Я выбираю блинчики с кленовым сиропом и яичницу с беконом. Кристиан пытается скрыть улыбку и возвращается к своему омлету из яичных белков. Еда необычайно вкусная.



– Чаю?

– Да, пожалуйста.

Он передает мне небольшой чайник с кипятком и пакетик «Английского завтрака» на блюдечке. Обалдеть, он помнит, какой чай мне нравится.

– У тебя мокрые волосы.

– Я не нашла фен, – смущенно бормочу я. Честно говоря, я и не искала.

Кристиан поджимает губы.

– Спасибо за чистую одежду.

– Не за что. Этот цвет тебе к лицу.

Я краснею и утыкаюсь взглядом в свои руки.

– Знаешь, тебе бы следовало научиться принимать комплименты, – произносит он осуждающе.

– Я хочу отдать тебе деньги за одежду.

Он смотрит на меня, как будто я его глубоко обидела. Я спешу добавить:

– Ты уже подарил мне книги, которые я, между прочим, не могу от тебя принять. Хотя бы за одежду позволь мне заплатить самой. – Я неуверенно улыбаюсь.

– Анастейша, поверь, я могу себе позволить…

– Не в этом дело. С какой стати ты будешь дарить мне подарки?

– Потому что мне это ничего не стоит. – Его глаза сверкают сердитым блеском.

– Это еще не повод, – отвечаю я тихо. Он выгибает бровь, моргает, и я вдруг понимаю, что мы говорим о чем-то другом, но я не знаю, о чем именно. Я сразу вспоминаю…

– Зачем ты прислал мне эти книги, Кристиан? – спрашиваю я тихо.

Он откладывает нож и вилку и внимательно смотрит на меня. В его глазах светится какое-то непонятное чувство.

– Когда тебя едва не сбил велосипедист, я держал тебя, и ты смотрела на меня, словно говоря: «Поцелуй же меня, Кристиан». – Грей пожимает плечами. – Я почувствовал, что должен извиниться и как-то тебя подбодрить. – Он ерошит волосы рукой. – Анастейша, я не герой-любовник. Я не завожу романов. И вкусы у меня очень своеобразные. Лучше бы тебе держаться от меня подальше. – Он закрывает глаза, как бы признавая себя побежденным. – Но в тебе есть нечто такое, что заставляет меня возвращаться снова и снова. Думаю, ты сама это поняла.

Есть уже совсем не хочется.

– Зачем же бороться с собой? – шепчу я.

Широко раскрыв глаза, он судорожно вздыхает.

– Ты не знаешь, о чем говоришь.

– Ну так просвети меня.

Мы сидим, глядя друг другу в глаза, никто не прикасается к еде.

– Ты дал обет безбрачия? – выпаливаю я.

В его серых глазах загораются смешинки.

– Нет, Анастейша, такого обета я не давал. – Кристиан Грей замолкает, чтобы я усвоила информацию, и я краснею до ушей. Неужели я только что произнесла такое вслух! Нет, действительно лучше жевать, чем говорить.

– Какие у тебя планы на ближайшие дни? – спрашивает он спокойно.

– Сегодня после обеда я работаю. А сколько сейчас времени? – внезапно пугаюсь я.

– Чуть больше десяти, ты еще сто раз успеешь. А как насчет завтра?

Он сидит напротив меня, поставив локти на стол и опершись подбородком на сплетенные длинные пальцы.

– Мы с Кейт хотели упаковать вещи. На следующие выходные у нас назначен переезд в Сиэтл. И всю эту неделю я работаю в «Клейтонсе».

– Ты уже знаешь, где вы будете жить в Сиэтле?

– Да.

– Где?

– Не помню адреса. Где-то в районе Пайк-маркет.

– Недалеко от меня. – Его губы изгибаются в полуулыбке. – А где ты собираешься работать в Сиэтле?

Зачем он все это спрашивает? Кристиан Грей умеет устраивать допрос с пристрастием еще почище, чем Кэтрин Кавана.

– Я подала документы сразу в несколько мест. Сейчас жду ответов.

– В мою компанию ты пойти не захотела?

Я опускаю глаза. Конечно же, нет.

– Вообще-то, нет.

– А что тебя не устраивает в моей компании?

– В твоей компании или в «Грей энтерпрайзес»? – хмыкаю я.

– Вы надо мной смеетесь, мисс Стил? – Он наклоняет голову набок. Кажется, разговор его забавляет, однако трудно сказать наверняка. Я опускаю взгляд в тарелку с неоконченным завтраком. У меня нет сил смотреть ему в глаза, когда он говорит таким тоном.

– Я бы хотел укусить эту губу, – мрачно произносит Кристиан.

О господи. Сама не замечая, я машинально кусаю нижнюю губу. Челюсть у меня отваливается, я одновременно пытаюсь сглотнуть и втянуть воздух. Это самая сексуальная фраза, которую я когда-либо слышала. Сердце колотится в бешеном темпе, я задыхаюсь. Черт, я вся дрожу от возбуждения, хоть он ко мне даже не прикоснулся. Подняв глаза, я встречаю его насупленный взгляд.

– Ну так что же тебя удерживает? – с вызовом спрашиваю я.

– Я даже близко не подойду к тебе, Анастейша, пока не получу на это твоего письменного согласия. – На его губах блуждает тень улыбки.

– В каком смысле?

– В прямом. – Он вздыхает и кивает мне, довольный, но в то же время немного сердитый. – Я тебе все покажу, Анастейша. Во сколько ты сегодня кончаешь работу?

– Около восьми.

– Мы можем поехать в Сиэтл и поужинать у меня дома. Там я объясню тебе, как обстоят дела. Предпочитаешь сегодня или в следующую субботу? Выбирай.

– Почему ты не можешь сказать мне прямо сейчас? – нетерпеливо спрашиваю я.

– Потому что я наслаждаюсь завтраком в твоем обществе. Узнав всю правду, ты, вероятно, больше не захочешь меня видеть.

Черт побери! Что он имеет в виду? Он продает детей в рабство в какие-нибудь забытые богом уголки? Он – часть подпольного преступного синдиката? Тогда понятно, откуда у него столько денег. Он глубоко религиозен? Он импотент? Конечно, нет, это он может доказать мне прямо сейчас. О господи, я краснею. Так можно гадать до бесконечности. Чем раньше я узнаю тайну Кристиана Грея, тем лучше. Если окажется, что, узнав его секрет, я больше не захочу с ним общаться, то, честно говоря, это только к лучшему. «Не надо себя обманывать, – ехидно замечает мое подсознание, – дело должно быть совсем уж плохо, чтобы ты все бросила и сбежала».

– Сегодня.

Он поднимает бровь.

– Ты, как Ева, торопишься вкусить с древа познания.

– Вы надо мной смеетесь, мистер Грей? – мило интересуюсь я. Надутый осел.


Дата добавления: 2018-02-18; просмотров: 311;