О добродетели как разных добрых расположениях



2а) Что суть и как образуются добрые рас­положения. Доброе расположение есть чувство или любовь к известного рода добрым делам, лежащее в основании их. Смирение, напри­мер, называется добродетелию, но оно не есть какое-нибудь определенное дело, а есть пре­бывающее в сердце расположение, видное во всех смиренных делах; равным образом терпе­ние, кротость, бескорыстие, послушание назы­ваются и суть добродетели, а между тем они не суть определенные дела, а нечто сокрытое в соответственных им делах, лежащее в осно­вании их, нечто постоянно пребывающее в сердце, внедренное в него, именно — любовь к сим делам непрестанная. Сии добрые распо­ложения и суть собственно добродетели. Не тот безгневен, кто не бранит своего обидчика, но тот, кто в сердце имеет к нему незлобие. Не тот имеет уважение и послушание, кто кланя­ется и скоро говорит: слушаю, но тот, кто пи­тает сии добродетели в сердце и объемлет их чувством. «Сердце есть начало и корень на­ших деяний, — говорит святитель Тихон. — Чего нет на сердце, того и в самой вещи нет. Вера не есть вера, любовь не есть любовь, ког­да на сердце не имеется, но есть лицемерие; смирение не есть смирение, но притворство, когда не в сердце; дружба не дружба, когда вне только является, а в сердце не имеет места. Откуда Бог требует от нас сердца нашего: даждъ ми, сыне, сердце твое» (Притч. 23:26; Тихон, т. 4, о сердце человеч., § 33). Благий человек от благого сокровища сердца своего износит благое, и злый человек от злого сокро­вища сердца своего износит злое: от избытка бо сердца уста глаголют (Лк. 6:45). Почему и заповедует апостол: Облецытеся убо, яко же избрании Божий святи и возлюбленни, во ут­робы щедрот, благость, смиренномудрие, кро­тость, долготерпение (Кол. 3:12). Облецыте­ся — то есть напечатлейте в душе своей сии расположения. Или еще: конец же ecu единомудренни будите, милостиви, братолюбцы, милосердии, благоутробни, миролюбцы, сми-ренномудри (1 Пет. 3:8). Почему на сие и дол­жно устремлять все внимание. Именно воспи­тывать любовь к самым добродетелям — кро­тости, смирению, терпению и проч., а не огра­ничиваться одними внешними делами.

Сначала, когда человек воспринимает толь­ко благое иго Христово и начинает ревновать о христианском житии, в сердце не бывает еще добрых расположений в силе, не бывает ни кротости, ни терпения, ни смирения, ни воз­держания, разве случайно, по естественному настроению. Только та зародившаяся в серд­це ревность побуждает человека желать их, искать, напрягаться на них.

Ревность о доброй христианской жизни не совмещает всех добрых расположений, а есть только семя их, зачало и зародыш. Хотя без нее их нельзя вообразить в душе, однако ж и ког­да она есть, не тотчас приносит их с собою в душу. Но как семя разрастается и дает пр вре­мени стебель и ветви, так и сия ревность раз­растается наконец в добрые расположения. Способ, как ревнующий о спасении человек внедряет в сердце свое добрые расположения, коих в нем еще нет и коих оно на первый раз чуждается, состоит в немилосердом самопринуждении. Кто с молитвою, без саможаления, понуждает себя на всякое добро, тот больше и больше приучает к нему свою душу, сердце больше и больше прилагается к сему добру и наконец возлюбляет его. Тогда уже то доброе, к которому нудил себя человек сначала, стано­вится внедренным в его духе и как бы природ­ным. Так, например, у иного нет терпения. Напрягаясь к нему, хотя с трудом и болезнию, но с желанием, он наконец приобретает его. То же надо сказать о смирении, безгневии и про­чих добрых расположениях: все они при тру­де и поте с молитвою, благодатию Божиею на­печатлеваются в душе. Так учит Макарий Ве­ликий во многих местах. Св. Диадох в одном месте изображает, как Божественная благо­дать, даровавши человеку в самом крещении еже по образу, потом еже по подобию напечат­левает в нем после, живописуя в сердце его, добродетель за добродетелию (см. в Доброто-любии). Что сказать о добрых расположениях, с коими рождается человек? Они не зло, но не имеют качеств добродетели. Сие качество ус-вояется им, когда уже они по образовании рев­ности сознательно усвояются христианином.

2б) Какие именно сии добрые расположения? На это надобно сказать, что их должно быть столько, сколько есть видов добрых дел, ибо в основании каждого из сих должно быть свое особое доброе расположение, характеризую­щее их. Есть, например, дела поста, в основа­нии их лежит постничество или подвижниче­ство и проч. Однако же между ними должно быть стройное подчинение или такая система, по коей есть у них одни начальные, другие производные, так как из источника идут сна­чала главные ручьи, а далее разветвляется ручей от ручья. И все, вообще, сии расположе­ния состоят в необходимом взаимном союзе, как кольца одной цепи.

Как в цепи, если взять одно кольцо, необ­ходимо поднимаешь и другие, а наконец и всю цепь, так между добрыми расположениями такое соотношение, что одно влечет за собою, естественно, другое. Ни одно расположение не приходит в душу одиноким.

Какая именно между ними связь и какое расположение от какого происходит, на это можно найти несколько указаний и в Слове Божием, и в писаниях святых отцов. Так, апо­стол Петр заповедует: Тщание все привнесше (тщание — это искренняя ревность), подади­те в вере вашей добродетель, в добродетели разум, в разуме воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочес­тии братолюбие, в братолюбии любовь (2 Пет. 1:5-7). Святой Макарий говорит: «Все добро­детели наподобие некоей духовной цепи одна от другой зависят, как-то: молитва от любви, любовь от радости, радость от кротости, кро­тость от смирения, смирение от покорности, покорность от надежды, надежда от веры, вера от слуха, слух от простодушия» (Бес. 40, гл. 1). Святой Исаак Сирианин располагает доб­родетели по-своему и притом неодинаково. Например: «Страх вводит нас на корабль по­каяния, переводит по смрадному морю жизни и путеводствует к Божественной пристани, которая есть любовь» (Слово 83). В других ме­стах иначе, например, в словах о трех степе­нях разума. Очень много можно находить по­добных сочетаний у св. Иоанна Лествичника, тоже множество их у Феодора Едесского (в Добротолюбии) и у других. Дивиться нечему, что находим такую разность в показаниях. Это зависит от того, кто какое избирает начало и какой путь. Если каждому из нас начать вес­ти родословную линию, то их можно наделать очень много, ведя по отцовой или материной стороне, далее — тоже по линии их отца или матери. Лжи не будет, хотя и будет разность. Таким образом, и в разных показаниях есте­ственного развития всех добрых расположе­ний нет лжи, хотя есть разногласие. А другое дело — что об этом и заботиться много?.. Бла­годать Божия все сама устроит, да хранится только ревность о богоугодной жизни. Есте­ственно добрые расположения сейчас вступят в свой порядок, а те, которых нет, начнут вне­дряться мало-помалу, по мере очищения стра­стей им противоположных. Имейте сие в мыс­ли, и довольно. Строгая система нейдет к хри­стианской жизни деятельной. Тут все почти строится ex-promptu.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 263; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ