Образование Парфянского царства. Из Бактрии, по одной из версий, происходил и Аршак I Парфянский, основатель парфянской династии Аршакидов



Из Бактрии, по одной из версий, происходил и Аршак I Парфянский, основатель парфянской династии Аршакидов. Кочевые племена парнов под его предводительством вторглись в селевкидскую провинцию Парфию, расположенную на территории северо-восточного Ирана (238 г. до н. э.). В ходе долгих и кровопролитных войн парфяне подчинили себе почти всю территорию Ирана, Месопотамию, а на востоке — области, отвоеванные у Греко-Бактрии. В начале I в. до н. э. при парфянском царе Митридате II (123-88 гг. до н. э.) устанавливаются первые контакты парфян с римлянами; в дальнейшем Парфия становится главным противником Рима на Востоке. Борьба между ними идет с переменным успехом: на поражения Красса и Антония римляне ответили походами императоров Траяна, Луция Вера не руководил и Септимия Севера , в ходе которых они трижды захватывали парфянскую столицу Ктесифон на реке Евфрат. Изнурительные войны с Римом и отсутствие внутренней стабильности привели к ослаблению державы парфян. В этих условиях в провинции Парс возвышается род Сасанидов, которые объявили себя наследниками персидских Ахеменидов. В 226 г. н. э. последний Аршакид царь Артабан V погиб в борьбе с Ардаширом из рода Сасанидов.

Истории Парфии, Греко-Бактрии и Армении Юстин подробно описывает в XLI-XLII книгах своего труда «Эпитома сочинения Помпея Трога „История Филиппа“».

Согласно общепринятым концепциям, Андрагор — селевкидский наместник в области Парфия, отложился от центральной власти, провозгласив свою независимость, создав новое царство именуемое на греческий манер — Парфией, по месту его расположения на северо-востоке современного Ирана и части южного Туркменистана, известного по древнеиранским источникам как Апартик. Провозглашение независимости Андрагором, совпало с вторжением племен дахов, главенствующую роль в котором играло племя — парны, из которого происходили и вожди дахов. С 247 года до н. э., принято отсчитывать начало парфянской эпохи в истории Ирана, зачастую ошибочно считая эту дату, основанием Парфянского царства во главе с Аршаком. 247 г. до н. э. характеризуется началом вторжения дахов, в пределы Парфянского царства, зачастую именуемую Царством Андрагора, дабы избежать путаницы с поздним Парфянским царством династии Аршакидов. Аршак I, вождь дахов, погиб спустя два года в битве с войсками Андрагора, власть перешла в руки его младшего брата Тиридата, который продолжил завоевание Парфии, одержав победу, и, захватив власть в Парфии, короновался царем Парфии под именем Аршака II. Многие ученые именно Тиридата отождествляют с Аршаком I, ставя в заслуги именно ему многое из того, что ранее приписывалось Аршаку I.

Распад родового строя и возникновение государства в первобытном обществе.

Распад патриархальной общины.Первобытный строй был крепок, пока существовала его главная основа — крайняя неразвитость производительных сил, порождавшая коллективный труда, низкую производительность труда, уравнительное распределение средств потребления. Распространение железных орудий, повысивших производительность труда в земледелии, ремесле, скотоводстве, в корне изменило эту основу и создало предпосылки для перехода к более прогрессивному в той обстановке индивидуальном производству — источнику частного присвоения. То, что ранее было под силу лишь большому коллективу, стало возможно для отдельной семьи. Отпала необходимость в коллективном труде.

Зарождение частного хозяйства и частной собственности представляет собой прогрессивный исторический процесс, способствовавший развитию личной инициативы, дальнейшему росту разделения и производительности труда. В условиях усиливавшейся индивидуализации труда экономически крепкие семьи обособлялись и отделялись от сородичей времени патриархальные домовые общины сильно разрослись. Ведение общего хозяйства при тех условиях производства было невозможно. Патриархальные общины распались на малые семьи, которые самостоятельно вели хозяйство, становясь экономической ячейкой общества. Такую семью называют моногамной. Парный брак стал крепким, расторжимым только со стороны мужа. Единобрачие для женщины было установлено мужчиной, чтобы иметь достоверных наследников своего имущества. Мужчина продолжал иметь право на супружескую неверность. Малые семьи, выходя из своей общины, нередко поселялись в другом месте, иногда даже рядом с членами других общин. В результате целостность коллектива кровных родственников, их территориальное единство нарушались. Родство при наличии рабства, бедных и богатых перестало связывать семьи, между которыми появился антагонизм. Родственные связи сменились территориальными, соседскими Семьи, жившие в одной местности, объединялись для некоторых совместных работ.

Так возникла соседская община — новая форма объединения людей. Существование сельской общины отмечено у всех народов в той или иной форме. Пахотная земля была разделена между семьями и периодически переделялась. С прекращением переделов земли наделы перешли в частную собственность. Другие угодья дольше оставались в общем пользовании. Распад соседской общины проявлялся в переходе вначале пахотной, а затем и всей земли в частную собственность глав малых семей. У одних народов этот процесс завершился с образованием государства, у других — соседские общины бытовали в качестве пережитка в классовых обществах, видоизменяясь в ходе исторического развития в зависимости от темпов экономического развития, от господствующего характера производственных отношений.

Соседская община является универсальной стадией, которую прошли все народы мира, создавшие классовые общества. Она знаменует собой наступление заключительного этапа первой формации.

Зарождение классов, государства. По вопросу образования классов и государства существуют различные теории: об извечности рабства, о создании государства для поддержания благополучия всех людей, независимо от классовой принадлежности. Наиболее распространенной является «теория насилия», представители которой считают, что классы и государство возникли в результате завоевания. Завоеватели якобы составляли господствующий класс и создавали государства для удержания под своей властью порабощенных людей. Эта теория, как и вышеуказанные, неверна. Завоевание (внешний фактор) ускоряет или процесс внутреннего социально-экономического развития, но не является основой для образования классов и государства. Насилие древнее рабства.

Рабство, возникшее как следствие первого великого общественного разделения труда, упрочилось с отделением ремесла от земледелия, с возникновением класса купцов. Постепенно рабы составили бесправный класс, лишенный средств производства.

Владельцы средств производства и потребления, а также рабов образовали класс рабовладельцев. Рабовладельцами становились вожди родовые, племенные, военачальники, жрецы, купцы. С накоплением в их руках богатств они обособлялись от народа, родо-племенную знать. Родо-племенная знать богатела за счет владения лучшими и большими участками угодий, а также за счет присвоения прибавочного продукта общинников, рабов, взимания дани с покоренных племен. Прибавочный продукт попадал к знати в виде подношений общинников, жертвоприношений и путем прямого захвата. Им легко это было делать, так как они являлись хранителями общественной собственности. Военачальники увеличивали свое состояние, захватывая львиную долю военной добычи.

Наряду с ростом богатств знати в общине усиливалась имущественная дифференциация, возрастала масса бедняков, которые попадали в зависимость от богатых людей. Так образовывались различающиеся в имущественном отношении группы людей с различным положением в производстве и интересами в обществе.

В таких условиях старые органы управления не могли функционировать. Они не могли примирить интересы рабов и рабовладельцев, богатых и бедных. Потребовались новые органы, которые стали зарождаться вне родовой организации, а вместе с ними появилось государство.

Таким образом, государство «не представляет собой силы, извне навязанной обществу». В ряде мест укреплению власти вождей способствовали тайные мужские союзы, которые в условиях складывавшейся государственности выполняли судебно-полицейские функции.

В силу неравномерности исторического развития процесс распада родового строя и возникновения государства имел место в древности, в средние века и в новое время. Некоторые реликтовые племена находятся на различных стадиях родового строя до настоящего времени. Первые классовые общества появились в эпоху энеолита в конце IV тыс. до н. э. на древнем Востоке у земледельческих народов в долинах рек Нила, Тигра и Евфрата. В середине III тыс. до н. э. возникли государства в долине Инда; во II тыс. — в бассейне Эгейского моря, Малой Азии, Финикии, Южной Аравии, в долине реки Хуанхэ; в I тыс. до н. э. и I тыс. н. э. складывались государства на большей части территории Старого Света и в Центральной Америке.

 

 

Первобытная культура.

ПЕРВОБЫТНАЯ КУЛЬТУРА — самый древний тип культуры, определяющий бытие людей на протяжении почти всей их истории.
Чёткие временные рамки существования первобытного общества определить довольно сложно.
Существа группы HOMO появились около четырёх миллионов лет назад, HOMO habilis (способные изготавливать орудия труда) — около двух, a Homo sapiens — примерно 100 тысяч лет назад. Древнейший город — Иерихон — возникает около 10 тысяч лет назад, а первые древние государства образовываются на рубеже IV-III тысячелетий до н.э.
Несмотря на региональные и географические особенности жизни первобытных племен, существуют характерные черты, объединяющие их культуру.
Важнейшей отличительной особенностью первобытной культуры является синкретизм — неделимость, недифференцированность её форм, признак её неразвитого состояния.
Ещё одна особенность — отсутствие письменности, обусловившее медленные темпы накопления информации в обществе, а отсюда — и медленные темпы культурного и социального развития.
На ранних стадиях первобытного общества, когда язык был довольно примитивным, а возможности вербальной коммуникации — небольшими, главным информационным каналом культуры, основным средством обучения и общения,  выступала трудовая деятельность.
Действия, приносившие полезный эффект, становились образцами для подражания, передавались из поколения в поколение и превращались в устойчивый ритуал, обычай.
Мир смыслов, в которых жил человек на первых этапах своей истории, определялся ритуалами. Ритуальные действия становились своеобразными символами, знание которых отражало уровень овладения культурой и социальную значимость личности. Действия «по образцу» определяли поведение каждого индивида, что исключало его творческую самостоятельность. Индивидуальное самосознание в этих условиях развивалось медленно и почти полностью сливалось с коллективным. Проблем нарушения установленных норм поведения, непослушания, противоречий между личными и общественными интересами не существовало.
Особую роль в поддержании обычаев, ритуалов играли табу — обязательные запреты, оберегавшие жизненно важные для рода правила коллективной жизни.Культура, таким образом, начинается с введения запретов, направленных на предупреждение асоциальных проявлений животных инстинктов, но сдерживающих личную инициативу.
С развитием языка формируется и приобретает возрастающее значение новый информационный канал — устное вербальное общение. Это сопровождается развитием мышления и индивидуального самосознания. Индивид перестает отождествлять себя с коллективом, у него возникает возможность высказывать различные мысли по поводу происходящих событий, хотя самостоятельность мышления продолжительное время остается ещё довольно ограниченной. На этом этапе духовной основой первобытной культуры становится мифологическое сознание.
Его особенность заключается в том, что человек переносит на окружающий мир свойства, которые он замечает в самом себе: предметы природы представляются ему живыми, одухотворёнными существами, также имеющими свою волю, мысли, желания, ощущения.
В мифах неизбежно сочетаются реальность и вымысел. Тем не менее в них всё становится понятным. В свою очередь, мифотворчество порождает новые магические ритуалы. Мифы прогнозируют все формы жизнедеятельности людей и выступают как основные «тексты» первоначальной культуры. Их устная трансляция обеспечивает единство взглядов всех членов племенного сообщества на окружающий мир.
Вера в «свои» мифы укрепляет сообщество и вместе с этим отделяет «своих» от «чужаков», верящих в другие мифы.
Поэзия мифов — первая форма литературного творчества. Но мифологическая символика воплощается не только в языковую форму — она отражается также в обрядах, песнях, танцах, рисунках, татуировках, оружии, домашней утвари.
В мифах закрепляются практические знания и навыки хозяйственной деятельности. Благодаря их передаче из поколения в поколение накопленный на протяжении многих веков опыт сохраняется в социальной памяти и образует тот первичный уровень знаний и способов мышления, с которого начинается развитие философии и науки.
В мифологических рассказах о божествах, населяющих мир, зарождается религиозное мировоззрение. Их неразрывное единство, получившее название синкретического культурного комплекса, способствовало закреплению и передаче первичных знаний и навыков, упорядочивало систему представлений об окружающем мире, регулировало и направляло социальные и психические процессы, выступало средством борьбы с хаосом в самом человеке и человеческом обществе.


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 190; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ