Упражнение в добродетели или кулинарных рецептах?

ВЕЛИКИЙ ПОСТ[1]  – важнейший покаянный период христианского календаря, предназначенный для нравственной и интеллектуальной подготовки верующих к празднованию Светлого Христова Воскресения, или Пасхи. Этот пост предваряется тремя подготовительными неделями («седмицами»), постепенно вводящими христиан в строгий богослужебный и бытовой жизненный ритм, и начинается с Чистого понедельника, следующего за Прощёным воскресеньем. Структура. Православный Великий пост продолжается семь недель и состоит из двух неравнозначных по смыслу и продолжительности временных периодов – 1) «Святой Четыредесятницы» (букв. «сорокадневицы»), установленной в память сорокадневного поста Иисуса Христа в пустыне перед выходом на общественное служение (оканчивается в пятницу накануне Лазаревой субботы), и 2) Страстной седмицы (недели Страданий Господних). Календарное начало Великого поста, входящего в структуру подвижного годового цикла, определяется датой Пасхи, и в XX–XXI вв. перемещается от 2/15 февраля (при самой ранней Пасхе – 22 марта / 4 апреля) до 8/21 марта (при самой поздней Пасхе – 25 апреля / 8 мая). Все воскресенья (по-славянски «недели») подготовительного периода и собственно Великого поста имеют нумерацию и особые заголовки, указывающие темы их богослужебных воспоминаний. «Недели» подготовительные: 1) о мытаре и фарисее, 2) о блудном (заблудившемся) сыне, 3) мясопустная (о Страшном Суде), 4) сыропустная (воспоминание Адамова изгнания, или Прощёное воскресенье). Пост не может начинаться с воскресенья (всегда праздничного дня), поэтому трехнедельный подготовительный период насчитывает четыре воскресенья (по-славянски – «недели»). «Недели» (воскресенья) Великого поста носят такие названия: 1) Торжество Православия, 2) святителя Григория Паламы, 3) Крестопоклонная, 4) преподобного Иоанна Лествичника, 5) преподобной Марии Египетской и 6) неделя Ваий («пальмовых ветвей»), она же – Неделя цветоносная, или, в русской традиции, – Вербное воскресенье, когда совершается двунадесятый праздник Входа Господня в Иерусалим (за которым следует Страстная седмица). Великий пост характеризуется целым рядом богослужебных особенностей. С понедельника по пятницу отменяется служение евхаристической (полной) Литургии; но, вместо неё, в среду и пятницу совершается Литургия Преждеосвященных Даров. В субботу служится Литургия Иоанна Златоуста, в воскресенье – Литургия Василия Великого. В первые четыре дня Великого поста и в четверг (реально в среду вечером) пятой седмицы читается Великий канон преподобного Андрея Критского. В субботу этой же, пятой, седмицы (в приходской практике – вечером в пятницу) читается Акафист Пресвятой Богородице («Взбранной Воеводе победительная...»), – кстати, единственный (!) акафист, известный церковному Уставу. Нормативная структура церковных служб пополняется особыми песнопениями и молитвами, в том числе молитвой преподобного Ефрема Сирина, суммирующей покаянный путь христианина.  

Разумное воздержание или разрушительная «голодовка»?

Суровые пищевые предписания всё ещё формально действующего (!?) у нас древнего палестинского монастырского Устава таковы: рыба дозволяется один раз в посту – в Вербное воскресенье (и в праздник Благовещения, обычно приходящийся на время поста, если же он совпадает со Страстной седмицей – рыба отменяется); в Лазареву субботу можно есть рыбную икру. В два первых дня Поста (а также в Страстную Пятницу) «отнюдь ясти не подобает» (ничего нельзя есть). Только на третий день поста (в среду первой седмицы), после Литургии Преждеосвященных Даров, которая, по уставу, служится вечером, можно есть тёплый хлеб, варёные овощи и пить теплую воду (укроп) с мёдом. Во все последующие дни Святой Четыредесятницы (то есть в течение сорока дней, до Лазаревой субботы), с понедельника по пятницу, днем ничего нельзя есть (как в период мусульманского рамазана). Только вечером (один раз в сутки!) предписано «сухоядение» – «сочиво»; это варёные злаки, но без елея (оливкового масла), откуда и сам термин «сухоядение»; наши строгие постники этого древнего термина не понимают и наивно грызут сухарики и чипсы. В субботы и воскресенья к сочиву прибавляется елей и виноградное вино, а также загадочные существа «черепокожные» (греч. остракодермата, т. е. покрытые костеобразной чешуёй, вероятно, саранча (акриды), ящерицы, моллюски и ракообразные). (Но для нашего Севера эта «изысканная» пища – малодоступная роскошь! Как же исполнять устав?) В субботу первой седмицы Великого поста, в честь дня памяти великомученика Феодора Тирона, «едим боб обваренный, с маслинами белыми и черными, и варение (овощи) с елеем; вина же испиваем по красовулю[2], ради памяти святого. Этот обычай мы приняли от лавры преподобного отца нашего Саввы и от богоносного отца нашего Евфимия»[3]. «Послабление» (именно в кавычках) делается для больных, немощных и стариков: на первой седмице они полностью воздерживаются от пищи «только» один день, а во вторник вечером едят хлеб с квасом. В остальные дни им «милостиво» разрешается хлеб с водой, но лишь после захода солнца[4].

Разумеется, эти суровые правила древних палестинских отшельников не соблюдаются даже цивилизованными монахами; тем болееони не имеют никакого отношения к мирянам.(В случае их буквального соблюдения жизнь в стране была бы парализована, а количество умерших от истощения и обострения хронических болезней исчислялось бы десятками тысяч.) Разумная система постов, соответствующая современным климатическим и жизненным условиям, у нас пока отсутствует. (Поместный Собор Русской Православной Церкви 1917–1918 годов наметил обширную программу реформ в области церковного устава, но почти ничего не смог осуществить из-за его преждевременного роспуска в условиях «красного террора».)

 

Упражнение в добродетели или кулинарных рецептах?

Авторитетный комментарий к вышеприведённым казуистическим пищевым предписаниям находим уже в Новом Завете. Наш Господь, считавший, что «суббота создана для человека, а не человек для субботы» (Марк 2:27), слыл среди строгих постников фарисеев опасным «либералом», кощунственно «разрушающим» Закон Моисея и «предания старцев». Апостол Павел решительно утверждал, что «пища не поставит нас (ближе) к Богу: не едим ли мы – недостатка не терпим; едим ли – ничего не прибудет» (1 Кор 8:8), и рекомендовал есть даже идоложертвенное (!) мясо (1 Кор 10:25–26, что для человека, различающего «чистую» (кошерную) и нечистую пищу, было хуже смерти. Святой Исаак Сириянин (VII в.) тоже считал, что «пост – не голод, а небольшое отвлечение от пищи, не неизбежное наказание, а добровольное воздержание, не рабская необходимость, а свободное любомудрие». Отцы Церкви в первую очередь выясняют условия, при которых пост спасителен. «Пользу поста, – учит святой Василий Великий (†379), – не ограничивай одним воздержанием от снедей; потому что истинный пост – устранение от злых дел. <…> Не ешь ты мяса, но поедаешь брата. Воздерживаешься от вина, но не удерживаешь себя от обид. Вкусить пищу дожидаешься вечера, но тратишь день в судебных местах. <…> Истинный пост – это удаление от зла, воздержание языка, подавление в себе гнева, отлучение похотей, злословия, лжи, клятвопреступления!»

«Изрядный постник, – напоминает другой святитель, наш Тихон Задонский (†1783), – тот, кто удерживает себя от блуда, прелюбодеяния и всякой нечистоты. <…> Истинный постник – тот, кто наложил языку своему воздержание и удерживает его от празднословия, сквернословия, клеветы, осуждения, лести, лжи и всякого злоречия. <…> Полезен нам пост телесный <…>, но пост душевный неотменно нужен так, что и телесный пост без него ничто же есть. <…> Многие воздерживаются от вина, мяса, рыбы, но языком своим людей, подобных себе, кусают; и какая им от того польза?» [5]

Наконец, наш великий современник, недавно почивший митрополит Сурожский Антоний (†2003), комментируя слова Спасителя о пути молитвы и поста, пишет: «...Не «поста» в том смысле, в каком мы обычно говорим – воздержание от пищи, – а поста в том основном смысле, в каком понимают это слово святые отцы. Пост – это отказ, или, вернее, свобода от всего того, что нас порабощает, свобода от всего того, что нас прельщает, царственная независимость, при которой мы можем до конца принадлежать Богу – быть способными обратиться к Нему и слушать Его животворящее Слово, отзывающееся в глубинах нашего бытия»[6].

Как видим, ответ на вопрос: что же такое пост – упражнение в добродетели или кулинарных изысках по «типикону» Елены Молоховец – был дан давным-давно, но не все, считающие себя христианами, с ним согласны. Поэтому предостережение Господа «берегитесь закваски фарисейской» (Мф 16:6) будет актуальным во все времена.

Лит.: Мансветов И. О постах Православной Восточной Церкви. М., 1886; Шмеман А., прот. Великий Пост. Париж, 1986; Рубан Ю. Олимпиада добродетели. (О нашей великопостной аскезе) // Санкт-Петербургский церковный вестник, №3/2006 (75). С.20–22; Рубан Ю. Говение // «Вода живая»: Санкт-Петербургский церковный вестник, №2/2007.

Ю. Рубан


[1] Статья предназначалась для Российского гуманитарного энциклопедического словаря. Сокращенный вариант опубликован в «Санкт-Петербургском церковном вестнике». № 3/2006 (75).

[2] «Красовуля – чаша, для пития, употребляемая в монастырях греческих, которая полфунта и более вместить может напитка» (Дьяченко Г., свящ. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993. С. 268).

[3] Цитируется по: Булгаков С. В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. М., 1993. С. 564.

[4] О великопостной трапезе см.: Типикон, сиесть (то есть) Устав. Т. I. СПб., 1992. – Гл. 32: «От правил святых апостол, и святых отец, о святей велицей четыредесятнице, яже должен всякий (!) христианин опасно хранити» (с. 84–85); Никольский К., прот. Пособие к изучению Устава богослужения в Православной Церкви. М., 1995. С. 583.

[5] Цитируется по: Булгаков С. В. Указ. соч. С. 560–561.

[6] Из проповеди в 10 неделю по Пятидесятнице, «Об исцелении бесноватого отрока», от 12 авг. 1990 г.


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 151; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ