Принципы проектирования книг для детей дошкольного возраста



Сформулированные выше требования к оформлению и иллюстрированию книг для дошкольников служат объективными предпосылками, определяющими специфику работы художника с книгой, являются основой методики проектирования книг для дошкольного возраста.

Текст книг для дошкольников набирают, как правило, шрифтами крупных кеглей - 16, 14, 12, требующими длинной строки, которая не является неудобной для медленно читающего ребенка. Полоса набора, «загруженная» мелким кеглем, недопустима в детской книге - читать ее трудно, и она количеством текста психологически отпугивает ребенка от чтения.

Сложность усвоения текстового материала ребенком обусловливает, с одной стороны, необходимость уменьшения текстового объема книжек, с другой - их обильное иллюстрирование. Внимание ребенка должно привлекаться к каждому шагу повествования, иллюстрации обычно неотступно следуют за текстом, неразрывно с ним связаны. Так, оформляя книгу С.Я. Маршака «Вот какой рассеянный», В. Конашевич иллюстрировал в ней, например, почти каждые две строчки стихотворения. Подобным образом иллюстрировал «Азбуку» Л.Н. Толстого А. Пахомов.

Обе особенности детских книг - крупный шрифт и большое количество иллюстраций - приводят к необходимости пользоваться большими форматами: 60×90/8, 84×108/16, 70×90/16, 70×108/16 и др. Для этих форматов характерны просторные с широкими пропорциями страницы, удобные для размещения рисунков в тексте и для компоновки разворотных иллюстраций.

Величина форматов хорошо гармонирует с крупными кеглями шрифта и с длинной (7-10 кв.) строкой. Возможность выбора формата позволяет разнообразно оформлять детские книжки, подходить к выбору формата индивидуально, в зависимости от характера и количества иллюстраций и т.д. Пользуются успехом у малышей и книжки-малютки (формат 60×90/32), но и в этих изданиях остается обилие иллюстраций и крупный кегль шрифта.

Характерная особенность психического развития дошкольников на основе игры заставляет художника искать игровое начало и в оформлении книги. Эту задачу прекрасно чувствовал, например, В. Конашевич. Он строил иллюстрации на веселом обыгрывании ситуаций и предметов, персонажи книжек, шаловливые и живые, заполняли страницы книг. Художник вносил игровые моменты и в шрифт, который сам рисовал, и в орнамент; он играл ими, как и иллюстрируемые им авторы - К. Чуковский и С. Маршак - играли словами. В работе художника над конструкцией книги для дошкольников игровое начало обусловливает выпуск книжек-игрушек. Это издания, сложенные в виде веера, гармошки и т.д. или вырезанные в виде какой-либо фигуры, содержащие картинки с текстом или выпускаемые без него.

Много изобретательности проявляют художники, конструируя необычные формы книжек-игрушек, например в виде вертушек (два-три круга со сменяющимися в вырезах картинками); в виде книжек-затей (с «произносящими» звуки или составными изображениями); изданий с «поднимающимися» изображениями (при раскрытии книги изображения встают и образуют пространственные композиции); в виде разнообразных ширмочек, «раскладушек» и т.д.

К подобным изданиям относятся и познавательные книги с магнитными стрелками, загорающимися лампочками и т.п. В этих книжках надо найти, догадаться, узнать, что нарисовано. Если ребенок не может определить, что изображено на рисунке, то стрелка поможет ему догадаться или проверить, верно ли угадал.

В детские книжки для дошкольников включают изобразительные рассказы, которые несут в себе игровые моменты: действие в них разворачивается, например, по спирали или кругу, т.е., рассматривая такие рассказы, ребенок поворачивает книгу, разворачивает складыши, накладывает одни изображения на другие, читает и рассматривает книгу по всевозможным указателям и т.д. Обращаясь с подобными книгами, ребенок действует и практически, и условно, получая знания через дополнительные действия, требующие сообразительности, находчивости. Они повышают в глазах ребенка ценность получаемой информации.

Игры учат и практическим действиям. А. Пахомов так активно вживался в детские игры, которые рисовал в книге «Наш отряд», что дети потом устраивали игры по его картинкам. Характерные для жанра сказки принципы антропоморфизма и анимизма не менее важны для художника книги, чем для писателя. Эмоциональное воздействие текста дополняется и усиливается иллюстрациями. Последовательное художественное развитие этот принцип в иллюстрации получил у художников Ю. Васнецова, Е. Рачева. Их «герои» носят одежду, живут в человеческой среде, их отличает и человеческое поведение. На иллюстрациях в детской книге птенец может спать в гнезде под одеялом, на подушке, звери улыбаются и т.д.

«Лесная газета» В. Бианки была обильно проиллюстрирована В. Курдовым, тонким знатоком животных. Среди художников анималистической детской книги исключительное место занимал Е. Чарушин, иллюстрации которого отличают необычная одухотворенность и жизнелюбие наряду с мастерским изображением зверей. Специфика детского восприятия делает наиболее органичной для книжных иллюстраций предметную систему изображения, которая характеризуется снижением понятия пространства до пустоты (В. Фаворский) при выявлении внешней характеристики предмета изображения. Художник должен изобразительный рассказ строить возможно предметнее и без фона, что делает все движения, все жесты фигур особенно четкими и свободными. Внимание ребенка прежде всего обращается на контур, т.е. на самое характерное, и несколько отвлекается от мелких индивидуальных черт, способствуя конкретности мышления и обобщенности восприятия, о которых говорилось выше.

Яркий пример подобного отношения к характеру иллюстраций дают детские книжки В. Лебедева 20-30-х годов. Рисуя зверей, вещи, людей, художник дает не подробности, а точно и остро схваченные приметы людей, повадки зверей и т.д. Рисунок может быть очень обобщенным, плоскостным (хорошо сидящим на бумаге), но он никогда не должен быть схемой, увешанной деталями. Среда, в которой действуют персонажи книги, может быть «объяснена» в меру нужности ее и не должна быть загружена в ущерб персонажам. Страница должна приковывать внимание целиком; детали прочитываются только после понимания общего замысла. Ярко выраженная образность в подходе к изобразительному материалу требует от художника тщательного изучения природы, внимательного наблюдения реальных персонажей детских книжек. Вместе с тем, натура может лишь помочь созданию образа, сам же образ невозможен без фантазии и выдумки неотъемлемых качеств детской книги. Это относится не только к иллюстрациям сказок, но и ко всей детской литературе в целом. Как отмечал Н. Лапшин, один из наиболее интересных детских художников познавательной книги, рисунки должны не рассказывать, а показывать; показывать вещи, показывать связь вещей между собой, показывать природу, человека, мир, и показывать их художественно, т.е. творчески усвоенными. Особая роль в формировании художественного образа в книге для дошкольников отводится цвету. Живописность, яркость красок усиливают эмоциональное воздействие иллюстраций на ребенка, пробуждают у него воображение и фантазию. Однако дети - чуткие наблюдатели, просто яркость и пестрота изображения для них недостаточна, и в цветовой композиции должна сохраняться ясность и конкретность отношений. Интересные и значительные иллюстрации к книгам сказок для самых маленьких создали замечательные русские художники Е. Поленова, И. Билибин, Т. Маврина, Ю. Васнецов, в творчестве этих художников особенно непосредственна связь с народным искусством.

В книгах для дошкольников изображения занимают главенствующее положение по отношению к тексту. Однако это не исключает теснейшей взаимосвязи картинок и текста в смысловой структуре книги даже в книгах, построенных почти полностью на изобразительном материале. Необходимость органичного соединения текста и иллюстраций приводит к созданию так называемых авторских книг, где художник выступает и в роли писателя. Достаточно вспомнить авторские книги, сделанные в 20-30-е годы замечательными художниками В. Лебедевым, А. Самохваловым, Е. Чарушиным. В настоящее время работает целая плеяда «пишущих» художников для детей. Книги, сделанные этими художниками, отличаются особой целостностью, остротой соединения картинок с текстом. Это художники В. Гусев («Комарище и слоненок», «Для чего машине кузов»), Г. Юдин («Букваренок»), В. Сутеев, начавший выпускать свои веселые книжки еще в 20-х годах («Сказки в картинках», «Елка» и др.), Л. Токмаков, П. Ватин, В. Чапля и др.

Условное пространство книги.

Иллюстратор не преследует целей сопровождать текст дублирующим, слепо буквальным изображением. Его задача — дать наиболее глубокое постижение архитектоники книги, ее материала, ее смысла. В его распоряжении и метафора и аллегория и иносказание, — всё это предполагает поиск средств, усиливающих и развивающих образный строй книги. Иллюстратор по сути дела является соавтором и предъявляет свою концепцию — своё видение текста. Очень важно конечно чувство меры и вкуса, чтобы не навязчиво, но тактично и точно, с большим отбором средств и акцентов преподнести свою версию книги. Это и есть условное пространство книги, создаваемое по законам книжной архитектуры. Очень важный элемент книжного пространства – шрифт, полоса набора, формат, поля, композиция издания – это является точкой отсчёта во всех построениях. И поскольку шрифт существует в условном , плоскостном пространстве листа – он предлагает иллюстратору особые условия игры, в которых иллюстрация должна находиться в активном взаимодействии с полосой набора, с выделениями в тексте, где шрифт может переходить в иллюстрацию, играя декоративную, вспомогательную роль, а может быть наоборот – и тогда иллюстрация дополняет текст и служит декоративной оранжировкой. Эти взаимодействия бесконечно вариативны и требуют от художника книги очень плотной работы с макетом на стадии эскиза. Здесь решаются все концептуальные вопросы, вопросы пластические – а следовательно и выбор техники исполнения всех поставленных задач. Естественно, такой подход ведёт к отказу от иллюзорности, от статики, когда картинка занимает полосу набора и выполняет функцию пассивного сопровождения текста. Наоборот – этому противопоставляется активное движение, ритм, превращения и парадоксы – огромный арсенал возможностей. Гиперболизация и метафора выходят на первый план. Соединяя несопоставимое, художник вооружённый условным пространством может режиссировать жизнь книги непредсказуемым образом, сталкивая контрастные формы, ускоряя и замедляя ритм, делая и держа паузы, развивая движение, расбрасывая и собирая. Он может разворачивать действие книги , выбрав одну точку зрения, а может менять ракурсы, искать кадры и превратиться в оператора с подвижной камерой на плече. У каждого способа выражения естественно свои мотивации. Главное – это не должно противоречить тексту. И не должно перебивать текст. Самое лучшее и правильное оформление то, которое органично сливается с книгой, а не кричит о себе. Это касается любых типов изданий и детской книги в том числе и в первую очередь, так как в ней художник с одной стороны чувствует себя вольным рассказчиком, а с другой – он идёт вровень с автором и это большая ответственность и перед автором и перед маленьким читателем, доверяющим и открытым.

Виды книг для дошкольников.

КНИЖКА-ИГРУШКА. Книжка – игрушка рассчитана на самых маленьких читателей, на тех, кто не читает книги, а пока ещё играет в них. Поэтому главное требование к ней –через игру привить малышу любовь к книге, привычку к перелистыванию страниц, переворачиванию, разворачиванию, вращению и прочим играм предлагаемым этой книгой. Для этого художник должен максимально изобретательно, с одной стороны, а с другой — наглядно и просто преподнести действие и персонажей этой книги.

Говоря о книгах для детей совершенно необходимо начать разговор о стилизации. Стилизация в детской книге очень многообразна, но важно понимать, что это не просто примитивное рисование, а рисование в стиле, т.е. по заданным правилам. Стилизация не отменяет конструкцию предметов – и должна быть очень выразительна. Она предполагает условность изображения и изменение пропорций – в сторону их большей убедительности и характерности. При этом стилизованный персонаж должен быть узнаваем, а сам рисунок может быть живым и мёртвым. Мёртвым он остаётся, когда он основан на приёме, на штампе. Живым он становится, когда он основан на наблюдённом , рисовальном опыте и опирается на индивидуальность восприятия художника – то есть все проблемы искусства отражаются в этом вопросе как в капле воды. Все детали стилизованного рисунка должны органично существовать в выбранном нами условном пространстве, не выпадать из него – только в этом случае картина получится цельной.

В книжке – игрушке очень важна игра, наглядность и структурная соподчинённость всего изображаемого — на втором месте неожиданные пространственные формы. Установка на маленького читателя предъявляет к персонажу и изображению в целом очень конкретные требования:

1 Персонаж должен быть простым, знаковым, условным и бесспорно узнаваемым

2 Условность персонажа влечёт за собой условность изображения.

3 Гиперболизация в данном случае возможна, но в известных пределах, чтобы она не вступала в противоречие с узнаваемостью

4 Все композиционные построения должны основываться на принципе подчинённости главному персонажу.

Книжка – игрушка может знакомить с разными поверхностями, фактурами. Очень важен выбор цвета, как носителя дополнительной информации – цвет и цветовые акценты могут управлять движением в книге и процессом общения с ней. Цвет может играть доминирующую роль в книге, если на этом строится образ. Например, жёлтая книжка– книжка о том, как маленький пингвин путешествует по пустыне, а синяя может рассказать о приключениях кораблика, и т.д. Монохромная книжка с цветными акцентами может заострять наше внимание на герое, перемещающемся по её страницам и попадающем в непредсказуемые ситуации. Цвет может быть динамичным и статичным, может создавать напряжение и делать паузы – всё зависит от режиссёра. Все эти проблемы неотделимы от композиции и концепции книги. В книжке – игрушке на первом месте стоит иллюстрация, которая подчинена главной теме – игре. Текст имеет второстепенное значение – он лишь комментирует картинку. С одной стороны, текст должен хорошо читаться – это обязательное условие. Но при этом он может очень активно взаимодействовать с иллюстрацией и участвовать в композиционном строе книги. Присутствовать в ней не в качестве подписи к иллюстрации, а создавать с ней единую ритмическую и динамичную композицию. Сюжет книги диктует её конструкцию– дом ,театр, скотный двор, овощная лавка, корзина с фруктами, вязаный сапожок с новогодними подарками, книжка – хлопушка – могут быть самые неожиданные решения. Можно играть в самые разнообразные игры, но не выходя за рамки книги, главным признаком которой всё-таки является перелистывание и последовательное разворачивание, действие. Задача художника очень жёстко задать эту последовательность, задать направление действия, чтобы маленький читатель не заблудился и не запутался. Всё должно быть продумано и логично.

Итак, для нашего учебного задания необходимо помнить:

  1. Книжка-игрушка рассчитана на маленького читателя.
  2. На первом месте зрительный ряд, узнаваемый и ясный.
  3. Обязательна игровая концепция.
  4. Последовательность разворачивания, движения должна быть заложена в структуре книжки.
  5. Общий объём работы, если взять за единицу измерения разворот, – 5-6 разворотов. Внешнее оформление, вёрстка текста.

Композиционные раскадровки, выполненные карандашом и тушью, максимально упрощённые и сведённые на первой стадии к абстракции или геометрическим формам. Это упражнение всегда полезно выполнять перед любой работой, пока чувство книжного разворота и книжного пространства не дойдёт до автоматизма,(если дойдёт). На этой стадии необходимо продумать всекомпозицию и ритмическую концепцию, конструкцию и взаимодействие всех элементов будущей книги.

АВТОРСКАЯ КНИГА.Это задание рассчитано на то, чтобы осмыслить условное пространство книги и попробовать сконструировать его по определённым правилам, заданным концепцией. Поэтому задача – не иллюстрирование конкретного текста, а создание формы, пластически соответствующей тексту, дополняющей и структурирующей текст, возможны пространственные метаморфозы, неожиданные композиционные и цветовые решения. Но главное – это концепция. В авторской книге «книга» становится условным названием и она может превращаться в предмет, в листы, бумажные конструкции и т. д., на что хватает фантазии, но важно, чтобы этовсё — таки имело смысл в рамках задания и не превратилось в занятие скульптурой, живописью и кинематографией – поэтому главное условие, чтобы в конструкции присутствовал и текст и изобразительный ряд. Начнём с выбора текста. Каким бы он ни был – романтическим, гротескным, сатирическим, поэтическим или прозаическим – главное требование к нему – текст не должен быть громоздким, достаточно фразы или нескольких слов на странице, чтобы главным приоритетом в этой книге было не чтение, а разглядывание, изучение, игра. Текст должен стать органичной частью общей концепции и композиции издания и желательно чтобы он максимально активно взаимодействовал с изобразительным рядом, для чего применимы самые разнообразные способы его структурирования (построчного, пословного, буквицами, плашками различных конфигураций, фигурным набором, выделениями цветом, набор разными гарнитурами, кеглями и пр.) Шрифт может превращаться в иллюстрацию –и такая концепция тоже возможна, а может занять скромное место подписи к развёрнутой панораме действа, раскадрированного и ритмически организованного, превращённого в законченную историю и не требующего развёрнутого комментария.

Иллюстраций в привычном понимании не должно быть, скорее уместен изобразительный ряд, задающий концептуальный камертон, разворачивающийся в нескольких разворотах, листах, в бумажной конструкции последовательно. Важна определённая последовательность, заданная однозначно, и без вариантов, чтобы и текст и графика считывались в этом и никаком другом порядке, если дело касается развёртывания, раскручивания и нестандартной фальцовки, при которой традиционное перелистывание заменено на игровое общение с объектом.

Что самое главное при выборе материалов и придумывании концепции? Самое главное было и остаётся – создание образа, но поскольку в данном случае речь идёт о нетрадиционной книге, а о книге – объекте, то и образ может и должен быть нетрационный, и он может предлагать необычный ракурс, интонацию, ассоциативно связанную с текстом, или даже противоречащую ему – всё зависит от серьёзности или экстравагантности автора. Выбор материалов должен соответствовать заданной теме и может быть максимально разнообразен. Оптимален для этого задания коллаж, так как он обладает необходимыми условностью, выразительностью и лаконизмом, хорошо и органично сочетается с шрифтом. Плоский коллаж можно сталкивать и с графикой и с объёмными фотоизображениями, всё зависит от того, какая структура текста и на что она провоцирует. Возможны работы с цветными бумагами, картонами, кальками, тканями, кожей, различными фактурами, возможна любая компьютерная обработка изображений и постановочная съёмка. Есть примеры, когда для авторской книги используются объёмные специально созданные объекты – фигуры из пластилина, бумаги, куклы, сумки, конверты и папки, коробки, ширмы, папье – маше, бытовые предметы и пр. Важно, чтобы у этих объектов появилась особая книжная интонация, с которой они обретают стиль и смысловое наполнение. Поэтому самая первая и очень важная стадия работы – структурирование текста, анализ его с точки зрения наличия действия, противопоставлений, контрастов, ассоциаций, стадий развёртывания движения и с этой структурой – композиционная работа – работа над цельным взаимодействием: текст – графика – конструкция – ритм – движение. Авторская книга сейчас стала очень размытым понятием, так как это направление творческой мысли в последнее время очень популярно видимо в силу безграничных возможностей и отсутствия ограничений в этом жанре. Поэтому очень важно ещё раз определить ограничения, необходимые для нашего учебного задания:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 681;