Выбор новой личности, к которой мы стремимся



Психосинтез

Теория

Автором психосинтеза является Роберто Ассаджиоли (1888—1976). Слово «психосинтез» не случайно звучит как антитеза слову «психоанализ». Первоначально сам Ассаджиоли занимался психоанализом, и в начале ХХ века автор психоанализа Зигмунд Фрейд считал Роберто Ассаджиоли одним из основных своих последователей в Италии. Но позднее Ассаджиоли счел, что предлагаемое психоанализом исследование глубин психики индивида является недостаточным для гармонизации личности, хотя и позволяет познакомиться с «темными силами» подсознания, обусловливающими наши проблемы, страхи, внутренние конфликты. Ассаджиоли разработал собственное направление практической психологии, назвав его психосинтезом.

Ассаджиоли определял психосинтез «как динамическую, даже драматическую концепцию нашей психической жизни, предстающей как непрерывное взаимодействие и борьба множества разных, в том числе противодействующих, сил с объединяющим центром, который постоянно пытается управлять ими, согласовывать их между собой и использовать».

Психосинтез нацелен в первую очередь на развитие и совершенствование личности, а затем – на гармонизацию ее отношений с Я и все более полное объединение с ним.

В отличие от предшествовавших психологических школ, например психоанализа, психосинтез сосредотачивается прежде всего на положительных чертах человека, таких, как радость, любопытство, любовь и др., стремится получить доступ к этим качествам, необходимым для того, чтобы иметь дело как с личным страданием человека, так и со страданием общества, планеты, мира. Психосинтез сосредотачивает внимание не на проблеме человека, а на его цели, на его позитивной мотивации, на том, к чему он хотел бы прийти.

Основная трудность психосинтеза, так же как и психоанализа, состоит в том, что работа с пациентом в основном идет на уровне его бессознательного.

Чтобы лучше понять сущность психосинтеза как метода психокоррекции, вначале целесообразно рассмотреть концепцию Ассаджиоли о структуре личности, которая отличается от подобных концепций Фрейда и Юнга.

Структура личности, или «карта внутреннего мира» (рис. 3.1)[2] , по Ассаджиоли, состоит из низшего бессознательного (1), среднего бессознательного (2), высшего бессознательного (3), поля сознания (4), сознательного Я (5), высшего Я (6) и коллективного бессознательного (7).

Низшее бессознательное представляет собой наиболее примитивную часть нашей личности. В него входят: простейшие формы психической деятельности, управляющие жизнью тела; основные влечения и примитивные побуждения; многочисленные комплексы, несущие сильный эмоциональный заряд; образцы кошмарных сновидений и фантазий; неконтролируемые парапсихические процессы.

Среднее бессознательное (предсознательное) – область, где пребывают все психические навыки и состояния. Здесь происходит усвоение полученного опыта, зарождаются и созревают плоды нашего ума. Среднее бессознательное и сознание тесно связаны между собой и могут спонтанно переходить друг в друга.

Высшее бессознательное (супербессознательное) – область формирования и источник вдохновения, творчества, героизма, альтруизма и других высших чувств. Здесь же, по мнению Ассаджиоли, зарождаются и сосредотачиваются высшие парапсихические функции и духовная энергия.

Нельзя говорить, что низшее бессознательное «хуже» высшего. Просто низшее бессознательное – это начало, основание, а супербессознательное – это резерв развития личности.

Поле сознания – это непосредственно осознаваемая нами часть личности. Это непрерывный поток ощущений, мыслей, желаний, доступных нашему наблюдению и анализу.

Сознательное Я – это центр нашего сознания, но это не есть осознаваемая нами часть личности (поле сознания). Ассаджиоли так подчеркивает эту разницу: «Существующее между ними различие в каком-то смысле напоминает различие между освещенной зоной экрана и проецируемыми на ней изображениями».

Именно этот элемент личности Ассаджиоли называет Эго, Высшее Я – наша истинная сущность. Сознательное Я изменяется или исчезает при нарушении сознания (кома, обморок, наркоз, состояние гипноза и т. д.). Высшее Я не изменяется и не исчезает. Поэтому Ассаджиоли называет его истинным Я и считает, что именно из него после глубокого сна, обморока или наркоза Я снова возвращается в «поле сознания», т. е. снова начинает осознаваться нами.

Ученик Ассаджиоли Пьеро Ферруччи ввел понятия персонального Я и трансперсонального Я. Создается впечатление, что в каждом из нас существует два Я. То же самое указано и на схеме структуры личности, по Ассаджиоли (рис. 3.1). Личное Я не осознает трансперсональное Я, а трансперсональное – не проявляет себя в нашем сознании. С другой стороны, сам Ассаджиоли пишет: «В действительности нет двух Я, двух независимых и обособленных существ. Есть только Я, которое проявляется на разных уровнях сознательности и самопостижения».

Осознание персонального Я – условие психического здоровья, реализация трансперсонального Я – признак духовного совершенства.

Наша психика не изолирована, она, по образному выражению Ферруччи, плавает в океане, который Карл Юнг назвал коллективным бессознательным. По мнению Юнга, коллективное бессознательное содержит в себе опыт всего человечества и передается из поколения в поколение. Ассаджиоли подчеркивает, что внешний овал его схемы структуры личности, не случайно представляющий пунктирную линию, следует рассматривать не как «отделяющий», а только как «разграничительный» с коллективным бессознательным Юнга.

Основными задачами психосинтеза, по Ассаджиоли, являются:

? постижение своего истинного (высшего) Я,

? достижение на основании этого внутренней гармонии,

? налаживание адекватных отношений с внешним миром, в том числе и с окружающими людьми.

Глубинное познание своей личности. Познание личности нужно начинать с низшего бессознательного, со вскрытия «комплексов», которые были унаследованы из сознания еще в младенческом возрасте. Ассаджиоли называет их «фантазиями», «мыслеобразами», «темными силами» и придает им (так же, как и Фрейд) большое значение в формировании неврозов.

Далее необходимо исследовать среднее и высшее бессознательное. В результате мы можем обнаружить в себе скрытые способности, истинное призвание, свои резервные возможности. Все это чистой воды психоанализ, и проводить его лучше с помощью опытного психоаналитика. Так считает и Ассаджиоли, только в отличие от Фрейда он рассматривает психоанализ не как окончание, а как начало лечения.

Глубокое познание собственной личности является в психосинтезе лишь первой стадией работы по воссозданию целостной личности человека, за которой следуют:

? установление контроля над различными ее элементами;

? постижение своего истинного Я – выявление или создание объединяющего центра;

? собственно психосинтез – формирование или перестройка личности вокруг нового центра.

Контроль над различными элементами личности. Разделение психосинтеза на этапы, несомненно, условно, так как все они тесно взаимосвязаны. Особенно это касается двух последующих этапов: контроля над различными элементами личности и постижения своего истинного Я. Такое разделение оправданно только в качестве методологического подхода, как элемент техники лечения.

Для того чтобы приобрести контроль над отдельными элементами личности, нужно их сначала выявить, а это невозможно без одновременного отграничения и постижения своего истинного Я.

С этой целью в психосинтезе применяют метод работы над субличностями.

Субличностями называются полуавтономные части личности, которые, организовавшись вокруг определенной потребности и став достаточно сложными, стремятся к независимому существованию. Для своего самовыражения субличности используют инструменты – наши тело, эмоции, мышление. Активизация какой-либо субличности сопровождается определенными телесными ощущениями, позой тела, соответствующими эмоциональными состояниями, мыслями.

Субличности могут образовываться в разном возрасте и закрепляются через регулярное повторение и подкрепление. Каждая субличность имеет свой собственный стиль и собственную мотивацию, отличную от других, свои характеристики. Иногда создается впечатление, что отдельные качества индивида усиливаются, притяжение между ними возрастает и они начинают вести независимую жизнь, имеющую свои собственные цели и желания.

Каждое человеческое существо можно представить как смесь отдельных субличностей. Изменение или трансформация хотя бы одной субличности влияет на всю психику индивида в целом.

Зачастую субличности являются психологическим наследием, уходящим корнями в культурное и религиозное прошлое, и бессознательно передаются от родителей детям через неосознаваемое копирование, подражание поведению родителей, воспитателей и окружающих людей. Каждое повторение сформировавшейся схемы поведения служит кристаллизации образующейся психодинамической структуры (субличности).

Первичная функция субличностей обычно заключается в защите личности ребенка или взрослого. Формирование субличностей бывает связано с какими-либо психологическими травмами.

Мы можем легко убедиться в своей многозначности, осознав, как часто мы меняем свою общую картину мира, сменяя принятую модель вселенной с той же легкостью, с какой меняем наряды. Поэтому и жизнь временами кажется нам болотом, временами гонками, приключением, кошмаром, загадкой, карнавалом и т. д.

Различные модели мира по-разному окрашивают наше восприятие и влияют на наш образ жизни. Для каждой из них мы вырабатываем соответствующий образ себя, систему поз и жестов, чувств, поступков, слов, привычек и мнений. Эта совокупность элементов образует нечто вроде личности в миниатюре, или, как мы будем называть ее, субличность.

Субличности – это психологические образования, подобные живым существам, сосуществующим в общем пространстве нашей личности. Каждая субличность ведет собственный стиль жизни и имеет свои собственные движущие мотивы, зачастую отличные от стиля жизни и мотивов других субличностей.

Когда мы выявляем субличность, у нас появляется возможность отстраниться от нее и наблюдать со стороны. В психосинтезе это называется «разотождествлением». Поскольку все мы склонны отождествлять себя – становиться «тем же» – с той или иной субличностью, мы начинаем полагать себя ею и верить, что мы есть она, и ничто иное. Разотождествление является разрывом с этой иллюзией и возвратом к себе. Нередко это сопровождается чувством просветления и освобождения.

В некоторых случаях выявление субличности сопровождается также тревогой или страхом. Другие люди, выявив субличность, в особенности глубоко укорененную, внезапно чувствуют себя обнаженными и незащищенными, как если бы броня их растворилась, что на самом деле и происходит. Однако, какой бы ни была первоначальная эмоциональная реакция, осознание действительного положения вещей во всех случаях повышается и, следовательно, повышается степень свободы.

Нет плохих или хороших субличностей. Все они выражают какие-то жизненно важные составляющие нашего существа, хотя поначалу эти составляющие могут представляться нам отрицательными. Субличности становятся вредными только тогда, когда контролируют нас. Поэтому одна из целей работы в психосинтезе состоит в том, чтобы не позволить им подчинять нас и, следовательно, ограничивать, в том, чтобы обрести способность отождествляться и разотождествляться с ними по своему желанию.

Что значит быть пленником субличности? Это значит, что она навязывает мне свойственные себе стереотипы и не допускает каких-либо иных. Но если какая-то установка или форма отношения к происходящему оказывается единственно для меня возможной, она становится ограничением. Если какая-то форма поведения оказывается единственно для меня возможной, она становится вынужденной. Если какая-то точка зрения становится единственно для меня возможной, она становится шорами.

Конечная цель в работе с субличностями заключается в том, чтобы сильнее почувствовать себя как «Я», как центр личности. Углубляя знакомство с субличностями, мы стремимся снова стать единым целым, а не распадаться на множество противоборствующих «суб-Я».

Из центра мы можем обращаться к той или иной субличности, управлять ею, поправлять ее, заботиться о ней. Нужно научиться быть гибким, чтобы не зависеть от субличностей, но в то же время и не подавлять их самовыражения и не игнорировать их потребности, иными словами, уметь им сочувствовать.

Работа с отдельными субличностями – это первый необходимый шаг. Предприняв его, мы сможем понять динамику их взаимоотношений и определить, каким образом нарушается наша целостность.

Осуждая субличность, мы препятствуем ее продвижению к истоку. Иными словами, не принимая субличность, мы способствуем ее вырождению, дальнейшему отпадению от истока. Субличности подобны людям. Чтобы они раскрылись и показали нам лучшие свои стороны, мы должны относиться к ним с пониманием.

Подводя итог, отметим, какую пользу дает работа с субличностями:

1. Мы учимся распознавать разнообразные, подчас противоречивые стороны своей личности, подвергая ее тем самым миниатюрному психоанализу. При этом мы «усыновляем», признаем и принимаем все свои части вместо того, чтобы изгонять их в бессознательное.

2. Мы учимся освобождаться из-под контроля властвующих над нами сил, которые бросают нас из стороны в сторону, как шарик для пинг-понга.

3. Мы повышаем уровень своей внутренней интеграции, снимая противостояние субличностей и позволяя им усиливать друг друга.

4. Мы можем возвести каждую субличность на высшую ступень раскрытия ее возможностей, обнаружив тем самым, что любое психологическое содержание несет в себе зерно собственного преображения.

5. И наконец, снимая маски одну за другой, мы все больше приближаемся к выявлению скрытого ядра своей личности – своего истинного Я.

Первым этапом в работе с субличностями является их осознание и распознавание. Этот процесс включает в себя развитие способности субъекта к отождествлению и растождествлению. Ассаджиоли считал фундаментальными психологическими принципами то, что:

1. Над нами властвует все то, с чем мы себя отождествляем.

2. Мы можем властвовать над тем и контролировать все то, с чем мы себя растождествили.

Когда человек отождествляет себя со своим гневом, страхом, чувством вины, бессилия, это сковывает и ограничивает его. Когда человек говорит «Я в гневе», «Я в ужасе», он как бы помещает себя внутрь своего гнева, ужаса, ограничивает себя ими. Тогда гнев или ужас являются хозяевами человека. Человек как бы подчеркивает такими выражениями свою подчиненность, несамостоятельность в такой ситуации. Если же человек в той же ситуации говорит «Меня пытается поглотить волна страха» или «Мною пытается овладеть вспышка гнева», то он как бы отделяет себя от них и тем самым обретает способность беспристрастно, неотождествленно наблюдать происходящее, осознавать и анализировать его природу, истоки и последствия. Такая позиция в корне отлична от подавления нежелательных импульсов и позволяет трансформировать энергию этих импульсов, направив ее в желаемое, конструктивное русло. Фундаментальный принцип, на котором построена практика психосинтеза, заключается в том, что человек может сознавать различные свои стороны как отличные от себя.

Одни отождествляют себя преимущественно со своим телом (спортсмен, манекенщица), другие – с интеллектом (ученый, «премудрый пескарь»); третьи – с чувствами (влюбленный юноша). Такое однобокое отождествление себя с одной из частей своей личности прежде всего затрудняет познание «себя для себя». Более того, длительное отождествление себя с отдельными элементами личности нередко ведет к трагедии: «стареющий спортсмен», «блекнущая актриса», «ушедший в отставку политик» и т. п. Эти отождествления могут быть стойкими, но могут носить и временный характер. Каждый из нас временами говорит (или думает): я раздражен; у меня все валится из рук; у меня ничего не получается. Мы можем сдаться этим чувствам или отождествиться с ними и надолго впасть в гнев или депрессию, а можем и отграничить эти чувства от своего сознательного Я, осознать их, постараться увидеть их причину и нежелательные последствия. Иногда этого бывает достаточно, чтобы выдержать наступление «темных» сил.

Смысл разотождествления, учит Ассаджиоли, заключается в том, чтобы отделить выделенные комплексы и «мыслеобразы» от нашего сознательного Я, разложить их на элементы и постараться контролировать их и управлять ими. «Иными словами, – пишет Ассаджиоли, – нам следует наблюдать их холодно и бесстрастно – так, как если бы они были просто внешними природными явлениями. Необходимо установить между собой и ними „психологическую дистанцию“ и, удерживая эти комплексы и мыслеобразы, так сказать, на расстоянии вытянутой руки, спокойно изучать их происхождение, их природу и их глупость».

Это не означает, что энергию этих негативных чувств и желаний нужно обязательно сдерживать и подавлять. Эту энергию нельзя пускать и на самотек. Нужно научиться контролировать ее и управлять ею, направляя в конструктивное русло, но это возможно только при отграничении и постижении стержня своей личности, своего истинного Я.

Работа с субличностями состоит из следующих этапов (Руффлер, 1998):

1. Осознание и распознавание.

2. Принятие.

3. Координация и трансформация.

4. Интеграция.

5. Синтез.

Осознание и распознавание. Первый этап в работе с субличностями – это осознание и распознавание наших психологических структур. Данный процесс включает развитие способности отождествления и разотождествления со своей субличностью. Для того чтобы внести какое-либо изменение в нашу жизнь, надо осознать то поведение и те психологические структуры, которые нам хотелось бы изменить. Распознавание любого объекта в первую очередь требует направления внимания на этот объект. Уже сам факт концентрации внимания может повлечь за собой определенные изменения. Структура, находящаяся в фокусе внимания, проясняется и становится видимой.

Принятие. Второй этап трансформации – стадия принятия. Человеку нелегко осознать нежелательные части своей личности. Иногда такое осознание бывает пугающим. Требуется немало сил и отваги для того, чтобы взглянуть на них и принять их такими, какие они есть, со всеми их отрицательными качествами: злобой, страхом, ненавистью, гневом и т. д. Взаимоотношения с подавляемыми частями нашей личности требуют истинной любви и сострадания. Нежелательные психодинамические структуры, которые часто произрастают из травматического детского опыта, требуют принятия в первую очередь. Истинное принятие есть акт любви. Настоящее принятие собственных слабостей, так же как и сильных сторон нашей личности, может способствовать решению внутреннего конфликта. Такое принятие порождает глубинные личностные изменения, благодаря чему человек становится способным к состраданию и пониманию. Принятие означает возвращение к собственному Я и лучшее его познание. Частью процесса является то, что человек позволяет себе испытать такие глубокие чувства и эмоции, как печаль, гнев, чувство одиночества и т. д., которые хранятся в психодинамических структурах.

Принятие позволяет осуществиться координации и трансформации как третьему этапу. Он начинается с интеллектуального переструктурирования старой системы верований. Ограничивающие и деструктивные ценностные системы подвергаются изменению и трансформации для того, чтобы расширить собственное восприятие мира, в котором переплетены структуры субличностей. Трансформация должна соответствовать природному ритму субличности. Ритм трансформации определяется возрастом, глубиной и ригидностью психодинамической структуры. Раньше жизненная энергия и воля, содержащиеся в структурах субличностей, были направлены на борьбу, избегание и сопротивление. Сейчас они могут быть высвобождены и скоординированы с волей к жизни и с творческим выражением личности.

Как было сказано ранее, сопротивление психодинамической структуры изменению уходит корнями в раннее детство. В свое время эта защитная функция была необходима для выживания и уже поэтому заслуживает должного уважения. Измениться должно использование личностью этой защитной функции, т. е. то, что сегодня фактически выражается в постоянном блокировании творческих и конструктивных взаимоотношений. Однако защитная функция психодинамической структуры должна быть признана и принята. Изменения требует лишь нынешнее применение этой функции, а не первичная защитная мотивация. Координация и трансформация также подразумевают изменение взаимоотношений между субличностями. Такие изменения наряду с переживанием новых мыслей, эмоций и телесных ощущений обеспечивают реинтеграцию субличностей в личность.

Интеграция. Любая интеграция подразумевает единство различных элементов, которые зачастую обладают противоположной природой. При этом интегрированные элементы сохраняют свои индивидуальные качества. Трансформации подвергается поведение элементов, они начинают функционировать согласно желанию личности преобразовать свое творческое начало.

Синтез. Синтез имеет место в том случае, когда две или большее количество субличностей готовы сформировать новое целое. При синтезе индивидуальность элементов теряется, но их качества сохраняются в новом целом. Новое целое содержит сумму их качеств и вместе с тем нечто большее, превосходящее простую сумму индивидуальных характеристик. Этот процесс требует глубокого преобразования личности. Синтез позволяет Я и «трансперсональному Я» свободнее выразить себя через личность и ее качества.

Вышеописанные этапы трансформации являются этапами роста, эволюции и совершенствования собственных личностных качеств. В большинстве психотерапевтических направлений процесс осознания происходит на первой стадии. Он сопровождается повторным переживанием или подавлением того содержания, которое было опознано. При подходе к работе с субличностями «через принятие» происходит сознательный поворот к болезненному содержанию. Это предполагает любящее принятие психологической структуры, каким бы ни было ее содержание. В это время происходит тренировка врожденной способности человеческого сердца – способности к любви. Умственный процесс осознания через любящее принятие интегрируется в личностный процесс. Собственно любящее объятие как свойство сердца гарантирует защищенность субличности, дает ей возможность расслабиться и отдохнуть.

Для перехода на этап координации и трансформации требуется присутствие эффективного «внутреннего наблюдателя». Наблюдатель, принимающий во внимание ритм психодинамических структур, может повлиять на процесс изменений. Длительность и глубина изменений требуют воздействия на мыслительные паттерны, эмоции и телесные ощущения личности. На этапе интеграции трансформированные части заново объединяются в личностную структуру для того, чтобы служить первичной цели, т. е. оказанию поддержки целостной личности.

Как этап индивидуального развития синтез, последняя стадия трансформации, является поистине эволюционным этапом, фиксирующим изменение парадигмы.

Переход от первой стадии, трансформации, т. е. стадии осознания, к стадии принятия выглядит простым и логическим шагом. В реальной жизни это оказывается намного труднее. Такой переход является одним из главнейших этапов процесса. После осуществления принятия, за трансформацией, в процессе которой обращение с психодинамическими структурами носит уважительный и разумный характер, органически следует стадия интеграции.

Психодинамические структуры психики индивида всегда существуют во взаимосвязи друг с другом как во внешнем, так и во внутреннем мире. Связь между ними настолько тесна, что любое изменение, происходящее в какой-либо части, влияет на всю систему индивидуальной психики в целом.

Трансформирование психодинамической структуры через работу с субличностями влияет на остальные структуры, так же как и на систему в целом. Сила влияния зависит от интенсивности и глубины эффекта, произведенного трансформацией. Фокусирование на психодинамической структуре, ее осознание и трансформация вызывают реакцию в целостной системе, которой приходится перестраиваться в соответствии с произошедшими изменениями.

Одна из существенных причин работы с субличностями заключается в том, что в процессе работы личность естественным образом приобретает силу. Процесс распознавания ведет к принятию ответственности за себя и за собственное поведение. Осознание и принятие могут касаться нежелательных частей нашей личности. Принятие и преображение паттернов собственного поведения повышают самооценку.

Интенсивная работа с существующими психодинамическими структурами выявляет более глубокие уровни психики. Это могут быть ранние стадии развития ребенка, включая стадию внутриутробного развития. В данном случае обязательно уделить внимание «Внутреннему Ребенку». Например, сознательное взятие ответственности за то, чтобы уделить внимание «Внутреннему Ребенку», одарив его своей любовью, залечивает глубокие раны раннего детства. Такие раны могут быть нанесены «Внутреннему Ребенку» на начальных стадиях развития и даже в фазе внутриутробного развития ребенка.

Раны, от которых страдает «Внутренний Ребенок» и которые отвечают за развитие определенных психодинамических структур, детерминированы влиянием среды, частью которой являются те, кто в первую очередь заботится о ребенке, чаще всего отец и мать. Поведенческие паттерны внутренних структур, запечатленные воспитателями ребенка, «Внутренний Отец» и «Внутренняя Мать», могут быть распознаны, приняты и полностью преображены.

Работая на этом уровне, мы часто сталкиваемся с тем фактом, что корни поведенческих паттернов и психодинамических структур находятся в культуре и коллективном поведении. Их можно проследить во многих предшествующих поколениях.

При работе с субличностями на таком глубинном уровне желательно работать не только с прошлым, но и с распространением новых паттернов на будущее. После высвобождения психодинамических структур прошлого необходимо обязательно помочь личности распознать и закрепить свои новые возможности, поскольку именно они определят будущее поведение.

«Внутренний Ребенок» – это психодинамическая структура личности. Она находится близко к центру личности и, помимо других качеств, содержит скрытые качества творчества и радости. Работа с «Внутренним Ребенком», его пробуждение является одной из самых трудных и волнующих задач терапии.

Работа с «Внутренним Ребенком» применима к проработке всех этапов детства клиента. В дальнейшем работа с «Внутренним Ребенком» рассматривается в связи с различными стадиями детского развития (аутистико-симбиотической и стадией начальной независимости). Эмоциональная и физическая уязвимость и травматический опыт раннего детства требуют глубокого внимания, любви и терпения, прежде чем наступит исцеление. «Внутренний Ребенок» очень медленно приобретает способности к радости и творчеству.

Практическое применение техники работы с субличностями указывает на то, что со временем становится возможным любящее принятие перенесенных травм, что открывает доступ к преобразованию.

Может вновь быть открыт доступ к творческому началу, подавленному травматическим опытом на различных стадиях внутриутробного и следующего за ним развития. «Внутренняя Мать» и «Внутренний Отец», как интериоризованные воспитатели периода раннего детства, являются кристаллизованными психодинамическими структурами. Они играют роль препятствий и вместе с тем ступеней роста на пути открытия творческого начала «Внутреннего Ребенка».

К сожалению, «Внутренние Родители» зачастую препятствуют процессу исцеления «Внутреннего Ребенка».

Часто «Внутренний Отец» и «Внутренняя Мать» не могут принять «Внутреннего Ребенка». Они сами нуждаются в трансформации для того, чтобы суметь сделать это. Иногда они сопротивляются трансформации. В этом случае мы сами можем выступить «Отцом» или «Матерью» своего «Внутреннего Ребенка». Интериоризованная и кристаллизированная триада «Ребенка», «Матери» и «Отца» нуждается в трансформации, чтобы обеспечить «Внутреннему Ребенку» новое, надежное и безопасное окружение. Оно будет способствовать постепенному пробуждению творческого начала «Внутреннего Ребенка».

Эта новая среда, в которой Ребенок может обрести здоровье, раскрывает новую перспективу для поведения зрелой личности. Это влияет на целостность индивидуальной психики, а также на ее взаимоотношения с окружающей средой. Любящее принятие далекого прошлого делает это прошлое более здоровым.

Прошлое определяет будущее развитие личности. Осознание того, что создание нового прошлого для «Внутреннего Ребенка» ведет к совершенно новому будущему зрелой личности, является крайне обнадеживающим. Психотерапевтическая работа может сознательно следовать логике и стадиям детского развития.

Симптомы, вызванные различными обстоятельствами на ранних стадиях развития, являются признаками, указывающими на оптимальный путь, который ведет к целостности личности. Для исцеления от таких признаков и симптомов могут быть выработаны специальные упражнения. Благодаря повторениям прежние чувства, относящиеся к прошлому, могут быть изменены. Это, в свою очередь, изменяет поведение в настоящем и будущем. Становится заметным изменение симптомов и паттернов раннего травматического опыта.

Вышесказанное возможно лишь в том случае, если человек готов принять боль и страдание, содержащиеся в психодинамических структурах. Для этого требуются опытный наблюдатель и способность отождествить себя с Я. Я готово оказаться лицом к лицу со своей давнишней болью и страданием и дать Ребенку свою любовь, защиту и чувство безопасности. И хотя человеку нелегко повернуться лицом к своей израненной, исстрадавшейся и озлобленной части, и тем более принять ее с любовью, но именно благодаря любви становится возможным глубинное внутреннее исцеление. Если этот процесс осуществляется под руководством терапевта, то любовь и внутреннее принятие травмированного Ребенка немедленно скажутся на взаимоотношениях Ребенка с другими людьми, в частности, выразятся в его поведении. В результате любящего принятия психодинамическая структура становится мягче и податливее, позволяя подавленным ранее эмоциям свободно выражаться. Благодаря повторениям формируются новые структуры, позволяющие потоку творческой энергии обогащать личность.

Процесс трансформации, стимулируемый работой с субличностями, высвобождает старые паттерны. Новые психодинамические структуры, заменяющие старые паттерны, нуждаются в пространстве и времени для того, чтобы полностью интегрироваться в личность. Новые структуры предоставляют личности возможность двигаться в совершенно ином направлении. К счастью, вероятность формирования нового поведения является довольно высокой. Его поддержка и стимулирование требуют продолжения работы с субличностями. Новые психодинамические структуры, с которыми часто связаны новые конструкты мышления, неизведанные эмоции и телесные ощущения, нуждаются в постоянном повторении и подкреплении.

Какое влияние оказывает трансформированное поведение на окружающих? Как оно влияет на нашу культурную и коллективную среду? Работа с субличностями может буквально изменить наше прошлое, настоящее и будущее.

Работа с субличностями открывает доступ к осознанию нашего психологического наследия, к паттернам и психодинамическим структурам наших предков и родителей, нашему культурному наследию и национальным традициям. Более того, они могут быть трансформированы. Такая работа помогает распознать паттерны, унаследованные от наших предков, и в конце концов прервать цепочку предопределенных типов поведения, передающихся из поколения в поколение. Короче говоря, работа с субличностями – это метод, который предполагает принятие на себя ответственности за направление и ритм собственного роста.

Не следует забывать, что субличность – это удобная модель, позволяющая нам иметь дело с движущими силами личности, но это всего лишь модель, а не реально существующий объект. Когда говорят о субличности, имеют в виду определенную совокупность установок, поведенческих стереотипов, верований, влечений и т. д., которая обретает целостную различимую форму только в нашем сознании.

Постижение своего истинного Я – это выявление или создание объединяющего центра Я. Сущность постижения истинного Я заключается в расширении узкого поля личного сознания в основном за счет высшего бессознательного, объединения низшего Я с высшим Я (рис. 3.1). Все, казалось бы, просто: нужно познать свою истинную сущность, свое «ядро», но, как справедливо подчеркивает Ассаджиоли, «за этими легко произносимыми словами скрывается сложнейшее предприятие».

С позиции психосинтеза истинное Я рассматривается как самая элементарная и вместе с тем неизменная часть нашей личности – ее ядро. Причем оно полностью отличается от всех других элементов нашей личности (чувств, мыслей и т. п.). В результате истинное Я может функционировать как объединяющий центр, координирующий взаимодействие всех остальных элементов личности.

Все остальные элементы личности могут меняться с возрастом в зависимости от той или иной ситуации, от того, здоров человек или болен, пребывает он в радости или печали, но есть в человеке нечто, что всегда остается одним и тем же. Это «нечто» и есть истинное Я. «Можно сказать, – пишет П. Ферруччи, – что истинное Я – это состояние сознания в его химически чистом, неразведенном виде; это состояние психической наготы, в котором мы сняли с себя все психические одежды – мысли, чувства и представления, телесные ощущения».

Это «чистое сознание», оставаясь стержнем личности, может легко идентифицироваться с различными элементами личности, но при определенном навыке может отделиться от них, стать самостоятельным, независимым центром, из которого, как из укрепления, можно наблюдать за своими эмоциями, мыслями, поступками, а при соответствующей тренировке – управлять ими.

Таким образом, истинное Я – это та часть личности, которая способна отслеживать любой аспект нашей психики, не будучи вовлеченной в ее атмосферу. А это позволяет, в свою очередь, находить тот баланс (гомеостазис), достигать той гармонии, которые необходимы для психического и физического комфорта. В этом контексте интересна мысль П. Ферруччи: «В психосинтезе Я не является ни пассивным зрителем, ни актером. Оно – скорее продюсер, ставящий шоу, отвечающий за качество, своевременность и чуткое руководство».

Процесс познания истинного Я достаточно сложен, и не каждый пациент даже с помощью опытного психотерапевта в состоянии быстро достичь конечного результата.

Можно создать приемлемый для себя идеальный образ и во всем подражать ему. Некоторые личности, особенно экстраверты, иногда спонтанно проецируют жизненный центр своей личности вовне. Это патриот, полностью отождествляющий себя с родиной, или любящая женщина, отождествляющая себя с любимым мужчиной.

Такого рода проекции вовне, учит Ассаджиоли, нельзя недооценивать, так как это достаточно удачная форма опосредованного самопостижения. Если человек не растворится в своем внешнем объекте, в своем кумире (а с помощью психотерапевта этого легко избежать), то он постигает себя, свое истинное Я через посредство этого внешнего идеала. Таким образом, внешний объединяющий центр, который отражает и символизирует тождественный идеал, может стать связующим звеном между «низшим» и «высшим» Я.

Психосинтез: формирование или перестройка личности вокруг истинного Я или внешнего объединяющего центра. Процесс психосинтеза можно условно разделить на несколько этапов.

 

Выбор новой личности, к которой мы стремимся.

Мы должны мысленно представить себе эту «идеальную модель», желательно визуализировать ее, подумать о том, чтобы она была для нас реалистичной, а потому достижимой.

Все многообразие «идеальных моделей» обычно можно свести к двум основным группам.

К первой группе относятся образы, олицетворяющие внутреннее гармоническое развитие, духовное совершенство. Такие модели более актуальны для интровертов.

Вторая группа образов олицетворяет совершенство в определенной сфере деятельности (ученый, бизнесмен, политик и т. д.). Такие идеальные образы чаще выбирают экстраверты.

Главное, чтобы выбранная вами для дальнейшего формирования «идеальная модель» была согласована с естественным ходом развития вашей собственной личности. В результате психосинтеза можно стать лучше, совершеннее, но нельзя стать совсем другим – своим антиподом. Помните, что формировать «идеальную модель» вам придется из элементов своей собственной личности.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 102;