На её голове мы видим шлемофон



Юрий ЛИННИК

К ИСТОРИИ ПОЛИМУСЕЙОНА

(памяти Казиса Шимониса: 25.08.1887–05.05.1978)

 

Казис Шимонис. Симфония. Литовское собрание

        

Г.

Еду на учёбу в Литинститут.

Впервые отрываюсь от дома.

Провожают папенька и маменька.

Плачу – на вагонном столике лужа слёз.

Моим соседом оказался врач-рентгенолог из сортавальского санатория.

Интеллигентнейший еврей.

Увы, не запомнил его имени.

Он меня утешил и отвлёк.

Была с ним книга Б. Лемана о Чюрлёнисе.

    Художник потряс – ошеломил – замагнитил меня!

    Это был самый настоящий импринтинг.

Архитектор моего внутреннего мира – Микалоюс Константинас Чюрлёнис.

Не свыше ли мне было подсказано погулять на другой день по улице Мясницкой?

Тогда это была улица Кирова.

Здесь находился магазин «Дружба» – детище СССР: там продавались книги республиканских издательств.

Теперь это «Библиоглобус».

Сразу потянуло к литовским полкам.

Это ли не чудо?

Огромная синяя папка с репродукциями Чюрлёниса стояла передо мной.

    Выходные данные: Вильнюс. Vaga, 1961.

Возмечтал поехать в Каунас – увидеть подлинники.

Задумку осуществил в мае 1963 г.

Был воскресный день.

Музей закрыт.

Однако сторож запросто пустил меня.

    Счастливейший день в моей жизни!

Целый день я оставался наедине с Чюрлёнисом.

Тогда его картины находились в общем здании музея – отдельной галереи ещё не было.

Привлекли меня и картины художника Казиса Шимониса. От них веяло мифом и сказкой.

На ярлычках под картинами был указана только дата рождении.

Значит, художник ещё жив.

Спросил о нём у доброго сторожа.     

Оказалось, что он живёт очень близко – и я дерзнул пойти к нему.

Старый мастер был ошеломлён визитом к нему русского мальчишки.

Мы подружились.

Я тогда бредил французским авангардом.

Оказалось, что художник жил и учился в Париже – его унисон с Амеде Озанфаном я сразу почувствовал.

Чюрлёниса и Шимониса питали общие архетипы.

У них одинаковые фольклорные истоки.

Но первый – безусловно символист, второй – скорее авангардист.

    Много между ними созвучий!

Авангард у Казиса Шимониса особый – музыкальный, исполненный лиризма.

Сегодня Казис Шимонис – брэнд Литвы: считается национальным гением.

Тогда он жил очень скромно.

Советская власть косо смотрела на его мистериальную живопись.

Но терпела.

Художник подарил мне три своих картины.

Этот дар и стал началом Музея космического искусства им Н.К. Рериха.

Конечно, о Музее я тогда не помышлял – но щедрый жест мастера кажется мне провиденциальным.

Ещё раз мы встретились с художником в 1975 г. – во время празднования 100-летия М.К. Чюрлёниса.     

Моя коллекция его картин тогда пополнилась.

На юбилейной конференции я познакомился с Борисом Алексеевичем Смирновым-Русецким (21.01.1905–7.08.1993).

Он внёс решающий вклад в становление Музея космического искусства им Н.К. Рериха.

Если бы не косная карельская власть, обманувшая меня со зданием музея, то не только его наследие, но и множество других работ «Амаравеллы» сосредоточилось бы в Петрозаводске.

Возвращаемся в Каунас.

Одна из картин Казиса Шимониса, подаренных мне – как окно в будущее, которое сбылось очень скоро.

    Буквально через месяц!

Начало Полимусейона.

Эта картина подарена мне великим литовским художником Казисом Шимонисом в мае 1963 г.

        

    Нам предстаёт женщина, летящая в космосе.

На её голове мы видим шлемофон.

Звучит гармония сфер.

    Эта эллинская лёгкость порыва!

    Эта неотменимая духоподъёмная тяга!


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 342; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!