II период – юношеский (зальцбургский) – 1773-1781



Жизненный и творческий путь

Трудно назвать другого художника, личность и творчество которого породили так много противоречивых представлений, как Моцарт. Каждая эпоха, каждое поколение открывает в его музыке новые грани и воспринимает по-своему. «Беспечный гений», вечно юный, ясный, гармоничный, влюбчивый. Многие считали, что трагическая жизнь композитора осталась за пределами его творческого мира. Романтики создали другую легенду о Моцарте. «Романтизированный» Моцарт – это композитор, который «касается сверхчеловеческого» (Гофман), чей музыкальный мир непостижимо загадочен.

Для многих русских композиторов музыка Моцарта стала «высшей точкой красоты» (С.Танеев[1]). «Солнечный свет в музыке» (А.Г.Рубинштейн). Кстати, в России о Моцарте вышла первая крупная монография А. Улыбышева.

Как человек и художник, Моцарт – далеко не гармоничная личность. Его письма, высказывания ясно демонстрируют двойственность его мироощущения. При венском дворе у него сложилась репутация человека неуживчивого: он не отличался светской обходительностью, не умел ладить с императором, льстить и угождать вкусам светской публики. Известен его краткий разговор с императором Иосифом II по поводу «Похищения из сераля»: Слишком хороша для наших ушей и невероятно много нот – заявил император. – Ровно столь, сколько нужно – ответил композитор.

Первым из великих музыкантов Моцарт порвал с полукрепостной зависимостью от знатного вельможи, предпочтя ей необеспеченную жизнь свободного художника, тем самым проложив дорогу Бетховену. По тем временам это шаг безумно смелый. Хорошо известны слова Моцарта, сказанные в период разрыва с зальцбургским архиепископом: «Сердце облагораживает человека. И пусть я не граф, но чести во мне, вероятно, больше, чем у иного графа».

Двойственность мироощущения Моцарта отчетливо ощущается в его лучших творениях. Композитор одинаково типичен как в «Свадьбе Фигаро» и симфонии «Юпитер», так и в полярно противоположных им «Дон Жуане» и симфонии g-moll. Эти сочинения, созданные почти в одно и то же время, показываю Моцарта с совершенно разных сторон: и как одного из представителей классицизма, и как прямого предшественника раннего романтизма (особенно в 40-й симфонии).

Молодые годы Моцарта совпали с прогрессивным антифеодальным движением Sturm und Drang («Буря и натиск»). Возникнув в немецкой поэзии 70-80х годов, оно вышло далеко за ее пределы. «Штюрмеры» протестовали против отсталых порядков современной им Германии, сочувствовали французским революционерам, прославляли сильную личность, борющуюся за свободу.[2]

Моцарт тысячами нитей связан с накаленной атмосферой «Бури и натиска», с тревожной эпохой «брожения умов», предшествующей Великой французской революции 1789 года. Его музыка пронизана мятежным и чувствительным духом немецкого штюрмерства. Подобно Гёте в «Вертере», он сумел передать настроения и предчувствия своего времени.

По сравнению с творчеством Гайдна его музыка более субъективна, индивидуальна и романтична. В ней соединились благородная простота и спокойное величие классицизма и «вертеровские» настроения эпохи «Бури и натиска».

Моцарт прожил очень короткую жизнь – всего 35 лет. Но как много дал он миру на века!

I период – «годы странствий» – 1762-1773

Многочисленные биографы повествуют о феноменальной одаренности чудо-ребенка, о его уникальном слухе и необыкновенной памяти. Гениальная одаренность позволила Моцарту уже с четырехлетнего возраста сочинять музыку, очень быстро овладеть искусством игры на клавире, скрипке, органе. Занятиями сына руководил Леопольд Моцарт – обожаемый отец («За Богом сразу идет Papa»). Разносторонне образованный человек, талантливый композитор, прекрасный педагог, скрипач (автор знаменитой «Скрипичной школы»), он всю свою жизнь прослужил в капелле при дворе зальцбургского архиепископа.

Для творческого роста В.А. Моцарта очень важное значение имело раннее знакомство с музыкальной жизнью крупнейших городов Западной Европы. Мечтая о достойной будущности для своего гениального сына, Леопольд Моцарт на протяжении длительного времени совершал гастрольные поездки со своими детьми. «Завоевание Европы» шло сначала в пределах родной Австрии и Германии; затем последовали Париж, Лондон, города Италии и другие европейские центры. Артистические поездки принесли юному Моцарту бесчисленное множество впечатлений. Он знакомился с музыкой разных стран, осваивая характерные для эпохи жанры. Например, в Вене, где «семейное трио» побывало трижды (1762, 1767, 1773), он имел возможность быть свидетелем реформаторских постановок Глюка. В Лондоне он услышал монументальные оратории Генделя, познакомился с замечательным мастером оперы-seria Иоганном Кристианом Бахом (младший сын И.С. Баха). В Италии, в Болонье, 14-летний Моцарт получил несколько консультаций у крупнейшего знатока полифонии падре Мартини, которые помогли ему блестяще выдержать специальные испытания в Болонской академии [3].

Чутко воспринимая все импульсы, юный композитор по-своему воплощал в музыке то, что слышал вокруг. Под впечатлением музыки, услышанной в Париже, он пишет свои первые камерные ансамбли. Знакомство с И. К. Бахом вызвало к жизни первые симфонии (1764). В Зальцбурге, в возрасте 10 лет, Моцарт написал свою первую оперу «Аполлон и Гиацинт»), а чуть позже, в Вене – оперу-buffa «Мнимая простушка» и немецкий зингшпиль «Бастьен и Бастьенна». В Милане он выступил в жанре seria, создав оперы «Митридат, царь понтийский» (1770) и «Луций Сулла» (1771). Так постепенно рождался универсализм Моцарта – важнейшее качество его творческой индивидуальности.

II период – юношеский (зальцбургский) – 1773-1781

Снискавшему европейскую славу В.А. Моцарту, тем не менее, не удалось получить постоянного места службы при каком-либо столичном европейском дворе. Детские сенсационные триумфы остались позади. Молодому музыканту, уже вышедшему из возраста вундеркинда, пришлось вернуться в Зальцбург и довольствоваться обязанностями придворного концертмейстера. Его творческие стремления теперь ограничиваются заказами на сочинение духовной музыки, а также развлекательных пьес – дивертисментов, кассаций, серенад (среди них – замечательная «Хаффнер-серенада»)[4]. Провинциальная атмосфера духовной жизни Зальцбурга все более тяготила Моцарта. Особенно угнетало отсутствие оперного театра. Со временем родной город, где его удерживали деспотические притязания архиепископа (графа Колоредо), становится для гениального музыканта тюрьмой, из которой он стремится вырваться.

Он предпринимает попытки устроиться в Мюнхене, Мангейме, Париже (1777-79). Поездки в эти города с матерью (отца не отпустил архиепископ) принесли много художественных и эмоциональных впечатлений (первая любовь – к юной певице Алоизии Вебер). Однако и это путешествие не дало желанного результата: в Париже развернулась борьба «глюкистов и пиччинистов» [6], на молодого иностранного композитора никто не обратил внимания.

Произведения, созданные Моцартом в зальцбургский период разнообразны по жанрам. Наряду с духовной и развлекательной музыкой это:

  • симфонии, среди которых настоящие шедевры – № 25, g-moll);
  • инструментальные концерты – 5 скрипичных и 4 клавирных;
  • скрипичные и клавирные сонаты (в т.ч. ля минор, Ля мажор с вариациями и Rondo alla turca), струнные квартеты;
  • несколько опер – «Сон Сципиона», «Царь-пастух» (Зальцбург), «Мнимая садовница» и «Идоменей, царь критский» (Мюнхен).

«Идоменей» (1781) выявил полную зрелость Моцарта-художника и человека, его смелость и независимость в вопросах жизни и творчества. Прибыв из Мюнхена в Вену, куда направился на коронационные торжества архиепископ, Моцарт порвал с ним, отказавшись вернуться в Зальцбург.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 109;