шагу, я ежедневно, а порой и ежечасно применял Шаги с Четвёртого по Девятый. Частенько я провожу мысленную инвентаризацию. За день я много раз проверяю своё эмоциональное состояние. Когда я чувствую, что начинаю искать чего-то не того, я пытаюсь определить, с каким человеком, принципом или институтом связаны мои чувства. Обычно моя ошибка становится очевидной после того, как я изучу причину этих чувств и увижу, что во мне задето.

Я нахожу связанный с этим страх, спрашиваю себя, почему он у меня есть, определяю, в чём меня подвела моя самонадеянность, и задумываюсь о том, как мне может помочь доверие Богу и упование на Него. Я прошу Бога убрать этот страх и направить моё внимание на то, каким Он бы хотел меня видеть. Я делюсь с кем-то ещё, прошу Бога удалить мои недостатки, и если необходимо, возмещаю ущерб. Если я где-то застреваю, мне помогает разобраться звонок спонсору. Постепенно я учусь и расту. Иногда мне хватает всего лишь несколько минут неприятных чувств, прежде чем я признаю, что был в чём-то неправ.

- - 3 - -

Сегодня моё ежедневное наблюдение показывает, что я держусь за какую-то обиду, которая кажется мне оправданной. Конечно, как учит программа, вынашивание обиды подобно тому, как если бы мы принимали яд и ожидали, что умрёт другой человек. Хорошая новость в том, что благодаря своей новой привычке, ежедневной инвентаризации, я начинаю видеть своё негодование и препоручаю его ещё до того, как оно вызовет какие-то проблемы в моей жизни. И тогда оно теряет надо мною власть. Программа не обещает, что все трудности уйдут; она обещает мне свободу. Если я сделаю свою работу, проблемы не будут мной обладать.

- - 4 - -

Помимо немедленной и ежедневной инвентаризации, в книге «12 и 12» предлагается проводить периодическое глубокое исследование вместе со спонсором. Когда у меня наступает юбилей чистоты, я даю письменную оценку своему состоянию, своей зависимости и выздоровления, и делюсь ей с другими членами АС и своим спонсором. Один метод, который я использовал, это написать на листе бумаги пять заголовков: «новое», «ушло», «улучшается», «не меняется» и «становится хуже». Под этими заголовками я перечисляю качества, описывающие моё состояние и поведение за прошедшие двенадцать месяцев. Я использовал ещё один метод – в небольших абзацах описывать, что происходило в моём выздоровлении и других сферах моей жизни за прошедший год. Когда я делюсь этим со спонсором, обычно это меня ободряет и показывает, на чём мне нужно сосредоточиться. С помощью спонсора, я составляю план действий, чтобы решить те проблемы, которые требуют внимания.

В прошлом эти планы включали в себя широкий спектр действий, которые так или иначе укрепляли моё выздоровление. Я предпринимал такие действия, как посылать свои истории в «Essay», молиться по дороге на работу, выполнять регулярные упражнения, читать для удовольствия и установить на домашнем и рабочем компьютере программу, отслеживающую мою деятельность в интернете. Когда я придерживаюсь своего плана действий, моя жизнь становится лучше.

- - 5 - -

Как я понял, главное в Десятом Шаге – это выполнять его снова и снова. Порой, чтобы сделать Десятый Шаг, нужно несколько минут или часов, а иногда – несколько дней или даже недель. Цель здесь в том, чтобы продолжать работать и становиться более честным, внимательным к людям, избавляться от эгоизма и учиться любить. Когда я в этом процессе делаю ошибки, я их признаю и исправляю как можно быстрее.

Когда мне нужно возместить ущерб, я стараюсь не говорить: «Я сожалею». Мне кажется, я говорил эти слова всю жизнь, и они описывают моё состояние, а не мои чувства. Сейчас я предпочитаю говорить: «Я был неправ в том, что ____________», или «Я не должен был ______________». Я стараюсь конкретнее называть то, чего я не должен был делать, например, перебивать, или разговаривать грубо, или не проявить внимания к мнению другого человека, или вести себя агрессивно.

Работа по Шагам – это решение моей проблемы. Именно в результате этого процесса на смену похоти придёт «радостная и счастливая свобода, которую иначе мы бы никогда не смогли испытать» (АС, стр. 202), и я смогу стать «максимально полезным Богу и окружающим [меня] людям» (АА, стр. 77).

- - 6 - -

Мне всегда было трудно признать, что я совершил ошибку. Когда я был неправ, я судил себя очень строго и начинал бояться. В моей голове звучали голоса, которые говорили мне, что я плохой, что если кто-то узнает, то я останусь один, меня унизят и накажут, а может, я даже умру. Это особенно относилось к моему браку и отношениям с Богом. Я больше всего боялся тех, кто был мне ближе всего, и кто скорее мог меня простить. Когда я был неправ, я боялся и терял дар речи.

Однажды на собрании я услышал ответ на мою дилемму. Один член АС сказал, что выучил формулу извинений на все случаи жизни: «Извини, я был неправ; пожалуйста, прости меня». Всего семь слов – нужно только запомнить, и всё будет хорошо. Я начал использовать эти слова по отношению к жене. Они были искренними, честными и короткими. Мне не надо было придумывать речь. Признавая свою ошибку, я испытал огромное облегчение. Постепенно я научился конкретнее называть свои ошибки, но много раз я всё же прибегал к помощи этих семи простых слов.

- - 7 - -

Когда я нахожусь слишком близко к неприятной ситуации и не могу отчётливо увидеть, где я был неправ, я не всегда в состоянии провести немедленную инвентаризацию. Мне показали простую альтернативу. Когда я заблуждался, но никак не мог это признать, я применял сдержанность и просто молился: «Не моя, но Твоя воля да будет» (АА, стр. 85).

Однако порой я даже на это неспособен. Если со мной обошлись несправедливо, я не признаю своей вины, потому что, честно говоря, мне кажется, что я не должен этого делать. И тогда, перечитывая Десятый Шаг, я словно получаю оплеуху:

Есть одна аксиома из области духовного мира: если мы чем-нибудь расстроены, то, независимо от причины, вызвавшей такое состояние, это обнажает какой-то дефект нашей души. Если кто-либо обидел нас и нам больно, то это тоже указывает на дефект. Но, может быть, существуют какие-то исключения из этого правила? Как насчет “праведного гнева”? Если нас кто-то обманул, разве мы не должны испытывать негодование? Разве мы не должны сердиться на самодовольных людей? Мы, члены [АС], считаем, что опасно рассматривать эти случаи как исключения. Мы пришли к выводу, что “праведный гнев” лучше оставить тем, кто лучше умеет справляться с ним. (12 и 12, стр. 90).

Вот это удар! Я не умею справляться с гневом? Даже читая эту фразу, я испытываю гнев! Однако моя личная история вынуждает меня признать, что это правда. Моя жизнь демонстрирует мою неспособность справляться с гневом. Гнев – это, словами «12 и 12», роскошь, «которой изредка могут предаваться уравновешенные люди» (стр. 90). Это очень меткое замечание, и я должен признать, что я к таким не отношусь. И сейчас, когда я злюсь, каким бы оправданным ни был мой гнев, я смиренно препоручаю его Богу и сознаю, что я из тех, кто совершенно и абсолютно неспособен с ним справляться. Это расчищает путь для признания своей неправоты.

Может быть, мне нужно установить границу или дать себе немного времени и пространства, а может, я позволяю кому-то собой пользоваться. Но пока я в гневе и озабочен чужими ошибками, я не смогу понять, как мне о себе позаботиться.

- - 8 - -

Позавчера после собрания я сделал замечание одному члену АС, что он пристыдил другого. Он сделал паузу, а затем заявил, что теперь я пристыдил его при других. Я засмеялся и согласился: «Ты прав; ты это заметил». Я осознал, что у меня самого это есть; я действительно пристыдил другого члена АС. Правильно было бы сразу признать, что я неправ, осознать свой дефект характера и восполнить ущерб.

- - 9 - -

Практика Десятого Шага – это новый образ жизни. У меня сюда входит и утренний ритуал. Помолившись и признав перед Высшей Силой своё бессилие, я записываю все свои обиды, страхи, беспокойство, приступы похоти, неправоту и благодарность. Затем я записываю имена людей, которых хотел бы препоручить заботе моей Высшей Силы. Я продолжаю практиковать Десятый Шаг, хотя официально работаю уже по другому Шагу.

Шаги к действию

Рекомендуемое чтение

Прежде чем работать по шагу, мы предлагаем членам прочитать и изучить следующие отрывки из нашей литературы:

Анонимные Алкоголики
«За работу!», стр. 84-85

Анонимные Сексоголики
«Шаг Десятый», стр. 129-134

Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций
«Шаг Десятый», стр. 88-95

Один из методов работы по Десятому Шагу

Это программа действий, и Десятый Шаг здесь не исключение. В «12 и 12» говорится о трёх типах личной инвентаризации: немедленная, в конце дня и глубокая периодическая проверка со спонсором (89).

Во-первых, давайте проводить немедленную проверку. Когда мы осознаём, что нас что-то задело, мы берём паузу. Наше беспокойство может проявиться в виде гнева, страха, чрезмерной возбуждённости, желания солгать или другой сильной эмоции. «Нашей первой задачей должно быть воспитание умения сдерживать себя» (12 и 12, стр. 91).

Вместо того, чтобы сразу реагировать на ситуацию, мы проводим честный анализ происходящего. Мы задаём себе следующие вопросы:

15. Что я чувствую?

16. Какую ошибку я допустил или собираюсь допустить?

17. В чём я заблуждаюсь в своём мышлении?

18. Чего я боюсь?

19. Может ли моя Высшая Сила с этим справиться?

Мы молимся о водительстве и готовности увидеть свою ошибку и простить всех, кто был в это вовлечён, включая самих себя. Возможно, для того, чтобы трезво оценить ситуацию, нам понадобится взять тайм-аут или сделать звонок. Затем мы признаём, в чём мы были неправы.

Короче говоря, мы останавливаемся, смотрим и слушаем. Мы прекращаем что-то делать и говорить. Мы смотрим внутрь себя, чтобы увидеть, что же с нами происходит. Что мы делаем и почему? Мы слушаем, ожидая водительства от своей Высшей Силы, от спонсора или другого чистого члена АС. Мы признаём свою вину в той степени, в которой её осознаём. Мы признаём её перед собой и перед теми, кому это нужно.

Мы делаем это сразу, потому что, чем раньше мы признаем свою ошибку, тем быстрее испытаем облегчение и причиним меньше вреда. Но мы и не спешим. Лучше сделать это хорошо, чем поспешить и причинить больше вреда. «Сразу» означает своевременно; это может быть тогда, когда определит Бог, а не мы сами. Иногда мы неспособны сразу правильно оценить ту ситуацию, в которой мы оказались. Поразмыслив, мы увидим, есть ли у нас готовность. Мы исправляем свою ошибку, как только сможем. Если нам трудно признать свою неправоту, мы молимся и продолжаем работать по Шагам.

Далее, мы вырабатываем привычку проводить ежедневную проверку. Ежедневное прописывание спадов и подъёмов в нашем мышлении и поведении оказалось для нас очень полезным. Мы подмечаем то, что мы сделали хорошо, и выражаем благодарность за те моменты, когда смогли послужить людям. Мы также пользуемся этой возможностью, чтобы увидеть, что мы можем сделать лучше, и когда мы думали, в первую очередь, о себе. Мы можем поделиться тем, чем поделиться стоит, и в случае необходимости составить план возмещения ущерба. Таким образом, мы оставляем сегодняшние проблемы в прошлом.

Для ежедневной инвентаризации мы выбираем наиболее подходящий для нас способ. Со временем этот формат может измениться. Ежедневная проверка помогает выявить повторяющиеся эгоцентричные и пораженческие мысли и действия. Видеть это важно, если мы хотим иметь готовность от них избавиться, и делать всё зависящее от нас, чтобы научиться противоположным моделям поведения. Мы стараемся не использовать это упражнение для самоосуждения или ненависти к себе.

Мы можем сделать эту проверку частью своего утреннего ритуала, или же проводить её во время обеденного перерыва, поездки на работу или перед сном. Важно, чтобы мы это делали, и делали ежедневно. Когда это станет привычкой, мы увидим, что уже растём в сдержанности и терпении к другим людям.

Мы признаём и хорошее, и плохое, поэтому нам важно отразить всю картину своего дня. Мы стараемся не утонуть в негативном, «ибо в этом случае наши возможности приносить пользу другим уменьшаются» (АА, стр. 86). Мы ищем и то, что мы сделали хорошего: конструктивное поведение, хорошие мотивы, здравые мысли, добрые действия, и даже неудавшиеся попытки поступить правильно. Мы можем заметить, какие принципы мы сегодня применили.

Мы увидели пользу в том, чтобы делиться своим ежедневным обзором со спонсором или другим чистым членом АС, по крайней мере, поначалу. Взгляд со стороны помогает нам понять, что можно улучшить, а также увидеть свой прогресс.

Третий тип инвентаризации – это более глубокая инвентаризации со спонсором. Для многих из нас это ежегодное повторение Четвёртого и Пятого Шагов. Мы обнаружили, что проводить такую инвентаризацию каждый год значит не зря потратить время. Этот процесс помогает нам увидеть свои недостатки и свой прогресс. Благодаря повторным инвентаризациям, мы видим, как некоторые дефекты характера почти исчезают, а другие упорно продолжают нам мешать. Мы радуемся победам и продолжаем работать над оставшимися дефектами.

Работая по Шагам, мы старались как можно лучше исправлять свои ошибки, и продолжаем это делать ежедневно и ежечасно. Нам уже меньше мешают наши недостатки, и мы больше не прячемся и не воюем; мы всё больше и больше открываемся для духовной жизни. Десятый Шаг умостил для нас дорогу к дальнейшему развитию отношений с Богом в Одиннадцатом Шаге.

Некоторые вопросы для размышления

14. Как Десятый Шаг поможет вам поддерживать своё духовное состояние?

15. Что значит для вас «привычка точно оценивать свои поступки» (12 и 12, стр. 89)? Как вы можете её выработать?

16. Что поможет вам понять, что вам нужна срочная инвентаризация?

17. В какое время дня вам будет удобно делать ежедневную инвентаризацию?

18. Когда в последний раз вы проводили основательную проверку со своим спонсором? Когда будет следующая проверка?

19. Перестали ли вы «бороться с кем-либо или чем-либо» (АА, стр. 84)? С кем или с чем вы всё ещё боретесь?

20. Как определение и признание своей неправоты способствует вашему росту в познании и эффективности (АА, 84)?

21. Возникает ли у вас периодический интерес к похоти? Ушла ли проблема? Можете ли вы сказать, что у вас «нет самоуверенности, нет и страха» (АА, 84-85)?

22. Что для вас означает «каждый день вносить в наши действия идею Божьей воли» (АА, стр. 85)?

Шаг Одиннадцатый

Стремились путем молитвы и размышления углубить сознательный контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

Когда нас одолевали жизненные проблемы, мы искали облегчения в своей зависимости. Какое-то время похоть казалась нам ответом на все вопросы. Когда мы пришли в АС, мы увидели, что на самом деле, проблемой была похоть. Мы узнали, что ответ в том, чтобы обрести веру в Силу, которая больше нас самих.

Работая по первым десяти Шагам и стараясь применить правильные принципы во всех наших взаимоотношениях, мы приблизились к той Силе, которая руководила нашим выздоровлением и работой по Шагам. В Одиннадцатом Шаге мы сосредоточились на действиях, которые могли предпринять, чтобы ещё больше открыть себя для этой Силы, - на молитве и размышлении.

Как воздух является дыханием жизни для наших тел, так же и молитва становится дыханием жизни для нашего духа. Это средство, при помощи которого осуществляется связь. Как общение в атмосфере прощения становится проводником жизни между двумя людьми, так же и молитва как выражение нашей внутренней сущности становится средством, при помощи которого мы общаемся с Богом. (АС, стр. 137).

Одиннадцатый Шаг можно описать как разговор с нашей Высшей Силой. Как в любом разговоре, часть времени мы говорим, и часть времени – слушаем. Молитва – это наша речь, а размышление подобно слушанию.

До выздоровления наши молитвы были беспорядочными. Мы часто умоляли и торговались: «Боже, избавь меня от этого, и я никогда больше не буду так делать». В другие моменты мы молились, чтобы Бог исполнил наши желания. И даже когда мы имели добрые намерения, мы зачастую просили, чтобы эта сила подчинилась нашей воле. Это не слишком хорошо работало. Даже если мы получали то, что просили, радости в этом было не много.

В начале выздоровления многие из нас молились и размышляли только потому, что это предлагал наш спонсор и литература по программе. Вскоре мы увидели практические результаты – молитва помогала нам оставаться физически и эмоционально чистыми.

В процессе работы по Шагам наша молитва изменилась. Мы стали молиться о свободе от похоти. «В самом начале, когда нападало искушение, всё, что я мог сделать, это крикнуть: «я бессилен; пожалуйста, помоги мне!» (АС, стр. 159). Мы стали молиться о тех, к кому испытывали похоть: «Боже, благослови её и дай ей то, что ей нужно» (АС, стр. 162). Мы молились, чтобы через нас проявлялась истинная сила и любовь (Шаг Третий). Мы молились о том, чтобы другие люди получили благословения и жизнь с избытком (Шаг Четвёртый). Мы молились о том, чтобы были удалены наши дефекты, дабы мы могли быть полезнее для других людей (Шаг Седьмой). Мы молились по утрам, по вечерам, в молитве, по телефону, когда смеялись и когда плакали, когда слушали и когда говорили, молча и вслух. Мы старались превратить свою жизнь в молитву. Постепенно, порой спотыкаясь, мы препоручали свою волю Богу. Дойдя до Одиннадцатого Шага, мы молились о познании Божьей воли и о силе её исполнить.

Во время размышления – когда мы слушали – нашей целью было обрести гармонию с волей Высшей Силы. Мы обнаружили, что размышление – не единственная духовная дисциплина, и что существует множество других способов слушать Бога. В большинстве подобных упражнений есть два общих элемента – успокоить разум и расслабиться физически. Кто-то из нас сосредотачивался на конкретном стихе, отрывке или зрительном образе, или на своём дыхании; другие позволяли мыслям блуждать и наблюдали, к чему они придут. Мы стали лучше осознавать, о чём мы думаем, что чувствуем, что нас отвлекает и что причиняет эмоциональный дискомфорт, и научились от этого отстраняться.

Зачастую к нам приходили неожиданные ответы и варианты решений. Даже если не возникало ничего нового, или если наши мысли так и не успокаивались, мы знали, что время, проведённое с нашей Высшей Силой, помогает нам учиться доверию. Мы отпускали свои беспокойства о наступающем дне, и ожидали, что в течение дня мы самыми разнообразными способами будем получать водительство в том, как реагировать на все возникающие ситуации. Было вовсе не обязательно становиться экспертом по медитации; важно было начать эту практику и не останавливаться. Размышление открывало нам новые перспективы духовного роста и опыта.

Мы узнали, что развивать отношения с Богом – важнейшая часть ежедневной работы над выздоровлением, подобно постоянной личной инвентаризации. Мы стремились каждый день уделять время и внимание тому, чтобы очищать свой дом (Десятый Шаг), доверять Богу (Одиннадцатый Шаг) и помогать другим людям (Двенадцатый Шаг). Книга «Анонимные Алкоголики» напоминает нам, что от этого зависит наша чистота: «Просто каждый день нам дается отсрочка приговора при условии нашего духовного роста» (АА, стр. 85).

Многие из нас сочли полезным регулярно уделять определённое время для ежедневной молитвы и размышления. Постепенно мы стали видеть в этой дисциплине всё больше смысла. Мы также прибегали к молитве и размышлению в моменты стресса, или когда у нас возникала похоть или какая-то сильная эмоция. Когда наши прошения основывались на желании выздоравливать, зачастую мы получали на них ответ. Когда мы были открыты к тому, чтобы принимать Божье руководство и исполнять Его волю, мы обретали душевное равновесие. Мы начали ощущать, что мы находимся на своём месте, что мы – часть вселенной, и что мы можем принимать и дарить людям красоту и любовь.

Но что же нам было делать, когда происходило что-то трагическое? Кто-то из нас надеялся, что если мы будем оставаться чистыми и пытаться исполнять Божью волю, это защитит нас от проблем и несчастий. К сожалению, так не получилось. Но это помогло нам увидеть трагедию в ином свете, и в конце концов, привело к новому пониманию Божьей силы, способной даже из горя извлечь какую-то радость. Многие из нас обнаружили...

что все несчастья и страдания, в которых рука Всевышнего кажется нам суровой и даже несправедливой, преподносят нам новые жизненные уроки, раскрывают в нас новые резервы мужества и неизбежно приводят к убеждению, что “неисповедимы пути Господни и то, как Он творит чудеса” (12 и 12, стр. 105).

На смену целому списку требований, которые наполняли нашу прежнюю молитвенную жизнь, пришло желание молитвенно принимать Его волю. С таким желанием даже обычные события нашего дня наполнились новым смыслом. Наши действия стали утрачивать обычную эгоистическую подоплёку и приобретать духовное значение. По мере того, как молитва и размышление всё больше входили в нашу жизнь, мы заметили, что уже живём, руководствуясь не головой, а сердцем. Мы искренне радовались возможности помогать другим. Мы находили удовольствие в счастье окружающих. «Мы учились отдавать; и в той мере, в какой мы отдавали, мы получали обратно» (АС, стр. 62).

Пожалуй, одна из самых больших наград, которую мы получаем за наши молитвы и размышления, это чувство приобщения. Окружающий нас мир перестает казаться нам чужим и враждебным. Исчезает чувство потерянности, страха и отсутствия цели. Как только мы видим проблеск Божьей воли, мы начинаем понимать, что истина, справедливость и любовь являются реальными и вечными ценностями жизни. Нас перестает беспокоить, что окружающая действительность день за днем вроде бы доказывает нам как раз обратное. Мы знаем, что Бог с любовью следит за нами. Мы знаем, что, когда мы обратимся к Нему, все будет у нас хорошо и ныне, и присно... (12 и 12, стр. 105).

Высказывания членов АС

- - 1 - -

Мой спонсор сказал мне об Одиннадцатом Шаге две вещи. Во-первых, он сказал, что это не молитва или размышление; здесь должно быть и то, и другое. А это значит, что я должен практиковать и молитву, и размышление. Во-вторых, он предупредил, что не сможет объяснить мне, что такое размышление, но зато может сказать, чем оно не является. Размышление должно быть не обо мне. Оно должно освободить мой разум от мыслей обо мне самом и дать место Богу.

Меня учили всё начинать потихоньку. Поначалу я размышлял по утрам не более одной минуты. Со временем я довёл это время до двух минут. Сейчас я пытаюсь размышлять от пяти до десяти минут каждое утро.

Я начал с того, что просто садился и следил за своими мыслями. Как только исчезала одна мысль, тут же появлялась другая. Постепенно я стал замечать, что между мыслями есть крошечный промежуток. Прежде чем выскочит новая мысль, проходила секунда тишины, и когда я стал ловить эти капли спокойствия, они стали творить для меня чудеса. Понемногу моменты тишины становились длиннее. Я высвобождал в своей голове больше места для Бога, а в процессе выздоровления я узнал, что будет хорошо, если меня будет становиться меньше, а Высшей Силы – больше.

- - 2 - -

В начале выздоровления, чтобы оставаться чистым, я начал каждое утро, прежде чем встать с кровати, произносить первые три Шага, молитву о душевном покое и молитву Третьего Шага. Я держал у кровати литературу по программе, и каждое утро что-нибудь читал.

Этот простой утренний ритуал оказал на мою жизнь удивительное действие. Я уделял немного времени тому, чтобы вспомнить, кто я такой, что у меня есть Высшая Сила, и что я не управляю вселенной, и это изменило моё отношение к людям и событиям в моей жизни. Всего лишь несколько минут, потраченных на «размышление о ближайших двадцати четырёх часах» (АА, стр. 86), уменьшили мой стресс и беспокойство. У меня стало больше душевного равновесия, я начал лучше спать, и улучшились мои отношения с людьми.

Я сознательно стал напоминать себе в течение дня, что я сексоголик, и я бессилен перед похотью. Когда меня что-то беспокоило, я повторял молитву о душевном покое и заканчивал её словами: «Да будет воля Твоя». Иногда я произносил Одиннадцатый Шаг и просил познания Божьей воли и силы, чтобы её исполнить.

Я делал всё это для собственного выживания. Сам того не зная, я уже начал выполнять Одиннадцатый Шаг. Позднее, работая по Шагам, я расширил свой утренний ритуал: стал больше читать и молиться, а моё размышление обрело структуру. Мои отношения с Высшей Силой продолжают расти, и одновременно улучшаются отношения с людьми.

- - 3 - -

За некоторое время до выздоровления я периодически прибегал к разным формам размышления и молитвы, но из эгоистических побуждений. Всякий раз, когда мои проблемы не решались, я прекращал эту практику, думая, что это ещё один метод, который попросту не работает.

Когда я, уже будучи чистым, подошёл к Одиннадцатому Шагу, я начал видеть, что проблема была не в методе, а в том, что я упорно добивался своего, а это всегда ведёт к катастрофе. Я начал молиться о Божьей воле для моей жизни, и о силе её исполнить.

У меня появились новые переживания. Я интуитивно стал чувствовать, что нужно сделать в трудной ситуации. Я начал видеть, как я могу решать ежедневные проблемы – зачастую решение было в том, чтобы просто держаться в стороне, и всё решалось само собой. Я понял, что чистосердечный разговор с супругой или ребёнком тоже может быть своеобразным размышлением. Я стал мягче. И снова увидел, что Бог делает для меня то, чего не мог сделать я сам (АА, стр. 84).

- - 4 - -

Мой стаж чистоты был минимальным, я был в дороге и испытывал искушения похоти. Я сделал несколько звонков, связался со спонсором, и тяга прошла.

Сегодня я всюду беру с собой свой «ящик с инструментами». Я не могу оставаться чистым, если утром не проведу время с Высшей Силой. Несколько минут молитвы переросли в полчаса размышления, молитвы и духовного чтения. Каждый день я звоню как минимум двум людям из программы, чтобы сохранить здравомыслие. Я знаю, что чем дольше я нахожусь в выздоровлении, и чем больше я принимаю мудрость сообщества и своего спонсора, тем больше инструментов будет в моём ящике. Я так за них благодарен! От них зависит моя чистота, а значит, и сама жизнь.

- - 5 - -

Мои отношения с Богом были окрашены прошлым религиозным опытом. По-церковнославянски я не говорил, а то, что Бог может быть двуязычным, мне как-то не приходило в голову. Я не думал, что молитва поможет, потому что она казалась слишком официальной.

Мой спонсор предложил мне разговаривать с Богом так же, как я говорил с ним. Он дал мне разрешение ругаться, шутить, смеяться и плакать перед Богом. Поначалу я отнёсся к этой идее с сомнением, но потом попробовал – и стало получаться. Довольно скоро мы с Богом стали друзьями. Со временем я научился регулярно проводить время в молитве и тихо сидеть в Его присутствии, но мы не забываем и веселиться вместе.

- - 6 - -

До выздоровления я молился из эгоистичных побуждений, и эта молитва не принесла здравомыслия, а лишь усиливала во мне саможалость и эгоистичный страх. Время, которое я провёл в молитве за других людей, оказало на меня совершенно другое воздействие.

В АС меня научили молиться за других: за тех, к кому я испытывал похоть, на кого негодовал, и кому хотел помочь. Конечно, я знаю, что Бог не нуждается в моих указаниях, о ком Ему позаботиться, но я вижу, что, проявляя к людям добрую волю, я сам получаю пользу. Молитва за других людей позволяет мне сменить саможалость и эгоцентричный страх на любовь и доброту.

- - 7 - -

Дойдя до Одиннадцатого Шага, я забуксовала. Имея семью, работу и забитый график, я не представляла, как мне найти время для регулярной молитвы и размышления. Я позвонила спонсору и была готова уйти из программы. Она предложила мне вернуться к Десятому Шагу и поискать, что же мешает мне двигаться дальше.

Я обнаружила, что у меня очень жёсткие представления о том, как нужно работать по Одиннадцатому Шагу, и я боялась, что не смогу сделать это правильно. Я думала, что нужно будет установить определённые утренние и вечерние ритуалы, и боялась, что не смогу сделать всё как надо. Я боялась посвящать себя этой дисциплине. Меня пугала близость в любых взаимоотношениях; пугала меня и близость с Высшей Силой. Страх и перфекционизм – пора было от них избавляться.

Я просила о Божьей воле, и дала себе разрешение выработать собственную практику Одиннадцатого Шага. Я обнаружила, что мне нужно посмотреть на весь свой день как на непрерывную молитву и размышление. Мне нужно было отнестись ко всей своей жизни как к священному опыту. Дело было не в том, чтобы дважды в день – или вообще когда-либо – сделать что-то правильно. Для меня это означало изменить отношение к жизни.

Я также поняла, что должна изменить своё восприятие Высшей Силы. Когда я начала видеть в Ней заботливого друга, спутника и помощника, близость с Ней перестала меня пугать. 

- - 8 - -

Это просто чудо, что я обрёл Бога, как я его понимаю; Бога, Который любит меня настолько, что привёл меня в это чудесное сообщество Анонимных Сексоголиков. Сегодня мой Бог – это мой лучший друг. Я могу говорить с Ним в любое время и в любом месте. Периодически я возвращаюсь к прежней вере в мстительного Бога, Который хочет меня наказать. Когда я это вижу, я прошу Бога убрать эту мысль и напоминаю себе, как сильно Он меня любит. Как мне сегодня остаться чистым? Это просто. Я делаю всё то же самое, что мне помогало, когда я только что пришёл в программу. Каждое утро и каждый вечер я опускаюсь на колени и отдаю свой день в руки Высшей силы. Я молюсь о Божьей воле на мою жизнь.

Шаги к действию

Рекомендуемое чтение

Прежде чем работать по шагу, мы предлагаем членам прочитать и изучить следующие отрывки из нашей литературы:

Анонимные Алкоголики
«За работу», стр. 85-88

Анонимные Сексоголики
«Шаг Одиннадцатый», стр. 135-141

Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций
«Шаг Одиннадцатый», стр. 96-105

Один из методов работы по Одиннадцатому Шагу

Разные члены АС используют разные утренние ритуалы, но зачастую в них входит размышление о первых трёх Шагах (как минимум): мы вспоминаем, что мы – сексоголики, мы вспоминаем, что обрели новые отношения с доброй Высшей Силой, и утверждаемся в решении препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем. Обычно мы также используем молитвы и читаем отрывки из АС, АА и другой духовной или религиозной литературы. Мы проводим тихое время, чтобы поразмышлять над прочитанным, подумать о предстоящем дне, проверить своё эмоциональное состояние и препоручить похоть. Мы можем поделиться этим с близкими, супругой (не с похотью, конечно), или другом из АС. Мы можем добавить какие-то конкретные медитативные или религиозные практики. Мы просим у Бога ещё один день чистоты. Мы просим Бога направить наши мысли и действия. Мы просим Божьего руководства и силы, чтобы справиться со всеми ситуациями.

Большинство из нас проводят это тихое время по утрам или по вечерам, но мы, конечно, можем выбрать для этого обеденный час или любое другое время дня. Если это возможно, мы можем размышлять несколько раз в день. Мы стараемся установить ежедневную дисциплину. Как и в других сферах выздоровления, мы видим пользу в создании определённого ритуала. Положительный эффект молитвы и размышления, когда мы прислушиваемся к Божьей воле и принимаем силу для её исполнения, побуждает нас двигаться дальше.

Размышление, подобно любому другому занятию, требует практики. Существует много книг на эту тему, и много методов на ваш выбор. Мы можем обратиться за советом к религиозным и духовным учителям и своим собратьям по выздоровлению. У нас может появиться желание посещать занятия и конференции, чтобы больше узнать о размышлении.

Мы берём с собой Бога в свой день, часто Его благодарим и отмечаем конкретные вещи, за которые мы Ему благодарны. Кто-то представляет себе, как будто у него есть прямая линия связи с Богом, или что он идёт со своей Высшей Силой за руку, или находится в Божьем присутствии. Каждый день мы встречаем массу возможностей вознести молитву или уделить несколько минут тому, чтобы успокоиться. Наши молитвы становятся частыми, и порой это короткая молитва, всего лишь «Спасибо!» или «Помоги!», а порой – длительные разговоры с Богом, насколько позволяет время.

Мы учимся останавливаться в течение дня, когда мы не уверены, что нужно делать, и обновляем свою просьбу о познании Божьей воли и о силе, чтобы её исполнить. Простая молитва или повторение стиха может оказать удивительное воздействие на наше отношение и способность справляться с трудностями. Некоторые из нас носят с собой литературу по программе, или небольшую карточку с выписанной молитвой или слоганом, чтобы перечитать её в момент стресса. Мы можем установить на своём компьютере заставку с молитвой о душевном покое, или поставить будильник в телефоне, чтобы он периодически звонил и побуждал нас вспомнить о Божьем присутствии. Мы просим водительства, чтобы исполнилась воля нашей Высшей Силы. Вот как мы приводим свою волю в соответствие с Божьей волей. Таково «правильное применение воли» (АА, стр. 85).

Порой мы не знаем, что нами движет, может быть, это снова наш эгоизм. Здесь полезно следовать трём простым рекомендациям. Во-первых, мы продолжаем молиться о Божьем руководстве, готовности его принять и об открытом разуме. Во-вторых, мы делимся своими идеями и достижениями со спонсором, другими чистыми членами, верными друзьями или духовными наставниками. В-третьих, прежде чем принять важное решение, мы уделяем время молитве. Мы отказываемся от импульсивности и желания сделать всё немедленно, и тренируемся в терпении.

Какое-то время спустя мы снова уделяем время размышлению и молитве, и это помогает нам расслабиться, снять напряжение и изменить свой настрой. Это полезно делать в конце рабочего дня, по дороге домой с работы или перед ужином.

В конце дня мы проводим вдумчивый анализ. Мы благодарим Бога за события и уроки этого дня, за нашу чистоту и другие благословения. Мы просим, чтобы вечером и ночью Он хранил нас от похоти. Мы просим чистоты, чтобы оставаться полезными для других людей.

В моменты серьёзного стресса нам кажется, что мы ни с чем не справляемся, а Бог так далеко. Даже простая молитва может оказаться слишком сложной, хотя это может быть испытание, которое позволит нам расти в выздоровлении. Белая Книга предлагает для таких трудных случаев особую молитву:

Таким образом, каждая проблема, - неважно, большая или маленькая; каждый кризис, каждая обида, боль, болезнь, стресс, конфликт, депрессия, - все они, без исключения, могут быть обращены во благо. Каждый раз, когда мы чувствуем, что больше не можем, наш спонсор может указать нам путь от жалости к себе, негодования или страха к правильному мышлению, помогая нам сказать: «Я благодарю Бога за хорошее и за то, что кажется плохим, так как это необходимо для моего роста. Не моя воля, но Твоя да будет» (АС, стр. 75).

Мы практикуем молитву и размышление, чтобы привести свою волю в большее соответствие с волей Божьей. Находя силы исполнять Божью волю, мы начинаем видеть больше возможностей для того, чтобы послужить людям. Мы начинаем видеть, как мы можем нести весть о своём выздоровлении. Мы начинаем видеть, как принципы выздоровления применяются в других сферах нашей жизни. Эти новые идеи вносят свой вклад в наше понимание того, как Бог работает в нашей жизни, и это духовное пробуждение. Это пробуждение приводит нас к Двенадцатому Шагу.

Некоторые вопросы для размышления

13. Какие предубеждения у меня были о молитве? О размышлении?

14. Готов ли я попросить мою Высшую Силу руководить мной в исполнении Одиннадцатого Шага?

15. Что такое в моём понимании «сознательный контакт с Богом»?

16. В чём я раньше заблуждался относительно Божьей воли на мою жизнь? Как изменилось моё понимание Божьей воли, пока я работал по Шагам?

17. Почему важно следовать Божьей воле на мою жизнь?

18. Был ли у меня уже опыт, когда я получил силу, чтобы исполнить Его волю? Что я могу сделать, чтобы стать более открытым для такого опыта?

19. Как Одиннадцатый Шаг изменил мою молитвенную жизнь?

20. Какое действие я готов предпринять, чтобы практиковать молитву и размышление? Как я могу начать это делать сегодня?

Шаг Двенадцатый

Получив духовное пробуждение, к которому привели эти Шаги, мы старались донести эту весть до других сексоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

Двенадцатый Шаг состоит из трёх частей: увидеть собственное духовное пробуждение, доносить весть о выздоровлении АС другим сексоголикам и применять принципы программы во всех сферах нашей жизни. Двенадцатый Шаг становится для нас реальностью только как результат применения принципов, лежащих в основе других Шагов. Проработав как можно лучше все Шаги, мы переживаем огромные изменения в наших отношениях с Богом, самими собой и другими людьми. Мы находим в себе глубокое желание делиться с другими тем, что мы обнаружили, и готовность применять духовные принципы ко всем своим проблемам и отношениям, - готовность, основанную на достигнутых результатах.

Духовное пробуждение

Когда мы прочитали Двенадцатый Шаг в первый раз, идея о духовном пробуждении не произвела на нас большого впечатления. Большинству из нас хотелось лишь получить облегчение. Мы не стремились к духовной жизни. Но, когда мы начали участвовать в жизни сообщества и работать по Шагам, мы не могли объяснить, что помогает нам оставаться сексуально чистыми. Многим из нас казалось, что мы никогда не сможем препоручить свою похоть. Однако время шло, мы тренировались, и постепенно научились препоручать её с большей лёгкостью. Мы заметили, что в других сферах нашей жизни тоже начались улучшения. Мы не могли объяснить, как это работает, но, поскольку оно работало, мы продолжали следовать инструкциям. Работа по первым одиннадцати Шагам, по порядку и с помощью нашего спонсора АС, создала основания для изменений характера, достаточно серьёзных, чтобы преодолеть сексоголизм, - то есть, для духовного пробуждения (АА, стр. 567).

Духовное пробуждение подразумевает новое состояние сознания и принятие новой силы: мы получаем способность делать то, чего раньше делать не могли.

Когда человек переживает духовное пробуждение, он, прежде всего, способен действовать, чувствовать и верить там, где раньше, опираясь только на собственные ресурсы и не имея помощи свыше, он этого не мог. Такой человек получает дар, равносильный новому состоянию сознания и новому существованию… В самом точном смысле слова, человек преображается… Он понимает, что обладает такой степенью честности, терпимости, бескорыстия, душевного покоя и любви, на которую не считал себя способным. То, что он получил, — бесплатный дар, и все же, по крайней мере, отчасти, он сам подготовил себя к тому, чтобы его получить. (12 и 12, стр. 106-107).

К Двенадцатому Шагу мы уже ощутили благодарность и душевный покой. У нас появилось новое отношение к жизни, мы увидели в ней смысл и радость. Мы обрели новые качества характера и веру, которая в трудные моменты посылала неведомое нам прежде здравомыслие. Это была уже другая вера – не в собственные силы или способности, а в Силу, которая больше нас самих. Это была вера не в то, что в нашей жизни не будет проблем, но в то, что мы получим всё необходимое, чтобы эти проблемы решать. Мы верили, что научимся всему, что нужно, и в конце концов, всё будет хорошо. Мы уже не считали, что должны контролировать исход ситуации; у нас появилась вера, что с нами всё будет в порядке, что бы ни произошло. Мы стали меньше полагаться на людей и больше – на добрую Высшую Силу, которая действует через людей и разные ситуации. Эта вера придала нам необходимую смелость, которая была нам нужна, чтобы жить реальной жизнью.

Донести эту весть

Мы пробудились для нового осознания: у нас есть весть, которую нужно нести дальше, и ответственность за то, чтобы это исполнить. Мы обрели решение, которое требовало лишь работы по двенадцати простым Шагам вместе с сообществом чистоты. Это решение мы получили бесплатно, и чтобы оно продолжало действовать в нашей жизни, мы должны были передавать его другим людям.

Мы рассказывали свои истории и делились решением АС, не заботясь о результатах. Мы отвечаем за то, чтобы нести эту весть; мы не отвечаем за то, примут ли весть о выздоровлении другие люди.

Мы, люди, которые всю жизнь прятались от других, теперь открылись для сообщества. Мы предложили новичкам весть надежды, как когда-то предложили её нам. Мы участвовали в собраниях АС, и там делились решением с другими. Мы несли волонтёрское служение в своей группе. Мы становились спонсорами. Мы служили на местном, региональном и международном уровнях. Мы несли АС в тюрьмы и реабилитационные центры. Мы писали статьи для изданий АС и переписывались с теми нашими членами, которые оказались в одиночестве или в тюрьме. Мы помогали в организации региональных и международных конференций. Участвуя в этом служении и учась сотрудничать с другими сексоголиками, мы испытали новую радость и духовный рост. Мы нашли огромное удовлетворение в том, чтобы отдавать, не ожидая ничего взамен. И наконец, мы нашли решение в том, чтобы быть полезными для Бога и окружающих.

Во всех наших делах

Шаги изменили нашу жизнь, сделав возможным выздоровление от похоти. Мы выздоравливали, применяя принципы Шагов и в других сферах нашей жизни. Мы препоручали Богу натянутые отношения с супругами, детьми, начальниками или сотрудниками. Мы проводили личные инвентаризации, препоручали свои недостатки и возмещали ущерб, поначалу – в связи с похотью, а потом уже во всех сферах своей жизни.

Применяя эти принципы, мы обнаружили, что гораздо менее склонны возмущаться чужими недостатками. Вместо этого, мы старались думать о собственных дефектах и признавать свою неправоту. От этого менялось наше поведение и отношение. Мы обрели свободу принимать других людей, как они есть, будь то члены АС или посторонние люди. Тренируясь принимать себя и окружающих, мы тратили меньше сил на переживания о том, что всё идёт не так, как надо.

Мы также начали применять в других сферах нашей жизни принцип служения. Мы искали возможностей дарить людям своё время, терпение, понимание и сострадание, и служить им на работе, в семье и в других местах. Некогда мы руководствовались эгоизмом и собственными интересами, теперь же мы познали простую радость служения людям.

Шаги научили нас связывать ответственность с другими людьми, и показали нам, что путь к здравомыслию и истинному счастью лежит через служение людям. Мы увидели, что можем внести свой вклад в то, чтобы сделать мир лучше. Как инструменты мира, гармонии и доброй воли, мы отдавали, черпая из той полноты, которую получили. Мы пытались нести весть АС другим сексоголикам. Мы протягивали им руку помощи и применяли принципы программы в отношениях со всем миром. Двенадцатый Шаг стал нашим планом для всей оставшейся жизни.

Мы начали практиковать позитивную чистоту, проявляя любовь в конкретных делах, чтобы улучшить наши отношения с другими людьми. Мы учились отдавать – и чем больше мы отдавали, тем больше получали. Мы находили то, чего не могла нам дать наша зависимость. Мы обрели подлинную Связь. Мы пришли домой. (АС, стр. 62).

Высказывания членов АС

- - 1 - -

Я начал заниматься волонтёрской работой из чисто эгоистических побуждений – спонсор сказал мне, что это способствует выздоровлению. И я вызвался занять служебную должность моего спонсора – проводить ориентационные собрания для новичков. Я также посещал собрания интер-группы и вызвался вести протокол и список служебных должностей. Я стал спонсором и начал помогать другим членам АС работать по Шагам, выслушивал их рассказы о победах и поражениях, и делился своими историями. Время от времени они указывали мне на мои дефекты характера, и я возмещал им ущерб. Я пытался разделить с ними свою жизнь.

Как выяснилось, мой спонсор был прав: когда я занялся служением, это значительно усилило моё собственное желание применять Шаги и на самом деле облегчило мне жизнь и работу над характером. Я получал огромную помощь и мотивацию, сделавшись настолько же подотчётным моим подспонсорным, насколько подотчётны они были мне. Служение позволило мне выйти из своей скорлупы. Оно помогло мне установить контакт с членами АС из разных частей США и других стран. Я получил пользу от переписки с выздоравливающими людьми в таких странах, как Россия, Сингапур, Австралия, Китай и Ирландия.

Двенадцатый Шаг превратился в великий дар для моей жизни и выздоровления. Без программы АС я бы никогда не смог получить этот дар, и даже его пожелать.

- - 2 - -

Самый светлый час моей недели – это встреча домашней группы. Члены домашней группы приходят за двадцать минут, чтобы расставить стулья и столы, и поприветствовать тех, кто придёт позже. Мы делаем всё возможное, чтобы собрания помогали решению проблемы. После собрания мы обычно пьём кофе с шоколадным кексом и общаемся с новичками.

Мы много лет старались сделать так, чтобы собрания способствовали чистоте, и сами по себе стали средством для работы по Двенадцатому Шагу. Каждое лето мы в течение трёх недель читаем «Практические рекомендации для выздоровления в группе», чтобы оценить здоровье нашей группы. Это наш способ проведения групповой инвентаризации. Во время последнего чтения один член группы с большим стажем заметил: «Так приятно увидеть, что наша группа делает всё, что рекомендует эта брошюра».

Да, я уже спонсор, и между собраниями много общаюсь по телефону, и всё же я думаю, что самая эффективная работа по Двенадцатому Шагу происходит на домашней группе. Когда я исполняю там свои служебные обязанности, делюсь на группе своими переживаниями или разговариваю со страдающим членом АС после собрания, всё это – возможность распространять весть АС и отдавать каплю того, что я получил сам.

- - 3 - -

Во время работы по Шагам изменился мой взгляд на жизнь. Сейчас у меня есть молитвенная жизнь. Я начал видеть удивительные дела любящего и милосердного Бога, как Он изменил жизнь этого сексоголика и навёл в ней порядок. Я верю, что остаюсь чистым по Божьей благодати. Это чудо и тайна. Немодная добродетель воздержания стала для меня подлинным сокровищем. Я остаюсь чистым «только сегодня», но это не значит, что я не хочу жить в чистоте до конца своей жизни.

Я был спонсором для нескольких сексоголиков. Это не всегда помогало им оставаться чистыми, но точно помогало мне самому. Поначалу мне не нравились конвенции и семинары, потому что на них я чувствовал себя неловко и некомфортно. Теперь я с нетерпением жду общения с друзьями из АС. Я занимал разные служебные должности на групповом и межгрупповом уровнях, и испытал огромное благословение, научившись служить с благодарностью, а не с неохотой, как было раньше. На это ушло какое-то время, но мне просто надо было продолжать служение. Я считал, что не имею в этих должностях большого успеха, потому что, как мне казалось, плохо исполняю свои обязанности. Теперь я вижу, что весьма успешен, и лишь потому, что остаюсь чистым.

- - 4 - -

Мой спонсор сказал мне, что у меня есть два варианта: я либо понесу весть дальше, либо её законсервирую. Я прошёл долгий путь с тех пор, как оказался на дне, и уже понимал, что потерять эту спасительную весть я не могу.

Я думал, что стану поактивней в служении, когда моя жизнь стабилизируется, и у меня всё будет под контролем. Но, как выяснилось, я всё перепутал. Только когда я последовал примеру спонсора и начал служить, я почувствовал себя лучше, и изменилась моя жизнь.

- - 5 - -

С моим первым спонсором меня познакомил один человек из моей церковной группы. Мы общались с помощью компьютера, потому что он вообще не знал языка жестов. Даже с его помощью мне понадобилось восемь месяцев, чтобы решиться и пойти на собрание АС, потому что для участия в собрании мне нужен был переводчик с языка жестов. Поначалу группа сомневалась, стоит ли пускать на закрытые собрания переводчика, который не является членом АС. Когда они узнали о моральном кодексе сертифицированных переводчиков, который делает ударение на конфиденциальность, они согласились попробовать.

На собрании я сразу же почувствовал себя как дома. Я был благодарен, что есть такое святое место, где я могу находиться с другими сексоголиками и делиться опытом, силой и надеждой. Я понёс эту весть некоторым другим людям в сообществе глухих, и теперь нас уже трое. Другие члены АС говорят, что они рады видеть у себя глухих, потому что наши истории помогают им оставаться чистыми. Мой стыд и вина постепенно превратились в смирение и душевный покой.

Что мне помогает? Ходить на собрания, рассказывать свою историю, регулярно встречаться со спонсором, молиться и размышлять, помогать в приготовлении чая и с библиотекой, быть спонсором другому глухому, посещать другие собрания Двенадцати Шагов, которые переводятся на язык жестов и председательствовать на марафонском собрании. Инструменты, которые я получил в АС, помогают мне и в других ролях – дьякона в церкви, преподавателя в колледже и актёра. Что самое важное, эти инструменты позволили мне быть собой и радоваться этому.

Я хочу помогать членам АС в моей стране и во всём мире, особенно глухим. Я молюсь, чтобы когда-нибудь я мог попасть на собрания АС в других городах, или на региональные конференции и международные конвенции.

Сейчас я испытываю мир, удовольствие и надежду. Я знаю, что мне не нужно убегать или искать немедленного сексуального удовлетворения. Со мной моя Высшая Сила, и со мной – моё сообщество АС.

-    - 6 - -

Я начал принимать участие в проведении собраний в центре длительной реабилитации наркоманов и алкоголиков. Мало кто из его клиентов задумывался или даже слышал о сексоголизме. Когда мы рассказывали им свои истории, я увидел, как в их глазах загорается огонёк понимания. У некоторых наши истории нашли отклик: «Ужас, да это же про меня!» Кто-то сказал, что неспособен оставаться чистым и трезвым от алкоголя и наркотиков именно из-за своей похоти. Некоторые из них приуныли, осознав, что им нужно работать ещё над одной зависимостью, но всё же у них появилась надежда. Они видели наше выздоровление и нашу свободу, начали верить, что у них это тоже получится. Я не могу забыть это тёплое чувство, когда мы поделились надеждой с теми, у кого её не было. Это и топливо, и плод моего выздоровления.

- - 7 - -

Моё выздоровление казалось неполным. Однажды из моего сердца вырвался крик к Богу: «Должен же быть какой-то смысл, какая-то другая цель, помимо заботы о своей семье!» Через несколько минут мне позвонил один член АС и спросил, не хочу ли я принять участие в тюремном служении. Я просто не мог в это поверить, но это был явный ответ. Мне казалось, что именно этого Бог и хотел от меня.

С тех пор я занимаюсь тем, что пишу и рассылаю литературу для заключённых, становлюсь их спонсором, и спонсором группы АС в тюрьме, и ободряю других членов, которые хотели бы заняться подобным служением. Я благодарен, что стал частью этой работы, которая спасает и изменяет жизнь людей. Чувствовать себя нужным – это такое благословение!

- - 8 - -

Был год, когда никто из моей группы не вызвался служить представителем группы на межгрупповом уровне. Я так благодарен, что взялся за это. В течение двух лет я участвовал в региональной ассамблее, вёл протокол собраний и даже вносил предложения моей интер-группы. Я был почти готов уйти, когда со своего поста ушёл делегат. И снова никто не хотел занять его место, и я был избран делегатом.

Я был страшно рад занять место за столом Генеральной Ассамблеи делегатов. Работы было много. Сейчас я служу в двух попечительских комитетах и участвую в телеконференциях один или два дня в месяц.

Я уже изучил Шаги и Традиции, но как делегат от своего региона, я узнал о Двенадцати Концепциях Мирового Служения. Я узнал, что в перевёрнутой пирамиде служения конечным авторитетом обладают группы (Концепция Первая), но эта власть делегируется поверенным представителям (Концепция Вторая). Как делегат, я был частью «активного голоса и эффективного сознания» сообщества. Я также узнал, что наделён «правом решения» (Концепция Третья), что означает, что я должен голосовать по совести. Поэтому, размышляя над желаниями своего региона и внимательно выслушивая мнения моих коллег в ГАД, я был свободен принимать своё решение, и никто мне его не диктовал. Я должен оставаться чистым и сохранять хорошую духовную форму, чтобы мой «канал для связи» с Высшей Силой оставался свободным и открытым.

Большую часть работы я выполнял в своём собственном регионе. Когда мог, я ездил на региональные собрания и оставался на связи с другими представителями по телефону. Мы начали развивать сеть представителей служения групп, чтобы в нашей структуре служения были представлены и объединены все группы. Я надеюсь, что, если я буду делать своё дело, когда-нибудь наш регион будет похож на хорошо настроенный инструмент, в котором каждая струна звучит гармонично и стройно.

- - 9 - -

Я слышал, как мой спонсор однажды назвал спонсорство «наблюдением за тем, как люди остаются чистыми». Он не слишком много об этом говорил, но таким было его отношение к спонсорству, и оно произвело на меня большое впечатление.

Я увидел смирение в действии. Мой спонсор считал, что не его дело – контролировать процесс спонсорства или чьё-то выздоровление. Он понимал, что всё происходящее было между мной и моей Высшей Силой. Как мой спонсор, он почитал за честь быть свидетелем этого процесса. У него была своя ответственность: быть рядом со мной, давать рекомендации в том, как я могу работать по Шагам, идти по Шагам вместе со мной и давать честную обратную связь и ободрять меня. Но он никогда не считал, что это игра в одни ворота. Кажется, он думал, что каждый из нас отдаёт в меру своих сил, и каждый из нас получает необходимое от Силы, которую никто из нас не мог понять. Таким было отношение и мнение, которыми я руководствуюсь и сегодня, пытаясь нести весть о своём выздоровлении другим людям.

- - 10 - -

Когда я принял должность казначея интер-группы, мне было уже пятьдесят, но я никогда не занимался бухгалтерией. Даже семейными финансами всегда занималась жена. Мой спонсор предложил мне принять эту должность. Он сказал, что мне это поможет, и заверил меня, что если это мог делать такой безнадёжный сексоголик, как он, то у меня, скорее всего, тоже получится. Хотя я и сделал несколько ошибок, я увидел, что это не слишком сложно. В конце концов, у меня появилась возможность передать это дальше и поделиться тем, что я узнал, с другим членом. АС не только научили меня, как оставаться чистым и работать по Шагам. Члены АС доверили мне свои деньги и научили меня закрывать счета.

- - 11 - -

Сейчас я знаю, что мне очень повезло, что я оказался в тюрьме, и я жив. Если бы я сюда не попал, то, наверное, уже давно бы умер, потому что именно здесь я нашёл АС. И я говорю спасибо моей Высшей Силе, что она закрыла меня здесь. Бог взял меня, бесполезную букашку, и дал мне новый смысл жизни. Я мог бы себя жалеть, но когда я пытаюсь нести весть о чистоте и видеть, как люди приходят в программу и остаются чистыми, я собой горжусь.

Большинство мужчин в моей группе отбывают длительный срок, и нам интересно узнавать о том, как выздоравливают другие члены. Нам повезло, что у нас есть контакт с другими членами АС на воле. За последние годы меня навестило несколько членов из Комитета по Исправительным Заведениям АС. Они показали мне, как оставаться чистыми и работать по Шагам.

Я не очень хорошо образован, но я верю, что могу морально поддерживать людей, которые хотят избавиться от похоти и жить продуктивной и счастливой жизнью. Насколько возможно, я несу весть АС через письма, и это помогает мне остаться чистым. Я переписываюсь с другими членами АС в заключении и на воле, и говорю им, что был бы рад идти по пути выздоровления вместе с ними. Я вижу, что чем больше я передаю программу другим, тем сильнее выздоравливаю сам.

Моя Высшая Сила дала мне жить в здравомыслии в таком месте, где очень мало кто может иметь душевный покой. Отбывая своё пожизненное заключение, я несу весть АС, и это наполняет смыслом каждый мой день. Я стал думать, что именно поэтому моя Высшая Сила показала мне, как жить чистой и стабильной жизнью.

Шаги к действию

Рекомендуемое чтение

Прежде чем работать по шагу, мы предлагаем членам прочитать и изучить следующие отрывки из нашей литературы:

Анонимные Алкоголики
«Работая с другими», стр. 89-103

Открываем принципы

Практические рекомендации по выздоровлению в группе

Один из методов работы по Двенадцатому Шагу

Мы взялись за дело. Мы стали работать по Шагам. Мы оставались сексуально чистыми. Мы бросали вызов своим страхам, делились своими секретами и возмещали ущерб. До выздоровления мы были неспособны на такое. Мы не только освободились от одержимости похотью и импульсивных сексуальных похождений, но и начали видеть жизнь в новом свете. Изменения в нашей жизни были просто удивительными. Мы пережили духовное пробуждение, «изменения характера, достаточно серьёзные, чтобы принести выздоровление» (АА, стр. 567).

Наше духовное пробуждение вдохновляет нас на то, чтобы нести эту весть сексоголикам, которые всё ещё страдают. Этот дар чистоты и выздоровления, это духовное пробуждение достались нам бесплатно, и мы несём ответственность передавать их тем, кто в них нуждается. Более того, мы видим, что нужно их отдать, чтобы сохранить. В этом суть нашей вести: мы, сексоголики, продолжаем делиться своим духовным пробуждением с другими сексоголиками.

Чтобы поделиться своим опытом с другими людьми, мы должны предлагать им что-то реальное. Как напоминает нам книга «Анонимные Сексоголики», «наша чистота – это… необходимое условие нашего выздоровления и самого Сообщества. Без чистоты у нас нет ничего» (стр. 193).

Мы не можем отдавать то, чего нет у нас самих, поэтому мы должны продолжать жить по принципам своей новой жизни, и продолжать работать по Шагам со спонсором. После работы по Двенадцатому Шагу некоторые члены возвращаются к Первому Шагу и повторяют весь процесс заново, а другие сосредотачиваются на Шагах Десятом, Одиннадцатом и Двенадцатом. Самое главное – продолжать, ради себя и ради окружающих.

Ещё до того, как мы дошли до Двенадцатого Шага, мы уже как-то распространяли эту весть. Мы посещаем собрания. Мы делимся своими историями. Мы слушаем друг друга. Мы ежедневно звоним сами и отвечаем на звонки других. Мы подвозим кого-то на собрание. Мы завариваем кофе, расставляем стулья и убираемся после собраний. Мы участвуем в жизни сообщества помимо собраний. Мы работаем по Шагам и делимся этим решением с другими людьми.

Встречая новичков, мы уделяем время тому, чтобы их поприветствовать. Мы слушаем их истории и отвечаем на вопросы об АС, насколько можем. Мы даём им список телефонных номеров и знакомим с другими членами АС. Зачастую мы берём у них номер телефона и звоним в ближайшие дни после их первого собрания, чтобы просто поддерживать связь.

Продвигаясь в работе по Шагам, мы сами становимся спонсорами для других членов. Мы отвечаем на телефонные звонки и назначаем встречи, чтобы помочь им, когда можем, зная, что это принесёт пользу и нам самим. Мы честно рассказываем о том, что помогло нам. Когда приходит время, мы побуждаем других искать возможность послужить. Мы подчёркиваем, что служение – это ключ к радостному выздоровлению. Откладывание в долгий ящик и страхи нам не друзья.

Двенадцатый Шаг говорит, что мы «старались» донести эту весть. Кроме всего прочего, это означает, что от нас требуется сознательное усилие. Иногда это значит сделать телефонный звонок, когда нам совсем не хочется, просто потому, что это кому-то поможет; пойти на собрание не потому, что это нужно нам самим, а потому, что новичку может быть полезно услышать о каком-то аспекте нашего выздоровления. Это означает быть готовым пойти на какие-то неудобства, а иногда и на жертвы. Нас часто просят сделать что-то трудное, чтобы помочь кому-то в выздоровлении. При необходимости мы выбираем сделать что-то на пользу АС в ущерб чему-то, что нам хотелось для себя. Это означает, что когда освобождается какая-то служебная должность, мы не ждём, пока кто-нибудь не изъявит желание, а предлагаем свои услуги сами. Мы также с готовностью уступаем свою должность другому, чтобы слишком долго не оставаться на одном посту. Это даёт возможность послужить всем, и сдерживает нашу склонность всё контролировать и всем управлять.

Мы узнали, что основной причиной наших проблем был эгоцентризм, и что помощь другим людям приносит не только выздоровление, но и подлинную радость. Когда мы делимся программой АС с другими людьми, мы сами напоминаем себе о решении. Практикуя такой образ жизни, мы смогли стать по-настоящему полезными в этом мире и отдать частичку того, что мы получили. Служение сообществу обещает награды, которые мы даже не можем себе представить.

Благодаря работе по Шагам, участию в сообществе и своему служению, мы учимся другому стилю поведения и обретаем здоровые отношения. Двенадцатый Шаг предлагает нам применять эти новые навыки во всех сферах своей жизни. Мы начинаем видеть во всех соприкосновениях с людьми возможность для выздоровления. Например, вместо того, чтобы возмущаться, что сосед занял наше парковочное место, и терять душевный покой, мы учились применять принципы программы. Мы учимся признавать и препоручать свои недостатки, как препоручаем похоть. Когда мы боимся, что близкий человек нас не уважает, мы определяем свои чувства, препоручаем их и работаем с ними, пока не будем способны проявить в этих отношениях любовь. Альтернативой поиску здравомыслия во всех делах будет хаос, а он может вернуть нас к активному сексоголизму. Так, мы учимся применять эти принципы во всех своих делах.

Подобным образом мы ищем возможность быть полезными в своём социальном, религиозном и рабочем окружении, а также в своём микрорайоне и собственной семье. Мы особенно ищем возможность служить там, где мы не получим признания. Признание как будто лишает наше служение силы. Пожалуй, мы получаем больше духовной пользы, когда действуем анонимно.

Продолжая применять эти принципы, мы начинаем изучать и применять Двенадцать Традиций. Традиции выросли из опыта АА и являются полезными рекомендациями для здоровой работы и роста АС. Мы находим, что принципы, заложенные в Традициях, учат нас содействовать единству и применимы ко всем нашим отношениям, как внутри сообщества, так и вне его.

Некоторые вопросы для размышления

17. Какие результаты принесла работа по Шагам в моей жизни? Пережил ли я «духовное пробуждение, к которому привели эти шаги»? Опишите это пробуждение.

18. Что я могу сделать, чтобы продолжать работу по Двенадцати Шагам? Что рекомендует мой спонсор?

19. Чем бы я хотел поделиться с другими сексоголиками? Как я могу «завоевать их доверие, в котором они откажут другим» (АА, стр. 89)?

20. Что я сделал для того, чтобы донести весть до сексоголика, который всё ещё страдает? Что ещё я готов сделать?

21. Как я служу? Какую пользу получил от служения я сам?

22. Является ли служение другим людям приоритетом для меня?

23. Что я могу сделать, чтобы позаботиться о себе в служении? Не делаю ли я слишком много? Слишком мало?

24. Готов ли я стать спонсором для других членов? Какую пользу я получил от того, что нёс эту весть другим?

25. Какие из «этих принципов» я начал практиковать в других сферах своей жизни? Что ещё я могу сделать?

26. Являюсь ли я хорошим примером для других членов АС? Для своей семьи? На работе?

27. Какие возможности для служения есть в моём городе? Какие из них рекомендует мне спонсор? (см. список служений ниже).

28. Чему научило меня волонтёрское служение о Двенадцати Традициях? Как я могу применить их в своей жизни?

Приложение

Практические идеи для служения

Следующий список содержит разные сферы, где мы можем быть полезными для наших групп, интер-групп, региональных собраний и комитетов, которые служат всему сообществу. Более подробную информацию о добровольном служении в АС можно найти в Руководстве к служению АС, который вы можете заказать в SAICO. Если вы хотите стать волонтёром в общем служении, или получить дополнительную информацию, позвоните в SAICO.

Спонсорство

Местное
Дистанционное
Тюремное

Варианты служения

Посещать собрания.
Быть частью решения.
Готовить помещение к собранию.
Убирать помещение после собраний.
Обеспечивать чай или кофе.
Протягивать руку помощи новичкам и тем, кто испытывает затруднения.
Приглашать людей на обед или просто на беседу.
Вести собрания.
Помогать новичкам сориентироваться.
Нести собрания в тюрьмы и другие учреждения.
Посещать семинары, конвенции.
Служить в комитетах конвенций.
Писать и редактировать статьи для изданий сообщества.
Выступать на семинарах и конвенциях.
Организовывать семинары и конвенции.

Служебные должности

Группа

Встречающий
Секретарь
Библиотекарь
Хранитель жетонов чистоты
Казначей
Аудио-библиотекарь
Напитки
Представитель группы в интер-группе

Интер-группа

Секретарь
Библиотекарь
Казначей
Контактная информация
Связь с общественностью и информация
Больницы и другие учреждения
Координатор конференций и семинаров
Вебмастер
Представитель интер-группы в региональной ассамблее

Региональный уровень

Председатель
Вице-председатель
Секретарь
Казначей
Делегат в Генеральной Ассамблее делегатов
Делегат-заместитель

Международный уровень

Делегат Генеральной Ассамблеи
Комитеты
Финансы, литература, исправительные учреждения, больницы и другие учреждения, управление Центрального Офиса, назначения, конференции, интернет, согласование регионального служения, юридические вопросы, одиночки, международный комитет, структура, повестка дня
Попечитель
Председатель международных конвенций

Особые навыки

Юридические
Бухгалтерские
Перевод на иностранные языки
Технология


 

Что такое сексуальная чистота для сексоголика?

Мы – люди, у которых есть проблема в области сексуального мышления и поведения. Наш опыт показывает, что мы зависимы от похоти и навязчивых сексуальных действий. По этой причине мы называем себя сексоголиками. Поначалу немногие из нас признавали, что мы зависимы. Однако, слушая других людей, которые утверждали, что они сексоголики, мы пришли к убеждению, что у нас с ними общая проблема, и что для нас есть общее решение.

Люди, зависимые от алкоголя, обнаруживают, что, сделав первый глоток, они уже не могут сказать, сколько они выпьют или как долго будут пить. Они также обнаруживают, что, несмотря на негативные реакции общества, друзей или членов семьи, они по-прежнему будут стремиться к выпивке. Они не могут остановиться. Решение – в том, чтобы не делать первый глоток.

Похожее происходит и у нас в области сексуального мышления и поведения. Несмотря на негативнее последствия – унижения, аморальные действия, ложь, болезни, потерянная работа, развод или арест, - мы не можем предсказать, как долго или сколько мы будем жить в сексуальной фантазии и продолжать свой запой. Решение – стать сексуально чистым.

Сексуальная чистота для сексоголика означает отказ от секса с самим собой и от секса с любым партнёром, кроме собственного мужа или жены. Сексуальная чистота также означает постепенно увеличивающуюся свободу от множества форм сексуального мышления и похоти, которые входят в нашу жизнь. Наш коллективный опыт показывает, что сексуальная чистота освободит нас от этого маниакального влечения. Свобода – в том, чтобы оставаться сексуально чистым и применять Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций в повседневной жизни.

Если вы хотите получить то, что мы обрели в чистоте и выздоровлении, и готовы предпринять необходимые для этого действия, тогда Анонимные Сексоголики будут полезными для вас. Анонимные Сексоголики предназначены для тех, кто осознаёт, что у него есть проблема с похотью. Мы приглашаем вас присоединиться к нам и вместе пойти по пути свободы.

Как стать и оставаться сексуально чистым?

Мы работаем по Шагам, ходим на собрания и учимся доверять Богу, как мы Его понимаем. Мы также прекращаем вбирать в себя и смаковать сексуальные и похотливые образы и поступки. Мы ограничиваем свою сексуальную жизнь сексом только со своим мужем или женой. Мы также не занимаемся сексом с собой, что означает – никакой мастурбации. Может быть, нам кажется, что мы умрём без секса с самими собой, но по нашему опыту, этого просто не происходит.

В практическом отношении, мы перестаём увлекаться сексуальными фантазиями. Мы перестаём использовать Интернет для просмотра порнографических образов. Мы перестаём прикасаться к своим гениталиям ради сексуального возбуждения. Мы перестаём читать литературу, исполненную похоти. Мы перестаём ходить в магазины для взрослых, стриптиз-клубы и любые другие места, где предлагают секс и похоть. Мы выбираем другую дорогу, чтобы избежать тех мест, где похоть ловила нас на крючок, или где мы практиковали своё безумие. Мы разрываем отношения с людьми, которые служат нашей похоти или нашим романтическим целям; мы не идём с ними на контакт, даже если они выходят на контакт с нами. Мы больше не позволяем себе вспоминать своих сексуальных партнёров и проигрывать разные сценарии.

Некоторые сексоголики, состоящие в браке, обнаруживают, что период сексуального воздержания, назначенный по взаимному согласию супругов, позволяет нам сосредоточиться на чистоте. Каким бы долгим ни был наш срок чистоты, период воздержания может быть полезным инструментом, чтобы лучше понять свой брак и самих себя. Когда секс выводится из уравнения, мы обнаруживаем, что секс поистине необязателен.

Если мы идём куда-то по делу, или на какое-то мероприятие, где мы знаем, что столкнёмся с пусковыми механизмами похоти (это такие места, как супермаркеты, торговые центры, аэропорты), мы звоним кому-то из сообщества и заходим к ним по пути в такое место. Если нам некомфортно в какой-либо ситуации, мы просто уходим. Когда мы останавливаем такое поведение, мы находим, что порыв проходит, и мы продолжаем жить нормальной жизнью. Наша чистота становится для нас важнее всего, в каждой ситуации и каждый день.

Мы используем молитву. Когда у нас появляется искушение снова посмотреть на привлекательного человека, мы молимся: «Благослови тебя Господь, и помоги мне Бог». Хорошо помогают молитва о Душевном Покое или Молитва Третьего шага. Мы можем взять обрывок бумаги и написать на ней молитву благодарности нашей Высшей Силе за то, что она сохранила нас в чистоте в очередной ситуации. Мы используем все инструменты программы АС для того, чтобы остаться сексуально чистыми.

Принцип анонимности

Принцип анонимности в применении к Программам Двенадцати Шагов описан в Одиннадцатой и Двенадцатой Традициях, которые дают членам сообщества необходимое руководство:

…мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и телевидением...

Анонимность – духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.

По Одиннадцатой традиции, если мы как члены сообщества представляем АС в публичных средствах массовой информации, мы говорим о принципах программы АС, но не присоединяем к этому своё имя и не ищем своего. Это учит нас смирению, а также защищает благополучие Сообщества в случае, если один из нас утратит чистоту, или сделает официальное заявление. АС вообще не делает официальных заявлений!

Двенадцатая Традиция фокусируется на анонимности как на «духовной основе всех наших Традиций, постоянно напоминающей нам о том, что главным являются принципы, а не личности». Это сильные слова, вызывающие недоумение. Почему это служит основой всех наших Традиций?

Здесь основатели АА указывают на нечто гораздо более глубокое, чем просто воздерживаться от использования своих имён и посещать собрания как равные члены. Первые АА видели, что выживание группы было крайне необходимо для того, чтобы помочь новичку, и для того, чтобы сами члены группы сохраняли трезвость. Они осознали, что анонимность в глубине своей – это принцип, который уводит нас от того, что может разрушить группу: своеволия, помпезности, манипуляций, проталкивания своих собственных интересов, политических игр и других очень человеческих видов эгоистичного поведения, - и указывает нам на такие отношения, которые объединяют группу и дают нам как отдельным её членам душевный покой, смирение, принятие, любовь и служение. Благодаря этому групповое сознание может выходить на передний план и быть под руководством Божьей любви. Иногда Божьи дары даются так легко и естественно, что мы этого даже не замечаем. Бог, Который наделил нас множеством таких прекрасных даров – начиная с чистоты, - не нуждается в том, чтобы мы Его хвалили и воздавали Ему должное. Если даже Бог, Который заслуживает нашей благодарности и признания, может оставаться анонимным, то и мы можем стремиться к тому, чтобы применять принцип анонимности в своей повседневной жизни.


ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ АНОНИМНЫХ АЛКОГОЛИКОВ

19. Мы признали свое бессилие перед алкоголем – что мы потеряли контроль над собой.

20. Пришли к убеждению, что только Сила более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

21. Приняли решение препоручить нашу волю и жизнь Богу, как мы Его понимали.

22. Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

23. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

24. Были полностью готовы к тому, чтобы Бог избавил нас от всех этих дефектов характера.

25. Смиренно просили Его устранить наши изъяны

26. Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием возместить им причиненный ущерб.

27. Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

28. Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

29. Стремились путем молитвы и размышления углубить сознательный контакт с Богом, как мы Его понимаем, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

30. Получив духовное пробуждение, к которому привели эти Шаги, мы старались донести эту весть до других алкоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

 

Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций Анонимных Алкоголиков были перепечатаны и адаптированы с разрешения Мировых Служб Анонимных Алкоголиков, AnonymousAlcoholicsWorldServices, Inc. (A.A.W.S.) Разрешение использовать этот отрывок, а также печатать и адаптировать Двенадцать Концепций не означает, что АА каким-либо образом связаны с этой программой. АА – это программа выздоровления исключительно от алкоголизма – использование этого материала в связи с деятельностью или программами, построенными по образцу АА, но решающими другие проблемы, или в любом другом контексте вне АА, не означает обратного.

ДВЕНАДЦАТЬ ШАГОВ АНОНИМНЫХ СЕКСОГОЛИКОВ

21. Мы признали свое бессилие перед похотью – что мы потеряли контроль над собой.

22. Пришли к убеждению, что только Сила более могущественная, чем мы, может вернуть нам здравомыслие.

23. Приняли решение препоручить нашу волю и жизнь Богу, как мы Его понимали.

24. Глубоко и бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения.

25. Признали перед Богом, собой и каким-либо другим человеком истинную природу наших заблуждений.

26. Были полностью готовы к тому, чтобы Бог избавил нас от всех этих дефектов характера.

27. Смиренно просили Его устранить наши изъяны

28. Составили список всех тех людей, кому мы причинили зло, и преисполнились желанием возместить им причиненный ущерб.

29. Лично возмещали причиненный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это могло повредить им или кому-либо другому.

30. Продолжали самоанализ и, когда допускали ошибки, сразу признавали это.

31. Стремились путем молитвы и размышления углубить сознательный контакт с Богом, как мы Его понимали, молясь лишь о знании Его воли, которую нам надлежит исполнить, и о даровании силы для этого.

32. Получив духовное пробуждение, к которому привели эти Шаги, мы старались донести эту весть до других сексоголиков и применять эти принципы во всех наших делах.

Двенадцать традиций Анонимных Алкоголиков

11. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства АА

12. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет – любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители – всего лишь облеченные доверием служители, они не властвуют.

13. Единственное условие для того, чтобы стать членом АА, - это желание перестать пить.

14. Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или АА в целом.

15. У каждой группы есть лишь одна главная цель - донести наши идеи до тех алкоголиков, которые всё ещё страдают.

16. Группе АА никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя АА для использования какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем не отвлекали нас от нашей главной цели.

17. Каждой группе АА следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне.

18. Содружество Анонимных Алкоголиков должно всегда оставаться непрофессиональным объединением, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определённой квалификацией.

19. Содружеству АА никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления, однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.

20. Содружество Анонимных Алкоголиков не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности, поэтому имя АА не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.

21. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и кино.

22. Анонимность – духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.

 

Двенадцать традиций Анонимных Сексоголиков

7. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства СА

8. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет – любящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители – всего лишь облеченные доверием служители, они не властвуют.

9. Единственное условие для того, чтобы стать членом СА, - это желание остановить похоть и обрести сексуальную чистоту.

10. Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключением дел, затрагивающих другие группы или СА в целом.

11. У каждой группы есть лишь одна главная цель - донести наши идеи до тех сексоголиков, которые всё ещё страдают.

12. Группе АС никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя АС для использования какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем не отвлекали нас от нашей главной цели.

13. Каждой группе АС следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне.

14. Содружество Анонимных Сексоголиков должно всегда оставаться непрофессиональным объединением, однако наши службы могут нанимать работников, обладающих определённой квалификацией.

15. Содружеству АС никогда не следует обзаводиться жесткой системой управления, однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.

16. Содружество Анонимных Сексоголиков не придерживается какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельности, поэтому имя АС не следует вовлекать в какие-либо общественные дискуссии.

17. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с прессой, радио и кино.

18. Анонимность – духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности.

 

Двенадцать Концепций АА (краткая форма)

Концепция 1: Окончательная ответственность и конечный авторитет мировых служб АА должен всегда оставаться в коллективном сознании всего нашего Сообщества.

Концепция 2: Генеральная Конференция по Служению АА стала по самым разным практическим соображениям активным голосом и эффективным сознанием всего нашего Общества в его отношениях с миром.

Концепция 3: Чтобы обеспечить эффективное лидерство, мы должны наделить каждый элемент АА – Конференцию, Генеральный Комитет Служения и его служебные корпорации, сотрудников и администраторов, - традиционным «Правом Решения».

Концепция 4: На всех уровнях ответственности мы должны поддерживать традиционное «Право участия», позволяющее делать представительский голос пропорциональным той ответственности, которую несёт данный представитель.

Концепция 5: Во всей нашей структуре должно преобладать традиционное «Право Обращения», чтобы мнение большинства было выслушано, а личные жалобы тщательно рассмотрены.

Концепция 6: Конференция признаёт, что главная инициатива и активная ответственность в большинстве вопросов мирового служения должны лежать на членах-попечителях Конференции, действующих как Генеральный Комитет Служения.

Концепция 7: Устав и регламент Генерального Комитета Служения являются юридическими инструментами, дающими попечителям власть управлять и решать вопросы мирового служения. Устав Конференции не является юридическим документом; его конечная действенность зависит от традиции и фонда АА.

Концепция 8: Попечители ответственны за основное планирование и администрирование общих дел АА и их финансов. Они имеют право опеки над отдельно встроенными и постоянно активными службами, что проявляется в их способности выбирать всех директоров данных отделений.

Концепция 9: Хорошие служащие лидеры на всех уровнях незаменимы для нашей будущей деятельности и безопасности. Основное лидерство в мировом служении, некогда принадлежавшее основателям, должно непременно переходить в руки попечителей.

Концепция 10: Каждая служебная должность должна располагать соответствующей служебной властью, спектр которой будет чётко определён.

Концепция 11: Попечители должны всегда иметь в распоряжении наилучшие комитеты, директоров корпоративных служб, администраторов, сотрудников и консультантов. Состав, квалификации, процедуры вступления в должность, а также права и обязанности всегда будут вопросами крайней важности.

Концепция 12: Конференция будет блюсти дух традиции АА, следя за тем, чтобы она никогда не стала источником опасного богатства или власти, чтобы её мудрым финансовым принципом был достаточный оборотный фонд и резерв, чтобы она не давала ни одному из своих членов, не обладающих должной квалификации, власть над другими членами; чтобы она приходила ко всем важным решениям через обсуждение, голосование, и, где возможно, через максимальную анонимность; чтобы её действия никогда не были карающими для отдельных людей или вызывали общественные противоречия; чтобы она никогда не предпринимала властных действий, и чтобы, подобно Сообществу, которому она служит, она всегда оставалась демократической в мысли и действии.

 

Двенадцать Концепций Анонимных Алкоголиков были перепечатаны и адаптированы с разрешения Мировых Служб Анонимных Алкоголиков, AnonymousAlcoholicsWorldServices, Inc. (A.A.W.S.) Разрешение использовать этот отрывок, а также печатать и адаптировать Двенадцать Концепций не означает, что АА каким-либо образом связаны с этой программой. АА – это программа выздоровления исключительно от алкоголизма – использование этого материала в связи с деятельностью или программами, построенными по образцу АА, но решающими другие проблемы, или в любом другом контексте вне АА, не означает обратного.

Двенадцать Концепций АС

Концепция 1: Окончательная ответственность и конечный авторитет служения АС должен всегда оставаться в коллективном сознании всего нашего Сообщества.

Концепция 2: Лидерство АС, представленное Генеральной Ассамблеей делегатов и Комитетом попечителей, стало по самым разным практическим соображениям активным голосом и эффективным сознанием всего нашего Общества в вопросах его служения.

Концепция 3: Чтобы обеспечить эффективное лидерство, мы должны наделить каждый элемент служебной структуры АС – Генеральную Ассамблею делегатов, Комитет Попечителей и его сотрудников и комитеты, - традиционным «Правом Решения».

Концепция 4: На всех уровнях ответственности мы должны поддерживать традиционное «Право участия», позволяющее делать представительский голос пропорциональным той ответственности, которую несёт данный представитель на данном уровне.

Концепция 5: Во всей нашей структуре должно преобладать традиционное «Право Обращения», чтобы мнение большинства было выслушано, а личные жалобы тщательно рассмотрены.

Концепция 6: Генеральная Ассамблея делегатов признаёт, что главная инициатива и активная ответственность в большинстве вопросов мирового служения должны лежать на Комитете Попечителей.

Концепция 7: Регламент Комитета Попечителей является юридическим инструментами, дающим попечителям власть управлять и решать вопросы служения. Документы о структуре служения АС не являются юридическими документами; их конечная действенность зависит от традиции и фонда АС.

Концепция 8: Попечители ответственны за основное планирование и администрирование общих дел АС и их финансов.

Концепция 9: Хорошие служащие лидеры на всех уровнях незаменимы для нашей будущей деятельности и безопасности.

Концепция 10: Каждая служебная должность должна располагать соответствующей служебной властью, спектр которой будет чётко определён.

Концепция 11: Попечители должны всегда иметь в распоряжении помощь наилучших комитетов, сотрудников и консультантов. Состав, квалификации, процедуры вступления в должность, а также права и обязанности всегда будут вопросами крайней важности.

Концепция 12: Генеральная Ассамблея делегатов и Комитет Попечителей будут блюсти дух традиции АС, следя за тем, чтобы она никогда не стала источником опасного богатства или власти, чтобы её мудрым финансовым принципом был достаточный оборотный фонд плюс обильный резерв, чтобы она не давала ни одному из своих членов, не обладающих должной квалификации, власть над другими членами; чтобы она приходила ко всем важным решениям через обсуждение, голосование, и, где возможно, через максимальную анонимность; чтобы её действия никогда не были карающими для отдельных людей или вызывали общественные противоречия; чтобы она никогда не предпринимала властных действий, и чтобы, подобно Сообществу, которому она служит, она всегда оставалась демократической в мысли и действии.

АС никогда не будет иметь организации в смысле «правления», которая могла бы давать указания через комитет отдельным людям или группам в сообществе. Наши комитеты и Попечительский Комитет могут только предоставлять услуги, и мы попытались организовать их так, чтобы они эффективно функционировали. Но у АС нет «правления» в политическом смысле*.

* «Со-основатели Анонимных Алкоголиков (Биографические очерки и последние крупные выступления)», стр. 25.

Двенадцать концепций для АС одобрены Генеральной Ассамблеей делегатов в январе 2004 года.

Список сокращений

Процитированные в этой книге труды иногда указываются в виде следующих сокращений:

Анонимные Алкоголики, 4-е издание Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций Анонимные Сексоголики, 2001 г. Открываем принципы Essay, 1981-2008 Практические инструменты выздоровления, 1994-2003 Руководство по служению АС АА 12 и 12 АС ОП Essay ПИВ РСА

 

 


[1] Перепечатано для адаптации с разрешения организации Анонимных Алкоголиков Грейпвайн.

Анонимные Сексоголики – это программа выздоровления, основанная на принципах Анонимных Алкоголиков; в 1979 году она получила от АА разрешение использовать её двенадцать шагов и двенадцать традиций.

[2] Перепечатано для адаптации с разрешения организации Анонимных Алкоголиков Грейпвайн.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 214; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!