Я хочу показать на примере нашего героя, как это тяжело. С вашего позволения я продолжу.

Nbsp;

Глава II. Нерушимый обет.

Глаза их полны заката,

Сердца их полны рассвета.

И. Бродский  ©

625 год.

Штормград. Старый город.

Вспышка. Звуки боя. Свист стрел. Вспышка.

- Уводи его отсюда! – отец бросается в бой, мать убита. Площадь заполнена трупами.

Вспышка. Корабль перепуганных и окровавленных эльфов плывет вдоль берега Кель’Данаса. Последние воины королевства готовятся к битве. Солнце заволочено дымом. Вспышка.

Эльф открывает глаза и подрывается с постели в холодном поту. Руки трясутся, а глаза беспорядочно окидывают взором каждый уголок комнаты. Скоро придет осознание, что все было не наяву, и он вновь упадет на простынь закрыв глаза ладонями и так каждую ночь.

За окном была глубокая ночь. Лунный свет освещал маленькую обветшалую комнатку, а за окном лишь факелы поблескивали своими языками пламени.

 - Стоит пройтись, - подумал про себя парень и начал в полумраке нащупывать свою одежду, - а лучше промочу я горло.

Эльф натянул на себя штаны и надел рубашку. Достав из-под подушки тканевый сверток и сунув его за пазуху он шагнул в сторону двери и вышел на улицу. Промозглый осенний ветер пробирал до костей, а от брусчатки и стен веяло холодом. Не желая простудиться, эльф закрыл дверь на ключ и быстрым шагом пошел вдоль тусклых каменных стен домов, имеющих красноватый оттенок от светящих фонарей и факелов. На улице не было ни души, лишь кошки то и дело шныряли из проулка в проулок. Через некоторое время вдалеке возникла массивная фигура человека с факелом в руках, на поясе которого поблескивали ножны меча. Это был офицер Джаксон, командир ночного патруля столицы Альянса. Это был мужчина средних лет, с темными волосами, ростом выше среднего. Закаленный в боях Второй войны солдат, снискавший славу в захвате ордынской крепости на Тол Бараде, но из-за ранения был переведен в тыловые гарнизоны Альянса, а после окончания войны и возвращения под контроль Штормграда и Лордерона, переведен на офицерскую должность в стражу южной столицы Альянса. По сути своей являлся добрым и веселым человеком, но безжалостным к врагам и нарушителям. Завидев в дали знакомое лицо, офицер скорчил гримасу и буквально начал сверлить ночного гуляку глазами. Поравнявшись с Vogel,он бесцеремонно развернул его за плечо к себе и схватил за край рубашки.

 - Снова ты! Кажется, я предупреждал тебя, чтобы ты не разгуливал здесь ночами. От тебя здесь одни неприятности. Куда ты направляешься, - Джаксон с силой тряхнул эльфа, - Отвечай!

 - Пусти меня! Я иду в таверну. И я не нарушил ничего, чтобы ты сейчас меня задерживал, - парень пытался вырваться, но офицер зажал его, как тиски.

 - В таверну, снова? Я предупреждаю тебя в последний раз. Когда надумаешь снова заливать в себя эль, литром за литр и ввязываться в драки, помни, я буду рядом. И в этот раз я посажу тебя в темницу, на очень долгое время и там твои новые друзья вдоволь позабавятся с тобой. Я не позволю, какому-то выродку устраивать каждую ночь беспорядки в нашем величественном городе. Уяснил? – он с силой оттолкнул эльфа, так, что тот свалился на землю. После офицер плюнул в его сторону и пошел дальше.

- Ублюдок, - выругался про себя Vogel, и, отряхнувшись двинулся дальше.

 

 

Таверна “Свинья и свисток”

 

В помещении было тепло и уютно, деревянныйинтерьеросвещали большие люстры под потолком и барной стойкой. Это было излюбленное место всего взрослого населения города. Какие только празднества тут не отмечались. И всю эту атмосферу людям дариласемья Лангстон, заправляющая хозяйством таверны.Именно сюда и направлялся наш герой, страдающей бессонницей и откровенно искавший приключений на свою голову.

Зайдя в таверну Vogel осмотрелся, оценил обстановку и людей находящихся внутри. Бармен Давид, привычными движениями протирал кружки, искоса поглядывая на посетителей. Двое молодых парней сидевшие за дальним столом, что-то оживленно обсуждали, а на полусогнутых ногах, облокотившись на стойку, стоял завсегдатай этого заведения по имени Бартлби. Внимательно осмотрев присутствующих, эльф прошел через столы к бару и сел на стул перед стойкой.

 - Привет, Давид. Вижу, все как всегда, - пробормотал с ухмылкой Vogelи положил на стойку двенадцать серебряников, - мне, как обычно.

Через несколько мгновений перед лицом эльфа оказалась кружка пенной медовухи, которую делали одни из лучших дворфийских пивоваров Стальгорда.

 - Знаешь, дружек. Я смотрю на тебя каждую ночь приходящего сюда на ногах, а под утро практически уползающего на коленях. Тебе сколько? Восемнадцать? Двадцать? – бармен озабоченно вздохнул, - найди себе занятие. Ты способен на многое, но кажется, разочаровался в жизни.

 - В точку, Давид, - медовуха обжигающе-сладкой волной прокатилась по горлу, - но вот учить меня не нужно. Я потерял слишком многое, чтобы искать заново. Так что лучше налей мне еще и, посидим в тишине.

Эльф в несколько глотков опустошил кружку и пододвинул ее к бармену, серебро упало рядом с ней. Новая порция забвения попала в его руки.

 - А что это ты такое… ик, потерял? А? – голос пьянчуги, что мгновение назад не подавал признаков сознания, послышался по левую руку, - ты вообще кто такой?

 - Бартлби! Отвали от него, встань на место, - начал было бармен, но тот был неудержим.

- Эй, я с тобой разговариваю, остроухий! – с этими словами обхватил ладонью шею эльфа, - может ты, пойдешь и поплачешься о своей житухе, мамаше? В этом городе нам не нужны бродяги-иноземцы. Ха.

 - Зря! - реакция была закономерна и не заставила себя ждать. Тяжелая кружка разлетелась об голову обидчика с оглушительным звоном, осыпая все вокруг осколками. Словно мешок картофеля тот повалился под стойку и закрыл голову руками, из рассеченной раны сочилась кровь.

- Повтори свои слова, мразь! – удар ногой попадает Бартлби в диафрагму, заставляя его, скорчится и издать глухой хрип, - сейчас ты кровью выхаркаешь их на пол!

Из-за пазухи эльф достал сверток, что взял из дома и ловким движением сорвал с него ткань. В руках у него оказался короткий стилет, блеск от которого пробежал по стенам заведения.

 - Хватит! Остановись! – бармен выскочил из-за стойки и уже пытался схватить руку с оружием, как перед ним возникла фигура мужчины. Кинжал ловко был выбит из рук, а Vogelлежал на полу прижатый коленом, упертым в челюсть и скрученными руками.

- Ты что творишь, щенок? – давление коленом усилилось, и эльф издал звук больше напоминающий скуление пса, - совсем обезумел? Не хватало мне тебя из тюрьмы вытаскивать. Вставай!

Оковы ослабли и он, наконец смог подняться на ноги. Сделав шаг в сторону, парень уперся рукой в перила лестницы и осмотрел мужчину.

 - Тендрос…, - эльф улыбнулся и сплюнул на пол кровь из рассеченной десны, - долго ты будешь моей нянькой?

 - Пока ты не повзрослеешь! – Тендрос поднял кинжал и спрятал сумку, перекинутую через плечо, после подошел к бармену и передал ему десять золотых монет, - Давид, прости. Это тебе за беспокойство и сломанную посуду. Я сам с ним разберусь, не докладывай страже.

Бармен кивнул и взяв из-за стойки тряпку подошел к корчившемуся на полу Бартлби. Мужчина взял за шиворот Vogelи толкнул в сторону выхода, напоследок окинув взглядом сидящих за столом мужчин застывших в немой позе.

Спустя час. Златоземье. Таверна “Гордость льва”.

 

Вороной жеребец остановился у стойла возле таверны, эльфы спешились. Тендрос взял коня за уздечку и подвел его к стойлу.

 - Иди в мою комнату. Мы поговорим обо всем утром. – Тендрос не глядя указал на вход в таверну и Vogelпослушно последовал приказу, - и постарайся по дороге не влезть в неприятности. Надеюсь, ты сумеешь.

Конь был привязан, эльф снял с него седло и сумку с вещами. Похлопав коня по гриве, Тендрос усталым шагом направился в помещение. У лестницы ведущий на второй этаж к жилым комнатам его встретил несменный хозяин таверны, Фарли.

 - Я видел мальчика. Опять неприятности? – трактирщик протянул руку в приветствии и сокрушительно посмотрел в сторону второго этажа.

- Снова...- эльф поприветствовал старого друга и, отдав ему седло, проследовал наверх, - но на этот раз без стражи.

Фарли молча сопроводил его взглядом и направился в кладовую.

Зайдя в комнату, Тендрос увидел спящего, отвернувшись к стенке Vogel, раскидавшего свои вещи по пути к койке. Собирая вещи, он что-то ворчал себе под нос, кривя губы, и корча гримасы. Сложив вещи блудного “сына” он разделся и лег на соседнюю койку, в ожидании скорого сна.

 

Утро следующего дня.

Яркие лучи солнца побивались сквозь окно,птицы пели свои последние в этом году песни, перед перелетом в теплые края. Листва, осыпаясь с деревьев, легким движением украшала золотым ковром дороги и поляны Элвинского леса. Последние теплые дни, перед наступлением холодов. Но не для всех это утро было столько прекрасным.

Свет, бьющий в глаза, шум улицы, сухость во рту, вот что подняло с кровати юного эльфа этим утром. Боль в висках пульсировала и давила на помутненное сознание.

 - Кто-нибудь, погасите, этот чертов свет…, - мучительно бормотал Vogel.

 - Поднимайся, девица. Вода на столе, одежда в шкафу, - грубый голос Тендроса бил как молот по голове эльфа, - жду внизу, будем завтракать, ваше сиятельство.

Дальше был только звук шагов удаляющихся по лестнице вниз. Эльф поднялся с койки и, схватив кружку, стал жадно пить воду, казавшуюся в тот момент божественным элексиром, придающим сил. Расправившись с кружкой, эльф, шатаясь от слабости в конечностях добрался до шкафа и достал выстиранную и свежевыглаженную одежду, от которой пахло сиренью.

- Волшебство, – усмехнулся он и начал одеваться.

В то время Тендрос заказал завтрак, смиренно ожидая, когда ночной бунтовщик соизволит спуститься в низ. На столе рядом с двумя порциями сырной запеканки, вареных яиц и кувшина с молоком лежала кипа бумаг, на которых красовалось две гербовые печати. Через некоторое время Vogelспустился вниз и сел напротив задумчивого эльфа.

 - Послушай, дядя Тендрос. Я знаю, вчера…, - но фразу он не успел закончить.

 - Тихо. Сначала пища, потом разговоры, - Тендрос пододвинул к юнцу поднос с едой и столовые приборы, - Угощайся.

Еда не лезло в горло, а чувство вины не давало покоя. Эльф ковырялся ложкой в запеканке пытаясь предугадать, что же его ожидает, пытался выстроить в голове словесную защиту, но раз за разом она разбивалась о клинок отчаяния и невозможности привести доводы в свое оправдание. Да и не могло их быть, все как на ладони.

- Я вижу ты не голоден, - начал Тендрос вытирая салфеткой, лицо и довольно осматривая пустую тарелку, - зря, не отведал эту чудную запеканку, Томас мастер своего дела, в приготовлении пищи.

- Я верю на слова, дядя, но, пожалуй пропущу прием пищи, - отставив поднос в сторону он хотел было продолжить сказанное ранее, оппонент его вновь перебил.

 - Vogel, слушай меня внимательно. То, что произошло вчера, было последней каплей. Ты взрослеешь, становишься неуправляемым. Ты стал злоупотреблять алкоголем, постоянные драки, разбирательства со стражниками. А вчера…, - эльф положил на стол кинжал, поднятый им в таверне, - … вчера ты чуть не убил человека.

 - Ты слышал, что он сказал? Про меня, про мою мать! Да, я хотел сделать ему больно, но не убивать, - распалялся парень, приподнимаясь на стуле.

 - А ну ка, сядь! И не смей разговаривать со мной в таком тоне. Я понимаю эту боль, не хуже твоего, - перед собой Тендрос положил стопку бумаг и разделил ее на две части, - дружек, я обещал твоему отцу заботиться о тебе, чтобы не случилось. Я поклялся, ему, что защищу тебя.

Но это не может продолжаться вечно, тебе нужно искать свой путь. И однажды наши дороги разойдутся.

 - Я не понимаю, к чему ты ведешь? Ты прогоняешь меня? – в глазах Vogel читалось раскаяние в помеси с отчаянием и страхом.

 - Нет, ни за что, - эльф передал ему одну из бумажных стопок, - ты помнишь свою клятву? Ты помнишь, что обещал родным в момент их гибели?

 - Я поклялся отомстить Артасу и его армии мертвецов за гибель моей семьи, я поклялся отомстить за гибель нашей родины! Я клялся быть достойным своих предков! – кулаки эльфа сжались, перед лицом вновь вспыхнули взрывы, разрушенный город, погибшие родители, а по щекам его покатились слезы.

 - И ты не отомстишь, если будешь заливать боль элем и вином. Я хочу тебе помочь выполнить клятву, - Тендрос развернул бумаги перед лицом эльфа, - Они сражаются с войсками Короля мертвых. Они потомки тех, чьи семьи разрушила эта война. Чьи дома были уничтожены, а дети сгорели в огне Плети. У них не осталось ничего, кроме мести. Они – Серебряный Рассвет!

Бумаги были скреплены гербовой печатью. На развороте красовался герб, на черном фоне, в виде серебряного солнца, раскинувшего свои лучи в разные стороны.

- Покажи эту печать распределителю полетов в Штормграде, и он отправит тебя в Чумные земли. Там ты найдешь цель и ответы на все твои вопросы, - Тендрос положил руку на плечо Vogel, - сегодня наши пути расходятся, но это не значит, что мы не увидимся вновь.

 - Ты оставляешь меня? Почему ты не идешь со мной? Это и твоя война тоже. Я не справлюсь без тебя, дядя, - встрепенулся со своего стула эльф.

 - Я отправляюсь на Кель’Данас. По вине Артаса плато было захвачено Пылающим Легионом. Там ведет бой Армия Расколотого Солнца. Я присоединюсь к ним и буду сражаться за нашу святыню, - Тендрос улыбнулся и передал в руки Vogelкинжал, - когда придет время, мы встретимся вновь. А теперь давай прощаться, дружок.

Для эльфа тепло обнялись и пожали друг другу руки. Тендрос накинул свою сумку через плечо и, улыбнувшись он помахал на прощание трактирщику Фарли и вышел из таверны.

Сборы были не долгими, упаковав в наплечный мешок два комплекта одежды, средства гигиены, кинжал и призывные бумаги Vogelзакрыл комнату и направился вниз по лестнице. Фарли уже ожидал его с небольшим кульком в руках.

 - Спасибо за приют, Фарли. И прости за мои выходки, - передав ключ хозяину, он пожал ему руку.

 - Ты юн, сынок и импульсивен, но я уверен у тебя будет великое будущее, - он протянул эльфу кулек, - тут припасы в дорогу и немного денег, которые тебе оставил Тендрос. Удачи.

Парень улыбнулся и, положив кулек в сумку, направился сторону города.

 

 

Штормград. Воздушный транспортный пункт

Прибыв на пункт, эльф первым делом нашел управляющего транспортом. Когда он предъявил печать, у распределителя округлились глаза, и он с ужасом и долей жалости посмотрел на юного эльфа. В его глазах, он был уже трупом. Говорящим, дышащим, ходячим трупом.

- Оттуда никто не возвращается, парень, - тихо проговорил он, рассматривая печать на бумагах, - еще не поздно свернуть с пути.

- Это мне подходит, - с улыбкой восседая на грифоне, сказал эльф, - отправляй!

Укротитель лишь вздохнул и хлопнул грифона по спине. В тот же миг тот взмыл вверх и расправил свои могучие крылья. И вновь нахлынули воспоминания, вновь могучая птица уносит его от города, но грело одно. В этот раз, цель ясна.

 

Возможно, единицы из нас были в настоящем бою, а может и никто не был. Да мало кто в наше время даже в армии служит, не так ли? Но, не подумайте, я никого не обвиняю, еще чего не хватало. И не дай вам бог узнать этих ужасов. Ведь важнее всего это мир и спокойствие, здоровье и благополучие близких сердцу людей. Потерять близкого человека это безмерное горе, горе на всю жизнь. Я желаю вам никогда не испытать ни тягот войн, ни потерь близких людей.

Я хочу показать на примере нашего героя, как это тяжело. С вашего позволения я продолжу.

Чумные земли. Часовня последней надежды.

 

Полет был долгим, и эльфу было над чем поразмыслить. Гибель родного дома, семьи, чудесное спасение и Ария. Где же она сейчас? Прошло так много лет после последней встречи. Он пообещал найти ее, но обещание пока не сдержал. Сколько же всего еще не сделано, но, сколько клятв и обетов он успел дать за это время. Страшно было об этом думать. А помнит ли она его вообще? Он был всего лишь маленьким мальчиком с детской влюбленностью, и не воспринимала она никогда его всерьез. Но он был ее другом, самым верным другом. И память об этом, лишь укрепляло решение найти ее.

В воздухе пахло гнилью и сыростью, тяжелый воздух мертвым грузом оседал в легких. Небо окрашено в кроваво красный цвет, и ядовитый дождь идет без устали. Земля поражена проклятьем чумы, гнойные споры то и дело вздуваются и лопаются на выжженной земле. Безобразные монстры, восставшие мертвецы, солдаты Плети, прокаженные животные все они проплывали под эльфом.

- Артас не пощадил мой народ, но что он сделал со своими землями. Со своими людьми, - от одного взора на эти земли у эльфа кровь холодела в жилах, а по коже бежали мурашки размером со шрапнель, - он заслуживает только одного – Смерти!

Послышались звуки боя, показались вспышки боевых заклинаний, баррикады, катапульты и полевые городки. На них волна за волной шли безмозглые зомби и озверевшие вурдалаки. Вдали взору эльфа открылся шпиль обшарпанного здания, что и был Часовней Последней надежды.

 - Добрался. Наконец-то я добрался сюда, - Vogelбыл вне себя от радости и направил грифона прямиком к шпилю.

Но по приземлению гостеприимство было не таким радушным, как он того ожидал. Как только его нога ступила на землю, его окружили войны. Все они были в белой, сияющей латной броне, а на груди каждого был тот самый символ, что он видел на бумагах, что отдал ему Тендрос. Навстречу эльфу вышел рыцарь без шлема, по всей видимости, это был один и командиров.

 - Стой смирно, эльф или твоя нить жизни оборвется в мгновение ока! Кто таков? И зачем ты здесь? – голос офицера был басистым, громким и не сулил ничего хорошего.

- Меня зовут Vogel, и я вам не враг. Я прилетел сюда, чтобы вступить в ваши ряды, - эльф достал из сумки документы и протянул их рыцарю.

Внимательно изучив каждую страницу, буквально всмотревшись в каждую букву написанного текста, офицер наконец-то поднял руку, и войны опустили оружие.

 - Документы твои впорядке, но в порядке ли ты?Мы это увидим. Меня зовут Корфакс и я командир рыцарей Серебряного Рассвета в этих землях. Следуй за мной, тебя захочет увидеть лорд, - Корфакс направился в сторону часовни и юноша поспешил со всех ног за ним, стараясь не отставать, ни на метр.

Внутри часовни стоял массивный стол, во главе которого восседал светловолосый мужчина с повязкой на глазу. Пересекая порог, Командир Карфакс тут же преклонил колено.

- Мой лорд, к нам прибыл доброволец из Штормграда, - рыцарь махнул за спиной эльфу, чтобы тот выполнил те же действия, что Vogelи поспешил сделать, - при нем были личные документы, заверенные королевской печатью Луносвета и письменное согласие на вступление в наши ряды, подписанные нашим вербовщиком в Штормграде.

 - Встаньте с колен и присаживайтесь за стол, - мужчина указал вошедшим на стулья и протянул руку для получения документов.

Пока лорд вглядывался в переданные ему бумаги, эльф пытался осмотреться вокруг. Руки его тряслись и потели, глаза хаотично бегали по серым стенам. Хлопок закрывшейся папки заставил его тот час перевести взгляд на одноглазого мужчину.

 - Позволь представиться. Меня зовут Максвелл Тиросс. Я командую силами Серебряного Рассвета в этих землях. И я рад видеть тебя, Vogelв этот недобрый час, - Лорд поднялся со стула и, закинув руки за спину, стал расхаживать по сторонам, - я ознакомился с твоими документами и твоей историей и я прекрасно понимаю с какой целью ты сюда прибыл. Пойми одно, нами движет не только слепая месть, но желание изгнать Плеть из этих земель, оттеснить их в логово и добить там твердой рукой. Я видел таких как ты, сразу рветесь в бой, хотите стать героями и как следствие гибните. Не повторяй их ошибок и сделаешь для нашей победы больше, чем просто освободишь место для нового новобранца. А сейчас ступай, Корфакс проводит тебя. Добро пожаловать в Серебряный Рассвет.

Выйдя из помещения юноша осознал, что вопросов у него стало намного больше, чем было, а ответов он так и не получил, лишь очередное наставление. Пройдя через конюшню и казарменную палатку, рыцарь остановился у груды ящиков складированных у подножия холма.

- Стой здесь, эльф. К тебе подойдет интендант, он выдаст тебе броню и оружие. А потом познакомишься со своим командиром, - с этими словами офицер удалился в сторону передовой линии обороны.

Отрешенный ото всего мира эльф сидел на ящиках и размышлял над словами Тиросса. Его терзали муки сомнения.

 - Готов ли я? – вел монолог юноша, - не погибну ли раньше исполнения своей клятвы?

 - Погибнешь! Если продолжишь сидеть на ящиках с взрывчаткой, - неожиданно появившийся голос из-за спины, заставил эльфа схватится за сердце.

К нему подошла темноволосая дрорфийка с широкой улыбкой на лице, упершись руками в бока.

 - Меня зовут Миранда Бричлок, и сегодня я буду твоим модельером, неженка. Мне про тебя рассказывали. Ха, я думала, ты будешь повыше, - обойдя, стоящего в недоумении эльфа она начала рыться в ящиках, - так дадим тебе латы… меч... Ага, щит. Нет, нет, какие латы? На тебя пойдет кольчуга.

 - Почему не латы? – спросил Vogel, чувствуя себя обделенным.

 - Потому-что они тебя раздавят. Ха-ха. Вот обрастешь мясом, получишь латы, если живой останешься к этому моменту, - интендант засмеялась, вытащила из ящика комплект сверкающей кольчуги и передала его эльфу, стоящему в недоумении, - держи, сносу не будет. А оружие ты сможешь взять со стойки. Выбирай сам, только не надорвись с тяжелыми вещами. Ха-ха.

Кивнув в знак благодарности, эльф стал надевать на себя броню, неуклюжими и неуверенными движениями застегивая на себе застежки и клапана. После пятнадцати минут возни все было готово и он с вопрошающим видом смотрел на Миранду, которая ухмыляясь, сидела на тех самых “взрывоопасных” ящиках.

 - Да, да, молодец. Красавец, что ты на меня смотришь? Он меня ты больше ничего не получишь, - дворфийка подперла голову рукой и ухмыльнулась, - мне очень льстит твое внимание, эльф, но если ты сейчас не поторопишься, то опоздаешь на построение новобранцев перед часовней.

Слово, выйдя из стазиса, Юноша подбежал к оружейной стойке и достал два одноручных меча, вспоминая, как в детстве отец учил его сражаться полагаясь не на защиту, а на агрессивную атаку. Прикрепив ножны с оружием к поясу, он рванул в строй таких же, как он зеленых сопляков.

Практически опоздав, он вклинился в середину строя, попутно извиняясь перед всеми кого растолкал. Только сейчас он понял, что стоит в строю среди всех рас Азерота. Здесь были закованные в тяжелые латы орки, и подтянутые крепкие люди, а в конце строя стояли гномы в легкой тканевой одежде, которые, по всей видимости были в силах поддержки, а так же многие другие. Его пристальное разглядывания прервала команда Лорда Максвелла Тиросса.

 - Становись! Смирно! – тяжелым взглядом он прошелся по лицам всех новобранцев и тяжело вздохнул, - Новобранцы, вам представляется огромная честь – служить в наших рядах. Сегодня вы еще новобранцы, а завтра настоящие защитники своей родины. Пусть каждого из нас она разная, враг у нас один и угрожает он всем, без исключения. Хочу, чтобы сила воли, выдержка и терпение не покидали вас ни на секунду. Служите добросовестно, чтобы сполна отдать выполнить свой долг, а возможно и отдать свою жизнь в боях за освобождение Азерота. Вашим командиром назначается Рыцарь – Капитан Арктур Билфорд, который прибудет к нам завтра. Добро пожаловать в Серебряный Рассвет!

Воинственные крики радости раздались на многие сотни метров по округе, в этот момент казалось, что услышав их, нежить сама разбежится куда глаза глядят и оставит эту истерзанную землю. Заиграл горн, штандарт с серебряным солнцем поднимался все выше к кроваво красным небесам. Нашего героя переполняла гордость и мужество, он готов был хоть сейчас идти в бой, но его ждали долгие месяцы обучения искусству ведения боя, дисциплине и смирению. В этот день, его битва – началась.

 

 

 

 

 


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 153; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ