Глава 4. Летнее равноденствие 10 страница



В предисловии к этой книге также есть одно любопытное замечание, касающееся того, что слово «Аминь» в конце заклинания означает, что Господь повелит произойти тому, о чем просили. Иными словами, это языческая формула «Да будет так».

Прежде чем магические обряды и заклинания «Пау Bay» были записаны, они передавались из уст в уста и никогда не доверялись бумаге, кроме тех случаев, когда знахарь владел уж слишком многими средствами, чтобы запомнить их все, — тогда он писал о них так называемые «Бумаги». Способы устной передачи этих заклинаний также являются истинно ведовскими. Знахарю (или «пользователю», как их называли) позволялось передать знание только представителю противоположного пола и всего лишь трем людям за всю свою жизнь. Наказанием за нарушение этих законов была потеря «силы».

Первое из этих двух условий основано на законе полярности и перетекания энергии между противоположностями.
В последние годы этот закон в большой степени позабыт из-за огромных объемов информации, распространяемой в форме печатных книг. Но когда волшебство передавалось в устной форме от одного человека к другому человеку противоположного пола, ему давалось нечто намного большее, чем знание. Вот почему говорят, что только ведьма может воспитать ведьму.

Другая часть этой традиции - правило, по которому обрядам и заклинаниям можно обучить лишь трех человек за всю жизнь, вновь подтверждает почти забытый закон: «разделенная сила есть потерянная сила». Этот закон был одной из главных причин секретности, даже в дохристианские времена.

Книга Хомэна — это собрание средств цыганской народной медицины, а также народных средств и знахарских обрядов «пенсильванских немцев». Эта книга действительно заслуживает серьезного изучения теми, кто идет по пути целительства.

Вот всего лишь некоторые из моих любимых лечебных средств, приспособленные для языческого применения: чтобы воспрепятствовать кому-либо убивать диких животных, произнесите имя этого человека, а затем следующие слова:

Стреляй во все, что захочешь,
Только не в пух и перо
И то, что ты даешь
Бедным людям.
Да будет так.

Вот колдовство против червей (глистов), которое начинается словами:

Мария, Богоматерь (Богиня-Мать) пересекла землю,
Держа трех чгрвей крепко в руке.

Обряд в книге заканчивается следующими наставлениями: «Это необходимо повторить три раза, одновременно поглаживая человека или животное рукой, и в конце каждого заклинания ударяйте животное или человека по спине, один раз при первом заклинании, дважды при втором и три раза при третьем. Затем объявите время, за которое глисты должны выйти, но не более трех минут».

Некоторые магические обряды предоставляют болезни, или духу болезни, альтернативное место пребывания. Это и есть секрет холма Хексенкопф — Ведьминой Головы. В девятнадцатом веке поблизости от этого необычного холма жило несколько знахарей «Пау Bay». Дом одного из них и сейчас стоит на одиноком холме, возвышающемся над лесистой долиной. Все эти знахари — Сэйлоры и Вилльхельмы — использовали холм, называемый Хексенкопф, как сосуд, в который они переносили духов и источники болезни.

Почти не вызывает сомнений, что в древности, когда племена и кланы собирались для празднования шабашей, одним из главных событий празднества было рассказывание историй. Особенно важными были истории, в которых описывалась природа той ипостаси божества, которой был посвящен праздник. Подобные истории, которые часто становятся известны нам в форме мифов и легенд, сообщают нам истину, не совпадающую с исторической правдой, и повествуют о реальности, не похожей на физическую реальность. Одна из таких историй, особенно подходящих ко времени летнего Солнцестояния — легенда о короле Артуре. Многие авторы, начиная с римских хронистов древнего Уэльса и заканчивая поэтами викторианской эпохи, добавляли нечто новое к этой легенде, и эти добавления не затемняют, но, скорее, проясняют ее мифическое содержание.

Исторические факты, касающиеся Артура, довольно просты. В пятом веке в Уэльсе жил военачальник по имени Артур, который двенадцать раз сражался с саксонскими завоевателями и двенадцать раз выходил победителем. Но в легенде об Артуре, то есть там, где история соприкасается с мифом, рассказывается нечто гораздо более важное: история языческого бога солнца.

Утер Пендрагон, законный наследник трона, только что завоевавший его в бою, был преисполнен любви к прекрасной Игрейне, жене Горолиса. Мудрец Мерлин, его друг и советник, согласился помочь Утеру овладеть Игрейной. После того как ему было видение о приходе будущего короля и славном будущем страны, Мерлин понял: перед ним благоприятная возможность. С помощью своего колдовства он придал Утеру облик Горолиса, мужа Игрейны. В ту ночь, когда Утер и Игрейна любили друг друга, Горолис был убит в своем лагере в Дил-милиоке. В это время и был зачат Артур. Тема его смерти-рождения — это формула, использовавшаяся бардами, чтобы указать на божественность младенца. В другой версии этого мифа Мерлин и его повелитель Блэз произносят заклинание, чтобы вызвать младенца Артура из бурного моря. Море — символ Богини-Матери, и многие из древних богов являлись в материальный мир простым путем: их выносил на берег морской прибой.

Но для некоторых древних кельтов море было также вместилищем Подземного мира; следовательно, этот миф внушает мысль о воскрешении из мертвых.

В «Королевских идиллиях» А. Теннисона рождение Артура так же окружено языческой символикой, как и его зачатие, ибо временем, выбранным для рождения Артура, оказались святки (то есть смерть старого солнечного года и рождение нового). Здесь воспроизводится тема смерти отца/рождения сына, основополагающая во многих языческих системах верований, а в некоторых языческих традициях символизирующая рождение божественного младенца — бога солнца. Теннисон пишет:

И с достойной сожаления быстротой после этого
Немного лун спустя умер сам короле Утер.
И в ту же ночь Нового года
По причине горечи и скорби,
Мучивших его мать, раньше срока
Родился Артур.

Мотив ребенка-подменыша или похищенного младенца в мифе также обычно указывает на божественность ребенка.
Мерлин спрятал Артура или, возможно, оставил его на попечение рыцаря по имени Антон или Эктор, который заботился об обучении и содержании Артура.

Когда Артуру было приблизительно пятнадцать лет, он извлек меч из камня: это был подвиг, который мог быть под силу только законному королю. Так было подтверждено его королевское звание, и Артур был коронован. Будучи королем, он воевал во многих сражениях и объединил страну. В одном из состязаний он вдребезги разбил меч, извлеченный им когда-то из камня. Мерлин привел его на берег озера, и из воды появилась рука, облаченная в «белую парчу». Она протягивала вверх Экскалибур — волшебный меч, инкрустированный драгоценными камнями. Меч был подарком владычицы озера, известной под именами Вивиан, Нинианэ или Ниму. Артур подплыл к этому месту на лодке и взял меч:

Острие столь блестящее, что люди ослеплени им.
На одной стороне высечено
На древнейшем языке всего мира:
«Возьми меня», но поверни меч
И увидишь
Написанное на наречии,
На котором говорим мм сами,
«Отбрось меня прочь».
И грустным стало лицо Артура,

«Что мне делать?» - спросил Артур. И Мерлин сказал: «Возьми его, еще не настало время отбросить его прочь».
Экскалибур - это, конечно, меч Артура, или лезвие силы, его ритуальный нож. Но кто такая владычица озера? По традиции лишь мать может вооружить сына, но именно Старуха наделяет магической силой.

Артур полюбил Гиньевру, дочь короля Леодог-рана. Он отправил за нею одного из своих рыцарей, чтобы сделать ее своей невестой:

Ибо то был конец апреля — и вернулся
Среди цветов мая с Гинееврой,
И перед самым величественным алтарем Британии
Король в то утро сочетался браком,
Одетый в незапятнанные белые одежды.
В открытые двери вдали видны были сияющие майские поля,
Священный алтарь цвел майской белизной,
Солнце мая снизошло на их Короля,
Они взирали на всю земную красоту в своей Королеве.

То, что свадьба состоялась в мае, внушает мысль о священном характере этого бракосочетания - свадьбы бога и богини. По кельтской языческой традиции, в течение месяца мая смертным было запрещено вступать в брак. Май был месяцем священных свадеб, а июнь — бракосочетаний смертных. Слова «Священный алтарь цвел майской белизной» относятся не к месяцу, а к белым цветам боярышника, которым украшались языческие алтари в это время года. Строка «Солнце мая снизошло на их Короля» подтверждает, что Артур представляет собой солнечное божество, а Гиньевра как Королева мая символизирует богиню в ее ипостаси Девы.

После свадьбы рыцари Круглого стола пели песню, которая начиналась такими словами:

Трубите в тpyбы, ибо мир полон майской белизной,
Трубите в трубы, ибо долгие ночи позади
Трубите на весь живой мир — пусть царствует Король!

Эта песня определенно может послужить намеком на празднование победы бога солнца над тьмой зимних месяцев.
После свадьбы тесть Артура, Леодогран, подарил ему Круглый стол. За этим столом, который был когда-то придуман Мерлином, могло сидеть сто сорок человек (или, по другим источникам, сто пятьдесят). Круглый стол — это, разумеется, Магический круг язычников.

Артур собрал вокруг себя рыцарей Круглого стола. Список их имен приводится в саге «Килох и Олвен» из собрания валлийских преданий «Мабиногион».

В саге о Килохе и Олвен древность сказания подтверждается тем, что его герой, Килох, повторяет эпическую формулу, типичную для поэзии бардов. Ему говорят, что он должен выполнить 39 задач, чтобы завоевать прекрасную Олвен. На каждое задание он отвечает: «Мне будет легко добыть это, хотя ты и думаешь иначе». И каждый раз его оппонент отвечает: «Хоть ты и добудешь это, есть другие вещи, которых тебе не добыть». На магический характер этого сказания, а также на сущность Олвен указывает число задач — 39, или трижды тринадцать: это число, посвященное богине. Среди рыцарей — героев этого самого первого сказания о дворе короля Артура — есть несколько знакомых имен, таких, как Кей и Бедвир (сэр Кэй и сэр Бедивер). Многие из имен, возможно, являются историческими, и многие рыцари обладают сверхъестественными или шаманскими способностями.

Ланселот, Галахад и Персиваль стали персонажами этой легенды позже, но даже у Ланселота имеются некоторые отличительные признаки божества. В младенчестве он был выхвачен из рук матери, оплакивавшей тело его отца на поле брани.

Здесь перед нами вновь древняя языческая тема смерти отца/рождения сына, а также мотив ребенка-подменыша. Его похитительницей была Вивиан, отсюда и его имя — Ланселот Озерный.

В другом сказании Ланселот должен пройти по мосту-мечу, чтобы достичь покоев Гиньевры. Подобно Бифросту, радужному мосту скандинавского мифа, мост — лезвие меча — это мост в потусторонний мир, а Гиньевра, его королева — богиня.
Один из самых ранних героев — рыцарей, связанных с королем Артуром, — сэр Гавейн. В поэме «Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь» Зеленый Рыцарь бросает вызов Гавейну, предлагая ему взмахнуть топором первым, и, хотя Гавейну удается отсечь ему голову, Зеленый Рыцарь просто поднимает ее и водружает обратно себе на плечи. Несчастный Гавейн вынужден выполнить свою часть уговора — встретиться с Зеленым Рыцарем ровно через год после этой ночи, в канун Нового года, и позволить ему нанести ответный удар. Зеленый Рыцарь символизирует Короля Падуба уходящего года (как это великолепно передано Шоном Коннери в чудесном фильме Роберта Уикса «Меч храбреца»), в то время как Гавейн — видимо, солнечное божество, Король Дуб Нового года. В поэме Т. Мэлори «Смерть Артура» Гавейн предсказывает, что его собственная смерть случится в полдень — в час, когда сила солнца начинает идти на убыль.

Итак, Артур окружил себя рыцарями, многие из которых обладали сверхъестественными способностями, а некоторые прежде были богами. Король Артур царствовал, и страна его процветала, поскольку его могущество было могуществом солнца.
Два важнейших предмета в сказаниях о короле Артуре — меч Экскалибур и чаша (котел), или Грааль. Для язычников они символизируют ритуальный нож и чашу, мужское и женское начало, бога и богиню.

Однажды несколько рыцарей отправились на поиски святого Грааля, который, по Мэлори, был чашей Христа во время Тайной вечери. Кроме «Смерти Артура», в 40-е годы XVI в. Томас Мэлори написал также поэму «Повесть о святом Граале»; однако первое упоминание Грааля в связи с королем Артуром встречается у Кретьена де Труа в 1180 г. Ричард Барбер, автор предисловия к роману «Ивен, или Рыцарь со львом», пишет: «Возможно, мы никогда не узнаем, какое значение сам Кретьен придавал слову «Грааль». Но, судя по всему, речь идет о сосуде (блюде) изобилия, для которого Кретьен выбрал редкое французское слово «graal», произошедшее от позднелатинского «gradalis». Подобные блюда, или котлы изобилия, довольно часто встречаются в кельтской литературе».

В саге «Бранвен, дочь Ллира» из собрания преданий «Мабиногион» двое воинов-исполинов привозят в Британию из Ирландии волшебный котел. Он обладает способностью возвращать к жизни павших в бою воинов. В сказании «Килох и Олвен» прекрасный и щедрый король Артур и его рыцари помогают Килоху заполучить магический котел у сенешаля короля Ирландии — то было одно из тридцати девяти его заданий.

А Талиесин стал мудрецом, когда на него попала капля варева из котла богини Керидвен. Одним из тринадцати магических сокровищ Британии был котел Дирнох.

В окружении Артура были не только храбрейшие рыцари, но и мудрейший волшебник — Мерлин. Имя Мерлин — это переиначенное на латинский лад кельтское «Myrddin», а его история так же проникнута мистикой, как и история Артура. Во время темных веков жил король Вортигерн; он узурпировал трон, и народ его ненавидел.. Он попытался возвести башню, чтобы скрыться в ней от народного гнева, но башня все время обрушивалась. Придворный маг посоветовал ему разыскать мальчика, рожденного без отца: это могло бы положить конец бедам короля. После многих лет поисков он нашел мальчика, чья мать клялась, что никогда не знала мужчины, а забеременела от Духа. Этим мальчиком был Мерлин — дитя от союза Духа и Материи. (Согласно христианизированной версии, это был союз демона и монахини, впавшей в беспамятство.) Мерлин сказал Вортигерну, что башня рушится потому, что внизу находится подземное озеро и что его нужно осушить. Но когда озеро осушили, появились два дракона — красный и белый — и начали ужасную битву друг с другом. Один убил другого и скрылся. Более ранний вариант этой истории появляется в «Мабиногионе», в саге «Ллудд и Ллевелис»: бог солнца заключает обоих сражающихся драконов в каменный мешок.

Вдохновленный видом этих двух драконов, Мерлин развил в себе пророческие способности. Он предсказал смерть Вортигерна, и в конце концов Утер воцарился на троне и стал отцом Артура.

Гальфрид Монмутский в своей книге «История королей Британии», написанной в начале XII века, приписывает Мерлину строительство Стоунхенджа. Труд Гальфрида содержит больше вымысла, чем фактов, и именно он впервые назвал Артура королем. Это связывание с именем Мерлина дохристианского, языческого святилища демонстрирует: даже в те времена не верили, что Мерлин принадлежит к новой религии.

Когда Мерлин достиг столетнего возраста, у него стали появляться предчувствия, что царствование Артура скоро закончится. У него также завязались отношения с прекрасной молодой женщиной. Но здесь порой происходит путаница: некоторые авторы говорят, что это была Вивиан, владычица озера, другие — что это была сестра Артура, Моргана ле Фэй. Но, кем бы она ни была, Мерлин в конце концов обучил ее волшебству, которое должно было погружать жертву в состояние, подобное смерти. Теннисон пишет:

И миг спустя она наслала чары
Сплетенных шагов и машущих рук,
И в дуплистом дубе он лежал, словно мертвый
И потерянный для жизни, пользы, имени и молвы.

В некоторых вариантах Мерлин заключен в дупле дуба, в других — заперт на «острове из стекла». Древние племена, населявшие Западную Европу еще до кельтов, хоронили своих умерших в выдолбленных дубовых колодах, возможно, из-за консервирующих свойств танинов, содержащихся в древесине, но более вероятно — по причине веры в Короля Дуба и в жизнь после смерти. (Это очень напоминает египетский миф, в котором Исида сохранила части тела своего возлюбленного Осириса в полом стволе дерева, чтобы дать ему вечную жизнь.) Дуб также позволяет предположить, что Мерлин был друидом.

«Остров из стекла» тоже может послужить материалом для интересной интерпретации: согласно «Атласу таинственных мест», «скалистая вершина холма Гластонбери была когда-то едва ли не островом, возвышающимся над залитыми морем низменностями Сомерсетских равнин». «Gias» — кельтское слово, означающее зеленый или голубой цвет. «Tinne» — кельтское название падуба, священного дерева (однако в древности священным деревом был вечнозеленый дуб). «Bury» означает «холм», так что Гластонбери (glas-tinne-bury) означает «Холм священных деревьев». Возможно, в древние времена на вершине холма, бывшей тогда островом, существовала священная роща. Тогда «остров из стекла» оказался бы идеальным местом для содержания заколдованного жреца Мерлина. Согласно легенде, дошедшей до наших дней, вершина холма Гластонбери — это вход в Аннон, или Аннуин — Загробный мир. Здесь-то Мерлин и ожидает снятия колдовства.
Женщин в жизни Артура четыре: это его мать Игрейна, его жена Гвиневера, госпожа озера Вивиан и Моргана ле Фэй, его сестра. Поскольку Вивиан и Моргану часто путают между собой и они могут меняться местами, можно считать их единой сущностью.

Именно Моргана/Вивиан приводит Мерлина к смерти, пусть и временной. Ниниана, или Вивиан, другая представительница этой пары, дала Артуру Экскалибур, меч силы; а ведь право наделения магической силой принадлежит богине в ее ипостаси Старухи.

По мнению Роберта Грейзза, «ле Фэй (le Faye)» означает «парки (the Fates)», но лучшее толкование этих слов — «фея». Моргана ле Фэй — это, несомненно, Морриган, кельтская богиня смерти. В одном старофранцузском предании Ожье-Датчанин, рыцарь Карла Великого, будучи столетним старцем, женился на фее Моргане, которая вернула ему молодость. Двести лет прожил он в ее замке забвения, а затем вернулся ко двору короля Франции. Там он захотел жениться на другой женщине, но Моргана заставила его вернуться в ее замок. В этой французской версии истории о Мерлине и Моргане она определенно выступает в качестве той же богини смерти, а замок забвения — ее обитель, Каэр-Арианрод. *
________________________
*Крепость богини Арианрод, по легендам, ушедшая на дно моря и до сих пор видная среди волн в ясную погоду. — Прим. пер.

Но, прежде всего, именно Мордред, сын Морганы, приносит смерть Артуру. По словам анонимного автора, известного как «поэт Гавейна»,

Так Моргана стала богиней,
Самых гордых она может усмирить
И для своих целей укротить.

Игрейна, мать Артура — вероятнее всего, Богиня-Мать. Гиньевра, невеста Артура в мае, она же богиня любви и красоты — Дева. А его сестра, зловещая чародейка Моргана ле Фэй — Старуха. Все женщины в жизни Артура суть ипостаси триединой богини.

Последний символичный эпизод жизни короля Артура — это ее завершение, смерть в сражении после тридцати девяти священных лет царствования. В ночь накануне сражения Артур увидел сон. По словам Мэлори, «...привиделся королю Артуру дивный сон. Представилось ему во сне, будто стоит перед ним на возвышении кресло на одном колесе, а в кресле сидит сам он, король Артур, в богатейших золотых одеждах».

Дальше кресло перевернулось вверх колесом, и король упал в «бездонный колодец», где кишели «всевозможные змеи и черви и дикие твари, мерзкие и ужасные».


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 121;