Щим. Они сами, по собственной инициативе и даже, возможно, вопреки



Здравому смыслу безропотно делают чужую работу: именно они заботятся

О больных тетушках и дядюшках, несмотря на то, что у тех есть и другие,

может быть, даже более близкие родственники; они беспрекословно оста<

ются на работе допоздна и выполняют сверхурочную работу, хотя все ос<

Тальные сотрудники на просьбы начальства задержаться в офисе резонно

отвечают, что не намерены жертвовать своим личным временем ради рабо<

Ты, и уходят, как только заканчивается рабочий день; они отгонят машину

В автосервис, в то время, как их мужья и взрослые сыновья зевают перед

телевизором или занимаются какими<либо подобными “делами”.

Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят

Такое самопожертвование не лучшим образом сказывается и на физичес<

ком здоровье женщины: она часто чувствует недомогание или даже боле<

ет. Кроме того, она испытывает и моральные страдания из<за того, что

Сама же себя постоянно нагружает работой, которую не обязана делать,

Однако продолжает в том же духе. Мимика таких женщин отражает то

Эмоциональное напряжение и те нечеловеческие усилия, которые они

прикладывают, выполняя взятые на себя обязательства. Застигнутые врас<

Плох, они пытаются спрятать свои чувства под вымученной улыбкой, цена

Которой слишком высока.

Быть может, страдания являются своеобразной целью подобного жертво<

приношения? Многое указывает именно на это. Гарантом счастья и распо<

Ложения близких (и не очень близких) людей становятся страдания самой

“мученицы”, которая видит своей главной задачей счастье и спокойствие

Окружающих, независимо от того, какой ценой они будут достигнуты.

Общепринятое представление о роли женщины в семье состоит из множе<

ства аспектов, которые можно свести к следующему: именно женщина от<

вечает за благополучие семьи, так как мать должна заботиться о своих де<

Тях, жена должна ухаживать за мужем, — одним словом, все должно быть

так, чтобы ни у кого не было повода сказать о женщине что<либо плохое.

Когда же благополучие семьи становится единственной, главной целью

Жизни женщины, ее сознание превращается в некий клубок мазохистских

Мыслей: она пытается “купить” счастье своих близких ценой собственного

Страдания. При этом сама цель — благополучие близких — перестает, в

Сущности, быть основным мотивом жертвоприношения и на первый план

выходят страдания как самоцель*. Такая женщина мыслит примерно следу<

ющим образом: “Я должна постоянно мучить себя, жертвовать собой, отка<

Зываться от того, что мне нужно, отступать”.

Возможно, первоначальная цель (благополучие семьи) — это просто повод

для самоистязания, начальный стимул, первотолчок, но как только самопо<

Жертвование становится неотъемлемой частью жизни женщины, она и сама

забывает, ради чего, собственно, страдает, однако уже не может остано<

виться. Зачастую такая жизненная позиция связана с фаталистским скла<

Дом ума либо безропотной покорностью судьбе. Однако за этой установкой

не стоит ни настоящей набожности, ни чего<либо подобного, так как сама

себе женщина объясняет свое поведение именно верой, но при этом скры<

вает под ширмой веры свое слабоволие. В главе об усвоенной беспомощ<

ности предпосылки синдрома Моны Лизы, возникающие в детстве и юнос<

Ти, описаны более подробно, поэтому сейчас я на этом останавливаться не

Буду. На появление ловушки жертвы синдром усвоенной беспомощности

Повлиял особым образом.

*Сдвиг мотива на цель в терминологии А.Н. Леонтьева. — Примеч. ред.

Улыбаться нужно всегда 119

Партнеры женщин, жертвующих собой ради блага других, воспринимают

такие “подношения” от своих жен или подруг как нечто само собой разу<

меющееся. Партнер в этом случае просто наслаждается благоприятной ат<

Мосферой, созданной усилиями своей спутницы вокруг него и для него. К

этой же категории женщин относятся и те, кто страдает от мужской жесто<

Кости: зная, что, сохраняя отношения со своим “тираном”, они не увидят


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 234; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ