ЧАСТЬ 7. IMPOSSIBLE (НЕВОЗМОЖНО)



 

________________________________________________________________________

Day 31
________________________________________________________________________

Я просыпаюсь. Мы в дороге и я, наконец-то, чувствую это. Чувство свободы. Я хочу вдохнуть этот свежий воздух, хочу почувствовать его запах, его вкус. Такая умиротворенная атмосфера.

Стив спит около меня. Я не хочу его будить и замечаю, что авто-дом стоит. Я встаю с кровати и иду в кабину водителя, но там пусто. Затем я решаю выйти на улицу. Солнечные лучи ударяют мне прямо в лицо, и от этого я зажмуриваюсь. Я чувствую запах дыма, который полностью обволакивает меня. Я поворачиваюсь и замечаю Алекса, который с ухмылкой и вызовом смотрит на меня.

— Не спится? — улыбаясь, спрашивает он. Я выдавливаю из себя смешок и подхожу поближе к нему, потом выхватываю сигарету.

— А какой час? — говорю я и делаю затяжку.

— Пол седьмого утра, если я не ошибаюсь, — проговаривает он и посматривает куда-то вдаль. Я замечаю на что он смотрит, на горы. От этого вида прямо дух захватывает, а сердце начинает биться сильнее. Большие, огромные я бы даже сказала, и ты стоишь около них такой маленький, а они — могучие и непостижимые. От этой мысли я вздрогнула и улыбнулась Алексу, а тот тоже ответил улыбкой, но не переставая смотреть на замечательный вид.

— Красиво, правда?

— Ты еще спрашиваешь! Да это лучшее с того, что я видела. Чертовски красиво! — визжу я и продолжаю смотреть вокруг. Серьезно, просто дух захватывает. Мне жаль людей, которые не наблюдали за этим зрелищем. — Что между вами с Эмили? — внезапно для самой себя спрашиваю я.

— Что-то в последнее время наши отношение остыли. Мы абсолютно разные.

— Но противоположности притягивают, — тут же возражаю я. Алекс наклоняется ко мне и шепчет мне на ухо:

— Только в сказках, Глория. Только в сказках, — дрожь пробегает по моему телу. Я пытаюсь сосредоточится на его словах, но я ощущаю его дыхание на своей коже это все меняет.

— Сказки... А почему? — глупый вопрос, но черт, я стою в ступоре, нужно хотя бы что-то произнести.

— Любви нет, — просто говорит Алекс, как будто говорит это каждому.

— Ребекка думала иначе, — бормочу я, думая, что он не услышит.

— А что она думала?

— Ну... Она говорила, что любовь приносит только боль, — выпаливаю я.

— Она еще малая, — говорит Алекс, усмехаясь.

— Как ты думаешь, она на небесах?

— Я думаю, что она сейчас смеется с нас, идиотов, — его реплика смешит меня, но радость смешивается с грустью.

— Я так хочу, чтобы она была здесь.

— Глория, пора уже отпустить её. Я понимаю, тебе трудно, но всё что мы можем — жить дальше. — он над чем-то задумался, а затем добавил: — Мне тоже её не хватает. И Джею. И Стиву, думаю. Но она наверно хочет, чтобы мы были счастливыми.

— Мне сложно это понять, Алекс, мне…

– Не надо. — он подошел вплоть ко мне, несколько сантиметров отдаляли нас от друг друга. — Ты сильная. Ты сможешь переступить через это. Нет ничего сложного. Ты просто должна осознать, что это жизнь, и здесь бывает разное. Предательства, расставание, любовь, но это ничего не значит. Мы должны сумеет преодолеть это, — сказал он, а я мгновенно улыбнулась и ахнула. — Что? — в недоумении спросил он.

— Любви нет, не так ли? — моя бровь удивленно подползла вверх.

— Нет. — выдохнул он. — Её просто нет, Глория. Я не могу сказать, почему так считаю. Это только мое мнение. Я не навязываю его тебе. — он немного отошел, а затем спросил. — А что у вас со Стивом? — этот вопрос застал меня врасплох, я немного пошатнулась и пришла в себя.

— Э-э-э… Всё хорошо, а почему ты спрашиваешь? — с улыбкой спросила я. Черт. Я выгляжу, как полная идиотка.

— Ну, когда вы ссорились, я был в комнате. Один. — сказал он, словно это что-то значит. — Стив что, сделал тебе предложение? — спросил он и я сглотнула ком в горле. Я не против, чтобы он или ребята узнали об этом, но это не обязательно. Тем более, сейчас совсем не подходящее время. Мы в бегах, мне семнадцать, и я очень боюсь увидеть их реакцию. Вряд ли они обрадуются.

— Какое предложение? — как дурочка спросила я, словно не понимаю о чем он говорит. Я всё ещё надеялась, что он оставит этот разговор.

— Не притворяйся, что не знаешь. — я уже давно заметила, что Алекс видит меня насквозь. — Ну, и когда вы приняли это решение?
— Эм… — я не знала, говорит ему или нет. Но если он итак знает, то зачем скрывать? Сейчас это абсолютно бессмысленно. — В мой день рождение.

— А почему нам не рассказали? — спрашивает он.

— Ну…

— Ладно, хорошо, можешь не отвечать. — сказал он и крепко обнял меня. – Я очень рад за вас.

— Спасибо. — сказала я, и мы вернулись в автодом.

***

Все было на удивление спокойно, мы ехали, пейзажи менялись, всё менялось. Я рассматривала помещение, в котором мы жили и время проходило на удивление быстро. Я не замечала, как менялись города, штаты, но для парней это наверно было адом. Они по очереди водили авто-дом, и это, наверно, очень сложно. Хотя, чего мне скрывать — я никогда не училась водить машину и надеюсь, мне не придется это делать.

Авто-дом остановился; парни сели в комнате и начали размышлять, какой маршрут выбрать, чтобы поскорее подъехать к Бревэрду. Я же сидела молча, но заметила отсутствие Эмили. Мы мало разговаривали последним временем, меня даже стало напрягать её присутствие. Не знаю почему, просто у меня странные отношения с ней. Я ничего о ней не знаю.

Когда я вышла из авто-дома, то увидела, как она разговаривает с кем-то по телефону. Я не хотела подслушивать, но любопытство взяло вверх надо мной, и я подошла к ней поближе.

— Да, Дез… — мне сейчас показалось, или она имеет ввиду Дезмонд? Если это так, то я просто умру. — Нет, не догадываются. Сейчас… Я точно не знаю где мы… Так, стой прекрати меня ругать!... Да, да… Думаю завтра… Хорошо, Дезмонд… Это всё?.. Окей. Потом перезвоню. — сказала она и пошла к двери. Я остановлю эту тупую мерзавку. Она что, всё это время следила за нами? Да чего я спрашиваю. Все люди — твари, никому не стоит доверять.

— Стой! — ору я, мой голос стал жестче, а Эмили удивленно посмотрела на меня. Она начала куда-то бежать, я сначала провела её взглядом, а потом поняла, что не дам ей просто так уйти. Я начала бежать за ней, бежать что есть силы, мне нужно догнать и хорошенько врезать ей. Я мечтаю просто это сделать.

Я долго бегала за ней, но она выдохлась, а во мне бурлила злость и ярость. Я взяла её за кожу и прижала к дереву. Я уже перестала считать минуты, когда бегала за ней, но это длилось довольно долго.

— Глория… Прости… — из её глаз полились горькие слезы, но я перестала обращать на них внимание. Я уверена, она просто хочет отделаться от меня.

— Прости!? — повторила я. — Ты ещё смеешь что-то мне говорить? Я верила тебе. Мы верили тебе, а ты с нами так поступила. Ты самая худшая из тех кого я знаю, поверь, ты даже хуже Дезмонда. Ты сначала дружишь с людьми, заставляешь делать так, чтобы они доверяли и дружили с тобой, а затем ты просто их предаешь. Ты хуже. Ты намного хуже. — сказала я ей прямо лицом к лицу. — Знай, я ненавижу тебя. Я ненавижу тот день, когда я с тобой познакомилась. Это всё было продумано! — подтвердила я очевидное. — Как я могла быть такой дурой, Господи? — спросила я саму себя.

— Гло… Глория, я не хотела… Он меня заставил… Всё что было… Это по-настоящему. — оправдывалась она. Всё, что мне сейчас хотелось, так это заткнуть её и ударить. Вот мое желание.

— Я не верю тебе. — прошипела я. – Ни единому слову. А ещё что-то скажешь, и я тебя убью. Поверь, я сделаю это. Я тебя ненавижу, ненавижу, ненавижу. А теперь, проваливай. Убирайся. И делай что хочешь. Продолжай следить за нами, докладывай Дезмонду. Я не хочу быть в твоей жизни, ничтожной жизни. — сказала я и уже хотела уйти, но она схватила мою руку, но я быстро её отдернула.

— Прости…

— Заткнись. А теперь пока, подруга. — Проговорила я и поспешила удалиться. Начался дождь, очень не вовремя, поэтому я поскорее побежала к авто-дому. Он находился далеко, очень далеко.

Черт.

Что.

Это.

Было?

Ком застрял у меня в горле. Я пригласила эту девушку к нам. Я во всем виновата.

***

Когда я наконец-то пришла к авто-дому, то очень удивилась, потому что его не было на месте. Я начала искать телефон в сумке, но тщетно, я его не нашла. Я села на бетон и слезы начали накапливаться. Я сижу здесь, одна, а ребята наверно уже уехали. Ну и что мне делать?

«Соберись, Глория», — прозвучало в голове. Я начала подниматься и осмотрелась. Я увидела небольшое озеро неподалеку и быстро ринулась туда.

Вид был захватывающим, я даже вздрогнула. Вечер и очень красивый пейзаж. Что ещё нужно для счастья?

Люди.

Их нет. Я приоткрыла рот, когда увидела палатку. Там никого и ничего. Если это кто-то оставил, то мне повезло, а если кто-то здесь есть… Но нет же, здесь никого нет.

Я ещё раз осмотрелась, но нет, никого.

Я вошла в палатку и легла. Я надеюсь, ребята заметили наше отсутствие, и уже возвращаются назад.

«Наше».

Слезы полились из моих глаз.

________________________________________________________________________

Day 32
________________________________________________________________________

Я проснулась из-за сухости во рту. Я пролежала в палатке всю ночь и все мои мышцы ужасно болят. Я перевернулась набок, мне не очень-то хотелось вставать. А потом я вспомнила про всю ту суматоху, что произошла.

Люди – твари.

Я вообще не понимаю, ты сначала раскрываешься перед человеком, рассказываешь ему про то, что самое личное и интимное. А он потом плюет тебе в лицо. Я не могу поверить в то, ведь это первый человек, которому я доверилась в своей новой жизни.

Возможно, я всё не так понимаю? Логично, что если бы я кому-то сказала о своей прежней жизни, он бы сразу позвонил в полицию и мы бы гнили остаток жизни в камере. Я слишком наивная, но люди никогда не будут относиться ко мне нормально.

Я – другая.

Не особенная.

А просто «другая».

Пора подниматься. Когда я встала, то пришла в ужас. Около меня лежал парень.

— А-А-А! — закричала я. Парень сразу же поднялся от моего крика и я начала рассматривать его.

Лет так ему было 20, на вид очень красивый. Он был в белой футболке и я увидела его идеальный пресс. Я внимательней рассмотрела его лицо, красивые, зеленые глаза и каштановые волосы. Красавчик, проще сказать.

— Ты чего орешь? — неудовлетворенно спросил он, потягиваясь.

— Что ты здесь делаешь!? — вскипела я.

— Это ты что здесь делаешь, дорогуша? Это, вообще-то, моя палатка. — ухмыльнулся он. Его палатка? Черт, нужно как-то выкручиваться из этой ситуации, а затем незаметно свалить. Ещё не хватало, чтобы он в полицию на меня заявил.

— Я тебе не дорогуша. А за палатку извини, тут просто вещей не было, да и вообще ничего не было… — оправдываюсь я.

— Как тебя зовут, детка? — перебил меня парень.

— Ещё раз назовешь меня «деткой», и клянусь, тебе не жить. — ответила я. — У меня нет имени. Родители не дали.

— Хватит острить. — произнес Неизвестно-Кто. — Ты мне кого-то напоминаешь. — я начала ерзать на месте, и поняла, что это знак свыше. Нужно убирать руки.

— Отстань, мистер «Догадайся-Кто-Я». — парировала я, и уже захотела уходить, но он схватил меня за руку. — Ты что делаешь, придурок?! — завизжала я и начала дергаться.

— Нет, я точно видел тебя, детка. — сказал парень. — Ты не уйдешь отсюда, пока я тебя не узнаю.

— У тебя что, крыша поехала? Не соображаешь, что делаешь? Помнишь, что я говорила про «детку»? Так вот, запоминай. — я ударила ему в пах, затем схватила сзади и перекинула через себя на землю. Я ещё никогда не чувствовала себя такой сильной. Никогда. Я быстро снялась с места и побежала оттуда в направлении, где раньше был наш авто-дом. Я услышала какие-то крики, но не обращала на это внимание.

Я полностью выдохлась. Я устала. Жутко устала.

Я присела на асфальт и упала на дорогу. Машин не было. Я ещё никогда не чувствовала себя такой обессиленной и ни на что не способной.

Я вижу свет. Оборачиваюсь и там стоит авто-дом. Я радостно улыбаюсь, из последних сил. Из него выбегает Стив и обнимает меня, занося в авто-дом.

— Где Эмили? — спрашивает он, от напоминания её имени ярость растеклась по венам, я почувствовала прилив злости, усталость исчезла.

— Не напоминай мне её. Она предала нас. — отрезала я. Ребята в ожидании объяснений посмотрели на меня, а я махнула рукой. — Я устала. Можно мне отдохнуть? – Стив выдохнул и покрепче прижался ко мне.

— Прости нас, пожалуйста. — он повторял эти слова, словно это молитва. Я уставилась на него, и мне захотелось обнять его крепче, так крепко, чтобы я могла слышать стук его сердца. — Когда я увидел, что тебя нет, я жутко взбесился. Я переживал, что с тобой что-то произошло... Я… Я… Извини, этому нет оправданий.

— Стив, ничего страшного. Мне не следовало выходить. Это я виновата. — уголки его губ приподнялись, он еле заметно улыбнулся и мы растворились в поцелуе.

Его губы накрыли мои, а язык властно вошел мой рот. Я не могла не задрожать, мне хотелось визжать от радости, он здесь, со мной. Не где-то вдалеке, а здесь. Я хотела продлить этой поцелуй, чтобы он был чем-то особенным, тем, что знаем только мы.

Только мы.

Я и Стив.

И никто больше.

Я отстранилась и попыталась выровнять дыхание. Мои ноги затекли, но мне не хочется думать об этом.

Но я не могу об этом не думать. Усталость накатилась волной, а блондин понял это по выражению моего лица. Он послушно отнес меня в комнату, и я легла отсыпаться.

***

Я вижу их. Слышу их. Они вокруг, запертые. Я открываю рот, чтобы закричать, но у меня нет сил. Голоса становятся громче, свет — ярче. От пронзительного вздоха у меня волосы встают дыбом. Такое ощущение, будто это предсмертный вздох.

Я слышу громкие щелчки, еще и еще, будто кто-то тянет рычажки-выключатели на сцене. Внезапно со всех сторон ударяет свет, освещая машину со слепящей силой.

Разбитые ветровые стекла.

Искореженный металл.

Темные пятна.

Лужи.

Кровь. Повсюду.

Стив лежит на асфальте, он еле дышит, и всё что я могу, так это наблюдать за ним. Я подбегаю к нему и становлюсь на колени. Я обнимаю и целую его из всех сил, а он судорожно вдыхает воздух.

— Это невозможно… Невозможно. — я повторяю это слово, как молитву. А он лежит на моих коленях и улыбается. Я слышу биение своего сердца. Я хочу, хочу, идти на тот свет с ним.

— Я люблю тебя, малышка. — шепчет он из последних сил, каждое слово дается ему с трудом, каждая его мышца напряжена. Слёзы льются, льются ливнем. Я не могу совладать своими эмоциями.

— Не оставляй меня. Не оставляй свою малышку, нет, пожалуйста. — я кричу, кричу пронзительным криком.

А он улыбается.

И смотрит на меня.

А потом его глаза закрываются.

***

Я не могу дышать, с яростью раскрываю глаза. Я в автодоме.

Он не умер.

Он жив.

Он — жив. Я вылетаю с комнаты, я хочу его увидеть, обнять, прижать к себе и больше не отпускать. Но никого нет.

Я, в растерянности, сажусь на диван. Я вижу записку, наверно, оставленную ребятами. Я быстро посмотрела её содержание.

«Глория, у нас сегодня выступление в клубе «Rozmari». Мы хотели взять тебя с собой, но ты уставшая и ты спала, так что извини.


Стив, Алекс и Джей»


Ублюдки! Значит, они там развлекаются, а я тут погибаю из-за ужасных снов.

Я быстро иду и надеваю первое платье, что попадается мне под руку. Затем я немного делаю макияж и вызываю такси.

***

Я стою перед зданием клуба, и не задумываясь, захожу внутрь. Куча выпивки, толпа и очень крутая атмосфера. Но я не за этим сюда пришла.

Я вижу парней, они сидят около барной стойки и разговаривают с кем-то. Я быстрым шагом иду к ним, а затем впадаю в ступор.

Мистер Неизвестно-Кто.

Собственной персоной.

Я хочу бежать, но Алекс замечает меня и тащит к ним. Я не сопротивляюсь, но мне ужасно страшно и неловко. В глазах парня сверкнул огонек при виде меня.

— Глория, это Ник. Он помогал с выступлением в клубе. Он мой старый друг и помог нам устроится, взамен на то, что мы отвезем его в Бревэрд. Не бойся, он о тебе всё знает. — я глупо стою и таращусь на него, а затем на ребят. Он начинает смеяться и говорит:

— Мы знакомы. — теперь уже не я таращусь на ребят, а они на меня. М-да, нужно куда-то свалить.

— Я потанцую. — говорю я и прохожу в толпу. Ди-джей включает взрывные песни, я начинаю двигаться в такт с музыкой. Впервые я танцую без алкоголя, и это, знаете, не плохо.

***

Мы идем домой, я выпила несколько алкогольных коктейлей, но еле стою на ногах. Стив берет меня на руки, а я прижимаюсь ближе к нему.

— Откуда ты его знаешь? — шепотом спрашивает он.

— Ночевала с ним в палатке. — произношу я, мой мозг отключился, а язык не слушается.

— Что!? — в ярости спрашивает он.

— Стив, я пьяна. — угрюмым тоном говорю я. — Давай завтра поговорим. Это был сложный день.

Он кивает, но также он зол. Очень зол.

Когда мы наконец-то дошли в авто-дом, я рухнула на кровать и начала засыпать.

________________________________________________________________________

Day 33
________________________________________________________________________

Я просыпаюсь от чувства тошноты, в объятиях Стива. Я кое-как вырываюсь и бегу в ванную. По пути я замечаю Алекса, он весь бледный, видимо, ему тоже плохо.

Когда я ухожу из ванной, вся опустошенная, с жуткой болью в голове, то замечаю, как ребята сидят и что-то обсуждают в кухне. Я вижу Мистера-Неизвестно-Кто, и это меня жутко раздражает. О Боже, ну почему он едет с нами, почему? Я бы всё отдала ради того, чтобы он ушел отсюда. Парни уже что-то ели, мне даже не по себе стало оттого, что здесь четыре парня и одна девушка.

Счет явно не в мою пользу.

— Привет. — сказала я и улыбнулась парням, подошла к Стиву и страстно поцеловала его в губы, но Джей начал давится завтраком, и мы с блондином сразу обернулись в его сторону.

— Что? – пожал плечами Джей. — Я не могу нормально есть, когда вы тут развлекаетесь. — я сделала обиженное лицо, подошла к плите и взялась делать себе яичницу, но вдруг я кое-что забыла.

— Ты, кстати, ещё не представился. — я посмотрела на парня, а он всего лишь усмехнулся в ответ.

И тут я вспомнила, что вроде вчера Алекс говорил имя, но всё равно не могу вспомнить...

— Ты не дала повода. — усмехнулся он.

— Не играй со мной, а скажи уже свое чертово имя. — злостно сказала я.

— Ник. — у засранцев всегда совпадает имя. Я засмеялась, а ребята ошарашено посмотрели на меня.

— Вспомнила одного Ника. Тебе, Алекс, я даже рассказывала о нем. — я встретилась взглядом с солистом.

— Когда? — он приподнял бровь.

— Ну, помнишь, я тебе рассказывала об одной вечеринке…

— А, — Алекс усмехнулся. — Тот парень тоже был Ником?

– Ну да. — мы оба рассмеялись, хотя мне, если честно, было не до смеха.

— Может, вы объясните, что здесь происходит? — замялся Стив. Я подошла к нему и села на колени.

— Когда-нибудь, — прошептала я ему на ухо и мы принялись есть. Около тридцати минут мы сидели в тишине, иногда подшучивал Джей, но все полностью были захвачены едой. Иногда я ловила взгляды Ника на себе, но старалась не обращать внимания. Мне было очень неловко, что какой-то выскочка будет ехать с нами.

Все разошлись по комнатам, и я почему-то захотела узнать, дописал ли Алекс ту песню. Я прошла по коридору прямиком в комнату солиста, но почему то здесь был Ник. Я вздрогнула и пискнула.

— Черт, что ты здесь делаешь!? — проорала я, но не так громко, чтобы ребята услышали в соседних комнатах. Тот ухмыльнулся. Я бы сейчас все зубы ему выбила.

— А ты что здесь делаешь, детка? Воровать пришла? — он подошел ко мне вплотную.

— Ты что, идиот? Хотя, чего я спрашиваю… — я попробовала пройти, но он не дал. Сукин сын.

— Мы не договорили, детка. — он пошел на меня, я поежилась и прижалась к углу.

Он сейчас у меня получит.

Я быстро двинула ногой ему в пах, он изогнулся, выкрикнул что-то и выбежал из комнаты. Так-то. Будет знать, как связываться с Глорией МакФинн.

Я подошла к кровати и увидела на тумбе тетрадь. Я узнала её, открыла, и начала читать песню:

«Огни гаснут, и мне уже не спастись

От встречных волн, против которых я пытался плыть.

Поставь меня на колени,

О, я прошу, я прошу и умоляю, напевая...


Скажи то, что нельзя сказать,

Сбей яблоко с моей головы

И проблемы, которые нельзя назвать.

Тигры в ожидании приручения, напевая...

Именно ты,

Именно ты....


Из беспорядка, которому нет конца,

Смыкающиеся стены и тикающие часы...

Я вернусь и заберу тебя домой.

Но я не могу остановить то, что ты уже узнала, напевая....


Уходите из моих морей,

Проклятые упущенные возможности.

Я часть лечения?

Или я половина болезни? Напевая....


Именно ты,

Именно ты....

Именно ты,

Именно ты....

И ничто иное не сравнится,

Ничто иное не сравнится,

Ничто иное не сравнится....

Именно ты,

Именно ты....


Дом, куда я хотел уйти,

Дом, куда я хотел уйти,

Дом, куда я хотел уйти (именно ты...)

Дом, куда я хотел уйти (именно ты...)»

Original:

«Lights go out and I can't be saved

Tides that I've tried to swim against,

You've put me down upon my knees

Oh I beg, I beg and plead, singing


Come out of things unsaid

Shoot an apple off my head

And a trouble that can't be named

Tigers waiting to be tamed, singing


You are

You are

Confusion never stops

Closing walls and ticking clocks

Gonna come back and take you home

I could not stop that you now know singing

Come out upon my seas,

Cursed missed opportunities

Am I a part of the cure

Or am I part of the disease, singing

You are, you are, you are

You are, you are, you are

And nothing else compares

And nothing else compares

And nothing else compares

You are

You are

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go

Home, home where I wanted to go»


Я услышала звук открывшейся двери, и моментально посмотрела на того, кто вошел. Это был Алекс. Он сначала вопросительно посмотрел на меня, а потом на свой блокнот. Моя смелость улетучилась.

— Привет, Алекс. — пролепетала я, а сама уже витала в облаках от смущения.

— Э-э-э… Ты пришла почитать мои стишки? О Господи. — проговорил Алекс, а я начала смеяться.

— Мне очень понравилось, ты прирожденный композитор.

— Ох, я тебя умоляю, это всего лишь наброски.

— Часто ты пишешь песни?

— Когда в жизни случается что-то значительное, и мне есть про что писать. — ответил Алекс. — Недавно я придумал ещё прикольный мотив для песни.

— Можешь спеть? — вдруг поинтересовалась я.

— Конечно. — он взял гитару, и начал петь, я задрожала и была полностью проглочена музыкой.

«Мы говорили, что добьемся успеха,

Прости что так и не получилось.

И мне больно слышать,

Как ты говоришь это.

Ты знал игру, и играл в нее,

Меня убивает то,

Что ты проиграл.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад».

Original:

«We talked about making it

I’m sorry that you never made it

And it pains me just to hear

You have to say it

You knew the game and played it,

It kills to know

That you have been defeated

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine,

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invest in

Straight to hell

Straight to hell»


Слова этой песни захватили меня, и я ещё несколько раз проиграла их у себя в голове. Затем посмотрела на Алекса и улыбнулась.

— У тебя прирожденный талант, Алекс, я поверить не могу, что ты сочиняешь такое. Ты рожден быть музыкантом. — он засмеялся, а я тряхнула головой. — Эй, я серьезно.

— Глория, я пишу это для себя. Я не хочу, чтобы обо мне все всё знали. — меня ошарашили эти слова. Значит, в этих песнях есть что-то личное, никому неизвестное.

— А почему ты мне тогда спел? — спросила я, и томно выдохнула.

— У меня нет от тебя секретов. — ответил он.

— Уверен?

— Нет. Но мне нечего от тебя скрывать.

— А ребята?

— Что ребята?

— Ты им поешь это?

— Нет.

— Почему?

— Глория, я могу петь это перед тобой, но не перед ними. — решительно ответил он. Я была охвачена каким-то неприятным ощущением. Что Алекс доверяет мне, чего не знают ребята? Я пошатнулась, а он продолжил: — Я видел Ника, ты знаешь, что с ним случилось?

— А что с ним случилось? — как дурочка, спросила я.

— Выйдет с ванной, спросим. — ухмыльнулся Алекс, а я решила побыстрей убраться отсюда.

— Э-эм… Ну, я пойду. — сказала я и выбежала с комнаты. Такое поведение явно напрягло Алекса.

В комнате никого не было. Видимо, Стив водит авто-дом. Ну и хорошо.

Я зашла в водительскую кабину и села около Стива. Он посмотрел на мой вид. Я до сих пор была в его футболке и шортиках.

— Тебе пора одеться, малышка. — сказал Стив. — Здесь куча парней, так что если что, я за себя не ручаюсь. — я залилась хохотом.

— Стив, всё в порядке, я контролирую ситуацию. Как ты? — спросила я.

— Голова раскалывается. Так, кстати, ты говорила что расскажешь, как познакомилась с Ником. — произнес он, каждая мышца моего тела напряглась при упоминании этого имени.

— Когда вы уехали, — начала я. — Я нашла какое-то озеро, а там стояла пустая палатка. Я думала, что кто-то ехал отдыхать, а палатку в итоге забыл. Ну и я переночевала там. А когда проснулась, то он лежал около меня.

— Он к тебе не дотрагивался? — спросил блондин.

— О Боже, Стив. Ничего такого. Просто встретились и попрощались. Конец. — сказала я.

— Хорошо. Я ещё должен быть здесь. Если что, только позови. — пролепетал он, и, оторвавшись от руля, поцеловал меня в щеку. Я улыбнулась и вышла из кабины водителя.

Вдруг, я услышала, как кто-то окликнул меня. Я вошла в самую большую комнату, которую мы сделали гостиной. Там был Ник. И Джей. И Алекс. И всё уставились на меня. Я сразу поняла, в чем дело.

— Что случилось?

— Он что-то говорил тебе? — он указал на Ника.

— Ох, Алекс, — я закатила глаза. — Ничего не произошло.

— Ну, ты ему врезала, значит, кое-что случилось.

— Эй, на меня вообще-то кто-нибудь будет обращать внимание? — послышался голос Ника.

— Заткнись, — отрезал Алекс. — Так, Глория.

— О Господи, да ничего не случилось. Он меня зажал в угол, я его ударила. Конец истории. А теперь я прошу, не говорите Стиву.

— Почему не говорить ему? Он должен знать.

— Потому что будет не конец истории, а конец света. Не говорите и всё. — Джей выдохнул.

— Хорошо.

— А теперь отстаньте от него, он ничего не сделал. — я указала пальцем на Ника. Черт, почему я защищаю его?

Я вышла из комнаты и направилась к себе. Всё, что мне сейчас хотелось, это сидеть на кровати, и поспать.

Ужасная слабость.

***

Я уже довольно долго лежала на кровати, выпила только стакан воды за всё это время, но кто-то вошел в дверь. Я обняла его, крепко, не хотелось оставлять его.

— Милый, ты устал? — Спросила я.

— Да, езда ужасно выматывает. Хочу поспать.

— Ладно, я пойду возьму что-то с кухни и лягу с тобой.

Я пошла на кухню, взяла какие-то фрукты и пошла обратно в комнату. Стив лежал на кровати, не спал, правда, но был готов к этому. Я так и не переодевалась, поэтому легла около него. Если честно, было довольно рано, но я почему-то хочу спать.

Почему? Не похоже на меня. Я взяла дневник и сделала небольшую запись перед сном.

Дорогой дневник! За эти дни много всего навалилось на меня. Эмили ушла из моей жизни. Я полностью и целиком ненавижу её. Я хочу исцарапать ей лицо, сделать так, чтобы она больше не смогла дышать. Я не понимаю, почему я так агрессивно настроена, но если речь идет о ней, я готова на всё.
Ник – это друг Алекса, с которым мы должны ехать к Бревэрду. Он жуткий. Ну да, он довольно красив, но ужасен из-за своего характера. И это его «детка». Брр, мурашки по коже. Мурашки отвращения. Ненавижу его.

— Глория.


________________________________________________________________________

Day 34
________________________________________________________________________

Эмили — предатель. Эмили — предатель. Эмили — предатель.

Я думаю о Эмили. Почему я о ней думаю? Что заставило её так поступить с нами? Ну, да, согласна, она всегда избегала нас и разговоры с нами. Я теперь понимаю почему, но всё же… Мне казалось, она ведет себя с нами искренне. Я понимаю, что плохо разбираюсь в людях, но я видела это. Видела это в её глазах.

Ладно, не надо думать об этом.

Я прижимаю блондина к себе покрепче. Запах его тела окутывает меня, и я вдыхаю его. В последнее время мы мало проводили времени с ним, он всегда водит авто-дом, или же я чем-то занята. Поэтому, всё, что я хочу — это обнять его покрепче и никогда не отпускать. Под его глазами мешки, он явно устал. Как бы я хотела помочь ему.

Я люблю его.

Я действительно люблю его.

Мы – не мы, если не вместе. Я люблю его каждой клеточкой своего тела, и хочу быть с ним, только с ним, всё время. Я зависима от него. Полностью и целиком. Я даже не хочу думать о том, что я буду без него.

Я хочу весь день валяться с ним. Я хочу каждую секунду своей жизни обнимать его. Я хочу каждую минуту слышать его голос. Я хочу, я хочу, хочу. Хочу его и только его. Никого больше мне не надо.

Я не хочу уходить отсюда, но должна. Стив спит довольно долго, а мне нужно что-то сделать со своим видом. Я поднимаюсь осторожно, чтобы своими движениями не разбудить блондина, но он продолжает мирно посапывать.

Я встаю из кровати, беру свои вещи и направляюсь в ванную. Смотрю в зеркало. Впервые в жизни я не чувствую себя чудовищем. Вид у меня, конечно, не идеальный, но улыбка… Я счастлива. Счастлива вместе с ними. И мне не надо Бревэрда и ничего другого. Всё, что я хочу, это быть с ними.

Я захожу в душ и растворяюсь в воде. Я бы могла часами сидеть в душе, думая ни о чем. Но, к сожалению, это не для меня.

Когда я наконец-то ухожу, то начинаю раздумывать нас своим образом. Выбора особенно нет – только джинсы, на улице дождь. Я влезаю в них, затем беру просторную и свободную футболку с эмблемой какой-то рок-группы. Затем я решаюсь сделать себе макияж, но не такой, как всегда. Я делаю себе стрелки и добавляю голубые тени, которые отлично сочетаются с моими волосами. Потом накладываю слой губной помады, и завиваю волосы с помощью плойки, которая здесь уже кстати была. Не знаю, откуда, возможно, это ещё от прошлых владельцев, а возможно, моя. Я уже абсолютно потерялась в своих вещах.

Я выхожу из ванной и направляюсь в кухню. Увидела там Алекса; не удивительно, он у нас тут единственный, кто просыпается рано. Я улыбаюсь ему, он замечает это, и улыбается в ответ.

— Прекрасно выглядишь. — комментирует он, и я заливаюсь краской. Что со мной? Раньше никогда так не реагировала на комплименты.

— Спасибо. — отвечаю я.

— Кстати, это наш последний день в поездке, завтра днем уже будем в Бревэрде. — проговаривает он, а затем мы ещё раз встречаемся глазами. — У нас сегодня выступление.

— Хм… — он застал меня врасплох. — В клубе?

— Да, в клубе. — кромешная тишина. Я чувствую, как она давит и давит на меня, впервые я не знаю, о чем мне говорить с Алексом. Это меня пугает.

— Почему ты не спрашиваешь об Эмили? — вырывается у меня, и я сразу жалею о сказанном. Зачем я вообще её вспоминаю? Я же сама не хотела разговаривать об этой теме, и сама же её задела.

— А зачем мне что-то спрашивать? — переспрашивает он; у меня расширяются глаза. Он действительно не хочет знать? Ему просто всё равно?

— Хм… Ну, не знаю. Я думала, ты хочешь знать, что произошло. — я на секунду смотрю на него, а потом опускаю глаза.

— Я всё знаю. — говорит он, я ещё раз перевожу взгляд на него. Что он знает? Мне сейчас это послышалось или он действительно что-то знает? — Ты же знаешь, что она работала на Дезмонда. — я ошарашена. Он знал. Он всё знал.

— Что?.. Но откуда?.. — не понимаю я.

Он пожимает плечами, а затем произносит:

— Глория, ты за всю дорогу не спросила, где мы находимся. Она же спрашивала это каждых несколько часов, пока мы ехали. Это не было уж так сложно. Я никогда ей не говорил наш маршрут, то есть правильный маршрут, но она знает, что мы, в любом случае направляемся в Бревэрд. — он вздыхает и немного с облегчением договаривает: — Ну, а может она подумала, раз уж я ей врал, что мы не едем в Бревэрд. Но скорее всего, нет. Так что нужно быть готовыми.

Я ещё раз встречаюсь с ним взглядом. У меня иного вопросов, но я нахожу ответы на всё.

Почему он с ней «встречался»? Потому что не хотел, чтобы она общалась с ребятами.

Почему он ей врал? Чтобы Дезмонд не узнал о нашем местонахождении.

Почему он не рассказал нам? Чтобы мы вели себя естественно, и сбили её с верного пути.

Он поступил мудро. Наверно, я бы даже несколько часов не смогла выдержать с таким секретом, а он даже не намекнул нам.

Я уважаю его сильнее, чем когда-либо. Продолжать разговор бессмысленно. Я уже узнала всё, что хотела.

Я начинаю делать на завтрак блинчики, и замечаю, что запас продуктов истекает. Как только приедем в Бревэрд, нужно купить продукты. Этим потом и займемся.

Время тикает, и ребята присоединяются к нам. Ника всё ещё нет, и это радует; наша тройка в сборе.

Ребекка. Как мне тебя не хватает.

Скоро я приеду в Бревэрд и обязательно пойду к ней на могилу. Я просто должна это сделать.

Ребята едят, я делаю то же самое. Мысли спутались: Ребекка, Эмили, Стив, Дезмонд… Всё это груда сомнений, переживаний, любви. Всё это навсегда со мной. Но некоторые из них оставили шрамы на моем сердце, а некоторые их лечат.

К нам подходит Ник, он с ухмылкой смотрит на меня, а я делаю вид, что меня сейчас вырвет. Он с недоумением уставился на меня.

Так-то, мальчик.

Я Глория МакФинн
.
Я притягиваю Стива к себе и мы растворяемся в поцелуе. Сначала он нежный, робкий, но медленно переходит в более страстный. Я привлекаю его к себе и забываюсь вместе с ним. Да, я знаю, ребята вместе с нами, сидят, едят. Но я хочу его, и плевать, кто там ещё есть. У нас есть свой мир, своя Вселенная, и я готова быть с ним, только с ним, здесь и сейчас.

***

Мы уже собираемся в клуб, я кидала несколько яростных взглядов на Ника, но он на всё мне отвечал своей усмешкой.

Сукин сын.

Как же он меня бесит.

Собираться мне особо не пришлось; мне нравился мой образ. Мы должны придти в клуб пораньше, так как ребята выступают, они должны прорепетировать и подготовится. Я уже жду их около входа и решаюсь выйти на улицу. Дождь утих, но всё ещё сыро и прохладно. Я хватаю кожанку и бреду к выходу. Наш автодом мы оставили на стоянке, недалеко от клуба. Я расхаживаю и всматриваюсь в ночное небо. Темнеет здесь определенно скорее, чем в Сан-Франциско. Я уже привыкла к климату этого города, хорошо, что Бревэрд не отличается. Ночной город жутко привлекает меня: повсюду светят фонари, такие яркие и буквально излучают свое тепло. Я улыбаюсь.

Мне нравится то, что я здесь.

Мне нравится то, с кем я здесь.

Мне нравится моя жизнь.

Кто-то обнимает меня за плечи; руки такие родные, это Стив. Я привлекаю его к себе.

— Я люблю тебя. — шепчет он мне на ухо, эти слова пробирают меня до слёз, я готова просто сейчас наброситься на него и слиться с ним в одно целое. Я упираюсь в его плече. — Я готов уехать с тобой на край света.

— Я тоже готова уехать. Я люблю тебя, Стив. Ты даже не представляешь, насколько. — я целую его. Он вытаскивает меня из океана, когда я тону.

Он мой спасатель.

— Моя. — добавляет Стив, мы задыхаемся, задыхаемся без друг друга.

Я слышу, как ребята выходят из автодома и смотрят на нас.

— Мы вам не помешали? — спрашивает Джей, я вытираю слёзы, которые, надеюсь, ребята не разглядели в темноте.

— Нет, всё в порядке. — утверждаю я. — А Ник будет… — я не успею договорить, как вижу, что Ник стоит сзади Алекса и ухмыляется.

Чертов. Сукин. Сын.

— Будет, будет. — говорит он, с ноткой смеха в голосе. Хочется сказать: «Заткнись, мудак», но я чувствую прикосновение Стива, и моментально забываю о том, где я. Электрический ток проходит между нами, и я едва могу слышать слова парней «идем», «Стив, пошли». Я отрываюсь от него, хватаю за руку и мы вместе идем в темноту.

***
« Мы говорили, что добьемся успеха,

Прости что так и не получилось.

И мне больно слышать,

Как ты говоришь это.

Ты знал игру, и играл в нее,

Меня убивает то,

Что ты проиграл.

Я вижу, как ты используешь связи,

Пока ты жив.

У тебя были причины,

Это сжирает тебя как болезнь.

И я слышу это в твоем голосе,

Пока говорю с тобой.

Тебя не излечить.

У всезнайки,

Были взлеты и падения.

По крайней мере,

Так он говорит всем.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад.

Он говорит мне, что я должен быть в деле,

Слушать все что он говорит.

Связи устаревают,

Я слышу, как они скрипят,

Пока держат его,

Я видел на его лице.

Что он всего лишь хотел работать,

Он говорит мне, что я неопытен.

Признает каждый недостаток,

Который никогда не даст ему добраться до вершины.

Не остановит меня,

Думает что мне нужно быть осторожнее.

Я уверен что были использованы связи.

Если бы он попросил помочь убить президента,

Я бы сказал что ему нужно лечиться.

Уставшие от криков, впустили нас,

Связи взяли над ним верх.

Всё, что он придумал, катится

Прямиком в ад,

Прямиком в ад.

Проблема в вере,

Я только начал видеть

Свет в конце тоннеля.

Но он говорит мне, что я сплю,

Когда он говорит, я слышу его бесов,

И все что они мне говорят,

Я лишь молюсь, что связи тут не действуют.»


Original:

«We talked about making it

I’m sorry that you never made it

And it pains me just to hear

You have to say it

You knew the game and played it,

It kills to know

That you have been defeated

I see the wires pulling

While you’re breathing

You knew you had a reason,

It killed you like diseases,

And I can hear it in your voice

While your speaking

You can’t be treated.

Mr. know it all

Had his reign and his fall,

At least that is

What his brain is telling all

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine,

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invest in

Straight to hell

Straight to hell

He told me I should take it in

Listen to every word he’s speaking

The wires getting older

I can hear the way their creaking

As their holding him

I could see it in his jaw

All he ever wanted was a job

He tells me to be raw

Admits to me every little flaw

That never let him sit upon the top

Won’t tell me to stop

Thinks that i should be a little cautious

I can tell the wires were pulled

If he said help me kill the president

I’d say he needs medicine

Sick of screaming let us in

Wires got the best of him

All that he invested in

Straight to hell

Straight to hell

Trouble in believing

I just started seeing

Light at the beginning of the tunnel

But he tells me that I’m dreaming

When he talks I hear his ghosts

Everything they say to me

I just pray the wires aren’t coming here…»

 

Слова этой песни доносятся до меня; тело дрожит, и я опрокидываю стакан с коктейлем. Он дописал её. Он дописал эту песню.

Слёзы скатываются по моим щекам, но я быстро смахиваю их и прикусываю губы. Ник сидит около меня, наклоняется ко мне, и спрашивает меня:

— Всё в порядке? — сейчас он выглядит обеспокоенным, и не таким идиотом, которым я обычно его вижу.

— Да, всё в порядке, я сейчас приду. — я встаю с места, он всё ещё смотрит на меня удивлено, а затем начинает флиртовать с какой-то девушкой.

Я ищу уборную, но меня кто-то прижимает к стене. Дыхание учащается.

Это парень. Черт. И это он сделал не случайно.

— Хочешь развлечься? — из его рта доноситься запах перегара и я прищуриваюсь.

— Отвали, придурок. — отвечаю я и пробую вырваться, но он зажимает меня сильнее, и тащит куда-то. Я не пробую кричать и сопротивляться, никто меня не услышит и я это прекрасно понимаю.

Уборная.

Надо что-то делать.

— Ты как смеешь так со мной говорить? — язык у него заплетается и мне жутко неприятно.

— Пожалуйста, отстань от меня. — умоляю я, слезы скатываются у меня по щеке.

Он начинает стягивать с себя рубашку и я чувствую, как дверь распахивается.

Тук-тук.

Мозг, ты здесь?

Ник.

Это Ник.

— Эй, чувак, ты не вовремя. — говорит незнакомец, не думая одеться.

— Это ты не вовремя, — он со всего размаху бьет его по лицу, а потом ещё раз, ещё раз, и ещё раз. От такого зрелища мне становиться не хорошо, Ник уже закончил бить этого человека, а я только и делаю, что пошатываюсь. Ноги — ватные.

— Глория, с тобой всё в порядке? — доноситься до меня эхом, но я ничего не могу с собой сделать и просто падаю ему в руки.

________________________________________________________________________

Day 35
________________________________________________________________________

Мое состояние можно описать двумя словами — хуже некуда.

Как только я встала, то почувствовала огромный прилив боли. Почему? Не знаю. Я оглянулась вокруг. Нахожусь я в авто-доме, и, кажется, мы едем. Я не могу вспомнить ровно ничего из вчерашнего дня. Что же…

Я поднимаюсь с кровати. Мышцы затекли, но боль терпима. Странно, я никого не встречаю из ребят. Ладно, потом подумаю. Я иду в душ, а по пути в нашу с блондином комнату. Его нет. Наверное, он за рулем.

Я включила воду, и капли энергично начали скатываться вниз. Я почувствовала приятную дрожь в теле, как будто я не мылась неделю или около того. Сейчас у меня такое чувство, что я даже не могу вспомнить свое имя.

Приготовление закончено: я одета в белый топ, лосины и немного макияжа на лице. Я чувствую себя какой-то обновленной, что ли. Не знаю, почему. Просто кажется. Мне легче принимать душ, потому что я как бы смываю с себя всё грязное: ложные прикосновения, проблемы, утраты. В кои-то веки я понимаю, что это ничего не меняет, но мне так реально легче.

Следующее, что я делаю — иду на поиски ребят. Авто-дом стал, значит, они где-то здесь. Я захожу в комнату Алекса, потом в мою и Стива, кабину водителя, но все мои попытки тщетны. Полностью в недоумении, я захожу в гостиную, и замечаю там Стива. Я невольно улыбаюсь, а он притягивает меня к себе на диван.

— Как ты, малышка? — спросил он с беспокойством. Я притянула его поближе к себе и начала целовать его руку, от кончика пальцев к его футболке.

— Уже лучше, — пробормотала я. — Где ребята? — я наклонилась поближе к нему, между нами считанные сантиметры.

— Пошли купить продуктов, мы уже совсем скоро будем в Бревэрде. — говорит Стив и яростно впивается мне в рот.

Я изнемогаю от желания, которое сразу обхватывает меня полностью и целиком. Я отвечаю ему на поцелуй; я сразу забываю о боли, о мышцах, о ребятах и о всем на свете. Мы вместе падаем на диван, и я стараюсь как можно скорее снять с его футболку. Мы до сих пор целуем друг друга – как будто между нами магия, и мы не можем прекратить это. Затем он снимает с меня футболку, и начинает целовать мои ключицы, живот, плечи. Приятное чувство раздается внизу живота.

Это магия. Магия, которая только наша, и ничья больше.

***

Мы лежим с блондином на диване, под простыней; я вырисовываю узоры у него на спине, как только он чувствует это, мы растворяемся в поцелуе. Я уже ничего не вижу, меня опьяняет это чувство. Чувство того, что он здесь со мной, и я просто забываюсь, исчезаю, парю в воздухе.

Мне всегда его будет мало.

Щелчок.

Звук.

Открывается в дверь.

– Черт, – шипит Стив и я начинаю искать свои вещи, блондин не теряет времени, за долю секунды он надевает боксеры. Мне тяжелее; я нервно пытаюсь застегнуть лифчик, Стив, видя мою проблему, помогает мне. Я как-нибудь напяливаю топ, и не забочусь о том, что я до сих пор в одних трусах.

Джей заходит первым в гостиную и заливается смехом. Я подавлено смотрю на Стива, и, кажется, сейчас сгорю со стыда.

— Хм, интересно, чем вы тут занимались. — Джей обшаривает комнату и ищет улики. Потом смотрит на диван и с возмущением смотрит на нас. — Прямо здесь? Вы издеваетесь? Черт, — он оттопыривает нижнюю губу. — Теперь нужно здесь всё продезинфицировать… — он не успевает договорить, как в комнату входит Алекс и заваливается на диван. Джей опять смеется не переставая. Алекс в недоумении смотрит на нас, а потом, понимая причину, вскакивает с дивана.

Я сама уже не могу сдержать смеха. Следующим заходит Ник и, кажется, у него единственного невозмутимое лицо. Я не могу потерпеть позор ещё раз, я мигом хватаю свои лосины и проношусь мимо парней. Ф-ух. Я наконец-то свободна.

Я захожу в нашу комнату и прислоняюсь к стенке. Я напяливаю лосины и опять делаю кое-какой макияж. Дверь раскрывается и в комнату заходит Стив, притягивает к себе и касается губами моей шеи.

— Не обращай на них внимание. — мое тело обдает жаром, я чувствую каждое касание блондина. Я закрываю глаза; признаю, быть с ним это пытка, но приятная пытка.

— Никогда не обращала, — хриплым голосом произношу я. — Я люблю тебя, — шепчу я и оборачиваюсь к нему. На его лице улыбка.

Эти ямочки. Я готова за них отдать свою жизнь.

— Я тоже люблю тебя, малышка, — говорит он; в его голосе такая трепетность, словно он произносит его впервые.
Пытка. Это просто пытка. Я хочу его здесь и сейчас.

Нужно остановить это.

Я так с ума сойду.

— Стив, мне надо изменить цвет волос. — мой голос полон решительности.

Я до последнего не хотела это делать, но мне придется. В Бревэрде куча моих знакомых и пока мы за его пределами, мы обязаны воспользоваться этим.

— Ты этого хочешь?

— Да, хочу. — на самом деле нет.

Есть кое-какая различность между хочу и должна. И сейчас, ради того чтобы я и ребята были в безопасности, мне просто необходимо это сделать. Улыбка блондина становиться шире.

— Хорошо. Мы уже около Бревэрда, сейчас будем доезжать до центра и там что-то подыщем, — говорит он и обвивает мою талию.

***

Я не знаю, где мы, знаю только, что до Бревэрда осталось полчаса езды и мы в центре какого-то города. Я обходила куча бутиков, поставила все новые покупки в автодом, а сейчас направляюсь к салону. Меньше всего я хочу менять цвет своих волос, жаль, что необходимо это сделать. Я захожу туда, меня встречают дружелюбные лица и милый персонал.

Ну что ж.

Пора.

Я подхожу к парикмахерскому отделу и сажусь в свободное кресло. Ко мне сразу же подходит девушка с красивыми завитыми локонами и она, кажется, в оцепенении от цвета моих волос.

— Мм, здравствуйте, — пробормотала она и подошла поближе, видимо, захотела рассмотреть мой вид.

— Здравствуйте, не могли бы вы дать мне палитру цветов? — я улыбаюсь самой искренней улыбкой, в то время, как внутри меня всё умирает.

— Конечно, — говорит она и протягивает мне брошюру.

Я начинаю смотреть различные варианты, и прихожу к выводу, обычные цвета – скучные, и останавливаюсь на том же цвета, что я и выбрала дома: русый, который к концу переходит в рыжий. Я уже рассматривала этот вариант, и представляла, мне очень понравилось.

— Можно русый цвет, но кончики переходят в рыжий? — на лице у девушки пылает улыбка, и она смотрит в потолок, наверняка прикидывая, как это будет смотреться.

— Конечно, вам это будет очень идти, в тон с вашей кожей, — говорит она, глаза у неё появляются искорки. Я покорно киваю, и она начинает свою работу.

Я рассматриваю свое отражение в зеркале; кажется, я совершенно другой человек. Голубые волосы мне нравятся больше всего, но не буду врать, эти не хуже. Девушка была права, они и вправду подходят мне.

Я иду по трассе, там меня уже ждет автодом. Когда я вхожу, озорно улыбаясь ребятам, слышу комплименты по поводу волос. Кажется, я покраснела. Ну и пусть.

Я вхожу в комнату, Стив сейчас вынужден быть за рулем. Даже и не верится, что мы сейчас будем в Бревэрде. На моем лице опять царит улыбка. Если честно, уголки губ слегка побаливают, почему – понятия не имею. Но я счастлива. Действительно счастлива.

Медленно я вспоминаю события вчерашнего дня, и то, что меня спас Ник. Мне становится стыдно, я даже не отблагодарила его. Он сегодня весь день сидел в комнате, я как-то даже перестала это замечать. Я приподнимаюсь и иду в направлении комнаты Алекса.

Ник сидит там, и что-то пишет. Он не отводит взгляда от бумажки, только когда дверь захлопывается, он приподнимает голову и отставляет в сторону свои вещи. Он прищуривается, словно не верит, что это я. Я бы тоже не поверила.

— Хм, привет, — говорю я и оглядываю комнату. Все красиво сложено, мне даже кажется, что у нас со Стивом беспорядок, по сравнению с их комнатой. — Спасибо тебе.… За вчерашнее.

— Не за что, Глория, — ухмыляется он. — Тебе идет.

— Спасибо, — я стараюсь сказать это даже без нотки смущения, и похоже, у меня получается. Меня пробирает любопытность, и я спрашиваю: — Что пишешь?

— Ну, уж точно не дневник веду, как некоторые, — это он меня имел в виду?

Откуда он узнал?

— Это ты про меня? — он кивает. — Откуда ты знаешь?

— Я всё-таки с Алексом в комнате, он мне кое-что рассказывает.

— «Кое-что» это что? — искренним недоумением спрашиваю я.

— То, что спрашиваю, — отрезает он.

Что он хочет сказать?

Он интересуется мною?

А это уже интересно.

— Понятно, ты не очень разговорчив. — говорю я, и выпрыгиваю из комнаты.

***
Мы в Бревэрде! Наконец-то! Столько дней езды, и мы здесь! Да, да, да!

Я вылетаю из комнаты, прямиком в объятия Стива. Он прижимает меня к себе.

— Тебе невероятно идут эти волосы, — говорит он и целует меня.

— Мне всё идет, — язвлю я.

Алекс выходит из гостиной; он репетировал с гитарой.

— Я договорился с одним человечком, и арендовал у него дом. Вот он, — он тыкает в сторону огромного, двухэтажного дома. Я улыбаюсь шире. Мне это определенно нравится.

— Всё, ребят, пора разбирать вещи, — говорю я и мы дружно начинаем раскладывать вещи.

Мне определенно нравится всё в этом доме: от мебели до оттенков стен. Алекс сказал, что Ник поживет у нас день-второй, а затем уедет с кем-то.

Ну и хорошо.

Этот воздух. Этот воздух. Родной, такой, как в детстве. Кажется я в параллельной реальности, но нет, я здесь.

После того, как мы разложили вещи, я жутко выдохлась. Если честно, в этом районе Бревэрда я не была, и это даже лучше, потому что все дома здесь мне не знакомы.

Я ложусь на кровать и делаю запись. Я уже чувствую, завтра случиться что-то важное.

Дорогой дневник! Да! Мы в Бревэрде! Не могу объяснить, почему я так рада. Ещё несколько месяцев, а возможно и недель назад я старалась убежать как можно дальше из этого города, а сейчас радуюсь своему прибытию сюда. Странно, но мне нравится, и я чувствую, что здесь мое место.
Любовь. Любовь окрыляет меня, и да, это Стив делает меня сильнее. С ним мне ничего не страшно, я могу доказывать, как люблю его каждую секунду своей жизни. Это любовь. Я точно знаю это.
Ник ещё загадочнее, чем кажется. Я ему нравлюсь? Я сейчас уже ни в чем не уверенна. Нужно раскрывать этого человека, возможно, он совсем не тот, кем хочет казаться.

— Глория.

 

ЧАСТЬ 8. FORGET (ЗАБУДЬ)

 


________________________________________________________________________

Day 36
________________________________________________________________________

Проснулась я с ощущением бодрости. У меня не болели суставы, как это бывало последним временем, и настроение у меня было довольно неплохое. Я ещё немножко повалялась вместе с блондином, но так как он у нас соня, я пошла в ванную. Оделась я в черное – не знаю, сделает меня это невзрачной или нет, но мне определенно нравится этот образ. Вещи, я думаю, отлично сочетаются с моими волосами, и в целом мне понравился мой образ.

Я вышла из ванной. Я прошлась по коридорам, разглядывая дом. Он просто грандиозный.

А потом я вспомнила, что я в Бревэрде.

Брэверд.

Место, где живут мои родители. Место, где похоронена Ребекка.

Огромный ком в горле.

Ладно, для начала мне стоит поехать на кладбище. И я хочу сделать это одной. Я хочу попрощаться с ней, у нас не было этого прощания. Его украли.

Дезмонд.

При упоминании этого имени в моей голове злость смешивается с яростью. И даже с жалостью. Он жалкий и ничтожен. Я вообще не понимаю, какая его суть жизни. Продавать наркотики? Убивать людей? Ну что же, я уверена, жизнь его потрепала, и он полностью истощен. По крайней мере, я надеюсь на это.

Я вышла из дома, глядя вокруг. Мысленно напомнила себе, где находится кладбище, и вызвала такси. Мы ехали около десяти минут, я расплатилась с таксистом и пошла в его направлении.

Ух.

Кладбище было наполнено могилами, как и следовало ожидать, и я пошла в поисках известного мне имени.
Я увидела надгробие.

Надгробие.

«Ребекка Доннел».


Моя душа распалась на миллион частей. Её вынули, выдернули, избили. Слёзы льются, но я не замечаю их. Изображение очень расплывчатое.

Я не могу так.

Не могу.

Я поднимаю глаза в небо. Оно серое, как моя серая душа. Кажется, все сейчас в этом мире горюют по моей потере. Безоблачное. Но серое.

Огромный всхлип. Огромная потеря. Огромное небо.

Ноги сами несут меня к ней. Ни секунды не прошла – а я уже здесь около неё, около этого чертового надгробия, и этой груды земли, под которым есть её тело. Я обхожу могилу несколько раз, пытаясь осознать, что её нет. Просто нет.

А в голове у меня смех. Голос Ребекки. Такой звонкий, такой родимый.

Вот, она стоит и опирается на дерево, и машет мне, чтобы я шла к ней. Я протираю глаза.

Исчезло.

Что бы то ни было — исчезло.

Я только что видела её. Тут, около меня, а может быть везде.

Я вижу её. Её имя напечатано на моем сердце.

Я присаживаюсь рядом с могилой, и долго всматриваюсь в буквы. Я смахиваю слёзы, пытаясь читать, но это так сложно.

— Привет, — прошептала я, и откашлялась, мой голос стал хриплым. — Я знаю, ты не слышишь меня, или слышишь. Черт… — я усмехнулась. — Это я виновата. Я не знаю, будешь ты отрицать это или нет, но прими правду. Я виновата во всем, что случилось с тобой. Это худший крест из тех, что могут быть, и знаешь, мне плохо… Я поверить не могу, что когда-то в будущем я смогу жить без тебя просто знай это…

Я захлебываюсь в собственных слезах. Кажется, что я так одинока.

Но нет.

Я слышу её голос.

Беззаботный, звонкий.

И я знаю, что она здесь, около меня.

А может быть, она везде.

— А помнишь, как Алекс толкнул тебя в обрыв? — говорю я, и слезы смешиваются со смехом. — Ты тогда так разозлилась на меня… Знаешь, я рада… Да, это звучит странно, но я рада, что живу… Одно дело, если бы я смогла изменить тот миг… Переиграть так, чтобы умерла я, а осталась в живых ты… Я бы всё сделала, чтобы вернуть тебя… Чтобы ты осталась… Я бы отдала себя дьяволу… Я бы… Я бы… — я закричала.

Я закричала так громко, что, возможно, меня слышал весь город, вся планета, вся Вселенная.

Пусть каждый знает о моей потере.

Пусть каждый знает, насколько мне больно.

Я кричу.

Я схватилась за волосы и упала на землю. Всё мое тело, кажется, билось в конвульсиях. Я просто мертва.

Мертва.

Я умираю изнутри.

Я погибаю. Полностью и целиком.

— И знаешь… Я… Я… Я… Я люблю тебя… Так сильно… Как-к… Не может любить человек… Я просто… Буду ждать тебя… Мы увидимся… Когда-т-то… И я буду готова… Я буду готова, — мой голос был громким, по сравнению с тишиной, которую создали умершие.

Я еле поднялась на ноги и постаралась оправиться.

Я прочла надпись на надгробии.

«Ты ушла из жизни, а из сердца — нет.
Твое душевное тепло осталось с нами, и согревает нас».


Я теперь понимаю, что означает выражение «океан из слёз».

Я улыбаюсь.

— Ребекка, видишь! Я улыбаюсь! Я улыбаюсь для тебя! — захлебываясь слезами, и подняв уголки своих губ, говорю я.

Я разворачиваюсь, чтобы уйти.

Разворачиваюсь, зная, что больше не вернусь.

— Мы счастливы и свободны, — говорю я, так тихо, шепотом, зная, что никто не услышит.

Но нет.

Она услышит.

Я верю в это.

Дорогой дневник! Знаешь, у меня поднесенный настрой.
Я попрощалась с Ребеккой. Я не могу поверить, как я сделала это. И теперь, я поняла, это то, в чем я нуждалась. И знай, Беккс, я люблю тебя. Люблю так, как неспособен любить человек.
Но мы-то знаем, что я не человек.
Сейчас мы отдыхаем, и я планирую прогуляться по городу.
Мне ещё никогда не было так хорошо. Я не знаю, это просто из-за Бревэрда или из-за прощания. Или из-за Стива. Я не знаю. Я просто знаю, что мне хорошо.
За последние дни мне было так хорошо только тогда, когда была вечеринка Стива.
Я рада, что всё так хорошо.
Я рада, что я жива.


— Глория.


Мы решили прогуляться с ребятами по окрестностям. Мы решили пойти в парк, а затем домой, или на пляж.

Сейчас я выхожу из дома, и вдыхаю этот запах.

Запах вечности.

Я держу Стива за руку, и мы вместе идем. Такое чувство, будто я здесь раньше не была, странно, я ведь прожила здесь 16 лет моей жизни. Мои русые пряди разбиваются на ветру, мне становится холоднее, и я прижимаю Стива к себе. Ребята одеты не броско, так, чтобы никто не заметил. Ник решил остаться дома, Алекс, Джей, Стив и я же наоборот. Джей уже ходил к Ребекке, и настрой у него заметно поднялся.

Когда мы пришли в парк, то увидели кучу людей, которые развлекаются. От этого у меня уголки губ приподнялись, Стив заметил это и поцеловал меня.

Мы имеем нашу вечность.

Нашу, и только.

Я не просто счастлива. Я очень счастлива.

Мы подошли поближе к аттракционам, и решили прогуляться в декоративном лесу, который был на территории парка.

Мое сердце упало.

Я увидела их.

Нэнси и папу.

Скажите мне, что я не умерла.

Я вытерла глаза, на которых уже начали накипать слёзы. Я обернулась к Стиву, он непонимающе посмотрел на мое лицо и обнял. Обнял так крепко, что я забыла обо всем. Кажется, мы обнимали друг друга вечно. Ребята ушли развлекаться, а я просто стояла со Стивом, вспоминая всё. До последней секунды.

Они выглядят счастливо. На пальце Нэнси я заметила кольцо.

«За что!» — пронеслось у меня в мыслях.

Но я понимала, что этого не изменить. Я должна объяснится с ними. Со всеми.

— Уведи меня отсюда, пожалуйста. — прошептала я, Стив кивнул, и мы с ним отправились назад.

Я просто думала о том, что я должна это сделать.

Я признаюсь им.

Я признаюсь всем.

Завтра.

________________________________________________________________________

Day 37
________________________________________________________________________

Жизнь — чреда ожиданий, страданий, мольбы.

Я встаю с кровати и молча направляюсь в ванную. Для меня это расписание стало довольно привычным, и я не возражаю. Оделась я опять же не в броскую одежду, хотя я знаю, что буду сейчас делать.

Двадцать минут я в душе, ну и ещё плюс-минус тридцать минут одеваний и макияжа. Я стараюсь как можно быстрее убраться из дома, чтобы ребята не увидели моей пропажи. Смотрю на часы. 6:30. Рано. Не увидят.

Я выхожу и чуть слышно захлопываю дверь, в надежде, что никто не услышит. Ф-ух. Я начинаю бежать и выглядывать какую-нибудь известную улицу. Дороги пусты, лишь изредка я могу увидеть, как проезжают машины.

Так. Всё. Я знаю это место. До моего дома пешком тридцать минут.

Я делаю всё правильно? Не знаю. Что я вообще делаю? Не знаю. Одно я понимаю — если я решилась на это, стоит закончить.

Я прохожу мимо сквера, в котором когда-то гуляла с отцом.

Я тогда была счастлива.

Мне было хорошо.

Я до сих пор не понимаю, что пошло не так. Я, конечно, не то чтобы говорю, что раньше наша семья была идеальна, но вполне приличная, я даже помню, как мне завидовала Тезер. А сейчас что? Я, как бы, кончила «самоубийством», мама уже скорее всего уехала куда-нибудь со своим бойфрендом, братом отца, а мой папа женится на учительнице математики. В мире есть справедливость? Думаю, нет.

Я увижу их. Что я им скажу? Что, если что-то пойдет не так? Со мной по любому что-то пойдет не так.

Хм, как я вообще согласилась на это? Мне что, не спокойно живется? Я просто искатель приключений.

Я слышу шаги позади. Я моментально осматриваюсь. Никого нет. Черт, но… Ах, да ладно. Конечно, я же в Бревэрде, и как всегда боюсь, что кто-то поймает меня и отберет мое счастье. Никого нет. Я брежу, я просто схожу с ума.

Почему я пошла на это?

Одному Богу известно.

Ещё несколько минут ходьбы, и вдали я уже вижу дом. Наш дом. Ничего не изменилось. Он такого же цвета, у него такое же ограждение.

Я не могу сосчитать, сколько с ним у меня связано воспоминаний. Возможно, не стоит считать – каждое из этих воспоминаний не столь приятно, чтобы забивать ими мысли.

Я открываю ворота и оказываюсь во дворе. Думаю, мои «родители» ещё спят. Вот так сюрприз!

Да. Я сделаю это, я сейчас…

Не успела я позвонить в дверь, как кто-то набрасывается на меня сзади, и мы оказываемся на траве. Точнее – Стив на мне, а я на нем.

Стив!

Как же я могла не догадаться?

Конечно же, это всё он.

— Что ты делаешь!? — ору я, пытаясь высвободится. Он прикрывает рукой мне рот, и осматривается.

— А что ты делаешь? — шипит он мне на ухо.

А действительно, что я делаю? Я пришла к Нэнси и папе, которые, наверное, уже давно меня забыли, и только что чуть не призналась в том, что я жива! А что было бы дальше? Они бы заставили меня остаться, и отбыть свой срок, как положено. А затем ещё бы на ребят доложили.

Как я могу быть такой дурой?

— Извини. — шепчу я, смотря в его глаза.

Остановите планету, я сойду.

— Хорошо, — со вздохом, произнес он. Раздражительный тон. Видимо, потребует потом объяснений. — А теперь давай убираться.

Я слышу, как дверь открывается. Черт.

— Эй, молодые люди, не могли бы вы убраться отсюда! — Стив прижимает меня к себе поплотней, не хочет, чтобы мое лицо увидели. — Как же мне надоели эти хулиганы! — ворчит она, и в дверном проеме я вижу отца, выглядывая из-за Стива, он секунду смотрит на нас, а затем возвращается в дом.

Стив быстро приподнимает меня на ноги, и мы убираемся отсюда. Я не могу поверить, что это произошло. Лично я думаю, их жизнь не изменилась. Нэнси как и была стервой, так и осталась. Папе как и было всё равно на всё, так и осталось. Хм, я, наверное, обнадежила себя тем, что они действительно скучают по мне, и я для них что-то стою. О чем я вообще думала?

Наивная.

Мы идем молча. Я вообще не понимаю, почему ничего не сказала ребятам? Всё-таки, они бы поняли, если бы я в этом нуждалась, и не стали бы запрещать. А сейчас что? Я сбегаю от них, чтобы рассказать о своем самоубийстве всем. Всему миру. Готова я к этому? Сейчас — точно нет. Всю жизнь прожить не Глорией МакФинн, а Кэтрин Тэтчер наверно будет в сто раз лучше. Ну, я надеюсь на это.

Я взяла Стива за руку. Он скрепил пальцы.

То тепло, которое отдает мне его рука, невозможно передать. Она такая родная. Стив. Одно это слово заставляет биться мое сердце сильнее, а эмоции переполняют. Да. Ради этого стоит жить. Ради него.

Кто-то сбивает меня на полпути. Человек в мастерке, с капюшоном и прикрытым лицом. На пробежке.

Черт.

Только.

Не.

Он.

Я всматриваюсь в лицо.

Да, это он.

Чед.

Стив, видя недоумение на моем лице, опять хватает меня за руку и притягивает к себе. И он успокаивает меня. Я чувствую себя в безопасности.

— Глория? — спрашивает Чед, он нисколько не изменился. Разве что, немного возмужал. Он такой же. Я не смотрю на Стива, я смотрю в небо.

— Привет, Чед. — отвечаю я, но не решаюсь обнять его.

— О! Я думал, ты уже не приедешь сюда. — он переводит взгляд с меня на Стива, и вновь останавливается на мне. — Познакомишь?

Я чувствую, как наливаются вены кровью, и начинают пульсировать.

— Конечно. — хриплым голосом говорю я, и прокашливаюсь. — Чед, это Стив, мой парень. А это, — я указываю на Чеда. — Мой бывший… парень.

Черт, как же глупо это прозвучало. Стива на лице взгляд не меняется, он полон спокойствия. Он что, ни капельки не ревнует?

— Рад познакомится. — говорит Стив, и они пожимают друг другу руку.

— Хм. — бормочу я. Как-то странно всё уж. — Ладно, Чед, нам пора.… Извини…

— Эм, что с тобой? Всё отлично, был рад тебя увидеть. Я вроде как, только оклемался после того, как ты уехала. У тебя всё хорошо?

— Всё отлично, Чед. — он смотрит куда-то сквозь меня.

— Ты что, к родителям своим пошла?

— Э-э-э… — я томно вздыхаю. — Да нет. Рада слышать, что у тебя всё хорошо. — я крепче сжимаю руку Стива. – Но нам пора.

— Хорошо. — в этот раз он обнимает меня. Мне как-то неловко, но на лице Стива полное спокойствие. Чед шепчет мне на ухо: — Не думал, что мы увидимся. Я приятно удивлен. Побольше бы мне таких сюрпризов.

Он отдаляется от меня. Я опять хватаю руку Стива. Я машу ему рукой, и он убегает.

Так, словно ничего не случилось.

И я улыбаюсь. Наверное, я только из-за него переживала всё это время, и мне нравится, что он живет. Живет счастливо. Стив завлекает меня в свои объятия. Я, наконец-то, отстраняюсь, и язвительным тоном произношу:

— Ты что, совсем не ревновал?

— С тех пор, как я подарил тебе очаровательное кольцо, я уже никаких бывших парней не боюсь. – с усмешкой произнес он.

Я выпустила смешок.

Я люблю его. Сильнее, чем когда-либо.

***

Семейная атмосфера. Мы никогда не враждуем, никогда не издеваемся над друг другом.

Алекс, Стив и Джей — это та семья, которой у меня никогда не было. И только они могли настолько изменить меня и мой мир. И в эту семью не вписывается Ник. Я не хочу давать ему шанс, и вообще не хочу ему никому давать. Единственные люди, которые меня не предавали, это парни.

— Эй, малышка, иди сюда, — Стив притягивает меня к себе. Я лежу в гостиной, и мы смотрим какую-то передачу. Точнее, все делают что-то непонятное. Джей что-то ремонтирует, а Алекс пошел на кухню.

Скукота.

— О, ребята, давайте посмотрим фильм! Как вам? — Блондин целует меня в лоб.

— Хорошо, возьми, там у Алекса, выбери, что тебе по душе. — я нехотя отрываюсь от него и забегаю в комнату.

Я смотрю в ящики, и, наконец, вижу фильмы. Беру какой-то ужастик с неприятным названием, не вглядываясь в буквы. Я не люблю знать название того, что я смотрю. Вдруг оно мне не понравится? И весь фильм я буду думать о том, какое глупое у него название.

Я вижу на столе какое-то открытое письмо. Читать…?

«Через три дня, пять часов вечера, на пустыре в нашем месте. Испугался? Если ты не придешь, она умрет, и не думай, что мы оставим в покое Глорию. Проблем у вас будет куча. Ты же знаешь, Алекс, меня лучше не злить.


Дезмонд».


Так, стоп, а вот в этом месте поподробнее? Дезмонд? Что? Он здесь?

Кто «она»..?

Вновь загадки. У меня просто мозг взрывается.

Понятно. Нужно готовится к битве.

Я быстро беру нужный диск и спускаюсь вниз. Я включаю фильм, и как бы, невзначай, спрашиваю Стива:

— Потренируешь меня?

— Что? — переспрашивает он, с искренним недоумием.

— Ну, там, приемы всякие. — я улыбаюсь, как дура. Пф-ф, я такая хорошая лгунья. — Просто ты не всегда будешь рядом, а я хочу уметь за себя постоять.

— Я всегда буду рядом. — он поцеловал меня в лоб. — Но, научится действительно стоит. Завтра начнем тренировки. А сейчас давай смотреть фильм.

***

Я проснулась уже в кровати, Стив перенес меня сюда. Я взяла свою лампу и взяла дневник.

Дорогой дневник! Я встретила Чеда и чуть не разоблачилась перед родителями. Странно, правда?
А ещё я увидела письмо от Дезмонда, которое было у Алекса. Он хочет встретиться через три дня, и не думаю, что это будет мирная встреча. Ну, я буду готовиться к худшему. Я попросила Стива начать тренировать меня. Я должна быть подготовленной к этому.
Письмо было странным…

— Глория.


Я захлопнула дневник и улеглась на кровать.

Я уверена, это будет бессонная ночь. Кто «она»?

________________________________________________________________________

Day 38
________________________________________________________________________


Проснувшись, мы со Стивом сразу решили начать тренировки. А начали мы именно с пробежки.

После натягивания одежды для пробежки и зашнуровывания кроссовок, я устало потащилась на улицу.

Спустя пять минут я плелась по улице, дрожа от октябрьского холода. Легкий ветер срывал листья с деревьев и скрипел их ветками. Я разминала свои ноги и подпрыгивала вверх-вниз, чтобы разогреть кровь.

— Продолжим, — скомандовал Стив и рванул в лес.

Я была не в восторге от прогулок через лес, но, по логике, это же пробежка, а бегать по простой, мрачной улице — не вариант. Поэтому я погналась за ним.

Его зрение непременно опозорило меня, потому что каждый раз, когда я спотыкалась о поваленные деревья, теряла равновесие в ямах и ударялась головой о низко нависшие ветви, он ориентировался в местности с безупречной точностью.

Всякий раз, когда я слышала его дразнящий смешок увеселения, я вскакивала на ноги в решимости столкнуть его с крутого обрыва при первой же возможности. Вокруг было много оврагов, мне просто нужно было подобрать поближе к нему, чтобы сделать это.

Наконец, Стив остановился, и к тому моменту, когда я добежала до него, он развалился на огромном валуне, расслабленно заложив руки под голову. Он снял свои тренировочные штаны и ветровку, оставшись в шортах и облегающей футболке. Исключая легкое колебание его груди, я бы никогда не предположила, что он только что пробежал около десяти миль преимущественно в гору.

Я забралась на камень и плюхнулась рядом с ним.

— Воды, — сказала я, задыхаясь.

Стив протянул мне бутылку, и я начала отпивать воду.

Блаженство.

— И это всё? Я думал, ты дольше продержишься. — ухмыльнулся Стив. Ну, да, его самолюбию ничто уж точно не грозит.

— И не надейся. — говорю я и перевожу дыхание. — Я готова.

Мы принимаемся к самим тренировкам. Мы отрабатываем удары, я как могу, боксирую, пускай неумело, но более-менее хорошо. Я хоть как-то стараюсь, задача моя серьезная, я же не хочу опозорится перед ребятами и Дезмондом. Если я уже решилась как-то внезапно появится, то это должен быть хорошо продуманный ход, а не спонтанная идейка.

Вот так и начали мы наши со Стивом тренировки.

***

Уже через четыре часа я выдохлась и упала на землю. Меня наиболее разозлило то, что Стив ну вообще не утомился! Я, семнадцатилетняя девушка, уже загибаюсь, а ему хоть бы хны!

— Ну что, малышка, устала? — спросил он, в ответ я просто застонала. — Оу… Не надо было тебя так нагружать.

— Стив, всё в порядке. — сказала я, и попыталась подняться. — Вот видишь? Давай завтра ещё.

— Если у тебя не будут болеть мышцы, то я в принципе не против… — сказал он, и я заткнула его поцелуем.

Сначала он был робким, нежным, но с каждой секундой он ставал более терпким и страстным. Я еле смогла оторваться от Стива, и с небольшой отдышкой сказала:

— Нам пора идти. — блондин кивнул, взял меня за руку и мы пошли к дому.

Я не представляю, что буду делать завтра. Нам нужно будет рано или поздно уехать из Бревэрда. Я не знаю, куда мы уедем и на что мы будем жить. Единственное, что я знаю – я живу. Ведь жизнь – это то, что случается, когда ты строишь другие планы.

Я живу.

Живу, живу, живу, живу.

И я точно знаю это.

Мы со Стивом еле доковыляли до дома. Ну как, еле… Он шел нормально, а я придерживалась его, словно опоры, словно кто-то может его отобрать и сбоку это казалось наверно так, что я его защищала. Я не стыжусь этого. Я слишком люблю его, чтобы потерять.

Никто не отберет наше счастье, пока мы сами его не разрушим.

Не разрушим.

Я знаю это.

Мы открыли дверь, и как ни странно — ребята до сих пор спали. Мне стало от этого как бы лучше, не пришлось никому ничего рассказывать и объяснять. Я пошла в ванную и сменила одежду на более обыденную – шорты (погода была просто класс, если сравнить с той, что была в шесть часов, это просто ад, как тепло), майку с небольшим вырезом, и подкрасила глаза тушью. Мне нравится.

Я прошла на кухню и там заметила Ника. Он уже что-то искал в холодильнике, и, видимо, я его не сразу заметила.

— Привет. — сказала я и начала готовить себе и ребятам яичницу.

— Где вы со Стивом были? — спросил он.

Что?

— И тебе тоже добрый день. — фыркнула я. — Не твое дело.

— Спасибо за ответ, мне просто была нужна его помощь, детка, так что это мое дело.

— Заткнись и больше не называй так. Когда ты не говоришь, то ты намного лучше.

— Так ты согласна с тем, что я неплох? — этот парень вообще умеет говорить серьезно?

— Я это не говорила, пожалуйста, давай я просто приготовлю завтрак, а ты пойдешь погуляешь.

— Без проблем. — сказал он и подмигнул мне. Затем, наконец-то, ушел.

Каков нахал.

Я быстро справилась с едой – за десять-пятнадцать минут всё было готово. Я позвала Стива, Алекс и Джей также проснулись.

Дорогой дневник! Мы со Стивом успешно начали свои тренировки. Правда, сейчас я чувствую, что готова умереть. Все тело болит, но это ничего по сравнению с тем, что я научилась делать.
Сейчас ребята должны выступать в каком-то клубе, и я не знаю, идти с ними мне или нет. В этом просто нет потребности. Во-первых – фатально будет, если меня кто-то узнает, во-вторых – у меня реально всё болит, в-третьих – не зачем туда идти, и прежний поход в клуб это доказал. И ещё там будет Ник. Он иногда бывает милым, но если он ещё раз спасет меня, то я буду в долгу. А мне не нравятся быть чьим-то должником.

— Глория.


***

Я иду по пляжу. Ребята ушли в клуб, обстановка дома меня жутко угнетала, а здесь – на пляже, как раз то, что мне надо.

Солнце как бы растворяется в воде.

Непередаваемые ощущения.

Я подхожу поближе к воде и начинаю бежать по окраине. Я уже забыла про боль, мне просто надо расслабиться. Я вспоминаю всё, до малейших подробностей. Тезер, Чед, Мэтт. Я их любила, и именно поэтому и отпустила. Со Стивом у меня больше, чем любовь. Вместе мы — сила, а по отдельности — никто. Мы словно частички друг друга, словно пазл.

И вот как раз здесь мне пришла идея. Я мигом вскочила и побежала в центр. Не знаю, как я решилась на это, но я точно знаю, что делать.

Центр неподалеку, его специально сделали за несколько минут от пляжа, чтобы привлекать туристов.

Как только я добежала туда, то сразу пошла в тату-салон. Наиболее мне понравилось то, что я знала, что буду делать. Меня встретил приветливый персонал, и я села в кресло. Ко мне подошел мужчина, весь в татуировках и немного пирсинга.

— Хэй. — поздоровался он. – Ты татуировку или пирсинг?

Я на секунду задумалась. Пирсинг? Пожалуй, нет.

— Татуировку. — выдавила я.

— Окей, тебе нужен каталог, или ты уже знаешь, что хочешь.


— Нет, знаю.

— Выкладывай. — сказал он.

— Хм… Мне нужны крыло на спине, но это не то, о чем вы думаете. Есть ещё один человек, и вы как бы делаете мне одно крыло, а ему другое потом, и это должно смотреться так, как будто если мы соединим их, у нас получится сложенный механизм. То есть начало крыла у меня должно идти не от позвоночника, а от плеча. — я провела линию вдоль плеча до бедра.

— Мм, неплохая идея. — молвил он. — Ну, если вы хотите доплатить сразу за двоих, то это будет стоить триста долларов…

— Да, сразу за двоих, — сказала я и протянула деньги. — Запишите на завтра, около восьми утра. — он подошел к стойке и записал в своем блокноте. — Вы можете приступать. — это звучало не как вопрос, а как утверждение. Он подошел ко мне и начал выполнять свою работу.

***

Работа была окончена, и я вернулась домой. Спина жутко болела, но я не обращала на это внимание. Я была в окрыленном настроении, так как я сделала то, о чем мечтала.

Парней, как я и думала, дома не было. Я поплелась в комнату и легла спать, в предвкушении следующего дня…

________________________________________________________________________

Day 39
________________________________________________________________________

День начался весьма обычно, точнее необычно.

Мы вышли со Стивом на пробежку, а затем ещё потренировали удары. Я с ужасом понимаю, что завтра мне следует встретиться с Дезмондом, а я совсем не готова. У меня плохое предчувствие.

Жуткое,

плохое

предчувствие.

Такое же, как в тот ужасный день. Такое же, как в самый худший день в моей жизни.

Я с трудом перевела дух, но меня полностью заполонило это. Чувство потери. Чувство того, что ничего уже не вернешь, ничего не изменишь.

Наиболее меня наверно раздражает то, что парни мне ничего не говорят. Не говорят о их встрече, ничего не говорят. Я уверена, что они пойдут, так как они шушукаются всё время, думая, что я не вижу. Наивные.

Сейчас я стою на кухне, после долгой тренировки. Мышцы болят, но это приятная боль. Знаете, словно я что-то сделала, что-то важное, и двигаюсь на встречу своей мечты. Но это предчувствие всё портит. Чувство утери.

Черт, черт, черт.

Вышел Ник. Какого хрена он до сих пор здесь?

Кстати, я до сих пор не сказала Стиву о тату. Сейчас уже полвосьмого, я планировала немного опоздать в тату-салон, и придти где-то в девять.

— Привет. — прошипела я. Мне не нравился Ник, ну да, он спас меня в кои-то веки, ну и что? Я ему должна быть всю жизнь признательна? Ну уж нет. Если бы он был на моем месте, я бы тоже спасла его, и не от чувства дружбы или ещё из-за чего-то, а из-за элементарной вежливости. — Почему ты всё ещё здесь?

— Эй, детка, повежливей. — я подошла к нему вплотную, и дала по ноге. Он еле заметно замялся и попятился.

— Я предупреждала, и, кажется, я что-то спросила. Так что будь добр, ответ на мой вопрос, а затем уже выдвигай претензии. — деловым тоном сказала я.

— А ты будь добра, не говори так, будто я твоя непосильная ноша. И да, я должен помочь здесь ребятам с кое-чем, и будет намного легче, если я останусь здесь, пока это нужно. — я сразу же поняла в чем дело. Так, значит, они просят ЕГО помочь, а я должна оставаться в сторонке? Круто, вы так не думаете?

— Ясно. — я чуть не ударила кулаком ему в челюсть от ярости. Черт, я что, на тренировке не выплеснула всю энергию?

Я пошла в комнату к Стиву, я же должна ему рассказать о тату. Всё таки я сказала что мы будем там уже к восьми часам, ну, с опозданием.

— Малышка, подожди, я уже иду. — сказал он.

— Эй, Стив, смотри… Я вчера как бы… Тату сделала… — начала я, мгновенно краснея. Хм, что же меня заставило сделать это чертово тату?

— Ч-т-о?! — воскликнул Стив. — Где? Когда?

— Успокойся… Короче… И ты тоже должен сделать его… Идем, я тебе по дороге всё расскажу.

Я схватила его за руку, прежде чем он успеет что-то сказать, и мы вместе пошли в тату-салон.

По дороге я ему рассказала о своих планах, что по-моему это очень круто, и вообще, что такое могла придумать только я – «сумасшедшая». К удивлению, он сразу же на все согласился. Я столько боли натерпелась, а ему это раз плюнуть? Похоже, он действительно меня любит. Как вообще я могу в НЕМ сомневаться? Это у меня тут настроение всё время меняется.

Терпение порождает доверие. Доверие порождает привязанность. Привязанность порождает притяжение. Притяжение порождает любовь.

***

Всё сделано. Действия не отменить, не стереть из памяти.

Мы – часть друг друга, и если мы не будем вместе, всё пойдет наперекосяк, и совершенно неправильно.
Я дополняю его, а он – меня. У нас не просто любовь, у нас нечто большее.

У нас есть крылья.

Любовь окрыляет.

И она существует.

Нужно просто верить в это.

Мы дошли до дома и я мысленно расслабилась, зная, что у нас всё нормально. А потом опять напряглась от этого чертового чувства!

— Сти-и-и-в! — опять протянула я.

— Глория, отстань! — воскликнул блондин. — Я устал, не хочу никуда идти.

— Ну пожа-а-алу-у-йста. — я посмотрела на него умоляющими глазками. Он глубоко вдохнул и закатил глаза.

— Ладно, ладно. — провозгласил он, и я радостно завизжала. — Но не долго.

— По-дка-блу-чник. — сказал Джей, из-за чего я засмеялась, а Стив меня обнял.

— Как скажешь, но почему-то я счастлив. — блондин ухмыльнулся, а я всего лишь поцеловала его в губы.

Мне всегда будет его мало.


Гулять по ненавистному мне городу не так уж и сложно, если рядом Он. Он тот, ради кого я умру, и я не дам умереть ему. Никогда. Обещаю. И завтра чтобы не случилось, Он будет жив.

Стив убегает от меня, я ловлю его. Он кружит и сжимает меня в объятиях. Я не помню, где мы, и на какой улице. Сзади подходит какая-то девушка, я не успеваю посмотреть на нее, потому что увлечена блондином.

— Вы, случайно, не Стив? — спросила девушка, очень знакомым голосом.

Тезер.

Черт.

Скажите мне, что это шутка. Скажите мне, что сейчас она уйдет или испариться или что-то ещё.

Только.

Не.

Это.

— Вы обознались. — сказал он, не своим голосом, и, не отпуская меня, потащил в другую сторону. Но Тез начала бегать за нами. ТОЛЬКО НЕ ЭТО, ПОЖАЛУЙСТА, НЕТ, НЕТ, НЕТ!

— Глория, Глория!… — начала кричать она, я вырвалась из объятий Стива и прикрыла её рот рукой. Ф-ух, Слава Богу, знакомых нет.

— Заткнись, иначе я тебе вены перережу. — прошептала я сквозь сжатые зубы. Ну это же надо было так попасться!

Что, она, черт возьми, делает? Кричит на всю улицу, а что если здесь полиция, или того хуже, родственники? Дура! Я выразительно посмотрела на Стива, он перехватил мой взгляд. Да уж, он не меньше напуган моей «бывшей лучшей подругой». Глупо звучит, как-то, очень глупо.

— Тез, давай не здесь. Иди за мной. — сказала я, блондин послушно пошел за мной.

Я зашла в небольшой переулок, где обычно не ходят люди, а тем более уж мои знакомые.

— Во-первых,… откуда ты знаешь Стива? — я посмотрела на блондина, тот всего лишь пожал плечами.

Если я узнаю, что они когда-то были знакомы, а ещё хуже, что она была его девушкой, я просто упаду в обморок.

— М-да уж, были сестрами практически, а сейчас ты как бы «умерла», я чуть не свихнулась, а ты меня начинаешь допрашивать? Серьезно? — она истерически хохотнула. — Я прочла твой дневник. — о чем я вообще думала, когда оставляла его здесь? Стив удивленно поднял брови.

— Да-да, я вела и веду дневники, и да, я знаю, это глупо. — лишь бы Тезер не проболталась ему о 50 днях! — Понятно… как вы тут?

— Хуже некуда! Ты вообще, о чем думала, милочка? Адам-то знаешь как волн…

— Так, так, ЕМУ ничего не говори! Я серьезно! Я понимаю, что вы пара и у вас там любовь, всё такое, но ему не слова! Уже достаточно людей знают о том, что я жива, и мне не надо лишних.

— Стоп… Кто-то ещё знает, что ты жива? — зачем я вообще это сказала?

— Неважно. — отрезала я.

— Нет, Глория, говори. — и тут я уж поняла, что мне не отвертеться.

— Че…

— ГЛОРИЯ МАКФИНН! Чеду, значит, ты сказала, а мне нет? Ты что, вообще спятила? — я опять прикрыла ей рот рукой.

— Тише ты, тише. Он единственный, кто знает. Он мне помогал с деньгами. Пожалуйста, не пили меня.

— Что за фразочки! Я тебя, кажется, больше не увижу, а ты мне тут начинаешь! Я вообще не понимаю, кто придумал эту хрень с самоубийством!

— Я придумала, я. Лучше расскажи о вас с Адамом.
— Не меняй тему… — я умоляюще посмотрела на нее, а затем придвинулась к Стиву. — Эх, ну ладно. Я пока что не знаю. Я люблю его, и мы хотим уехать.

— Так это же прекрасно!
— А ты тот же Стив, в которого моя подруга без памяти влюблена? – она поиграла бровями. – Хм, как ты вообще можешь быть с этой сумасшедшей?

— Сам не понимаю! — Стив подхватил смех Тез, а я обиженно надула губы.

— Я здесь, вообще-то.

— Малышка, ну ты же знаешь, что я тебя люблю.

— «Малышка»! Почему так?
— Потому что однажды я обещала ему кое-что сделать за это. — я пальцами показала ножницы, и он усмехнулся. — Но сейчас, я изменила свое мнение.

— Вы ребята действительно странные… — непонятным тоном сказала Тез, а я всего лишь пожала плечами.

После небольшого разговора, мы пришли домой, а мне стало мало общения с ней.

Я скучала?

Да.

Я скучала.

Я сама выбрала этот путь.

Дорогой дневник! Я не знаю, буду ли я завтра жива, не знаю, действительно не знаю. Я надеюсь, что с ребятами будет всё в порядке, и что они не пострадают.
Жизнь – очень странная штука. Сегодня я встретилась с Тез. Было совсем не как в фильмах, она не начала рыдать, а я не начала говорить «что так должно было быть»… Всё было обычно. Как будто я и не кончила самоубийством, а она не переживала мою потерю.
Теперь я понимаю, что мне нравилось в дружбе с Тез. Она заставляла меня чувствовать себя лучше. Она превышала настроения. Даже сейчас она практически не упоминала о самоубийстве.
Кстати, у меня жуткое предчувствие. Я уже полностью настроена на смерть. Хуже некуда. Сегодня у меня будет бессонная ночь.

Не задыхайся без меня, я ненадолго.

Дыши, если остались силы. Дыши для меня.

— Глория.

________________________________________________________________________

Day 40
________________________________________________________________________

Я проснулась с ощущением бодрости и обязанности. Если честно, я понимаю, что либо я его – либо он меня. Он. Дезмонд.

Предательский ком застрял в горле.

Но я знаю, что я одержу победу. Я сделаю всё ради того, чтобы стереть его с лица земли. Он будет мертв. Я верю в это. Верю всем сердцем.

Стив всё ещё мирно посапывает около меня. Я не хочу его будить, так как тренировки сегодня не планировала. Быстро поднялась, завязала хвост, и пошла делать завтрак.

На кухне был только Алекс, он сидел и что-то раздумывал. Я усмехнулась про себя, припоминая, как он любит вставать по утрам.

— Привет, Алекс. Как ты? О чем думаешь? — спрашиваю я, тот поднимает глаза на меня. Я отвечаю ему снисходительной улыбкой.

— Да так, ни о чем.

— Тебе тоже доброе утро.

— Ой, извини. Просто мне что-то не по себе.

— А как же. — хмыкнула я.

— Что? — озадаченно спросил он.

— Неважно. — Пробормотала я.

Я продолжала готовить кофе, а Алекс недоверчиво посмотрел на меня. Я просто пожала плечами, мол, «ничего не случилось». Он, кажется, успокоился, и пошел будить ребят.

Через пять минут, Алекс, Джей, Стив и Ник что-то обсуждали и перекидывались незначительными взглядами, отчего я чувствовала напряжение и недосказанность, но быстро успокоила себя. Я была в предвкушении чего-то большого, значительного.

И мое плохое предчувствие всё увеличивалось и увеличивалось. И мне это совершенно не нравилось, но я старалась отвлечь себя.

Конечно же, меня возмущает то, что они мне ничего не рассказывает, но я их понимаю. Конечно, я же всегда «притягиваю неприятности».

— Что собираетесь сегодня делать? — как бы «невзначай» спрашиваю я.

— Да так, встречаемся со старым знакомым, он задолжал нам сумму. — отвечает Алекс.

— Ничего особенного?

— Да так, мелкий должок. — усмехнулся Стив.

— Можно с вами?

— Нет, ни в коем случае. — вступил Джей.

— Но почему-у-у? — застонала я.

— Это небезопасно.

— Тогда зачем вы идете?

– Нам нужны деньги.

— Помните, что было в прошлый раз?

— Это неважно! Глория, просто посиди часик одна дома. Всё будет в порядке, уверяю тебя. — вздохнул Алекс.

— Ну,… хорошо.

Внутри себя я прекрасно знала, что мне этого недостаточно, но так уж и быть, пусть думают, что я буду сидеть дома. Конечно же, меня пока провожали недоверчивыми взглядами, но я мило улыбалась. Думаю, они поверили, что всё время я просто буду сидеть дома и ничего не делать. Ха.

***

Я прошлась по простывшему кафелю, по которому только что ребята вышли из дома. Так как я уже была одета, я быстро, не теряя времени, побежала в комнату к Алексу и, наконец-то, отыскала пистолет. Заряжен.

А мне сегодня везет.

Я быстро вышла из дома, и последовала за ребятами. Они шли, болтая о чем-то, а я жутко беспокоилась о том, чтобы они не увидели меня.

Я следовала за ними по пятам.

Ребята ничего не хотели рассказывать мне. Они не сказали куда идут, и это меня возмутило.

Пряталась за деревьями, как настоящий шпион. Затем они зашли куда-то, в какой-то лес, если я не ошибаюсь. Я обошла их и шла спереди. Потом они остановились на месте, где стояло две машины. Меня начало это пугать. Это было похоже на пустырь, одинокий, глупый пустырь.

Крутое начало.

Из машины вышел Дезмонд. Я быстро метнулась к дереву, которое было поближе к ним, дабы услышать их разговор. Это будет не просто, стоять около него, и не засадить пулю в его голову.

— Привет, Алекс и его банда. — с коварной улыбкой на лице сказал Дезмонд.

Из машины, в окружении охранников вышла Эмили, с приставленной пушкой к голове. Я закрыла рот руками, чтобы не закричать от ужаса.

Я понимаю, что она предала нас, но она в любом случае не заслуживала такой смерти.

— Вот она. — с проворной улыбкой сказал Дезмонд.

— Дез, объясни... — что-то там хотел сказать Алекс, но Дезмонд перебил его.

— Объяснить? Это конечно не входило в мои планы, но так уж и быть, перед смертью узнаете, почему она здесь, если она работает на нас. Мы давно угрожали ей смертью, а тут так ещё всё вышло. Внедрится в вашу группу, было так же легко, как и привязать её к нам. То, как отреагировала Глория, не можно назвать адекватным, хотя и Эмили ни в чем невиновата, мы ей изначально угрожали к смертью.… К слову.… Где Глория?!

— Её нет. — сказал спокойным тоном Алекс.

— Как это нет!? Я же сказал, чтобы вы обязательно взяли её. — с возмущением молвил Дезмонд.

— Так вот нет! — с равнодушием и злобой вскрикнул Стив.

— И что, вот так вот, да? Вы добровольно подписались на смерть, даже не объяснив ничего вашей подружке?

— На смерть мы не подписывались. — холодно сказал Джей.

— Ого, и Ник тут! Привет, дружище. Тоже пришел встретить смерть?

— Не рассчитывай на это. — сквозь зубы процедил он.

— Ну, это мы ещё посмотрим. — Дезмонд хлопнул несколько раз в ладоши, и из машины начали выходить.
И тут я поняла, что моя очередь.

— Эй! — завопила я, все ребята обернулись на крик, и увидели меня. У них мало не отвисла челюсть. — Так вот, время расплаты Дезмонд!

Сказав это, я, не теряя ни секунды, выстрелила в обидчика.

В голову!

Прямое попадание!

Ну и тут началась резня. Как будто столкновения двух миров. Я и не успела глазом моргнуть, как началась перестрелка. Я начала с парнями целиться в пешек Дезмонда, в итоге, так как я была миниатюрна по сравнению с ними, в меня не было так легко попасть. Я ощутила легкость, и обернулась посмотреть на ребят.

Внезапно меня охватил страх.

Стиву всадили нож в спину.

Я быстро побежала к нему, садясь на колени, в то время как он смотрел на меня.

— Стив… Стив… Что… Что с тобой…? — успела выдавить я, между всхлипами.

— Всё в порядке, малышка, — хриплым голосом сказал он. — Я люблю тебя. — он закрыл глаза.

Увидев красное пятно на футболке спереди, слёзы стали литься ещё скорее, затем увидев кровотечение, я изогнулась и вскрикнула.

— Стив, пожалуйста, не надо! Забудь обо всем, обо мне, пожалуйста, просто дыши… Стив… Пожалуйста!...

Он не отвечал. Глаза закрыты.

Я обернулась, чтобы увидеть происходящее. Много трупов лежали на земле, но ребята были живы.

Я закричала.

— АЛЕКС, ЗВОНИ В СКОРУЮ! — Мертвая тишина. — КТО-НИБУДЬ!

Я выхватила телефон, который ещё был у меня в кармане, и дрожащими руками начала набирать экстренный номер. Я подняла Стива на руки, и попыталась донести его до шоссе. Ребята мне не помогали. Они только наблюдали над происходящем, а затем начали прятать трупы.

«Как в фильме ужасов».

— Отделения скорой помощи. Чем можем помочь?

— Ножевое ранее в спину, — объяснила я. — Мы сейчас на Эмерсон Стрит. Пожалуйста, приезжайте скорее! — дабы они не успели ничего большего спросить, я отключилась.

Сзади меня обняли знакомые руки.

Алекс.

— Оставь меня! Оставьте меня в покое! — заорала я, опустив Стива на землю и поцеловала его в лоб, моля, чтобы он не оставлял меня в одну.

— Глория, — услышала я голос Эмили.

— ОСТАВЬТЕ МЕНЯ! ВЫ ВИДИТЕ, ОН УМИРАЕТ! — ору я.

Всё не как в фильмах.

Всё не так, как я хотела.

Всё гораздо хуже.

***

Я нахожусь в отделении уже битый час, от Стива ничего не слышно. Доктора ничего не говорят.

Такое чувство, что всё в мире потеряло значение.

А ведь это всего лишь ранение в спину.

А такое чувство, что я прекратила дышать с того момента, как он перестал это делать.

Дорогой дневник! Сейчас я нахожусь в больнице.
Доктора ничего не говорят, и это меня жутко угнетает. Я не знаю, задели Стиву главные органы, или нет, но надеюсь, что это не так.
Я не знаю, что будет завтра.
Я рада, что Алекс смог привезти тебя ко мне, потому что не знаю, сколько я пробыла в одиночестве. Я боюсь, что он не будет дышать. Я боюсь потерять его. Здесь меня только и спрашивают «Кто вы?», «Кэтрин Тэтчер», «Что вы здесь делаете?», «Жду известий о своем парне».

Я чувствую, что умираю внутри.

— Глория.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 282; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ