Формирование межкультурной компетенции 8 страница



Как правило, людям кажется, что их стиль поведения и язык тела, который они используют, являются универсальными. Однако это не так.

И стиль поведения, и язык тела несут на себе отпечаток культурной обусловленности. Чтобы в этом убедиться, обратимся к 7-й главе известной книги А. А. Леонтьева «Путешествие по карте языков мира» – «Язык, на котором не говорят» [14]. Ученый задает вопрос, можно ли стоять не по-русски, и предлагает нам взглянуть на несколько зарисовок. Первая из них сделана в городе Тбилиси. На ней изображен грузин в позе стоя. При этом его ноги согнуты в коленях, руки перекрещены так, что ладони находятся под мышками, а спина тесно прижата к какой-то опоре, например, к стене (рис. 1).

Рис. 1

Отвечая на вопрос, можно ли стоять не по-русски, утвердительно, исследователь замечает, что важнее другое: русские так никогда не стоят. Здесь же А. А. Леонтьев размещает изображения людей разных национальностей в положении сидя, и мы вновь убеждаемся, что у них всех совершенно разные позы (рис. 2).

Рис. 2

Эти примеры красноречиво свидетельствуют о том, что язык тела у разных народов существенно отличается. Можно подумать, что приведенный пример не является частым случаем в практике общения. На самом деле это не так. Мне самой приходилось наблюдать множество примеров, подобных этому. Однажды в моем домашнем чаепитии принимала участие группа студентов. Все они, за исключением одной девушки, чувствовали себя свободно и комфортно. Я заметила, что девушке не сиделось на диване, она часто вставала, садилась снова, пересаживалась на другие места, но и там чувствовала себя некомфортно. Наконец, не выдержав, она встала и попросила разрешения сесть на пол, объяснив свою просьбу тем, что выросла в Узбекистане и с детства приучена сидеть именно так. Все присутствующие улыбнулись и позитивно отреагировали на ее просьбу.

Структуру невербальной коммуникации как совокупность ее элементов можно представить в виде табл. 3.

Таблица 3

Структура невербальной коммуникации

Кинесика (совокупность жестов, поз и телодвижений): Тактильное поведение (прикосновения; изучаются наукой, именуемой такесикой): Сенсорика (чувственное восприятие представителей других культур): Хронемика (восприятие категории времени и использование времени или распоряжение временем) Проксемика (восприятие и использование физического пространства**)
жесты*; мимика; позы; взгляд профессиональные; ритуальные; дружские; любовные восприятие запаха; восприятие вкуса; восприятие цвета; восприятие звука; восприятие тепла тела    

* Жест – единица движения; является такой же единицей в невербальной коммуникации, как слово в вербальной коммуникации.

** В пространственных отношениях коммуникантов исследователи выделяют 4 зоны:

– интимную (44–45 см – 60 см);

– личную (60 см – 1,2 м);

– социальную или коммуникативно-совещательную (зона, в которой совершается формальное и светское общение – 1,2 м – 2,6 м);

– публичную (большие общественные собрания и т. п. мероприятия – от 3,5 м до пределов видимого сохранения коммуникативного контакта).

При исследованиях интимной зоны коммуникации не принимаются во внимание стандартные случаи, когда во всех культурах вторжение в эту зону воспринимается как нормативное: интимные контакты любящих людей, обслуживание больных, уход родителей за маленькими детьми и т. п.

Примеры разновидностей ритуальных прикосновений: обряд венчания в церкви, ритуал причастия, обрезание (мальчиков, подростков, юношей) у иудеев и мусульман, дефлорация маленьких девочек в некоторых племенах и кастах Индии.

Существенные различия зафиксированы в дружеских и любовных жестах у представителей разных культур. Эти различия могут служить причиной недоразумений или даже конфликтов, в особенности, в отношениях между полами.

Примером различий в восприятии компонентов сенсорики представителями разных культур могут быть особенности восприятия цветовой гаммы в одежде. Источником недоразумений при общении с представителями иной культурной традиции может послужить тот факт, если вы явитесь на праздник (к примеру, на День рождения) в одежде, цвет которой в данной культуре принято считать цветом траура. Однако гораздо хуже другое: вы можете оскорбить чувства партнера по коммуникации из другой страны, если явитесь на похороны члена его семьи или друга в одежде, цвет которой в данной культуре воспринимается как праздничный.

Незнание особенностей невербального поведения является неотъемлемой частью незнания традиций культур, которое многие исследователи – А. Пиз, Э. Холл, О. Реш и др. – считают одной из причин, иногда главной, неудачной межкультурной коммуникации. Эффективность коммуникации зависит от умения правильно интерпретировать взгляд партнера, его мимику, телодвижения, позу, дистанцию между говорящим и слушающим, поскольку, будучи самым продуктивным инструментом общения, словесный язык все же не является его единственным инструментом. Жесты, поза, одежда, прически, окружающие нас предметы – все они представляют собой определенный вид сообщений, получивших название невербальных.

Выводы ученых на этот счет могут показаться весьма неожиданными. Эксперименты по исследованию контактов врачей-психиатров (в роли говорящих как субъектов воздействия) и пациентов (в роли слушающих как объектов речевого и неречевого воздействия), опирающиеся на методики нейролингвистики, показали, что источником 55-ти % всей информации, которую в данном случае получает пациент как объект воздействия, являются невербальные сообщения; еще 38 % приходится на долю паравербальной коммуникации (пациент узнает о намерении говорящего по голосу врача), и только 7 % информации передается с помощью слов. Подсчеты произведены британскими специалистами и приведены Джозефом О’Коннором и Джоном Сеймором. [15: О’Коннор Джозеф, Сеймор Джон. Введение в нейролингвистическое программирование. Новейшая психология личного мастерства [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.lib.ru/NLP/nlp.tхt (прислано из проекта Psychology Online Russia www.psycho.all.ru), свободный].

Представим этот тезис в виде диаграммы на рис. 3:

Рис. 3

Насколько можно доверять этой информации, была ли обеспечена в ходе проводимых исследований так называемая «чистота эксперимента» – это вопрос, лежащий за рамками данной темы. На наш взгляд, не правомерно применять данные этого эксперимента ко всем коммуникативным актам, как это нередко делается в лингвистике: следует иметь в виду, что британские нейролингвисты исследовали специфический контекст взаимодействия людей – преднамеренную манипуляцию сознанием, тогда как актам обыденного общения людей свойственны имманентность, спонтанность, непредсказуемость; кроме того, оба коммуниканта в повседневном общении являются равноправными участниками коммуникативного акта.

Необходимость изучения элементов невербальной коммуникации объясняется существенными несовпадениями в значении этих элементов, что становится причиной ошибок при интерпретации сообщений в процессе межкультурной коммуникации. На этот факт указывают многие исследователи, как отечественные, так и зарубежные. Так, указательный жест японца в глазах американца является жестом попрошайки, а удар кулаком по голове, который мы, как и европейцы, воспринимаем как жест угрозы и насилия, считается приветствием у эскимосов реки Копер. Кусание ногтя на большом пальце правой руки с последующим быстрым выбрасыванием ее вперед означает у арабов выражение полного отрицания. Жест «указательный палец оттягивает нижнее веко» в Англии означает «меня не проведешь», а в Италии – «этот человек – мерзавец». Жест «отряхивание воображаемой пыли с одежды» в России понимается как демонстрация пренебрежения к тому, на кого он направлен, а у цыган он имеет еще более оскорбительный смысл – «убирайся к черту!» и часто сопровождается плевком себе под ноги. Жест соединения кончиков большого и указательного пальцев в форме кольца является по происхождению иконическим и воспроизводит первую букву слова «Ok». В англоязычных странах и в большинстве стран Европы он означает «все в порядке». В Турции же и на Мальте этим знаком обозначают пассивный мужской гомосексуализм. В Греции этот жест обозначает нечто непристойное и оскорбительное (физическое обладание человеком) как по отношению к мужчине, так и по отношению к женщине. В Германии поднять вверх большой палец сложенной в кулак руки – значит попытаться остановить машину. У русских этот жест выражает одобрение. Русский школьник, студент, желающий ответить на занятиях, поднимает руку, вытянув ладонь, а немецкий школьник поднимает указательный палец. В немецком языке этот жест называется «meldender Zeigefinger». Два пальца поднимают в том случае, когда хотят выступить на собрании. Жест постукивания костяшками пальцев по столу для кубинца является пластическим эквивалентом глагола «совокупляться», означая половой акт, тогда как в русском лингвокультурном сообществе он может символизировать фразу наподобие следующей: «Будьте осторожны! Человек, который находится рядом с Вами, может на Вас донести (или «настучать») [2: 62].

В силу наличия существенных различий в невербальной и паравербальной коммуникациях разных культур в последнее время как в отечественной, так и в зарубежной коммуникативистике стремительно набирают темпы развития исследования в данных областях. Приведем примеры. В Воронежском государственном университете Людмила Ивановна Величкова открыла новую область методики преподавания иностранного языка на стыке с межкультурной коммуникацией – обучение фонетике немецкого языка на основе жестов как знаков невербальной коммуникации. Г.Е. Крейдлин в своей докторской диссертации 2000 г. «Невербальная семиотика в ее соотношении с вербальной» [16: 63] высказал идею о правомерности существования особой области знаний – жестовой лексикографии, а Ю. Сорокин, вторя ему, пошел еще дальше, заметив: « <…> трудно допустить невозможность существования и проксемографии, и кинесикографии. А тогда позволительно говорить о проксемографическом и кинесикографическом переводоведении?» [17].

Поведение представителей разных культур существенно отличается и частотой использования жестов. Так, Майкл Арджайл приводит следующие статистические данные: в течение одного часа финн в среднем использует только 1 жест, русский – 40, итальянец – 80, француз – 120, а мексиканец – 180.

Для практики межкультурной коммуникации эта информация может иметь определенное значение, поскольку финн, если он хочет произвести положительное эмоциональное впечатление на мексиканца, должен стремиться быть как можно живее и «развязнее»; мексиканец, преследующий такую же цель, должен вести себя прямо противоположным образом – быть как можно более сдержанным в своих жестах при общении с финном, иначе он может произвести впечатление слишком развязанного и даже несерьезного человека. Кроме того, флегматичного и спокойного финна жестикуляция мексиканца, неумеренная в его глазах, будет раздражать и быстро утомлять. Неумение учитывать различия в интенсивности использования элементов невербальной коммуникации весьма ощутимо и имеет негативные последствия при выполнении партнерских действий, которые требуют согласованности и ориентированы на выполнение интенсивной нагрузки. Имеются в виду такие виды совместной деятельности, как, например, работа космонавтов на борту космического корабля, командная работа экспертов-аналитиков, проведение совместных лабораторных исследований и экспериментов, совместные путешествия, в особенности, долгосрочные и т.п.

Не овладев информацией о значении знаков невербальной коммуникации, имеющих специфическую национально-культурную окраску, мы каждый раз рискуем неправильно их интерпретировать и – как следствие неверной интерпретации – неадекватно отреагировать на них, что становится причиной недоразумений или даже серьезных неудач при общении с представителями других культур.

Так, Д.Б. Гудков привел пример коммуникативного сбоя в общении, при котором бейсболки на головах американских студентов, их ноги, поднятые выше уровня стола, были восприняты русским преподавателем, не имевшим до этого дела с американцами, как сознательная демонстрация неуважения к нему, в то время как для американских студентов неснятые головные уборы и свободные позы были лишены каких-либо знаковых функций [2: 61].

Пытаясь выразить эти явления научным языком, исследователи ввели в оборот термины «коммуникативный сбой», «коммуникативный разрыв», «коммуникативная ошибка», «коммуникативная неудача» и «коммуникативный конфликт». При этом коммуникативные неудачи (КН) тесно связываются с понятием коммуникативных ошибок, потому что именно последние (при восприятии и порождении речи инофоном) являются источником первых (КН) [2: 61].

Различия замечены и в тактильном поведении представителей разных национальных культур, изучение которого выделилось в межкультурной коммуникации в специальную область знаний, именуемую такесикой. Элементами тактильного поведения являются самые разнообразные виды прикосновений к партнеру по коммуникации – рукопожатия, поцелуи, поглаживания, похлопывания, объятия и т. п.

Прикосновения, как и физическое расстояние между говорящими, определяют степень контактности носителей национальных культур. Замечено, что чаще других народов прикосновениями пользуются латиноамериканцы, хотя и арабы им в этом не намного уступают. Арабские мужчины, например, вообще могут стоять, держась за руки, что в глазах европейцев выглядит несколько двусмысленно. Арабские мужчины не должны прикасаться к женщинам, даже если это их собственные жены, на публике. Японцы же весьма редко прикасаются друг к другу, зато имеют традицию вместе мыться. При этом процедура омовения не имеет под собой абсолютно никакого сексуального подтекста. В японской культуре существует также обычай обмываться хозяину в той же самой воде, в которой только что вымылся его гость. Значение этого ритуала таково: он является формой выражения величайшего уважения и доверия по отношению к гостю, т. е. выступает как один из знаков традиционного японского гостеприимства.

Согласно наблюдениям, разного рода прикосновения оказывают неодинаковое влияние на характер и эффективность межкультурной коммуникации. Если в одной культуре прикосновение коммуниканта к определенным частям тела собеседника является допустимым, то в других культурах такие прикосновения могут быть запретными, входить в число табу. В 1975 г. Барнлунд получил данные о частоте касаний к различным частям тела собеседника. Так, например, в США партнер по коммуникации может прикасаться к любым частям тела собеседника, кроме тех, которые относятся к области табу во всех национальных культурах (гениталии). В Японии же табу распространяется на прикосновения почти ко всем частым тела, в особенности при общении с представителями противоположного пола. С точки зрения различий по частоте прикосновений, национальные культуры могут быть высококонтактными, низкоконтактными или занимать промежуточное положение между этими двумя группами. Любопытно, что низкоконтактная японская культура отличается склонностью ее представителей общаться на короткой физической дистанции; скученность людей воспринимается здесь, по наблюдениям Э. Холла, как признак теплой и приятной интимной близости, и в некоторых ситуациях японцы предпочитают находиться как можно ближе друг к другу. Возможно, короткая дистанция при общении является своеобразной компенсацией низкой контактности носителей японской культуры и в этом отражается принцип сбалансированности внутрикультурных характеристик. С.Н. Глазкина открыла закон «коммуникативного равновесия». Проявление этого закона в речи русскоговорящих заключается в том, что чем сильнее выражена директивность, тем большее количество форм ее смягчения существует в языке. Именно поэтому в русском языке в структуре директив широко используются неопределенно-личные конструкции: «Приказали просить»; «А еще чайку не угодно?» (Л. Толстой).

Гарри Триандис проводит сравнение: если в США предпочтительно крепкое рукопожатие (слабое считается признаком вялости собеседника или свидетельством отсутствия интереса к собеседнику – замечание мое, С.П.), то в некоторых культурах оно расценивается как агрессивный жест [цит. по: 6].

Существенные межкультурные различия исследователи обнаружили и в манере глядеть на партнера по коммуникации. В некоторых странах, например, США, России, Франции вежливым считается смотреть друг другу в глаза во время беседы. В противоположность этому аборигены Австралии проявляют вежливость, избегая глядеть друг другу в глаза.

Исследования в области сенсорики показали, что характер и эффективность нашего общения с партнером по коммуникации зависят от того, как мы воспринимаем исходящие от него запахи, ощущаем вкус предложенной им пищи, воспринимаем цветовые сочетания в его одежде или интерьере его жилища, ощущаем тепло его тела. Особенно большое значение при общении имеют запахи: мы можем даже отказаться от общения с человеком, если сочтем, что от него дурно пахнет. Жители высокогорья Гвинеи натираются грязью, свиным жиром и практически не моются. Можно себе представить, как осложнится процесс их общения с европейцами и, в особенности, с североамериканцами, которые придают чрезвычайно важное значение свежести запаха, гигиене в целом и ни один день не могут прожить без душа.

Далеко не случайно, что во многих русских народных сказках, уходящих своими корнями в глубокое прошлое, часто повторяется одна и та же реалия – баба Яга произносит фразу: «Фу! Фу! Здесь русским духом пахнет!» (в данном случае дух означает запах), так как издавна считалось, что каждый народ имеет свой специфический, только ему присущий запах. В языковом сознании русских запах (дух) и душа оказались ассоциативно связанными, что непосредственно отразилось на процессе словообразования: дух и душа являются однокоренными словами, что не имеет аналога во многих других языках: сравним в немецком языке: der Geist – дух; die Seele – душа. Таким образом, значительная часть ассоциативных связей, лежащих в основе языкового сознания, является неповторимым, культурно обусловленным явлением.

Так же культурно обусловленными являются пространственные отношения между людьми. Нередко на международных конференциях можно наблюдать картину, когда в процессе общения американец или европеец постепенно пятится под натиском наступающего на него араба. Каждый из них, таким образом, пытается сохранить привычную и удобную для него дистанцию. Дело в том, что каждый человек считает, что для своего нормального существования он должен иметь определенный объем физического пространства вокруг себя. Это пространство человек воспринимает как свое собственное; по количественной характеристике оно больше всего впереди человека, меньше по бокам и еще меньше сзади. Нарушение этого пространства человек склонен воспринимать негативно – как вторжение в его внутренний мир.

Помимо пространственной близости в некоторых культурах важную роль играет и взаимное расположение людей. Так, в кочевых племенах Аравии бедуин всегда шествует впереди, а его жены гуськом семенят сзади. При этом данное расположение женщин не является оскорбительным, а, скорее наоборот, подчеркивает их женственность и привлекательность. Существует даже легенда, доказывающая, что бедуин должен непременно идти впереди женщины: «…Когда Моисей из Египта бежал в пустыню, он наткнулся на погонщиков верблюдов и их семьи, которые умирали от жажды. Их колодец был завален куском скалы, Моисей повернул скалу и напоил людей и скот. В благодарность один бедуин отдал Моисею свою дочь. И она пошла впереди него, указывая дорогу через пустыню. Вдруг подул ветер, поднял ее платье и обнажил ноги. Тогда Моисей сказал: «Было бы лучше, если бы ты шла сзади и направляла меня».


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 547;