Когда болгары стали славянами? 3 страница



Такие действия франков привели к затяжной войне между Болгарией и Франгией, закончившейся мирным договором 832 г., по которому Сремский регион был закреплен за Болгарией. Считается, что именно с этого времени римский город Сингидун стал известен под именем Белград.

К 836 г. по каким-то причинам не был обновлен договор между Болгарией и Византией, что привело к очередной войне. Болгарский хан Маламир, наследовавший власть в стране после Омортага, завоевал Сардику (Софию), а затем двинул свои войска в сторону Салоника. В ответ император Феофил (829-842) осуществил операцию по возвращению македонцев из Бессарабии, которых туда переселил из Адрианополя хан Крум. В результате таких переселений и македонцев стали относить к склавинским племенам.

Во времена христианизации народов Центральной и Южной Европы между германским королем Людовиком Немецким и болгарским ханом Борисом проходили переговоры о совместной политике против Византии, вероятно, в том числе решались вопросы религии. Существуют сведения, что Болгария в 863 г. обратилась к Римскому папе Николаю I Великому (858-867) с просьбой о крещении Болгарии, посредником в этой просьбе выступал Людовик Немецкий. Одним из условий обращения в христианскую веру была организация отдельной епархии в Болгарии. Однако Византию такое положение дел не устраивало, поскольку это могло подорвать ее влияние на северного соседа. Византийские войска императора Михаила III (842-867) вторглись в пределы Болгарии. Не получив помощи от Германского королевства, хан Борис был вынужден пойти на уступки Византии и принять христианство из рук константинопольского патриархата. Крестным отцом Бориса был сам император, почему хан и получил при крещении в 864 г. христианское имя Михаила.

В Болгарии далеко не все кланы приветствовали этот шаг своего хана, но Михаил жестоко подавил восстания, а не согласных с христианизацией болгар вождей кланов казнил. Более того, Михаил в 889 г. решил уйти в монастырь, возведя на болгарский престол своего сына Владимира, но сын стал проводить политику возврата к язычеству, подбиваемый к этому недовольной христианизацией страны частью знати. Отцу пришлось в 893 г. отказаться от уединенной жизни и вновь вернуться к власти. Опять полетели головы недовольных им придворных, а сына Владимира хан приказал ослепить.

Однако вопрос об автономии болгарской церкви так и не был решен при этом хане. Дело в том, что болгарская сторона настаивала на совешении литургии (основного богослужения) на языке, который был создан усилиями братьев Константина и Мефодия - просветителей славян, который был близок языку болгар. По крайней мере, болгарская знать вряд ли была заинтересована, чтобы языком церкви стал язык склавинов, если бы он сильно отличался от болгарского. Именно этот церковнославянский язык и стал основой единства славянских народов. Ни в Риме, ни в Константинополе с этим не соглашались, настаивая на проведении литургии на латинском или греческом языке. Только при сыне хана Михаила (Бориса) в 893 г. Болгарское народное собрание провозгласило Симеона первым царем Болгарии, а также утвердило церковнославянский языком литургии. Рим и Константинополь были вынуждены согласиться с назначением Климента епископом Болгарии.

Царь Симеон получил богословское образование в Константинополе, и жизнь в столице Византийской империи надолго запомнилась молодому человеку, мечтавшему занять византийский престол, тем более что императорами Византии часто становились совсем незнатные люди, а то и вовсе инородцы чуть ли не рабского происхождения.

Поводом для войны 894 г. между Болгарией и Византией стал какой-то торговый конфликт, который использовал Симеон. Вообще-то Византия предполагала, что после принятия христианства от Константинопольского патриархата Болгария будет вечной союзницей империи на правах младшего брата, но недооценила амбиций болгарского царя. Византийская армия потерпела сокрушительное поражение, и император Лев VI (886-912) вынужден был искать противодействие болгарской агрессии. В качестве союзников были выбраны венгры, территории которых как раз в это время граничили с Болгарией. Венгры отвлекли на себя часть болгарских сил, дав возможность Византии привести свои войска в порядок. Болгары тоже искали себе союзников и нашли их в лице печенегов - одного из приуральских тюркских племен, тем более что вражда между венграми и печенегами существовала задолго до этого.

Однако помощь этих союзников вышла боком для болгар. Под натиском печенегов венгры не просто ради грабежа воевали с болгарами, а решили отвоевывать себе новую родину, что они и сделали в 899 г. Болгария лишилась своих территорий, расположенных на левом берегу Дуная, и чтобы не потерять все, в 897 г. согласилась на мир с Византией, правда, на условиях ежегодной дани со стороны империи. Венгры перешли Карпаты и заняли Среднедунайскую низменность. Вот как об этом сообщается в венгерской хронике конца XII в. «Gesta Hungarorum» (Деяния венгров) безымянного нотария венгерского короля Бейлы III: «Тогда семь мадьярских вождей... двинулись в Паннонию, перейдя высокие горы. Как только туда дошли, то место, которое первым заняли, назвали Мункач (венгерское munka - труд, работа, а место это - современный город Мукачево. -Ю.Д), потому что этой территории достигли они в результате больших трудностей... Жители территории - славяне» [84, 8].

В 912 г. после смерти Льва VI византийский престол занял его сын Константин VII Багрянородный, но по его малолетству правил страной его дядя Александр II. Именно он и прекратил выплату дани Болгарии, на что царь Симеон незамедлительно отреагировал введением своих войск в Византию, вплоть до стен самого Константинополя. Александр II умер в 913 г., поэтому расхлебывать всю эту кашу пришлось не столько Константину VII, сколько его матери императрице Зое. В результате войны Византия потеряла территории Сербии и некоторые области Эллады. Но взять приступом или осадой Константинополь Симеону не удалось, так как флота у него не было, без чего блокировать полностью столицу Византии было невозможно. Но и регентша Зоя не сумела удержаться у власти, трон захватил один из командующих флотом Роман I Лакапин. Он отправил Зою в монастырь и обручил свою дочь Елену с двенадцатилетним Константином VII.

Венгры же, перейдя Карпаты и основав свое государство на Среднедунайской низменности, старались расширить его территории за счет Болгарского царства. Об истории венгров, или турок, как их часто называли, и о том, как они попали на Среднедунайскую низменность, рассказал Константин Багрянородный.

^ «Народ турок имел древнее поселение близ Хазарии, в местности, называвшейся Леведия - по прозвищу их первого воеводы... Итак в этой местности, уже названной Леведии, течет река Хидмас, которая именуе! с я также Хингилус (местоположение Леведии и ее рек неизвестно, по одному из предположений, - верховья Северского Донца и Дона. - /О Д.). В те времена они не назывались турками, а именовались по неведомой причине савартами-асфалами (вполне возможно, этот этноним имеет отношение к северянам. - Ю.Д.). Турок было семь племен, но архонта над собой, своего ли или чужого, они никогда не имели; были же у них некие воеводы, из которых первым являлся вышеназванный Леведия. Они жили вместе с хазарами в течение трех лет, воюя в качестве союзников хазар во всех их войнах. Хаган, архонт Хазарии, благодаря мужеству турок и их воинской помощи, дал в жены первому воеводе турок, называемому Леведией, благородную хазарку из-за славы о его доблести и знаменитости его рода, чтобы она родила от него. Но этот Леведия по какой-то случайности не прижил детей с той хазаркой. Пачинакиты (печенеги. - /ОД.) же, прежде названные кангар (а название кан-гар давалось у них в соответствии с благородством и мужеством), двинувшись на хазар войною и будучи побеждены, были вынуждены покинуть собственную землю и населить землю турок. Когда же меж турками и пачинакитами, тогда называвшимися кангар, состоялось сражение, войско турок было разбито и разделилось на две части. Одна часть поселилась к востоку, в краях Персии, - они и ныне по древнему прозвищу турок называются савартами-асфа-лами, а вторая часть поселилась в западном краю вместе с их воеводой и вождем Леведией, в местах, именуемых Ателкузу (венгр. Этелькез - Междуречье. - /О.Д.), в которых ныне проживает народ пачинакитов» [43, 159].

Далее Константин сообщает, что при посредстве кагана хаза-ров венгры выбрали себе, кроме воеводы, архонта по имени Арпад. «Через некоторое время пачинакиты, напав на турок, изгнали их вместе с их архонтом Арпадом. Поэтому турки, блуждая в поисках земли для поселения, явившись, прогнали обитателей Великой Моравии и поселились в их земле» [43, 161]. Несколько иначе Константин рассказывает о том, как и при каких обстоятельствах венгры покинули Этелькез, начиная со времени правления своего отца Льва VI (886-912), когда венгры были призваны империей на помощь против болгар. «Позванные Львом, христолюбивым и приснопамятным василевсом, они переправились [через Дунай] и, воюя против Симеона, наголову разбили его, наступая дошли до Преслава и заперли его в крепости по названию Мундрага, вернувшись затем в собственную страну. В то время архонтом они имели Лиундику, сына Арпада. Однако после того как Симеон вновь помирился с василевсом ромеев и обрел безопасность, он снесся с пачинакитами и вступил с ними в соглашение с целью нападения на турок и уничтожения их. Когда турки отправились в военный поход, пачинакиты вместе с Симеоном пришли против турок, истребили целиком их семьи и беспощадно прогнали оттуда турок, охраняющих свою страну. Турки же возвратясь и найдя свою страну столь пустынной и разоренной, поселились в земле, в которой проживают и ныне...» [43, 163].

Роман I решил вести примирительную политику в отношении Болгарии, поэтому он лично встретился с царем болгар Симеоном, после чего в 924 г. между этими странами был заключен мир. Вероятно, это было определено договором или его секретной частью, но после этого Симеон провозгласил себя царем болгар и ромеев. Роман I, конечно, заявлял от имени Византии протесты, а вот папа Иоанн X признал права Симеона на этот титул. Вот что сообщает об этих событиях епископ Лиутпранд Кремонский: «В это время Симеон Болгарский стал сильно утеснять Аргос. Тогда Роман, дав в жены его сыну Петру, который и сейчас еще жив, дочь своего сына Христофора, смирил его первоначальную ярость и привязал к себе посредством выгодного договора. Девушка же, сменив имя, была названа Ириной, - что значит "мир", - потому, что именно благодаря ней между болгарами и греками был заключен прочный мир» (55, 67].

В 927 г. царь Симеон умер, ему наследовал трон сын Петр. Этим незамедлительно воспользовался Роман I, который признал Петра царем, согласился на создание в болгарской церкви собственной патриархии и выдал свою внучку замуж за Петра. Петр правил Болгарией долго, и при нем около сорока лет поддерживался мир между Болгарией и Византией. Да и венгры с печенегами доставляли болгарам столько хлопот, что им стало невыгодно вновь затевать военные действия с империей. Вот что пишет сам Константин VII Багрянородный об отношениях болгар с печенегами, которых он называет пачинакитами: «булгарам более страшным казался бы василевс ромеев и мог бы понуждать их к спокойствию, находясь в мире с пачинакитами, поскольку и с этими булгарами соседят названные пачинакиты и, когда пожелают, либо ради собственной корысти, либо в угоду василевсу ромеев, могут легко выступать против Булгарии и, благодаря своему подавляющему большинству и силе, одолевать тех и побеждать. Поэтому и булгары проявляют постоянное старание и заботу о мире и согласии с пачинакитами. Так как [булгары] многократно были побеждены и ограблены ими, то по опыту узнали, что хорошо и выгодно находиться всегда в мире с пачинакитами» [43, 41].

Однако в 966 г. болгарский царь Петр решил воспользоваться ослаблением Византии в войнах с арабами и германцами и начал военные действия против империи. При этом он заручился поддержкой своих давних врагов венгров. Но и император Никифор II Фока (963-969), правивший одновременно со своими пасынками Василием II и Константином VIII, обратился к киевскому князю Святославу с просьбой помочь в войне с болгарами. Как сообщает Лев Диакон, император «написал правителю Болгарии Петру, чтобы тот воспрепятствовал туркам (венграм. - Ю.Д.) переправляться через Истр и опустошать [владения] ромеев. Но Петр не подчинился и под разными предлогами уклонялся [от исполнения этого]. Тогда Никифор почтил достоинством патрикия Калокира, сына херсонского протевона, и отправил его к правителю Росии8 Свендославу, чтобы обещаниями даров и немалых почестей склонить его к нападению на болгар» [54, 121].

Князь Святослав помог и жестоко расправился с побежденными болгарами. Царь Петр был вынужден просить о помощи своих врагов печенегов, и те не отказали, напав на Киев и обеспечив тем самым передышку войскам Болгарии.

Однако новый союзник на византийских границах оказался еще опасней, чем все предыдущие враги, и Никифор вынужден был ввести дополнительные налоги для повышения обороноспособности империи. Но, как всегда в этих случаях бывает, Никифора убили свои же родственники, и императорский трон занял Иоанн I Цимисхий (969-976).

Жестокость киевского князя Святослава по отношению к покоренным болгарам (мисянам - у Льва Диакона), конечно, поражает воображение современного человека, но такая жестокость была нормой и для самого цивилизованного народа того времени, византийцев: «Сфендослав (?(p?v6oai)\a(3oc;. - ЮД.) очень гордился своими победами над мисянами: он уже прочно овладел их страной и весь проникся варварской наглостью и спесью. Объятых ужасом испуганных мисян он умерщвлял с врожденной жестокостью: говорят, что, с бою взяв Филиппополь, он со свойственной ему бесчеловечной свирепостью посадил на кол двадцать тысяч оставшихся в городе жителей и тем самым смирил и [обуздал] всякое сопротивление и обеспечил покорность» [54, 56].

В 970 г. князь Святослав разгромил болгарские войска и вышел к границам империи. Иоанн направил в устье Дуная флот, чтобы помешать русским войскам при отходе в этом направлении. Несмотря на большие силы войска Святослава, русы не могли противостоять тяжелой коннице византийцев, поэтому одержать полную победу над имперскими войсками Святославу не удалось, хотя Болгарию и часть Византии он завоевал. Стороны вынуждены были согласиться на мирные условия. Князь Святослав с награбленным добром и остатками своего войска ушел на Русь, по дороге его подкараулили союзники по болгарской войне - печенеги, с которыми он не захотел делиться добычей по условиям договора. И князь Святослав был убит печенегами хана Кури при переходе днепровских порогов.

От Болгарского царства осталась только часть на самых западных ее границах. Все остальные земли отошли, по договору со Святославом, к Византии. Царь Петр предусмотрительно ушел в монастырь, а его наследники были уведены в Константинополь, где Роман был ослеплен, а Борис II был лишен публично всех царских регалий в пользу Византии. Лев Диакон, правда, об этом не сообщает, представляя более гуманную версию этих событий: «Петр, царь болгар, после смерти своей жены возобновил мир, предложил императорам союзные отношения, предоставил заложников, а также собственных двоих сыновей Бориса и Романа. Несколько позднее он умер. Сыновья его после этого были возвращены в Болгарию, чтобы принять царскую власть и чтобы отразить движение комитопулов, потому что Давид, Моисей, Аарон и Самуил, дети одного из самых могущественных в Болгарии комитов, затеяли мятеж и привели в беспорядок дела в Болгарии» [54, 114].

На этом Первое Болгарское царство прекратило свое существование. Ни о каком слиянии болгар со склавинами на этом этапе и речи идти не может, так как склавины оставались в Болгарском царстве на правах низшего сословия. А вот язык христианства, так называемый церковнославянский, стал общим для всех христиан, проживающих в этой стране. Но от этого болгары-тюрки не стали славянами.

В 976 г. после смерти Иоанна Цимисхия полноправным правителем империи стал Василий II, который числился в этой должности с 963 г. Этот император стал решительно проводить непопулярные ни среди народа, ни среди знати реформы, что и привело к значительным восстаниям в империи. В это время Самуил, приходившийся сыном одному из наместников из западной провинции

Болгарии, которая не попала под власть империи, объявил себя правителем всей Болгарии. Причем это были не пустые слова, ему на самом деле очень быстро удалось не только восстановить власть в Болгарском царстве, но и вторгнуться на исконные территории Византии и нанести поражение войскам Василия II в 981 г. Самуил своей столицей сделал город Охрид в горах у берегов Охридского озера.

Закончив гражданские реформы, Василий приступил к реорганизации армии. И вот, когда болгары в очередной раз в 996 г. вторглись в Элладу, византийские войска не только дали достойный отпор агрессорам, но и перешли в наступление. В 1005 г. армия Василия II вышла с боями к Адриатическому побережью в районе Диррахий (совр. город Дуррес в Албании), а в 1014 г. в сражении у реки Стримон разбила основные силы болгар, взяв в плен 15 тысяч человек. Всех пленников Василий II приказал ослепить, из них ста пятидесяти пленникам выкололи только по одному глазу. Вот с этими поводырями и было отправлено в Охрид слепое воинство. Самуил не смог перенести поражения - его разбил паралич, а через два дня он умер.

Теперь было достаточно появиться слухам о приближении армии Василия Болгаробойца, как воины Самуила разбегались в разные стороны. Болгарам пришлось вновь признать власть императора над собой и своими территориями, а болгарская знать, то ли желая быть поближе к власти, то ли по требованию самого императора перебралась в Константинополь.

К 1018 г. на этой территории ни самих болгар тюркского происхождения, ни самой Болгарии больше не существовало. Жители болгарской провинции Византии шли на службу в армию императора для защиты имперских интересов.

Это не означает, что в последующие десятилетия никаких событий не происходило. Народные восстания вспыхивали в разных концах империи, не исключая и болгарской провинции. Об одном из таких восстаний и других событиях вкратце упоминает Никифор Вриений, зять императора Алексея I Комнина (1081-1118): «скифы делали набеги на Фракию и Македонию; славяне вышли из повиновения римлянам и опустошали Болгарию; были разграблены также Скупы и Наис, находились в бедственном состоянии Сирмий, земли, лежащие при реке Саве, и города при Истре до самого Виддина. С той же стороны отложились хорваты и диоклейцы и злодействовали по всей Иллирии» [36, 277].

179

Никифор Вриений был хорошо осведомлен об этих событиях, так как его дед, тоже Никифор Вриений, был дуксом (герцогом), т.е. правителем болгарской провинции, посланным туда императором Михаилом VI (1055-1057), «чтобы обуздать усиливающихся славян. Находясь в Болгарии, Вриений в короткое время до того смирил болгар, что они тотчас признали над собой власть римлян и довольны были тем, что именно он управлял их делами» [36,279]. Все эти и последующие успехи побудили дукса Никифора и его родственников составить заговор с целью посадить Никифора Вриения на императорский трон. Набожный Михаил не старался бороться за императорский престол и просил, чтобы его только отпустили в монастырь, но у Никифора Вриения был достойный соперник в лице полководца войск в Малой Азии по имени тоже Никифор. Вот этот-то Никифор, поддерживаемый семьей Комниных, и стал императором Никифором III Вотаниатом (1078-1081), подготовившим плацдарм для возвышения Комниных.

Только в 1185 г. в Тырново началось настоящее восстание народа, не согласного с налоговой системой в целом и произволом налоговых сборщиков в частности. Восстание возглавили братья Асень и Петр. К какому этносу они принадлежали, неизвестно, так как болгарская знать еще 150 лет назад перебралась в Константинополь, простые болгары-тюрки пошли в византийскую армию, а местных начальников присылали, как правило, из столицы. Единственным связующим звеном между людьми этого региона был церковнославянский язык, поскольку ни император, ни патриарх константинопольский не сумели за столь долгий промежуток времени ввести в церквях болгарской провинции богослужение на греческом языке.


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 115; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ