Глава 4. Летнее равноденствие 4 страница



  Деметра основала свой культовый центр в Элевсине, где во время поисков Персефоны к ней проявил участие один незнакомец. Мистерии ее религии учили людей жить в радости и умирать с надеждой, ибо «блажен тот, кто видел их, его участь будет доброй в будущем мире». С Деметрой, богиней зерна, часто связан Дионис, бог вина. Дионис, появившийся позже всех греческих богов, родился в Фивах. Его отцом был Зевс, царь неба, матерью же — земная женщина, царевна Семела. Зевс, любивший Семелу, пообещал выполнить любое ее пожелание. Но Семела, ожидавшая ребенка от Зевса, попросила лишь об одном: увидеть его во всем блеске величия, как царя богов. Зевс знал, что ни один смертный не может остаться в живых, увидев это зрелище, но Семела, невзирая на его предупреждение, настаивала на своем... Когда она умерла, Зевс вынул дитя из ее чрева и скрывал его в собственном теле, пока Дионису не пришло время появиться на свет. Дионис был воспитан нимфами; возмужав, он отправился путешествовать в далекие земли, совершая подвиги, которые доказывали его божественность. И все же этот юный бог веселья и вина, известный римлянам как Вакх, тосковал по матери, которой никогда не знал; и потому он спустился в Подземный мир, чтобы найти ее. А найдя Семелу, он бросил вызов самой смерти и бежал из царства мертвых вместе с матерью.   Наконец он привел ее на Олимп, где ей было разрешено поселиться среди богов.   И снова именно любовь, на этот раз любовь сына к матери, становится причиной воскресения.   Несмотря на то что культ Диониса возник относительно недавно (приблизительно в 800 г. до н.э.), он имеет облик гораздо более примитивной религии. Его мифические жрицы, менады, совершали богослужения не в храмах, но в лесных чащах и укромных долинах. «Кровавый пир», являвшийся частью ритуалов менад, очевидно, восходит к очень ранним шаманистским верованиям доисторических охотников и собирателей. В действительности местом почитания Диониса были не храмы и не дикие леса, но театры, а представления, являвшиеся частью богослужения, были предшественниками сегодняшних мистерий, представляющих страсти Господни.   Дионис был убит, разрублен на части — как говорили некоторые, по приказу Геры. Но, поскольку он еще до этого, во время своего путешествия в Подземный мир, одержал победу над смертью, Дионис восстал из мертвых. Будучи богом вина, он ежегодно умирает и возрождается. Посвященные ему ритуалы, как и у других умирающих и воскресающих богов, проводились весной, когда виноградная лоза дает новые побеги. Почитатели Диониса верили, что смерть — это еще не конец и душа живет вечно.   Далеко на севере, в краю суровых зим, рассказывали другое предание о другом боге, который должен воскреснуть. Это был Бальдр, бог солнца, Сияющий, сын Одина и Фригг. Все любили его, ибо он был столь же добр, сколь и прекрасен. В юности ему приснилось в пророческом сне, что он будет убит, и его мать Фригг взяла со всех созданий природы — каждого животного и растения, каждого камня и стихии — клятву не причинять ему вреда. Точнее, со всех созданий, кроме одного: омелы, которая была слишком юной. И таким неуязвимым казался Бальдр благодаря тем клятвам, что остальные боги устраивали себе забаву, бросая в него свои стрелы, мечи и камни. Но однажды смутьян Локи — который, как и египетский Сет, был охвачен ревностью — в обличье старухи явился Фригг и выведал у нее тайну защиты Бальдра. Фригг сказала Локи, что единственное создание, которое может ранить Бальдра, — омела. Локи срезал ветку омелы и подговорил Хёда, слепого бога зимы, бросить ее в Бальдра. Ветка пронзила Бальдра, и он умер от ран. Боги были в ужасе! Телу Бальдра устроили пышное погребение на корабле, а дух его отправился в Подземный мир древних скандинавов — Хель. Один отправил в Хель посланца узнать, что можно сделать, чтобы вернуть Бальдра из Царства мертвых. Посланцу было сказано: Бальдр воскреснет, если все создания природы и все боги будут оплакивать его. Все создания природы и все боги любили Бальдра и горько оплакивали его — все, кроме Локи. Так Бальдр и был обречен оставаться в Подземном мире, пока не придет день Рагнарёк.   Рагнарёк, часто отождествляемый с христианским Судным днем, — это конец света, или сумерки богов. Это время, когда монстр Фенрир, дитя Локи, будет пожирать мир. Но до поры до времени Фенрир содержится под замком, скованный волшебными цепями, которые сделаны самими богами. На Украине и в других странах Восточной Европы также верили в чудовище, которое пожрет мир, и в то, что оно сковано волшебными цепями. Чудовище это символизирует не зло, но природные процессы смерти и распада. Существует поверье, что волшебные цепи, которыми сковано чудовище, укрепляются в прямой зависимости от того, сколько «писанок» — знаменитых украинских пасхальных яиц — будет изготовлено в каждом году. Эти древние обряды укрепления волшебных цепей поддерживают равновесие между силами природы: с одной стороны, силами смерти и распада, с другой — рождения и воскресения. Без смерти не может быть возрождения.   Таким образом, Рагнарёк — это не конец, а новое начало. Миф о Бальдре заканчивается следующими словами:   «Земля непременно поднимется из моря, зеленая и светлая, и растения будут расти там, где не сеяли... И придут сыновья Тора (бога бури, грома и плодородия) — Моди (букв, «смелый») и Магни (букв, «сильный»), — неся с собою молот Тора. А после них Бальдр и Хёд придут из Хель».   Подобно кельтским богам, Королю Дубу первой половины года и Королю Падубу второй половины года, Бальдр и Хёд — это боги лета и зимы, заключенные в вечном кругу рождения, смерти и воскресения.   СТИХИЯ~СТОРОНА СВЕТА~ ВРЕМЯ ГОДА~ВРЕМЯ СУТОК  Воздух~восток~весна~рассвет Огонь~юг~лето~полдень Вода~запад~осень~закат Земля~север~зима~полночь   Итак, во время Весеннего равноденствия вместе с христианами во всем мире праздник отмечают и язычники. Заново открыв мифы наших собственных предков, современные язычники тоже празднуют в дни равноденствия универсальный принцип возрождения. Этот праздник получил свое название от языческой богини Эостре.   Эостре, или Остре, — англосаксонская богиня Весны, которой в дни Весеннего равноденствия приносили в жертву пироги и крашеные яйца. Ей были посвящены кролики, особенно белые, и, согласно поверьям, она сама могла появляться в виде кролика. Также считается, что она является богиней востока, а это соответствует языческой традиции, по которой возрождение приходит с востока. Итак, Эостре — богиня весны, возрождения и востока. Она почти наверняка соответствует греческой Эос — богине вечерней и утренней зари, поскольку солнце встает на востоке, а ближе всего к востоку оно восходит в период Весеннего равноденствия. Эти верования сохранились до наших дней в христианском богослужении — в обряде пасхальной заутрени.   По традиции четыре стихии — земля, воздух, огонь и вода — ассоциируются с четырьмя сторонами света — севером, югом, востоком и западом — и с четырьмя временами года — весной, летом, осенью и зимой.   В англосаксонской и скандинавской мифологии есть предание о том, что богиня получила свое ожерелье Брисингамен лишь после того, как провела по одной ночи с каждым из четырех гномов. Их имена не упоминаются, но, вероятно, они сходны или даже совпадают с именами древнескандинавских карликов-цвергов, носящих имена четырех сторон света: Аустри, Судри, Вестри и Нордри. Магическое ожерелье Брисингамен — это магический круг и Колесо года. Оно наделяет богиню властью над сезонными циклами, или над жизнью, смертью и возрождением.   Богиня Эостре, англосаксонская богиня весны и востока, как и греческая Эос, богиня утренней зари, есть одновременно Дева, ипостась триединой богини. Другие две ее ипостаси в греческой мифологии — Гемера, богиня дня (Мать) и Нике, богиня ночи (Старуха). А это согласуется с ипостасью богини весны, особенно потому, что солнцестояния и равноденствия тоже ассоциируются с определенными периодами суток: Весеннее равноденствие — рассвет; Летнее солнцестояние — полдень; Осеннее равноденствие — сумерки; святки (Зимнее солнцестояние) - полночь (см. табл.). Великие шабаши, которыми отмечается высшая, поворотная точка каждого времени года, за которой начинается его убывание, следует праздновать в колдовской час полночи, в час, который находится вне времени. Все главные шабаши — это, в сущности, «кануны» или «вечера накануне» празднества: например, канун мая — Бельтан, канун августа — Ламмас и т.д.   В индуистской традиции богине Эостре, согласно книге Джанет Фаррар «Ведьмовская богиня» (Janet Farrar, «The Witch's Goddess»), соответствует Ушас, чей возлюбленный, или антипод, — огонь. Противоположностью богини рассвета был бы бог или богиня сумерек, или заката (по-латыни — Vesper). Это соответствует скандинавскому стражу запада — Вестри. Кроме того, это соответствует и римской Весте — богине огня (у греков — Гестия), которой посвящали себя девственницы — весталки; они поддерживали в святилище богини ее живой символ, вечный огонь. Если бы это было так, Огонь был бы стихией Запада.   Запад — это сторона света, связанная со смертью и традиционно ассоциирующаяся со стихией воды. Переход, называемый смертью, часто сравнивали с пересечением водной преграды. В Древнем Египте Некрополь, или «Город Мертвых», находился на западном берегу Нила, в то время как земля живых простиралась на восточном берегу. Древние греки верили, что Аид, Царство мертвых, полностью окружен рекой Стикс.   Позже греки разделили Аид на несколько областей, среди которых были и прототипы рая и ада новой религии. В каждой из этих областей протекала своя река. Одной из этих рек был Ахеронт, или река Скорби, через которую паромщик Харон перевозил всех умерших.   Позже англосаксы и древние скандинавы отправляли своих умерших в мир иной посредством «погребения в море» — знаменитого обряда погребения на корабле, или сожжения на корабле. Так ли было в действительности? Несомненно, погребальные корабли норвежцев спускались на воду, но прежде их поджигали. И, кроме того, на погребальных кораблях часто находились урны с кремированными останками покойных. Так что, возможно, в какой-то период истории запад, с его огненными закатами, стал ассоциироваться со смертью, а также с преобразующей стихией огня. Как бы то ни было, я как традиционалист по-прежнему буду располагать воду на западе. Но вернемся к теме Весеннего равноденствия и Эостре, богини востока, весны, возрождения и воскресения.   Англосаксы-язычники приносили в дар богине Эостре крашеные яйца. Они также клали их в могилы во время похорон, возможно, в качестве амулета возрождения. Египтяне тоже помещали яйца в захоронения, а древние греки оставляли яйца на свежих могилах своих умерших близких. Без сомнения, все это делалось для того, чтобы благодаря могущественной магической силе яйца обеспечить воскрешение умерших.   К самым ранним примерам ассоциативной связи между яйцом и могилой относятся покрытые орнаментом страусовые яйца, обнаруженные в неолитических захоронениях додинастического Египта. Маловероятно, чтобы эти яйца, украшенные гравированными зигзагами и сильно стилизованными изображениями животных (в том числе большого рогатого каменного козла и страуса) были положены в могилы в качестве пищи для умерших, поскольку они явно были опустошены, прежде чем попасть в могилы (об этом позволяют предположить аккуратные отверстия в скорлупе). Кроме того, в некоторых могилах вместо настоящих яиц оказывались их муляжи.   Друиды окрашивали яйца в алый цвет в честь Солнца, используя для этого цветки дрока или, по возможности, корень марены. Но вряд ли можно сомневаться, что сам обычай окраски и росписи яиц пришел — как и сама богиня — из Восточной Европы. Здесь, в таких странах, как Румыния, Чехия, Словакия и особенно Украина, искусство окраски и росписи пасхальных яиц достигло непревзойденной высоты. Именно на территории этих стран, а также на севере современной Греции в VII—V тысячелетиях до н. э. существовали древние культуры, поклонявшиеся богине-Птице. Ее иногда изображали с птичьей головой, а порой — с длинными ногами болотной птицы. Это была Богиня-Мать, и молоко из ее грудей символизировало животворный дождь. В качестве богини зерна ее связывали с выпечкой священного хлеба. Ее также изображали держащей в руках змею — за тысячелетия до минойской богини. Многочисленные фигурки этой древнейшей богини и миниатюрные храмы и места поклонения, посвященные ей, часто украшены линиями, галочками и шевронами, которыми до сих пор расписывают яйца в Восточной, или Старой, Европе. В Венгрии узоры выцарапывали на яйце, предварительно окрашенном в красный цвет, и у орнаментов были свои названия: «Белая лошадь», «Козье копыто», «Змея», «Подкова».   В той же Венгрии было обнаружено захоронение 1300-летней давности, в котором покоилась женщина с расписанным яйцом в руке.   Писанки были и до сих пор считаются магическими амулетами плодородия, защиты и процветания. Магические узоры, очень древние по происхождению, наносятся на чистое белое яйцо пчелиным воском. Для этого используют специальный инструмент — «кистку», которую нагревают в пламени свечи. Сам процесс является магическим ритуалом.   Писанки — не единственный вид магических яиц, распространенный на Украине. Есть еще одна разновидность, называемая «крашенки». Эти яйца варили вкрутую, красили в какой-либо цвет и торжественно съедали на рассвете пасхального воскресенья. Название «крашенки» происходит от слова «красить», а «писанки» — от слова «писать» (то есть расписывать, наносить узоры). Крашенки сварены вкрутую и предназначены для еды, в то время как писанки оставляют сырыми, чтобы сохранить их магию плодородия.   Крашенки красят в один-единственный цвет, обычно в красный, а писанки покрываются рисунками и окрашиваются в разные цвета.   Крашенки тесно связаны с племенем духов, называемых «Блаженные». Оно обитает во тьме, в далекой земле, на берегах реки, в которую впадают все реки мира. В день Эостре красные скорлупки кра-шенок бросали в реки, чтобы они доплыли когда-нибудь до берегов этого дальнего острова, неся с собой весть о том, что солнце и сезон возрождения вернулись. Позже, в христианскую эпоху, этих Блаженных стали смешивать с душами умерших некрещеных младенцев.   Существует и такой обычай: одну-единственную крашенку кладут на свежую могилу после погребения близкого человека. Изначальный языческий смысл этого простого ритуала очевиден: яйцо как символ возрождения обеспечивало возвращение близкого человека в племя. В наши дни, если яйцо на могиле осталось нетронутым, это означает, что дух близкого человека покоится в мире, но если оно повреждено или вообще исчезло, значит, об этом человеке нужно помолиться; если он язычник, ему необходим обряд освобождения.   Писанки — это магические амулеты, дарующие защиту и плодовитость. Бездетной женщине дарили писанку с изображением курицы. Чтобы получить обильный урожай, в первую и последнюю борозду поля закапывали яйца с изображением пшеничных колосьев и земледельческим орнаментом. Для защиты от пожара в доме хранили писанки с голубым и зеленым орнаментом в виде меандра* _____________   * Меандр — геометрический орнамент в виде ломаной или кривой линии с завитками; широко применялся в искусстве Древней Греции. — Прим. ред.   Если пожар все-таки разгорался, писанки обносились вокруг него, чтобы не дать огню распространиться.   Крашенки тоже имели магическое применение. Основной их задачей было исцеление путем переноса. Больной носил такое яйцо на шее подвешенным на нитке, и оно впитывало в себя хворь. Чтобы предотвратить заражение крови, нужно было коснуться человека освященным яйцом. Яйцо, положенное под улей, не давало пчелам покинуть его и увеличивало медоносность. Перед засевом поля в него закапывали яйцо, завернутое в зеленый овес, в качестве амулета плодородия. Когда строился новый дом, над дверными проемами вешали амулеты из красных крашенок, украшенных кисточками из пшеницы, чтобы умилостивить духов, которые могли быть потревожены, а фактически — попросить их о защите.   Едва ли можно сомневаться в том, что первыми крашеными яйцами послужили пестрые яйца, откладываемые дикими птицами, — маленькие шедевры в пастельных тонах. Должно быть, богатство их цветов, размеров и рисунков вдохновляло древнего человека, а сами яйца служили отличной пищей после долгих зимних месяцев. Первобытные люди знали множество природных материалов для получения красителей. Эти же материалы доступны и сегодня. Яйца можно окрашивать натуральными красителями в символические цвета и украшать магическими рунами (если вы не против того, чтобы кипятить яйца в растворе из насекомых). Если 2—3 яйца довести до кипения на медленном огне примерно в 0,5 л воды, добавив в нее 5—6 тонких веточек корня марены, получится нежно-розовый цвет телесного оттенка. Предварительно вскипятив марену в том же объеме воды, а затем добавив яйца, мы получим темный красно-пурпурный цвет. Оттенки красного получаются из корня марены или из кошенили* __________________ * Кошениль — вид насекомых подотряда кокцид, из самок которых добывают красную краску — кармин. — Прим. ред.   Яйца окрашиваются в прекрасный розовый цвет, если сварить 2—3 штуки в 0,5 л воды, положив в нее 5—6 штук кошенили. Добавив больше кошенили, мы получим очень темный оттенок розового. Немного луковой шелухи (примерно четвертая часть шелухи с большой луковицы), добавленной в любой из этих отваров, — и вам удастся добиться оттенка, почти неотличимого от «священного» алого цвета (если только у вас нет цветков дрока).   Желтый цвет легко получить из корня куркумы (вы найдете его в отделе пряностей почти в любом супермаркете).   Самое незначительное количество красителя, примерно восьмая часть чайной ложки, дает яркий светло-желтый цвет. Добавляя краситель, мы получим оранжевый цвет.   Используя луковую шелуху, можно в зависимости от ее количества получить оттенки разной интенсивности: светло-оранжевый, абрикосовый, вплоть до густого ржаво-коричневого. Горсти луковой шелухи более чем достаточно для самого темного цвета.   Мать-и-мачеха и папоротник-орляк окрашивают яйца в светло-зеленый цвет. Может быть, папоротник дает чуть более яркий оттенок. Яйца, крашенные в этих травах, получаются похожими на фазаньи. Если добавить совсем немного луковой шелухи или куркумы, цвет будет интереснее — с оттенком желтизны. А из морковной ботвы получается чудесный бледный желто-зеленый цвет и без луковой шелухи. На 2—3 яйца и 0,5 литра воды возьмите примерно пригоршню сушеной мать-и-мачехи, папоротника-орляка или морковной ботвы.   Размятые ягоды черники, брусники или голубики (ягода должна быть замороженной с прошлого года) с каплей уксуса придадут яичной скорлупе серовато-синий цвет. Если оставить яйца остывать в красителе, цвет может сгуститься до темного серо-фиолетового.   Изумительный оттенок — голубой, как яйца малиновки, — дают внешние листья краснокочан-ной капусты, если яйца сварить в них, добавив столовую ложку уксуса. Вскипятив отвар, оставьте кастрюлю на час остывать, затем слейте жидкость и оставьте в ней яйца на ночь. Потрясающий цвет будет стоить дополнительных усилий, но старайтесь не поцарапать яйца: краска очень нестойкая.   Магическую силу яиц, окрашенных натуральными красителями, можно значительно увеличить, нанеся на них магические руны и символы. Сделать это можно разными способами. Самый простой, разумеется, — нарисовать знаки и символы на яйце пером и чернилами или даже фломастером. Но есть и способ более натуральный, который особенно годится для темных яиц — коричневых, покрашенных в луковой шелухе: наносите рисунок пером, обмакивая его в лимонный сок или отбеливающую жидкость. Они обесцвечивают краску, и руны и символы оказываются белыми. К натуральным чернилам относятся сок скорлупы грецких орехов, сок лаконоса или желто-оранжевый сок из стебля чистотела (сам стебель можно использовать как перо).

Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 118;