ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В США



Демаркационная линия в спорах по этому поводу устанавливается далеко не так просто, чтобы на одной стороне остались "традиционалисты", а на другой - "модернисты" или же барьер разделял бы строго "бихейвиоралистов" от "антибихейвиоралистов".

СТРУКТУРА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ В США

В ОБЛАСТИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Рассетт составил список из 74 лиц, включив всех, кого считал “наиболее выдающимися и продуктивными” учеными, пишущими на английском языке в области международных отношений и международных организаций. В этом списке оказались в большинстве своем политологи по своей подготовке, а также историки, экономисты, социологи. В перечень, как подчеркивает Рассетт, вошли не только сторонники, но и критики того или иного подхода. Отвергая возможные обвинения в том, что в список попало, быть может, слишком много "бихейвиоралистов", Рассетт специально оговаривается, что "бихейвиоралистами" может быть названо не более 1/3 участников сформированной им группы. Но, как отмечал Рассетт, одной из первых задач его исследования было выяснить, насколько велик раскол между "бихейвиоралистской" и "антибихейвиоралистской" группами внутри этой научной дисциплины и едины ли в теоретико-методологическом и организационном плане "бихейвиоралисты" в своем демонстративном и фактическом противостоянии иным "школам".

Рассетт избрал для исследования 1966-1968 гг. Полная сеть взаимного цитирования 68 ученых была собрана в виде "социометрической" таблицы, или матрицы. Рассетт исходил из того, что такая матрица должна демонстрировать, кто цитирует, кого цитируют и кем цитируется. Применяя факторный анализ к матрицам, в которых цитирующие рассматривались как "переменные", а цитируемые авторы как наблюдаемые величины, были получены определенные результирующие факторы.

Рассетт определил 12 больших групп ученых, что, как считает, он, было само по себе "открытием" большой важности, поскольку "мир специалистов по международной политике" едва ли характеризуется "простым биполярным расколом на бихейвиоралистов и антибихейвиоралистов". Это сообщество, как подчеркивал Рассетт, разделено на большое число "различных образований, иногда воюющих, чаще сосуществующих, иногда почти игнорирующих друг друга".

Каждая группа получила название либо описательного характера, связанного с ее методологией и теоретической ориентацией, либо по названию конкретного американского университета, к которому принадлежало большинство ученых в данной группе.

В первую из этих групп, которую Рассетт назвал "Международная интеграция" (Йельский университет), он отнес К. Дойча, Р. Меррита, Д. Пучала, X. Олкера, Л. Линдберга, С. Брамса, Д. Рестоу, X. Булла, Дж. Ная, Р. Броди, С. Блэка, А. Органски, Р. Мастерса, М. Хааса, Р. Роузкранца, Д. Сингера. "Команда" Йельского университета определена Рассеттом наибольшей по масштабу группой внутри отобранного им блока из 68 исследователей. Она возглавляется К. Дойчем и тремя молодыми коллегами, специализировавшимися на методологических новшествах, - Мерритом, Пучала и Олкером. Вторая тема, объединяющая эту группу, связана с межнациональным исследованием политического развития и представлена Дойчем, Рестоу, Рассеттом, Блэком и другими.

Во вторую группу - "Торг и переговоры" были включены Ф. Икле, Ч. Маршалл, Т. Шеллинг, О. Янг, Дж. Рейзер, М. Хэлперин, Э. Скотт, Л. Блумфилд. Виднейшими фигурами в группе являются Икле и Шеллинг. Эта группа занимается проблемами национальной безопасности и обороны.

В третью группу – “Международная организация” вошли Э. Хаас, А. Клод, Г. Якобсон, Дж. Най, В. Ханрейдер, У. Коплин, У. Фокс, Л. Линдберг, Ч. Олджер.

Четвертую группу - "Национальный интерес" составили К. Томпсон, Дж. Бертон, Г. Моргентау, А. Органски, Р. Осгуд, К. Маклелланд, К. Холсти, У. Коплин, Г. Рэнсом, Г. Спиро, Дж. Герц. Эта группа, включающая большинство видных "политических реалистов", сохраняет влияние во многих университетах среди значительной части ученых, особенно старшего поколения.

В пятую группу "Стэнфордский университет" были включены О. Холсти, Р. Норс, Р. Броди, М. Хаас, Дж. Рэйзер, Р. Роузкранц, Д. Циннес, исследовавшие международный конфликт.

Шестая группа –“Имитация” (Северо-западный университет) сформирована в составе Г. Гетцкова, Ч. Германна, Дж. Робинсона, Дж. Рэйзера, У. Коплина, Д. Циннес, в основном объединенных исследованиями в области имитации международных отношений.

Рассетт разделил исследование систем международных отношений по их подходам на две группы (седьмую и восьмую по его схеме), но члены каждой из них претендуют на это основное определение.

 Седьмая группа - "Международные системы" включала М. Каплана, X. Булла, Г. Рэнсома, О. Янга, Г. Спиро, К. Холсти, А. Органски, Р. Мастерса. Интересы этой группы отождествляются прежде всего с абстрактными моделями Каплана.

Восьмая группа – “Международная система” была определена в составе следующих участников: Д. Сингер, Д. Циннес, Ч. Олджер, Р. Роузкранц, Ч. Маклелланд, С. Брамс, В. Ханрейдер, Дж. Рэйзер. Эта группа “системников” связана, по мнению Рассетта, со "строгим эмпирическим анализом сравнительных данных исторических систем (в пределах одного-двух столетий).

Девятая группа - САИС включала Дж. Лиску, Р. Ротстейна, Р. Мастерса, О.Янга. САИС означает аббревиатуру английского названия школы продвинутых международных исследований Дж. Гопкинса в Вашингтоне. По мнению Рассетта, общность этой группы выявлена не столь четко, но основные ее участники проявляют интерес к "историческим" международным системам.

Десятая группа - "Внешняя политика" (Дж. Розенау, Б. Коэн, Э. Скотт, В.Ханрейдер, Ч. Маклелланд). В центре внимания группы - работы Розенау по концептуализации исследований в области сравнительной внешней политики.

В одиннадцатую группу - "Кембридж" были включены К. Уолтц, С. Хоффман, 3. Бжезинский, Р. Осгуд. Эту группу объединяет методологическое сходство "с исторической социологией" Хоффмана.

Двенадцатая группа - "Национальная безопасность" состояла из А. Джорджа, М. Хэлперина, Т. Шеллинга, Р. Осгуда, Л. Блумфилда. "Национальная безопасность", занимается более широкими, чем группа "Торг и переговоры", проблемами - обороной, стратегией и принятием решений в наиболее кризисных ситуациях.

Центрами развития "традиционалистских" подходов, по схеме Рассетта, являются пять групп: "Торг и переговоры", "Национальный интерес", САИС, "Кембридж", "Национальная безопасность". Однако он не склонен к категорическим оценкам их приверженности именно и только к этим подходам. Списки участников, по крайней мере некоторых из этих групп, дают основания сомневаться в их методологической монолитности. Имена Л. Блумфилда, Дж. Рэйэера и некоторых других специалистов связаны с другими направлениями в американской науке.

Группа "Международная организация" объединяет, как считает Рассетт, немало специалистов, отличающихся более или менее "традиционным подходом", и некоторых "умеренных" из "бихейвиоралистов". По мнению Рассетта, к группе "Внешняя политика", по крайней мере частично, можно было бы применить термин "бихейвиоралистская" в том смысле, в котором это понятие обычно используется. От традиционных подходов отходят группы "Международные системы" и "Международная система".

"Йельская", "Стэнфордская" и "Северо-Западная" группы включают в себя многие из главных центров "бихейвиоралистских" исследований международной политики, которые велись в середине 60-х годов. Индивидуальность подходов этих групп к исследованию международных отношений, по мнению Рассетта, показывает неудовлетворительность такого широкого определения, как "бихейвиорализм", для столь различных исследований теоретических концепций. Тем не менее, подчеркивает он, все эти группы "вполне сознательно" отходят в своей научной дисциплине от "традиционных" доктрин.

Ф. Берджесс в докладе, представленном на годовой встрече Американской ассоциации политической науки, дал немного реформированную схему М. Хааса семи главных "метатеоретических" ориентаций науки международных отношений, изложенную им в 1970 г.

"Познавательный рационализм" изучает общественные оправдания и частные цели, которые составляют основу поведения человека, принимающего решение. Это направление не занимается в той же мере психологическими мотивами, как ясно выраженными причинами поведения, вытекающими из исследования размышлений индивидуума по поводу того или иного вопроса. Ключевые категории этого направления - цель, причина, вопрос, событие, средства, спор и многие юридические понятия. Этот подход, типичный для историков дипломатии, представлен среди политологов Г. Файнером и А. Уайтингом.

"Теория силы", соединенная с "познавательным рационализмом", исследует поведение государства, в котором доминирующим мотивом является желание максимизировать силу. Главные категории этого направления - сила, идеология, суверенитет, безопасность и национализм. Наиболее крупные представители- Г. Моргентау, А. Клод, Дж. Герц, К. Норр, Г. Спраут, Р. Страус-Хюпе.

“Исследование процесса принятия решений” - направление, воспринимающее действие государства как выход процесса принятия решений. В этом процессе роль, которую берет на себя лицо, принимающее решение, сфера его компетенции в структуре решения, его место в коммуникационной сети и его мотивы постулируются как наиболее значительные факторы. Ключевые категории этого направления - сюрприз, размышление, осознанная угроза, структура власти, широта решения, участие в принятии решений, обратная связь, конкурентная роль требований, социализация, неофициальные каналы, воспринимающая избирательность. Структуры процесса принятия решения исследовали Р. Снайдер, Дж. Робинсон, Д. Пруитт, Ч. Германн, Г. Пэйдж. Важное значение имели также работы по коммуникационным образцам Ч. Олджера, Р. Броди, Дж. Розенау и Ч. Маклелланда. Переменные мотивов изучались Р. Норсом, О. Холсти и Д. Циннес.

"Теория стратегии" имеет корни в "теории принятия решений" и в более аналитически строгой форме анализа возможностей "теории силы", связана с оценкой альтернатив в условиях платежей, явных и молчаливых процессов торга. Основные категории этого научного направления - платеж, угроза, восприятие, образ, переговоры, седловая точка, полезность, нулевая сумма, сотрудничество. Основные специалисты - Р. Броди, Дж. Рэйзер, Т. Милберн, А. Рапопорт, Т. Шеллинг, К. Боулдинг.

"Теория коммуникаций" принимает в расчет социальный и культурный контекст, в котором идут процессы принятия решений, исследует поток лиц, товаров и сообщений через политические границы, отыскивает повторяющиеся и подтвержденные образцы взаимодействия или изоляции. Основные категории включают сделку, интеграцию, мобилизацию, совместимость ценностей, перелив, ответы, нагрузку и случай. Наибольший вклад в эту теорию внесли К. Дойч, X. Олкер, Б. Рассетт, А. Этциони, Э. Хаас, В. Леви, Р. Меррит и Д.Пучала.

“Теория поля” исследует те факторы и характеристики государственного устройства, которые являются условием или в другом случае ведут к различным формам и уровням поведения. Основные категории - измерение, фактор, расстояние, ассимиляция, атрибут, концентрация, образец и пространство. Главные фигуры в этой области - К. Райт, Р. Раммель, М. Хаас, С. Брамс, супруги Фейерабенд, Р. Нэрролл и Р. Тантер.

"Теория системы" исследует структуру и функцию международной системы как целого с надеждой на то, что положения, подтвержденные в биологической или в физической системах могут быть и в социальных системах. Основные категории - вход, выход, обмен с окружающей средой, гомеостазис, выполнение, трансформация, стимул и реакция, каналы действий. Основные специалисты в этой области - М. Каплан, Ч. Маклелланд, Д. Сингер, Р. Роузкранц, К. Дойч. Структурно-функциональный анализ использовался М. Хаасом, Дж. Лиской, Д. Сингером, Дж. Модельски, М. Брехером, Дж. Розенау и другими.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 280; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ