Перевод 66 сонета В. Шекспира. ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

ПОЭТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

 

Э. Хемингуэй

Перевод Л. Кисловой

Кошка под дождем

В отеле было только двое американцев. Они не знали нико­го из тех, с кем встречались на лестнице, поднимаясь в свою комнату. Их комната была на втором этаже, из окон было вид­но море. Из окон были видны также общественный сад и па­мятник жертвам войны. В саду были высокие пальмы и зеле­ные скамейки. В хорошую погоду там всегда сидел какой-ни­будь художник с мольбертом. Художникам нравились пальмы и яркие фасады гостиниц с окнами на море и сад. Итальянцы приезжали издалека, чтобы посмотреть на памятник жертвам войны. Он был бронзовый и блестел под дождем. Шел дождь. Капли дождя падали с пальмовых листьев. На посыпанных гра­вием дорожках стояли лужи. Волны под дождем длинной поло­сой разбивались о берег, откатывались назад и снова набегали и разбивались под дожем длинной полосой. На площади у па­мятника не осталось ни одного автомобиля. Напротив, в две­рях кафе, стоял официант и глядел на опустевшую площадь.

Американка стояла у окна и смотрела в сад. Под самыми окнами их комнаты, под зеленым столом, с которого капала вода, спряталась кошка. Она старалась сжаться в комок, что­бы на нее не попадали капли.

— Я пойду вниз и принесу киску, — сказала американка.

— Давай я пойду, — отозвался с кровати ее муж.

- Нет, я сама. Бедная киска! Прячется от дождя под столом. Муж продолжал читать полулежа на кровати, подложив под голову обе подушки.

- Смотри не промокни, — сказал он.

Американка спустилась по лестнице, и когда она проходила через вестибюль, хозяин отеля встал и поклонился ей. Его кон­торка стояла в дальнем углу вестибюля. Хозяин отеля был высокий старик.

— Il piove ¹,- сказала американка. Ей понравился хозяин отеля.

— Si, si signora, brutto tempo2. Сегодня очень плохая погода. Он стоял у конторки в дальнем углу полутемной комнаты.

Он нравился американке. Ей нравилась необычная серьезность, с которой он выслушивал все жалобы. Ей нравился его по­чтенный вид. Ей нравилось, как он старался услужить ей. Ей нравилось, как он относился к своему положению хозяина оте­ля. Ей нравилось его старое массивное лицо и большие руки.

Думая о том, что он ей нравился, она открыла дверь и выг­лянула наружу. Дождь лил еще сильнее. По пустой площади, направляясь в кафе, шел мужчина в резиновом пальто. Кошка должна быть где-то тут направо. Может быть, удастся пройти под карнизом. Когда она стояла на пороге, над ней вдруг рас­крылся зонтик. За спиной стояла служанка, которая всегда уби­рала их комнату.

— Чтобы Вы не промокли, - улыбаясь, сказала она по-ита­льянски. Конечно, это хозяин послал ее.

Вместе со служанкой, которая держала над ней зонтик, она пошла по дорожке под окно своей комнаты. Стол был тут, ярко-зеленый, вымытый дождем, но кошки не было. Американка вдруг почувствовала разочарование. Служанка взглянула на нее.

— На perduta qualque cosa, signora 3?

— Здесь была кошка, — сказала молодая американка.

— Кошка?

— Si, il gatto.

— Кошка?— служанка засмеялась. - Кошка под дожем?

— Да, - сказала она, - здесь под столиком. - И потом: -А мне так хотелось её, так хотелось киску...

Когда она говорила по-английски, лицо служанки станови­лось напряженным.

- Пойдемте, синьора, — сказала она, — лучше вернёмся. Вы промокнете.

- Ну что же, пойдём, — сказала американка.

Они пошли обратно по усыпанной гравием дорожке и вош­ли в дом. Служанка остановилась у входа, чтобы закрыть зон­тик. Когда американка проходила через вестибюль, padrone поклонился ей из-за своей конторки. Что-то в ней судорожно сжалось в комок. В присутствии padrone она чувствовала себя очень маленькой и в то же время значительной. На минуту она почувствовала себя необычайно значительной. Она под­нялась по лестнице. Открыла дверь в комнату. Джордж лежал на кровати и читал.

- Ну, принесла кошку? - спросил он, опуская книгу.

- Её уже нет.

- Куда же она девалась? - сказал он, на секунду отрыва­ясь от книги. Она села на край кровати.

- Мне так хотелось её, — сказала она. — Не знаю почему, но мне так хотелось эту бедную киску. Плохо такой бедной киске под дождем.

Джорж уже снова читал.

Она подошла к туалетному столу, села перед зеркалом и, взяв ручное зеркальце, стала себя разглядывать. Она вни­мательно рассматривала свой профиль сначала с одной сто­роны, потом с другой. Потом она стала рассматривать заты­лок и шею.

— Как ты думаешь, не отпустить ли мне волосы? — спроси­ла она, снова глядя на свой профиль.

Жорж поднял глаза и увидел её затылок с коротко остри­женными, как у мальчика, волосами.

- Мне нравится так, как сейчас.

- Мне надоело, — сказала она. - Мне так надоело быть похожей на мальчика.

Джордж переменил позу. С тех пор как она заговорила, он не сводил с неё глаз.

- Ты сегодня очень хорошенькая, — сказал он.

Она положила зеркало на стол, подошла к окну и стала смот­реть в сад. Становилось темно.

—   Хочу крепко стянуть волосы, и чтобы они были гладкие, и чтобы был большой узел на затылке, и чтобы можно было его потрогать, - сказала она. - Хочу кошку, чтобы она сиде­ла у меня на коленях и мурлыкала, когда я её глажу.

— Мм, — сказал Джордж с кровати.

—  И хочу есть за своим столом, и чтоб были свои ножи и вилки, и хочу, чтоб горели свечи. И хочу, чтоб была весна, и хочу расчесывать волосы перед зеркалом и хочу кошку, и хочу новое платье...

—  Замолчи. Возьми почитай книжку, - сказал Джордж. Он уже снова читал.

Американка смотрела в окно. Уже совсем стемнело, и в паль­мах шумел дождь.

- А все-таки я хочу кошку, - сказала она. - Хочу кошку сейчас же. Если уж нельзя длинные волосы и чтобы было ве­село, так хоть кошку-то можно?

Джордж не слушал. Он читал книгу. Она смотрела в окно, на площадь, где зажигались огни. В дверь постучали.

- Avanti4, - сказал Джордж. Он поднял глаза от книги.

В дверях стояла служанка. Она крепко прижимала к себе большую пятнистую кошку, которая тяжело свешивалась у неё на руках.

— Простите, - сказала она. – Padrone5 посылает это си­ньоре.

 

1II piove — идет дождь (итал.); 2 Да, да, синьора, плохая погода  (итал.)

3Вы что-то потеряли, синьора? (итал.); 4Войдите (итал.);  5 хозяин (итал.)

 

  1. Определите основные элементы драматической структуры рассказа.
  2. Каковы принципы изображения героев? В чем заключается своеобразие психологизма Хемингуэя?
  3. Средства выражения подтекста («принцип айсберга»).
  4. Выделите ключевую фразу текста и определите ее функцию.
  5. Раскройте идейно-композиционное значение мотива дождя и сумерек.
  6. Определите основную идею рассказа. Как она выражена в его заглавии?

 

 

ПЕРЕВОД  ПОЭЗИИ

1.Определите значение следующих формальных при­знаков поэтического произведения (рифма, ритм, метр, стопа, стро­ка, строфа, звукопись).

2.Какова роль формальных признаков в организа­ции поэтического текста?

3.Сравните стихотворение Шелли и перевод В. Меркурьевой:

            Be thy sleep

            Calm and deep

            Like theirs who fell– not ours who weep            

 

Тих будь он

Благ твой сон

Как тех, кто пал - не наш сквозь стон.

4.
Сохранены ли в переводе формальные признаки?

5.Передана ли информация, содержащаяся в оригинале? Понятен ли смысл переводного текста?

6.Прочтите два перевода из Петрарки. Какое стихотворение вам понравилось больше? Как вы думаете, это два разных произведения или разные переводы одного произведения?

 

Вариант первый

Шестистопный ямб

Как в лоне Вечности, как час похож

на час,

Превыше блага нет, чем лицезренье бога,

Так слаще мне мой хлеб, светлей моя

                                              дорога,

И радостнее жизнь, когда я вижу вас.

               Но целомудрие глядит из ваших глаз,

Вы брови хмурите насмешливо и строго,

И мне не перейти запретного порога.

 "Страдай не жалуясь!" — вот гордый ваш

                                                   приказ.

И вы уходите — могу ль не разрыдаться?

Я знаю, твари есть, способные питаться

Водой, иль воздухом, иль запахом цветка,

Или глотать огонь — им нет ни в чем

                                                    закона.

А мне, чтоб мог я жить — клянусь, моя

мадонна, —

             Довольно видеть вас - хотя б издалека.

 

Вариант второй

Пятистопный ямб

Как жизни вечной удостоен тот,

Кто удостоен вечно видеть бога,

Так вижу вас - и предо мной дорога,

Где мой приют, и счастье, и оплот.

Да, вы прекрасны — зренье мне не лжет, —

И Красота, взыскующая строго,

Живет во мне, как вечная тревога,

Зовет мой дух в возвышенный полет.

Но вы ушли — всегда вам недосужно.

Будь вы со мной, мне большего

не нужно, —

 Есть существа, живущие водой,

Или огнем, иль запахом растенья.

 А я бы жил восторгом лицезренья,

 Питаясь только вашей красотой.

 

7.Прочитайте и проанализируйте стихотворение Томаса Гуда "Ноябрь" ("November").

 

Т. Hood

No sun — no moon!

 No morn - no noon —

No dawn — no dusk — no proper time of day —

No sky — no earthly view —

No distance looking blue -

No road - no street - no "t'other side the way" -

No end to any Row —

No indications where the Crescents go -

No top to any steeple,

No recognition of familiar people!

No warmth — no cheerfulness, no healthful ease,

No comfortable feel in any member;

No shade, no shine, no butterflies, no bees,

No fruits, no flowers, no leaves, no birds.

November!

 

9. Какой формальный признак организации данного текста привле­кает внимание читателя?

10.Сколько раз повторяется отрицание "по"? Какие чувства и на­строения рождает эта анафора?

11. Является ли "nо" в последней строке самостоятельным словом?

12. Какой принцип выдвижения использует здесь автор? Какой об­раз создает этот принцип выдвижения?

13. Попробуйте перевести стихотворение на русский язык. Что зат­рудняет перевод?

ШЕКСПИР В РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ

Перевод 66 сонета В. Шекспира

 1. Когда и в какой стране возник сонет? Каковы особенности этой
поэтической формы?

2.В какой период Шекспир обратился к данной поэтической форме?

3.В чем новаторство Шекспира?

4.Когда появились первые переводы Шекспира на русский язык? Какие сложности возникают при переводе сонетов Шекспира?

5.Проанализируйте 66 сонет Шекспира и его переводческие версии.

5.1. Совпадают ли ритмическая организация и строфика оригинала и анализируемых переводов?

5.2. Выделите в сонете Шекспира лексические и синтаксические стилистические приемы, фонетические выразительные средства. Как они трансформируются в интерпретациях сонета Пастернаком, Маршаком и др.?

5.3. Общая стилистическая неоднородность (стилистический ключ) переводов. Покажите, какими средствами добивается Ф.Червинский сверхпоэтизации оригинала. Охарактеризуйте опрощения шекспировского стиля у Пастернака.

5.4. Какой из проанализированных переводов вы считаете наиболее адекватным и почему?

Tired with all these, for restful death" I cry,

As, to behold Desert a beggar born,

And needy Nothing trimm'd in jollity,

And purest Faith unhappily forsworn,

And gilded Honour shamefully misplaced,

And maiden Virtue rudely strumpeted,

And right Perfection wrongfully disgraced,

And Strength by limping Sway disabled.

And Art made tongue-tied by Authority,

And Folly doctor-like controlling Skill,

And simple Truth miscal’d Simplicity,

And captive Good attending captain Ill.

       Tired with all these, from these would I be gone,

        Save that, to die, I leave my love alone.

Н. Гербель 1880

В усталости моей я жажду лишь покоя!

Как видеть тяжело достойных в нищете,

Ничтожество - в тиши вкушающим благое,

Измену всех надежд, обман - в святой мечте,

Почет среди толпы, присвоенный не право,

Девическую честь, растоптанную в прах,

        Клонящуюся мощь пред роком величаво,

        Искусство, свой огонь влачащее в цепях,

        Низвергнутое в грязь прямое совершенство,

        Ученость пред судом надменного осла,

        Правдивость, простоте сулимая в блаженство,

      И доброту души в служении у зла!

Всем этим утомлен, я бредил бы могилой,

Когда бы не пришлось тогда проститься с милой.

Ф. Червинский 1904

Тебя, о смерть, тебя зову я, утомленный.

Устал я видеть честь поверженной во прах,

Заслугу — в рубище, невинность — оскверненной,

 И верность — преданной, и истину - в цепях.

Глупцов, гордящихся лавровыми венками,

И обесславленных, опальных мудрецов,

И дивный дар небес осмеянный слепцами,

 И злое торжество пустых клеветников.

Искусство — робкое пред деспотизмом власти,

Бездумья жалкого надменное чело.

И силу золота, и гибельные страсти,

И Благо — пленником у властелина Зло.

       Усталый, льнул бы я к блаженному покою,

       Когда бы смертный час не разлучал с тобою.

 

Б. Пастернак 1940

Измучась всем, я умереть хочу.

Тоска смотреть, как мается бедняк,

И как шутя живется богачу,

И доверять, и попадать впросак,

И наблюдать, как наглость лезет в свет,

И честь девичья катится ко дну,

И знать, что ходу совершенствам нет,

И видеть мощь у немощи в плену,

И вспоминать, что мысли заткнут рот,

И разум сносит глупости хулу,

И прямодушье простотой слывет,

И доброта прислуживает злу.

Измучась всем, не стал бы жить и дня,

Да другу будет трудно без меня.

С. Маршак 1948

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж

 Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеяньи,

 И совершенству ложный приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой,

И прямоту, что глупостью слывет,

 И глупость в маске мудреца, пророка,

 И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг,

Но жаль тебя покинуть, милый друг!

Cat in the Rain

There were only two Americans stopping at the hotel. They did not know any of the people they passed on the stairs on their way to and from their room. Their room was on the second floor facing the sea. It also faced the public garden and the war monument. There were big palms and green benches in the public garden. In the good weather there was always an artist with his easel. Artists liked the way palms grew and the bright colors of the hotels facing the gardens and the sea. Italians came from a long way off to look up at the war monument. It was made of bronze and glistened in the rain. It was raining. The rain dripped from the palm trees. Water stood in pools on the gravel paths. The sea broke in a long line in the rain and slipped back down the beach to come up and break again in a long line in the rain. The motor cars were gone from the square by the war monument. Across the square in the doorway of a cafe a waiter stood looking out at the empty square.

The American wife stood at the window looking out. Outside right under their window a cat was crouched under one of the dripping green tables. The cat was trying to make herself so compact that she would not be dripped on.

"I'm going down and get that kitty," the American wife said.

"I'll do it," her husband offered from the bed.

"No, I'll get it. The poor kitty out trying to keep dry under a table."

The husband went on reading, lying propped up with the two pillows at the bed.

"Don't get wet," he said.

The wife went downstairs and the hotel owner stood up and bowed to her as she passed the office. His desk was at the far end of the office. He was an old man and very tall.

"II piove," the wife said. She liked the hotelkeeper.

"Si, si, Signora, brutto tempo. It's very bad weather."

He stood behind his desk in the far end of the dim room. The wife liked him. She liked the deadly serious way he received any complaints. She liked his dignity. She liked the way he wanted to serve her. She liked the way he felt about being a hotel-keeper. She liked his old, heavy face and hands.

Liking him she opened the door and looked out. It was raining harder. A man in a rubber cape was crossing the empty square to the cafe. The cat would be around to the right. Perhaps she could go along under the eaves. As she stood in the doorway an umbrella opened behind her. It was the maid who looked after their room.

"You must not get wet," she smiled, speaking Italian. Of course, the hotel-keeper had sent her.

With the maid holding the umbrella over her, she walked along the gravel path until she was under their window. The table was there, washed bright green in the rain, but the cat was gone. She was suddenly dissappointed. The maid looked up at her.

"Ha perduta qualque cosa, Signora?"

"There was a cat," said the American girl.

"A cat?"

"Si, il gatto."

"A cat?" the maid laughed. 'A cat in the rain?" "Yes," she said, "under the table." Then, "Oh, I wanted it so much. I wanted a kitty."

When she talked English the maid's face tightened.

"Come, Signora," she said. "We must get back inside. You will
be wet."                       

"I suppose so," said the American girl.

They went back along the gravel path and passed in the door. The maid stayed outside to close the umbrella. As the American girl passed the office, the padrone bowed from his desk. Something felt very small and tight inside the girl. The padrone made her feel very small and at the same time really important. She had a momentary feeling of being of supreme importance. She went on up the stairs. She opened the door of the room. George was on the bed reading.

"Did you get the cat?" he asked, putting the book down.

"It was gone."

"Wonder where it went to," he said, resting his eyes from reading. She sat down on the bed.

"I wanted it so much," she said "I don't know why I wanted it so much. I wanted that poor kitty. It isn't any fun to be a poor kitty out in the rain."

George was reading again.

She went over and sat in front of the mirror of the dressing table looking at herself with the hand glass. She studied her profile, first one side and then the other. Then she studied the back of her head and her neck.

"Don't you think it would be a good idea if I let my hair grow out?" she asked, looking at her profile again.

George shifted his position in the bed. He hadn't looked away from her since she started to speak.

"You look pretty darn nice," he said.

She laid the mirror down on the dresser and went over to the window and looked out. It was getting dark.

"I want to pull my hair back tight and smooth and make a big knot at the back that I can feel," she said. "I want to have a kitty to sit on my lap and purr when I stroke her."

"Yeah?" George said from the bed.

"And I want to eat at a table with my own silver and I want candles. And I want it to be spring and I want to brush my hair out in front of a mirror and I want a kitty and I want some new clothes."

"Oh, shut up and get something to read," George said. He was reading again.

His wife was looking out of the window. It was quite dark now and still raining in the palm trees.

Anyway, I want a cat," she said, "I want a cat. I want a cat now. If I can't have long hair or any fun, I can have a cat."

George was not listening. He was reading his book. His wife looked out of the window where the light had come on in the square.

Someone knocked at the door.

"Avante," George said. He looked up from his book.

In the doorway stood the maid. She held a big tortoise-shell cat pressed tight against her and swung down against her body.

"Excuse me," she said, "the padrone asked me to bring this for the Signora."

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 745;