Формирование межкультурной компетенции 6 страница



Стереотипы жестко встроены в нашу систему ценностей, являются ее составной частью и обеспечивают своеобразную защиту наших позиций в обществе. По этой причине использование стереотипов имеет место в каждой межкультурной ситуации. Без употребления этих предельно общих, культурно специфических схем оценки как собственной группы, так и других культурных групп невозможно обойтись.

Зависимость между культурной принадлежностью того или иного человека и приписываемыми ему чертами характера обычно не является адекватной. Люди, принадлежащие к различным культурам, обладают разным пониманием мира, что делает коммуникацию с единой позиции невозможной. Руководствуясь нормами и ценностями своей культуры, человек сам определяет, какие факты и в каком свете оценивать. Это существенно влияет на характер коммуникации с представителями других культур. Например, при общении оживленных французов с медлительными и сдержанными финнами, привыкшими к другому стилю общения, может сложиться стереотип о финнах как о тугодумах. Финны в свою очередь приобретут стереотип о чрезвычайно экспрессивных французах. Или другой пример: помещенные в разное время в Интернет результаты сравнительных исследований гетеростереотипов, проведенные среди различных групп немцев и русских, показали довольно стабильный набор качеств, характерных для «типичного русского». Среди позитивных черт русских обычно фигурируют сердечность, теплота и открытость в общении между людьми, веселость и любовь к праздникам. Однако иногда отмечается, что «иностранный гость окружается такой заботой, что ему трудно вздохнуть без ведома хозяев». Часто упоминается талант русских к импровизации, находчивость, способность находить выход из затруднительных положений. Среди негативных черт обычно доминирует пассивность, лень и гордость, граничащая с надменностью.

Также особо следует отметить возникновение новых представлений о русских, которые приобрели свою актуальность лишь в последнее десятилетие. Так, среди стереотипов, получивших широкое распространение за рубежом, особо следует подчеркнуть отождествление русских с организованной преступностью. Многие иностранцы склонны видеть в русских мафиози, которые приезжают в другие страны, чтобы делать там свой криминальный бизнес. «Знаете, какое преступление чаще всего совершают русские?... Кражи в магазинах!» – вот что говорит полицейский детектив из Нью-Йорка, русский по происхождению (Аргументы и факты. 2000. – № 20). А вот фрагмент сочинения одной финской студентки: «Многие финны думают, что русские довольно ленивые люди. Они даже не стараются строить свою страну, чтобы она «стала на ноги». Русские только жалуются, что у них все плохо. Русские бедные и одеваются в старомодные коричневые и серые одежды. У русских женщин много косметики на лице и они любят одеваться в короткие юбки и обувь на каблуке. Русские знают, как веселиться: они много пьют, танцуют и поют. Те русские, которые богатые, вероятно, работают для мафии или просто спекулянты». Подобные представления, естественно, вызывают страх и нежелание общения.

Все приведенные примеры содержат наиболее характерные стереотипы, которые сумели выработать народы в процессе длительных межкультурных контактов. Этот перечень можно было бы долго уточнять и корректировать. Важно то, что взаимодействующие между собой народы уже имеют сложившееся представление друг о друге. В этой связи актуальным является вопрос о том, могут ли эти и другие стереотипы стать проблемой для диалога культур. Ответ на него, без сомнения, очевиден: «Все без исключения стереотипы могут быть помехой в межкультурных контактах». При отсутствии необходимой информации о культурных особенностях собеседников стереотипы являются серьезным препятствием в коммуникации. Поэтому всегда существует проблема формирования соответствующего поведения, учитывающего особенности восприятия чужой культуры. Естественно, через стереотипы нельзя получить точное представление о каждом конкретном индивиде. Ясно, что не все русские гостеприимны и открыты, так же как далеко не все русские ленивы и имеют склонность к выпивке. Однако важно то, что стереотипы дают общее, фоновое представление о русских или немцах, приписывают им предельно общие типы поведения. И основная задача здесь состоит в том, чтобы избегать обобщающих оценочных заключений, которые как бы логически следуют из стереотипов.

Стереотипы должны рассматриваться лишь как фактор, дающий первичное направление коммуникации, которое впоследствии может претерпеть существенные изменения. В процессе общения обязательно следует принимать во внимание, что стереотипы являются причинами определенных реакций и поведения. Например, немцы могут быть очень удивлены, если во время русского праздника они не увидят водки и не услышат песен или столкнутся с излишней пунктуальностью русских партнеров. Непроизвольная фиксация на уже имеющемся стереотипе серьезно затрудняет наблюдение за реальными действиями партнеров, и в этом случае стереотип действует как коммуникационный фильтр, как бы отсеивая те моменты действий, которые не соответствуют стереотипу. Иллюстрацией этому может служить поведение «типичных» немцев во время русского застолья. Немцы, боясь показаться невежливыми и стараясь соблюсти русские традиции, в обязательном порядке выпивают рюмку водки после каждого тоста, поскольку, согласно стереотипу, так должны делать и русские. Но делают ли русские то же самое? Как известно, существует немало способов, чтобы уклониться от очередной порции спиртного: пропустить тост, недопить рюмку, найти необходимое в данной ситуации оправдание и т. д. Однако это реальное поведение часто остается незамеченным.

Или, например, на встречу с немецкими партнерами русские обычно идут заранее, стараясь не опоздать, так как считают, что «у них так принято», находят столовый набор ножей, поскольку «немцы не едят ничего без ножа», сопровождают немецкого гостя повсюду, так как «все иностранцы как дети». Подобные стереотипы существенно затрудняют восприятие действительного поведения и мешают видеть то, что не соответствует действительности.

Таким образом, стереотипы ведут к некоторому искажению реальности и включению в процессе общения своеобразного «автопилота», который предполагает жесткую схему восприятия и существенно затрудняет или даже совсем исключает обратную связь с партнерами по коммуникации. Следствием этого, как правило, является то, что действительное поведение партнеров, как и их намерения, остаются незамеченными или неправильно понятыми, это оказывает влияние на ход общения и может стать источником конфликтов. Поэтому проблема построения адекватного поведения с учетом существующих стереотипов всегда актуальна.

Следовательно, в зависимости от способов и форм использования стереотипов они могут быть полезны или вредны для коммуникации. Как уже подчеркивалось, эффективная стереотипизация помогает людям понимать ситуацию и действовать в соответствии с новыми обстоятельствами. Поэтому стереотип может не только быть препятствием в коммуникации, но и приносить определенную пользу. Это возможно в следующих случаях:

· если его сознательно придерживаются. Индивид должен понимать, что стереотип отражает групповые нормы и ценности, групповые черты и признаки, а не специфические качества, свойственные отдельно взятому индивиду из данной группы;

· если стереотип является описательным, а не оценочным. Это предполагает отражение в стереотипах реальных и объективных качеств и свойств людей данной группы, но не оценку как хороших или плохих;

· если стереотип точен. Это означает, что стереотип должен адекватно выражать признаки и черты группы, к которой принадлежит человек;

· если стереотип является лишь догадкой о группе, но не прямой информацией о ней. Это означает, что первое впечатление не всегда
является достоверным знанием обо всех индивидах данной группы;

· если стереотип модифицирован, т. е. основан на дальнейших наблюдениях и опыте общения с реальными людьми или исходит из опыта реальной ситуации.

В ситуации межкультурного общения стереотипы бывают эффективны только тогда, когда они используются как первая и положительная догадка о человеке или ситуации, а не рассматриваются как единственно верная информация о них.

Стереотипы становятся неэффективными и затрудняют коммуникацию, когда людей ошибочно относят не к тем группам, когда не удается модифицировать стереотипы, основанные на реальных наблюдениях и опыте. Акцент на эти способы использования стереотипов приводит к тому, что они могут стать серьезной помехой при межкультурных контактах.

Выделяют ряд причин, согласно которым стереотипы могут препятствовать межкультурной коммуникации:

· За стереотипами не удается выявить индивидуальные особенности людей. Стереотипизация предполагает, что все члены группы обладают одинаковыми чертами. Такой подход применяется ко всей группе и к отдельному индивиду, несмотря на индивидуальные вариации.

· Стереотипы повторяют и усиливают определенные ошибочные убеждения и верования до тех пор, пока люди не начинают их принимать за истинные.

· Стереотипы основываются на полуправде и искажениях. Сохраняя в себе реальные характеристики стереотипизируемой группы, стереотипы при этом искажают действительность и дают неточные представления о людях, с которыми происходят межкультурные контакты.

Тем не менее, люди сохраняют свои стереотипы, даже несмотря на противоречащую им действительность.

В таком случае получается, что, несмотря на обоснованность или необоснованность, истинность или ложность стереотипов, все они являются неотъемлемым элементом любой культуры и уже самим фактом своего существования оказывают воздействие на психологию и поведение людей, влияют на их сознание и характер межнациональных контактов. Стереотипы играют огромную роль в диалоге культур, так как они являются условием для первичного направления коммуникации. Они прочно встроены в систему ценностей и, являясь ее составной частью, обеспечивают защиту позиций в обществе. Так как люди принадлежат к различным культурам и по-разному воспринимают окружающий мир, то коммуникация с единой позиции невозможна. Поэтому в процессе диалога культур вряд ли можно говорить об абсолютном преодолении стереотипов в строгом смысле этого слова. Успешное осуществление межкультурной коммуникации возможно только в том случае, если речь будет идти об адекватности использования стереотипов, о минимизации негативных последствий их применения, о преодолении самых негативных стереотипов – неблагоприятных представлений о народах или группах, мешающих развитию диалога культур. В ситуации межкультурных контактов необходимо уметь эффективно обходиться со стереотипами и уметь от них отказываться перед фактом их несоответствия реальной действительности.

4.2. Авто- и гетеростереотипы

Измеряемой формой проявления национального характера служат этнические стереотипы, которые выполняют важную функцию, определяя поведение человека в различных ситуациях и влияя на его симпатии и антипатии в ситуации межкультурных контактов. Этнический стереотип – это «социально обусловленный схематический образ своей этнической общности (автостереотип) или представление о других этнических общностях (гетеростереотип)». Другими словами, представления о наиболее типичных чертах национального характера как собственного народа, так и других народов обобщаются в автостереотипы и гетеростереотипы.

Автостереотипы представляют собой мнения, суждения, оценки представителей какого-либо этноса о наиболее характерных чертах и качествах своего собственного народа. Они никогда не бывают точными, потому что «реальный» образ народа – в известном смысле абстракция, неопределенная, непостоянная и трудно вычисляемая. Но автостереотипы не бывают и абсолютно ошибочными, поскольку оказывают соответствующее влияние на поведение, на «реальный» образ народа, который сознательно или подсознательно сообразуется со своим мысленным автостереотипом. Как правило, автостереотип каждого народа в умеренных дозах соединяет в себе позитив и негатив, разумеется, с преобладанием позитива. Европейцы могут считать американцев самодовольными и высокомерными, между тем то же, но у себя, именуют гордостью и самоуважением; украинцы считают россиян бездельниками и лжецами, себя же всего лишь неторопливыми, несуетливыми и не лишенными хитрости; англичане называют ирландцев горькими пьяницами, себя – просто любителями выпить и т. п. «У здоровой нации позитив никогда не абсолютизируется и не переходит в беззастенчивое самолюбование, но и негатив никогда не предполагает «смертные грехи», ограничиваясь лишь мелкими и в принципе извинительными «грешками». Словом, автостереотип имеет, как правило, полусерьезный-полуюмористический характер.

В отличие от них гетеростереотипы представляют собой совокупность оценочных суждений о каких-либо народах, даваемых им представителями других народов. Они могут быть как положительными, так и отрицательными, в зависимости от исторического опыта взаимодействия данных народов. Показателен в этом отношении пример опроса студентов Принстонского колледжа, которые дважды (в 1933 и 1951 годах) должны были охарактеризовать несколько разных этнических групп при помощи восьмидесяти четырех слов-характеристик («умный», «смелый», «хитрый» и т. п.) и затем выбрать из этих характеристик пять черт, которые кажутся им наиболее типичными для данной группы. Получилась следующая картина: «американцы – предприимчивы, способны, материалистичны, честолюбивы, прогрессивны; англичане – спортивны, способны, соблюдают условности, любят традиции, консервативны; евреи – умны, корыстолюбивы, предприимчивы, скупы, способны; итальянцы – артистичны, импульсивны, страстны, вспыльчивы, музыкальны; ирландцы – драчливы, вспыльчивы, остроумны, честны, очень религиозны и т. д.». Уже в этом простом перечне приписываемых той или иной группе черт явственно сквозит определенный эмоциональный тон, проступает отношение к оцениваемой группе.

Как уже упоминалось, автостереотипы в целом, как правило, более благоприятны, чем гетеростереотипы. Однако на фоне общей, а, по мнению многих зарубежных авторов, единственно возможной и неизбежной тенденции встречаются и обратные явления: тенденция воспринимать собственную группу менее благоприятно, чем другие группы. Значительное количество исследований показало, что одним из главных факторов возникновения такой тенденции является различие в социальном статусе групп, а именно их неравенство в политическом, экономическом и других отношениях. Именно низкостатусные группы, угнетаемые этнические меньшинства в ряде стран склонны развивать негативные автостереотипы и позитивные гетеростереотипы.

Русская молодежь, например, создает положительный образ типичного русского. По данным Ю.А. Сорокина, русское самосознание фиксирует следующие главные добродетели своей нации: отзывчивость и доброту, великодушие и бескорыстие в помощи (63 % опрошенных русских студентов); перспективность пробуждающейся нации с неразвернутым еще потенциалом сил (61 % русских студентов); веселость нравов и юмор (58 % опрошенных). Показательно, что трудолюбие и умение работать – на четвертом месте в ряду добродетелей (36 % респондентов из числа русских студентов). Но оценки тех же положительных качеств нерусскими студентами в большей степени противоречат самооценке русских студентов. Расхождения достигают 30 %; в меньшей степени видят в русских стремление поделиться последним, большая доля нерусских респондентов подметила в национальном характере русских разнобой, неслаженность действий.

Следует также отметить, что живые люди, представители какого-либо народа, могут существенно отличаться от имеющихся стереотипов этого народа. Примером могут послужить результаты социологического исследования характерных черт, приписываемых немцам и русским, проведенного в ходе подготовки Веймарской встречи. Исследование проводилось в Петербурге, и о его результатах сообщалось ранее. Параллельно с репрезентативным опросом в Петербурге силами студентов Санкт-Петербургского университета, проживающих в Берлине, были проведены два небольших экспресс-опроса среди бывших российских граждан, ныне жителей Германии, и рядовых немцев. Было опрошено 79 немцев и 60 эмигрантов. Опрос проводился по шкале полярных качеств (от +3 до –3).

Как оказалось, общие представления петербуржцев и российских эмигрантов, ныне жителей Берлина, о типичном немце во многом совпадают. По мнению эмигрантов, доминирующие черты немцев:

· приверженность к порядку (2,35);

· законопослушность (2,33);

· бережливость (2,18);

· педантизм (2,1).

Это мнение в значительной мере совпадает с оценками петербуржцев. Эмигранты выступили своего рода «экспертами», так как постоянно живут среди коренного немецкого населения.

Однако по целому ряду качеств эмигранты не дают немцам таких высоких оценок, как петербуржцы (трудолюбие – 0,8 против 2,17; профессиональная компетентность – 1,47 против 2,15). Т. е. образ немца менее идеализирован, чем существующее психологическое клише.

Самих себя немцы видят несколько иначе, чем сложившийся психологический стереотип, существующий в сознании русских. Так, например, приверженность к порядку, педантизм, трудолюбие русские в своем идеализированном представлении оценивают почти на единицу выше, чем сами немцы.

Самыми «отрицательными» качествами у себя немцы считают предпочтение материальных ценностей (0,18), негибкость (упрямство – 0,16) и пессимизм (0,3), что почти совпадает с оценкой русских, правда, они ещё добавляют сюда и немецкую прагматичность.

Таким образом, облик типичного немца глазами россиян, как живущих в России, так и ныне живущих в Германии, совпадает, близки к нему и представления немцев о самих себе.

Образ типичного русского в представлении немцев тоже практически совпадает с автостереотипом русских. По мнению немцев, наши доминирующие черты:

· гостеприимство (2,43);

· общительность (2,31);

· дружелюбие (1,84).

А самыми отрицательными качествами они считают нашу безалаберность (0,37) и бесхозяйственность (0,2).

Сами же русские добавляют сюда и неуважение к властям. Следует отметить, что эмигрантами-«экспертами», которые имеют возможность сравнивать разные народы и культуры, даются значительно более высокие оценки образу «типичного русского», чем петербуржцами. Например, они гораздо выше оценивают профессиональную компетентность русских (1,45 против 0,98), воспитанность (1,05 против 0,34) и трудолюбие (1,08 против 0,26). Причины этого факта, на наш взгляд, могут быть следующие: 1) заниженная самооценка, своеобразное «самобичевание» русских; 2) чувство ностальгии по Родине у эмигрантов, которое приводит к более высокой оценке России и русских, нежели ранее (из «прекрасного далека» все, что связано с бывшей Родиной, вызывает положительную оценку).

Таким образом, самооценка и оценка со стороны «типичных немцев» и «типичных русских» представителями обоих народов оказалась совпадающей.

На основании результатов опроса можно сделать вывод, что два народа в определенном смысле являются антагонистами и одновременно взаимодополняют друг друга. В то же время такие разные типические наборы черт не могут не создавать проблем при взаимодействии и общении.

Следует учитывать также, что автостереотип и гетеростереотип – это своего рода проективный тест, распространяемый на весь народ, при котором люди – создатели стереотипа – выражают собственные психологические особенности.

Приведем результаты исследования Е. А. Литвиновой. В ее исследовании принимали участие 50 мужчин и женщин русской национальности. Они оценивали 29 национальностей по 54 категориям-определениям, используя семибалльную шкалу. Полученное семантическое пространство этнических стереотипов определялось в основном тремя факторами: «цивилизованность – нецивилизованность», «дружелюбность – враждебность» и «враждебная национально обособленная группа» (объясняют 51 % общей дисперсии). Подобное недифференцированное восприятие характерно для стереотипа как упрощенной «картинки» национальности.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 461;