Глава 4. Летнее равноденствие 13 страница



Ламмас — это праздник урожая и Матери хлеба, но одновременно это и праздник Бога хлеба, чья жизнь приносится в жертву во время жатвы. Некоторые из древнейших богов — Таммуз, Адонис, Аттис, а позже Дионис — были богами растительности и зерна. Богиня пребывает вечно, созревая, старясь и засыпая на зиму, чтобы омолодиться и вновь стать Девой, или спускаясь живой в Подземный мир, чтобы найти своего умершего возлюбленного супруга, в то время как бог должен умереть, чтобы возродиться вновь.

Этот сюжет вновь и вновь рассказывается в историях сражений Короля Дуба с Королем Падубом, мифах об Адонисе, Таммузе и Бальдере и историях Гавейна и Зеленого Рыцаря, Талиесина и Керидвен. Боги этих историй и легенд — это бог либо солнца, либо зерна, но неважно, какой из них, потому что в конечном счете оба — один бог. Этот бог провел зимние месяцы в Подземном мире мертвых, возвращается на землю в дни Весеннего равноденствия, растет и достигает зрелости во время летнего Солнцестояния; он гибнет под ножом во цвете лет во время Ламмаса или умирает во время Осеннего равноденствия или на святки.

Большинство солнечных богов похожи в двух отношениях: во-первых, они ежегодно умирают, а во-вторых, их голова увенчана сияющими золотыми волосами. Эти два свойства как нельзя лучше относятся и к солнцу, и к созревающим колосьям хлеба.

Другое название Ламмаса — Лугнасад; так праздник был назван в честь древнего кельтского бога солнца — Луга, которому и были посвящены его торжества. Однако в этих обрядах не праздновалась жизнь Луга, но оплакивалась его смерть. Ламмас следует за летним Солнцестоянием, когда солнце на вершине своего могущества, и отмечает время, когда тьма начинает прибывать, а свет Солнца идет на убыль.

Вполне очевидно, что во всех культурах бог в его ипостаси бога солнца, чье возвращение весной приносило свет, тепло и возрождение Природы, признавался и почитался задолго до его ипостаси бога зерна и земледелия. После того как его ипостась бога зерна была признана, его часто воспринимали как сына бога солнца. В этой ипостаси он более явно выступает как бог смерти и возрождения. Во многих мифологиях в нем совмещаются свойства нового бога зерна и прежнего бога солнца. Один из подобных мифов — история о Ллеу Ллау Гифсе.

Ллеу Ллау Гифс появился на свет как эманация тела богини Смерти, Арианрод*.

________________

* Имя валлийской богини Арианрод означает «серебряное кольцо», а Каэр-Арианрод — это название не только ее замка, но и созвездия Северной Короны. — Прим. пер.

Бог Гвидион уловил эту эманацию прежде, чем кто-либо смог увидеть, что это такое. Из искры жизни, принесенной от богини смерти, быстро вырос юноша со сверкающими золотыми волосами. Стремительный рост и светлые волосы — это и есть признаки бога зерна; но сверкающая шапка волос — еще и принадлежность бога солнца. Более того, имя юноши — Ллеу Ллау Гифс — обычно переводится как «лев твердой руки», а лев часто ассоциируется с солнцем. (Например, зодиакальный знак Льва управляется солнцем.) И наконец, когда Ллеу Ллау Гифса хитростью заставляют выдать единственный способ, которым его можно убить, ему стреляют в ногу, и он превращается в орла — еще одно существо, которое является символом солнца.

Сходство между кельтским Ллеу Ллау Гифсом и тевтонским богом солнца Бальдром разительно. Бальдр, прекрасный и всеми любимый бог, называемый «Сияющим», мог быть убит только одним созданием — омелой. Столь неуязвимым он был, подобно Ллеу Ллау Гифсу, что боги по очереди метали в него стрелы и мечи, пока не была раскрыта тайна его умерщвления. Тогда бога зимы хитростью вынудили метнуть в него ветку омелы. Омела растет на верхушках священных дубов, а ведь именно там искал убежища Ллеу Ллау Гифе, когда был смертельно ранен. Мысль о том, что миф о Ллеу Ллау Гифсе рассказывает нам о ежегодном событии, выражена в следующем: единственное оружие, способное нанести ему вред, понадобилось выковывать целый год и один день.

То, что в мифе о Бальдре Боги по очереди бросали в него свое орркие, определенно напоминает старинный языческий обычай, когда жнецы по очереди бросают свои серпы в последнюю несжатую небольшую полоску хлеба, пока не повалят его весь.

Мы нашли весьма могущественный символ для того, чтобы представлять бога во время шабаша Ламмас: им может послужить солнечное колесо, сделанное из восьми початков миниатюрной кукурузы. Все, что нужно для того, чтобы сделать это Солнечное колесо — толстая проволока, кружок из дерева или картона диаметром примерно семь с половиной сантиметров, столярный клей, проволока для цветов или зажимы и восемь початков кукурузы совершенно одинаковой длины. Согните проволоку в круг диаметром 25—30 см. Размер должен быть достаточным для того, чтобы в круге уместились два початка, кончики которых соприкасались бы в центре, а кочерыжки, из которых растут листья, лежали бы на проволоке. Положив проволочное кольцо на стол, разместите в нем кукурузные початки в виде лучей. Затем с помощью проволоки для цветов или зажимов прикрутите каждый початок к проволочному кругу (можно использовать и разогретый клей). Затем, приподняв кончики початков в центре круга, подложите под них деревянный крркок там, где все восемь початков соединяются. Наконец, приподнимая за кончик по одному початку, введите под него большое количество столярного клея или разогретого клея и оставьте солнечное колесо на ночь для просушки.

На следующий день некоторые листья с каждого початка можно обернуть вокруг проволочного круга, чтобы скрыть его, и закрепить их на месте каплей клея. По необходимости хлебное, или солнечное, колесо делается и из початков, собранных предыдущей осенью.

Во время празднования шабаша Ламмас обе фигуры — хлебное солнечное колесо и Мать хлеба — могут стать частью ритуала: участники процессии могут внести их в круг, обнести по нему, а затем водрузить хлебное солнечное колесо на западе или севере, а Мать хлеба — на востоке или юге.

После обрядов шабаша эти два могущественных ритуальных предмета могут остаться ка всеобщем обозрении вплоть до Осеннего равноденствия; затем их убирают по отдельности в укромное место, где они могут пробыть в покое всю темную половину Колеса года и где их не потревожат мыши и моль. Этой же Матери хлеба будут воздаваться почести во время Имболька. Хлебное солнечное колесо теперь не понадобится до следующего Ламмаса, и, если оно изготовлено для постоянного хранения, оно станет еще более могущественным ритуальным предметом, который с каждым шабашем Ламмас будет вбирать в себя магическую энергию.

После того как хлеб убран, его обмолачивают и провеивают. При обмолоте зерно отделяется от колоса, а также освобождается от мякины, или плевел, — твердой оболочки, которой окружено каждое зернышко.

Чтобы этого добиться, снопы зерна выкладывают на гумно и отбивают специальным деревянным инструментом — цепом. Этот процесс и зерно, освобождавшееся таким образом, были столь священными, что фараоны Древнего Египта изображались с цепом в руке (и с серпом — в другой). А когда царь Давид вошел в Иудею, он приобрел гумно, на котором построил храм. Гумно столь тесно было связано с плодородием, что даже в наши дни один из бесчисленных обрядов и ритуалов, сопровождающих современную свадьбу, — это перенесение невесты женихом через порог в брачную ночь. Из самого этого слова явствует, что когда-то порогом (threshold) именовался бортик, который приколачивали к полу на гумне (threshing floor) для того, чтобы драгоценное зерно не рассыпалось. В кельтском мифе о Керидвен и Талие-сине мальчик по имени Гвион Бах благодаря капле колдовского варева из котла Керидвен превращается в пшеничное зернышко на гумне. Тогда Керидвен, обернувшись черной курицей, склевывает пшеничное зернышко, а позже, уже в собственном обличье, производит на свет чародея Талиесина.

И вот зерно обмолочено; теперь его нужно провеять. Для этого обмолоченное зерно подбрасывали в воздух с помощью корзины или грабель, позволяя ветру отделить зерна от мякины.

Следующий процесс — это помол пшеницы или другого зерна в муку. Когда-то это делали с помощью маленькой ручной мельницы, позже — с помощью больших жерновов. Если сжатое зерно есть тело приносимого в жертву бога зерна, то, возможно, жернов — это серебряное колесо, или сама Ари-анрод, богиня смерти.

После помола зерна в муку оно увлажняется (и обычно соединяется с другими ингредиентами), и из него выпекается хлеб. Этот самый каравай и поедается торжественно в кульминационный момент праздника Ламмас.

Вот два рецепта, по которым можно испечь очень вкусный хлеб, который станет отличным главным кушаньем на празднике Ламмас.

Первый — это рецепт кукурузного хлеба, который особенно подходит для американских язычников, так как кукуруза — основная зерновая культура, выращиваемая в нашей стране COTHJI лет. Здесь не требуется ни дрожжей, ни времени для поднятия теста, и хлеб выйдет особенно красивым, если его выпекать в специальной форме для кукурузного хлеба: получатся маленькие батончики в виде кукурузных початков.

Кукурузный хлеб

Разогрейте духовку до 220° С. Затем смешайте:

1 стакан обычной пшеничной муки
1 стакан желтой кукурузной муки крупного помола
1/4 стакана сахара
3/4 чайной ложки соли
2 чайных ложки пекарского порошка, заменяющего дрожжи

Продолжая помешивать, добавьте:

2 яйца
1 стакан молока
1/4 стакана размягченного сливочного масла или маргарина (для рассыпчатости)

Взбивайте тесто, пока оно не станет однородным, но не нужно взбивать слишком сильно. Вылейте его в хорошо смазанные жиром формы для кукурузного хлеба, формы для сдобы или на противень размером 30Х30Х5 см и выпекайте 20—25 минут. Кукурузный хлеб вкуснее всего, если его подавать еще теплым и густо намазывать несоленым сливочным маслом.

Поскольку жатва, веяние и помол зерна символизируют смерть бога зерна, съесть священные хлеба — значит причаститься его тела, а значит, и получить крохотную частичку его божественной сущности. Поэтому в очень многих древних традициях хлеба выпекались в виде трупа (в форме не человеческого тела, но мумии).

Зерновому хлебу, замешенному по следующему рецепту, можно легко придать нужную форму на окончательной стадии последнего подъема теста.

Зерновой хлеб

В большой миске смешайте:

2 стакана молока (чуть теплого)
2 пакетика сухих дрожжей
1 чайную ложку соли
1/2 стакана меда
1/4 стакана темного коричневого сахара

Накройте смесь крышкой и оставьте в теплом месте, пока она не увеличится в объеме вдвое (примерно на полчаса). Добавьте к этой смеси:

3 столовые ложки размягченного сливочного масла
2 яйца
1 стакан неотбеленной пшеничной муки

Размешивайте, пока смесь не вспенится. Теперь добавьте:

1/2 стакана зерен пшеницы
1/2 стакана овсяных хлопьев
2 стакана пшеничной муки
2 столовых ложки семян кунжута

Выложите получившееся тесто на посыпанную мукой доску и постепенно продолжайте вмешивать в него неотбеленную пшеничную муку, пока оно не станет гладким и эластичным и перестанет прилипать к рукам.

Положите тесто в миску, смазанную жиром и немного обваляйте его в жире. Затем накройте его чистой тканью и оставьте в теплом месте подниматься (примерно на час), пока оно не увеличится в объеме вдвое. После этого примните его, разделите на два или больше продолговатых хлебца, придав им форму, приблизительно напоминающую мумию, и положите на смазанные жиром листы для выпечки печенья. Накройте их и снова поставьте в теплое место, пока они опять не увеличатся в два раза. Выпекайте хлебцы в предварительно разогретой духовке при температуре 175 градусов примерно один час или до готовности, когда они станут полыми на ощупь.

Если жатва хлеба — это смерть бога зерна, то прорастание зерна — его возрождение. В некоторых странах Средиземноморья женщины проращивали зерна пшеницы в глиняных блюдцах или чашах. Эти чаши с пророщенным зерном назывались «Садами Адониса»; их приносили в дар древнему богу, бросая в ручьи, реки или в море. (В более поздние времена их приносили в дар старому богу, оставляя в храмах новой религии).

Готовясь к обрядам Ламмаса, вы, может быть, захотите прорастить несколько зернышек пшеницы, чтобы запечь их в каравай Ламмаса в качестве символа возрождения, а также чтобы использовать их для жертвоприношений в обрядах Ламмаса.

Лучший вид сосуда для проращивания чего-либо — это, как я обнаружила, блюда из неглазурованной терракоты, точно такие же, как поддоны у цветочных горшков. Вам понадобятся два таких блюда примерно по 20 см в диаметре. Затем замочите приблизительно полстакана зерен пшеницы (их можно купить в магазине диетических продуктов) в стакане холодной воды на ночь. Наутро положите их в миску, промойте холодной водой и выбросьте те зерна, которые всплыли. После этого поместите их в одно из блюд из терракоты и накройте его сверху другим. Оставьте накрытые зерна в тихом темном месте, где они начнут расти и шевелиться, словно во чреве самой земли. На следующий день снова промойте пшеницу в холодной. воде и верните обратно, в накрытое блюдо, в тихое темное место. Промывайте ростки каждый день, а затем, в канун Ламмаса (или в любой день, когда вы собираетесь печь хлеба Ламмаса), отберите примерно половину ростков и вмешайте их в соответствующий момент в тесто для хлеба. (В приведенном выше рецепте ростки пшеницы можно заменить овсяными хлопьями и семенами кунжута.) Оставшуюся половину промойте водой еще раз и оставьте ростки под прямыми солнечными лучами. Это поможет им выработать зеленый хлорофилл для формирующихся побегов.

Это — те ростки, которые будут принесены в дар богу в день Ламмаса. Найдя подходящий ручей или реку, опустите блюдо с ростками в воду и осторожно пустите их по течению, произнося слова, подобные этим:

Бог зерна,
Владыка, возрождения,
Возвращайся весной,
Обнови землю.

День Ламмаса по традиции был в Европе днем сбора ягод, особенно черники. Когда-то сбор черники и ее поедание были сакральными действиями. Во время Ламмаса в наших местах ягод нет, и собирать нечего. Земляника, малина и брусника с голубикой уже прошли, а следующий урожай малины будет только в октябре. Но эти ягоды уже собраны и законсервированы, и сваренный из них джем превосходен с хлебом из непросеянной муки, особенно если хлеб теплый, свежевыпеченный. А еще вкуснее — с несоленым сливочным маслом.

Хлеб, густо намазанный маслом, - это кушанье, особенно подходящее для Ламмаса, потому что масло посвящено богине Бригите, которая является ипостасью Матери хлеба.

Спиртные напитки, сваренные из зерна, - эль, пиво или виски - такая же часть празднества Ламмаса, как и хлеб. В этой своей ипостаси бог зерна известен под ласковым прозвищем «Джон ячменное зерно». Из-за того, что эти напитки способны вызывать измененные состояния сознания, а также внушать веселье, в древности к ним относились так же, как к некоторым растениям и грибам. Для последователей культа Диониса по этой же причине священным было вино, а винопитие рассматривалось ими как священный ритуал. Дионис — это бог растительности, отождествляемый с вином, но так же, как и другие боги зерна и растительности в первую очередь он является богом смерти и возрождения. Дионис, очевидно, эволюционировал непосредственно из какого-то более раннего шаманистского бога животных, который властвовал над духами животных, убитых на охоте, и возвращал их к жизни, чтобы на них с-ова можно было охотиться. Жрецы Диониса, луперки, продолжали носить одежды из козлиной шкуры, доспавшиеся от предшественников-шаманов. В то же время сам бог был не только богом охоты и виноградной лозы, но и богом смерти и возрождения людей.

Диониса стали считать мужским соответствием богини зерна Деметры, основавшей центр своего культа в Элевсине, где к ней когда-то относились с большим почтением. Там ежегодно проводились Элевсинские мистерии, но о них очень мало известно, так как те, кто участвовал в этих обрядах, клялись хранить их в тайне. Известна лишь малая частица этих ритуалов: участникам показывали колосок зерна и говорили: «Узри колос зерна, сжатый в тишине».

Как и последователям культов Аттиса и Диониса, поклонникам Деметры и Персефоны даровались победа над смертью и вечная жизнь.

Когда месяц трав идет на убыль, а затем растет месяц ячменя, августовские дни наполняются гудением насекомых. Высоко на деревьях раздается зов цикад, а на полях и лугах стрекочут кузнечики, и голоса насекомых звучат громче, чем пение птиц. Птичье гнездо среди ветвей груши теперь опустело, а ведь еще с месяц назад хлопотливые крапивники кормили тут свой голодный выводок.

Там, где когда-то проходили люди с серпами и косами в руках, собирая золотой урожай, теперь механические чудовища скашивают священное зерно. Но то здесь, то там в священной тишине собираются небольшие группы, чтобы почтить бога зерна и Мать хлеба, разделить священный каравай и пригубить древнего хмельного напитка, и этим древним обычаем, обретенным в прошлом, обеспечить будущее для старых богов и их тайных детей.

Среди августовского изобилия мы ощущаем настоятельную необходимость подготовиться к более скудным дням, лежащим впереди. Теперь связки лука с хрустящей янтарной шелухой свисают со стропил деревянного сарая, сушась на летнем ветерке. Настанет месяц, когда их перенесут в погреб, где они будут храниться для зимней пищи. Созревающие сейчас красные помидоры скоро пойдут на приправу и будут законсервированы на несколько зим вперед, а капусту, что заквашена в глиняном горшке и уже перебродила в тихом уголке погреба, тоже скоро переложат в яркие, блестящие стеклянные банки.

На винограднике широкие листья винограда греются на солнышке, вырабатывая сахар для гроздьев, свисающих еще зелеными с лоз; но, когда приблизится сентябрь и на обочина;; и живых изгородях появятся желтые брызги золотарника и красные — сумаха, виноград нальется соком и станет фиолетово-черным. Но пока нам остается лишь дожидаться прихода осенних дней


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 152; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!