Часть. Последствия, результаты, выводы, комментарии



 

Ядерная политика и Индии, и Пакистана на сегодняшний момент окончательно оформилась. На их формирование оказывали влияние, как внешние, так и внутренние факторы, однако основным стало стремление поддерживать стратегический баланс в регионе и не допустить превосходства соперника.

Ядерная политика Индии носит двойственный характер. Это связано со стремлением Индии добиться одновременно полного ядерного разоружения и поддержания стратегического баланса в Южной Азии. При этом заинтересованность в поддержании стратегического баланса проявляется в концепции минимального ядерного сдерживания противника, а стремление к глобальному разоружению — в традиционных выступлениях Индии за справедливый подход к проблемам разоружения и нераспространения. Основным фактором, повлекшим за собой испытание Индией ядерных устройств было то, что лидеры страны неизменно связывают постоянное членство в СБ ООН с обладанием ядерным оружием и средств его доставки. Кроме того, имеют место опасения по поводу ядерной политики Китая и ядерной программы Пакистана. Республика Индия сейчас согласна идти почти на любые уступки по данной проблеме, если ее ядерный статус будет официально признан. Дели заявил, что ядерная политика будет строиться на трех компонентах: минимально необходимые средства ядерного сдерживания, неприменение первыми ядерного оружия, участие в Договоре о всеобщем запрещении ядерных испытаний.

 Для Пакистана же особенно важно наличие стратегического паритета с Индией.

Мировое сообщество не готово согласиться с признанием за Индией и Пакистаном официального статуса ядерного государства. Это нашло свое отражение в резолюции 1172 Совета Безопасности ООН от 6 июня 1998 г.

Официальный статус обеих стран продолжает оставаться одним из острых вопросов как с точки зрения режима нераспространения ядерного оружия, так и с точки зрения разоружения и международной безопасности. В настоящее время для определения статуса Пакистана и Индии чаще всего используются термины "ядерное государство де-факто" или "заявленное ядерное государство".

Несмотря на заявления руководства обеих стран о своей готовности присоединиться к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), индийско-пакистанские противоречия в области региональной безопасности на данном этапе пока не позволяют Дели и Исламабаду подписать это соглашение государствам, обладающим ядерным оружием.

Основное отличие отношения Пакистана к международному режиму нераспространения состоит в том, что Исламабад рассматривает режим нераспространения в основном с региональной точки зрения, тогда как Дели в большей степени руководствуется своими глобальным интересами. Если руководство Индии стремится добиться для страны атрибутов мировой державы, то руководство Пакистана таких амбициозных планов не строит.

Политика Индии в ядерной области формируется, как правило, на основе консенсуса, в результате взаимодействия различных партий и движений, без доминирующей роли военного руководства, тогда как пакистанская модель "консенсуса" на практике означает примат консолидированной воли военного руководства страны. Поскольку в Пакистане нередки случаи свержения военными демократически избранных руководителей государства, то судьба пакистанского ядерного оружия вызывает вполне обоснованное беспокойство мирового сообщества.

На данный момент можно констатировать, что Дели и Исламабад, исходя из соображений "стратегической автономии", продолжают отказываться присоединяться к ДНЯО в качестве неядерных государств и занимают по отношению к нему негативную позицию, считая, что Договор является неэффективным и дискриминационным, ибо разделяет мир на ядерные и неядерные государства, подтверждает монопольное обладание ядерным оружием узкой группой стран, блокирует доступ неядерных государств к ядерным мирным технологиям. Руководители двух стран не вступают в процесс нераспространения, исход которого они не могут предвидеть, Они, после испытаний 1998 года, также как и "ядерная пятерка" не могут себе позволить отказаться от символического суверенитета, заключенного в ядерной способности.

Что же касается ДВЗЯИ, то в результате усилий ведущих мировых держав Индия выразила готовность подписать его в случае сформирования общенационального консенсуса в стране о присоединении к Договору, позитивного завершения переговоров по ядерной проблематике со всеми великими державами, полного снятия торгово-экономических санкций и получения гарантий предоставления передовых технологий. Дели указывает на то, что не все ядерные державы ратифицировали Договор, а США и вовсе отказались от ратификации. Индия также высказала намерение занять место в Исполнительном комитете, который будет создан в рамках ДВЗЯИ после ратификации Договора всеми заинтересованными государствами.

Продолжая декларировать свое намерение присоединиться к ДВЗЯИ, Исламабад обставляет возможность осуществления такого шага рядом условий, в первую очередь, неготовностью выполнять обязательства по Договору, если он не будет подписан Дели. Пакистанцы, кроме того, резервируют за собой право выхода из ДВЗЯИ в случае возобновления Индией ядерных испытаний. Свое возможное присоединение к ДВЗЯИ Пакистан рассматривает вне контекста подключения страны к нераспространенческим режимам. Положение о том, что в соответствии с ДНЯО Пакистан, как и Индия, не может иметь статуса государства, обладающего ядерным оружием, для Исламабада неприемлемо. В этой связи подписание этого Договора в принципе отвергается.

Эксперты так оценивают сложившуюся ситуацию:

Прогноз В. А. Шагалова, кандидата исторических наук и доцента кафедры МО, относительно динамики развития индо-пакистанского конфликта и роли ООН в его урегулировании: «На мой взгляд, вряд ли стоит ожидать в ближайшей перспективе радикальных перемен в индо-пакистанском конфликте. Четыре вооруженных столкновения пакистанской и индийской армий во второй половине 20 века показали, что ни одна из сторон не сможет одержать окончательной победы и заставить противника признать поражение. Наличие у Исламабада и Дели ядерного оружия делает возобновление масштабного вооруженного противостояния еще менее вероятным. Руководители двух стран прекрасно понимают последствия такого противостояния с применением ядерного оружия. Мировой сообщество в лице, прежде всего США и НАТО, а также России, Китая также не заинтересованы в эскалации напряженности в Южной Азии. В случае обострения ситуации они предпримут дипломатические шаги с целью заставить лидеров Индии и Пакистана проявлять свои амбиции исключительно на дипломатическом фронте.

ООН также не будет оставаться в стороне от возможно обострения конфликта. Начиная с 1949 года, в Зоне конфликта находятся военные наблюдатели ООН в количестве около 100 человек. Хотя Организация Объединенных Наций могла бы более активно включиться в урегулирование данного конфликта. Скорее всего, ее сдерживает ядерный статус Индии и Пакистана. На мой взгляд, в ближайшей перспективе не стоит ожидать от ООН расширения масштабов своего участия в урегулировании конфликта»

Главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Феликс Юрлов в беседе с «Независимой Газетой» сказал, что «попытки урегулировать разногласия между двумя странами предпринимались и раньше. Так называемая «крикетная дипломатия» тоже породила определенные надежды. Увы, они не оправдались. Груз накопленных взаимных подозрений очень тяжел. Камнем преткновения в отношениях держав остается Кашмир. Там до сих пор происходят вспышки насилия. Поэтому рассчитывать на быстрое снижение напряженности в регионе не стоит», – заключил эксперт.

Интересно отметить, что индийский эксперт Субраманиам, анализируя обстановку противостояния, пришел к довольно парадоксальному выводу, что "ядерные испытания открывают новые перспективы для переговоров". Возникает вопрос, каковы же резервы для переговоров на длительную перспективу, если для их возобновления нужен был "ядерный толчок". Если это станет и в дальнейшем стимулом переговорного процесса, то таким путем можно "дотолкаться" и до ядерного конфликта.

Методом Александра Македонского разрубить гордиев узел индо-пакистанского конфликта, то тлеющего, то с новой силой разгорающегося на протяжении вот уже 55 лет, невозможно. Здесь необходима умная и кропотливая дипломатическая работа с конфликтующими сторонами. Так отметил ситуацию Джордж Буш.

Эксперт Александр Дугин (российский политолог) высказал свое мнение касательно роли России в рассматриваемом нами конфликте. Он считает, что пакистано-индийский конфликт ставит фундаментальные геополитические проблемы, заведомо превосходящие любые технологические прогнозы или прагматические методы решения. Его заботит то, как скажется это на России, тем более, что Запад недвусмысленно подталкивает российского Президента Путина к активной вовлеченности в решение данной проблемы. По его словам, хотя сегодня прямой биполярности нет, мы сталкиваемся с ее многочисленными рудиментами. Контроль над пакистанскими, радикально-исламскими движениями со стороны США сохраняется до сих пор. А если бы современная Россия строила свою геополитическую стратегию как прямое продолжение стратегии СССР, то она должна была бы, безусловно, поддерживать Индию и сегодня. Но в новой (послеялтинской) реальности место России далеко не очевидно, и, более того, сама эта реальность крайне неопределенна. Если исходить из перспективы региональной державы, то России выгодно поддерживать Индию, чтобы не давать повода для симметричных сепаратистских поползновений представителей своих собственных этнических и конфессиональных меньшинств. Россия как самостоятельная континентальная цивилизация должна предложить свой алгоритм решения конфликта исламской цивилизации с цивилизацией индуистской. Решение обнаруживается в области такого политического устройства, которое представляло бы различным этническим и конфессиональным группам каждой страны евразийского континента статус полноценного политического субъекта – «евразийский федерализм» – при безусловном её стратегическом единстве. Это, кстати, вполне резонирует с подходом традиционной Индии до английской колонизации. Кроме того, признав необратимость глобализации, Россия должна либо отстранится от происходящего в Кашмире, либо согласиться на незавидную роль технического исполнителя американской воли.

 

На основании проведенного анализа взаимоотношений Индии и Пакистана в сфере военного и ядерного соперничества мы сделали выводы, которые принимают форму советов ядерного разоружения:

1) На взаимной основе отказаться от развертывания ядерных сил, а если это предложение снимается с повестки дня в силу неконтролируемых событий и процессов, то согласиться с установлением "потолков" на развертывание ядерных сил, ограничений по дальности баллистических ракет, запретом на ввод новых типов баллистических ракет и, возможно, запретом на новые способы базирования;

2) Снизить угрозу упреждающего нападения каждой из сторон обычными силами путем взаимного сокращения уровня обычных вооружений, находящихся в приграничной зоне в мирное время, а также лимитировать проведение военных учений, исключив из них многое из того, что вошло в него за последние годы — в частности, отработку навыков внезапного вторжения, которая требует достаточно высокого статуса боеготовности в мирное время;

3) Согласиться на международный технический мониторинг осуществления мер доверия и предотвращения ядерного кризиса и направить совместное приглашение уполномоченным ООН или другим международным инстанциям, приемлемых для обеих сторон;

4) Провести совместное изучение вопроса о региональных критериях для ограничения ввода в действие новых дестабилизирующих видов оружия и мерах в вопросах борьбы с международными террористами, действующими в регионе.

5) Согласие обеих стран на распространение полномасштабных гарантий МАГАТЭ (международная организация для развития сотрудничества в области мирного использования атомной энергии) на всю их ядерную деятельность.

6) Присоединение Индии и Пакистана к ДВЗЯИ (Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний) и ДНЯО (договор о нераспространение ядерного оружия).

7) Четкая координация своих действий и сотрудничество в области недопущения ядерного распространения в Южной Азии России и США с целью оказания влияния на позиции Индии и Пакистана по этому вопросу.

 

Заключение.

 

В заключение необходимо повторно отметить, что напряжённость в отношениях между двумя странами, в целом сохраняется до сих пор. Таким образом, конфликт не завершен. Учитывая, что рассматриваемый конфликт является этнонациональным, можно сделать вывод, что он не придет к разрешению, но возможно его замораживание на принципах определенного стиля разрешения конфликтов. В нашем случае это стиль сотрудничества. Он определяется наличием ядерного оружия у противоборствующих сторон, то есть предполагает относительное равенство ресурсов. Кроме того данный стиль определяют наличие длительных и взаимозависимых отношений у субъектов, вовлеченных в конфликт, что мы можем наблюдать в нашем кейсе.

Исследование дает возможность прогнозировать, что эскалация конфликта в ближайшем будущем не предвидится. Таким образом, нам остается надеяться на достижение Индией и Пакистаном определенного компромисса.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 292; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ